<<
>>

БОУС — европейский прототип рейнской модели

Жизнь и пример Жана Моннэ говорят нам много и о недавнем развитии неоамериканской модели, и о доминирующем влиянии ее развития, оказываемом на европейский проект.

Мелкий торговец коньяком, ставший крупным банкиром, Жан Моннэ был человеком, разделявшим систему ценностей Рузвельта, Трумэна и Кеннеди.

Решительно благосклонный к рыночной экономике, он сделал больше, чем кто-либо, чтобы вывести Францию из протекционизма и ввести ее в систему международного свободного обмена. Будучи в достаточной мере капиталистом, чтобы отказаться, когда он стал генеральным комиссаром по планированию, от какого-либо вознаграждения со стороны государства с целью сохранения полной независимости, Жан Моннэ имел весьма точную рейнскую концепцию рыночной экономики. Он представлял ее только как экономику социально-рыночную.

Работа, которую он выполнил во Франции в рамках создания плана развития, служит тому доказательством. Особым доказательством служит концепция, которой он руководствовался, когда основал в 1952 г. Европу, начиная с ЕОУС с Высокой Властью (вот название, над которым стоит задуматься).

Нужно было сначала создать общий рынок, установить полную свободу обменов на два важнейших продукта, служащих для ковки военного оружия в Европе, — на уголь и сталь.

Одновременно нужно было обеспечить реконверсию железных рудников и угольных шахт Европы, которые становились все менее конкурентоспособными по сравнению с третьими странами. Отсюда возникла огромная социальная проблема. В целях решения этой проблемы Жан Моннэ добился того, что правительства и парламенты шестй стран — основателей Европейского объединения угля и стали (ЕОУС) допустили необходимость создания учреждения, название ко-торого сегодня имеет несколько фольклорный оттенок — Высокая Власть ЕОУС. Эта Высокая Власть обладала широкими полномочиями в сфере регулирования и мощной налоговой и финансовой силой, предназначенной, с одной стороны, для создания благоприятных условий для продуктивных инвестиций, а с другой — для финансирования очень активной социальной политики.

Европейская налоговая система, европейская Высокая Власть, занимающаяся судьбой угольных шахт и рудников, — что может быть более противоположным рейгано-тэтчеровской философии?

Этот вопрос тем интереснее, что американская и британская отрасли черной металлургии давно находятся в полнейшем разорении, в то время как (кто бы мог подумать?) французская компания БАСИСт побивает мировые рекорды производительности и рентабельности.

Полномочия и само понятие Высокой Власти вызвали страх у правительств, боящихся, что европейские организации лишат их части прерогатив. По этой причине договор об Общем рынке, подписанный в 1957 г., предоставляет значительно меньше полномочий учреждениям сообщества. Брюссельская комиссия, которую часто обвиняют в том, что она слишком распоряжается, является всего лишь весьма смягченной репликой Высокой Власти. В частности, Европейское Сообщество практически не имеет ни полномочий, ни средств для осуществления деятельности в области «промышленной политики». Само это выражение изгнано. Стало событием использование этого выражения вице-президентом г-ном Бангеманом, бывшим министром экономики ФРГ, в общем сообщении относительно кризиса, поражающего европейскую электронную промышленность.

Это грозный кризис, так как в 2000 году в Японии электроника станет первой из всех отраслей промышленности, представляющей 10% валового внутреннего проекта. Этот кризис предсказан, объявлен, не вызывает сомнения в продолжение четверти века: в 1965 г. г-н Колонна, вице-пре- зидент Комиссии, оповестил об этом Совет министров. Напротив, Общий рынок не должен был этим заниматься. В итоге идеи г-на Колонна использовала Япония, и фирма MITI запустила тогда знаменитую программу роботостроения, которая принесла Японии первое место в мире в этой области. США добиваются того же другими средствами, поскольку расходы на научно-исследовательскую работу, включенные в разработку военных заказов Пентагона, равны общим расходам на исследования-развития Японии.

Мы продолжаем дело завершения строительства Общего рынка, но при этом не обладаем никакой значительной эффективной организацией для поднятия мировой конкуренции в больших технологиях будущего.

На перепутье Европы и не-Европы именно последняя была выбрана большинством государств — членов Сообщества, несмотря на неоднократные предупреждения Комиссии. В этом причина драматического положения, в котором оказались последние три европейских предприятия, производящие электронное оборудование: Philips, SGS Thomson и Siemens. Доказательством служит и тот факт, что британская электронная компания JCL, производящая электронную аппаратуру широкого потребления, стала

японской; итальянская компания Olivetti американизирована; французская Bull не нашла другого решения, как только принять в долю японскую компанию NEC.

Поскольку Европейское экономическое сообщество не следует примеру Европейского объединения угля и стали, то каждое из вышеназванных предприятий продолжает играть роль лучшего национального предприятия на пути не-Европы до тех пор, пока ему не придется стать американским или японским

<< | >>
Источник: Мишель Альбер . Капитализм против капитализма. 1998

Еще по теме БОУС — европейский прототип рейнской модели:

  1. 8. Отступление рейнской модели
  2. 7. Социальное превосходство рейнской модели
  3. Франция нуждается в рейнской модели
  4. 6. Экономическое превосходство рейнской модели
  5. 40. Тенденции развития Европейской модели
  6. Характерные черты европейской модели менеджмента
  7. Характерные черты европейской модели менеджмента
  8. 13.4. Сравнительный анализ «европейской» и «американской» моделей финансирования долгосрочного жилищного ипотечного кредитования
  9. Какие модели управления сформировались в европейских средневековых сословно-представительных государствах XIII–XVII вв.?
  10. Рейнские зонтики
  11. ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОЕКТЫ И ИДЕЙНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
  12. Этапы и основополагающие документы европейской интеграции. Европейский союз как актор мировой политики