<<
>>

Банкротство за рубежом

Одной из важных функций государства является обеспечение равномерного (без потрясений) общественного воспроизводства в стране и отдельных составляющих ее административно-террито­риальных образований и хозяйственных организаций.

Это обусловлено тем, что, как свидетельствует история, кризисность эко­номики приводит к кризису общества и всей политической систе­мы. И напротив, чем стабильней функционирует экономика, как интегративная совокупность успешно функционирующих хозяй­ственных организаций (фирм), тем стабильнее положение всей надстроечной системы.

Если в целом охарактеризовать отношение государства к управ­лению экономическими субъектами, то в качестве современной тенденции можно отметить повышенное внимание государствен­ных институтов к деятельности промышленных фирм. Причем, если в отношении малого и среднего бизнеса государственное влияние проявляется через издание и регламентирующих, и под­держивающих документов, то в отношении крупного бизнеса (корпораций) меры правительства носят весьма конкретный характер. Это проявляется в избирательном подходе к выдаче государствен­ных заказов, протекционизме в отношении конкретных произ­водств, таможенной политике, а также в финансовой поддержке или принудительной санации корпораций, находящихся в кризис­ном состоянии.

Одной из жестких форм государственного регулирования дея­тельности хозяйствующих субъектов является институт несостоя­тельности и банкротства. Его развитие имеет весьма продолжитель­ную историю. В некоторой части можно считать, что правовая очерченность и эффективность этого института обусловлена уров­нем развития национальной экономики.

Чем выше культура нации, представляющая собой интегрант правовой, экономической, социальной, художественной и других культур, тем более совершенен институт регулирования обществен­но-экономических отношений. В этом контексте можно утвер­ждать, что и институт несостоятельности и банкротства, как регу­лятор эффективности экономики, можно рассматривать в роли ин­дикатора уровня организации соответствующей национальной экономики.

Причем в качестве измерителя (определителя) такого ин­дикатора должна выступать не степень его «лояльности» (гибкости) по отношению к коммерческим организациям (фирмам), а резуль­тирующий эффект воздействия на общественное воспроизводство по минимизации экономических и социальных потерь и стимули­рованию позитивных изменений. Подтверждением этому тезису являются примерно равные успехи в экономике США, Англии, Франции, Германии, Италии и некоторых других стран, где регламентирующие средства в отношении несостоятельности, банкрот­ства (законы, подзаконные акты и т.п.) существенно различаются1. Тем не менее расширяющийся информационный обмен, глобали­зация экономики, межнациональное взаимопроникновение мето­дов регулирования общественным воспроизводством, деловой ак­тивностью и социальными процессами приводит к постепенной интернационализации форм регулирования несостоятельности, банкротства, к сглаживанию острых межгосударственных различий в этой области.

Однако различия национальных форм регулирования несостоя­тельности, банкротства существуют и их изучение имеет не только теоретическое, но и прикладное значение для российского практи­ческого бизнеса (особенно внешнеэкономического), а также для законотворческой практики на макро- и мезоуровне.

В экономической литературе встречаются разночтения катего­рий «несостоятельность», «банкротство».

Если подходить с философских позиций, то первое слово (несо­стоятельность) можно охарактеризовать как состояние или обрати­мый процесс, а второе (банкротство) — как случившийся необра­тимый факт перемены состояния. К примеру, «в США лицо, в от­ношении которого возбуждены процедуры банкротства, во время производства считается несостоятельным, а после судебного реше­ния может быть признано банкротом». Ст. 2 российского Феде­рального закона «О несостоятельности (банкротстве)» гласит: «Не­состоятельность (банкротство) — признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обяза­тельствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (далее — банкротство)».

Такая однозначность упрощает многие вопросы практического менеджмента. Тем не менее для полноты восприятия сущности указанного явления сделаем небольшой экскурс в историю и посмотрим на современные дела у соседей за рубежом.

Считается, что слово «банкрот» имеет происхождение из сред­невековой Италии (bankarupta — перевернутая скамья). Есть авто­ры, приписывающие ему немецкое звучание — «bankrot», дру­гие — английское: либо «bank broken», либо «bench broken». Не­смотря на такое многообразие словесных идентификаций, смысло­вая сущность этого явления везде одна — крах, прекращение дея­тельности, конец существования в прежней форме. Такая смысло­вая определенность категории «банкрот» вполне устраивает прак­тический менеджмент, так как упрощает кодирование и передачу релевантной (относящейся к делу) информации.

Мировая история банкротства включает достаточно длинные периоды различных оценок неуплаты долгов и разных форм воз­действия в отношении должников. Обычно выделяют четыре срав­нительно обособленных периода отношений к должникам:

1) «жесткий» (он простирается от зарождения экономической цивилизации и до XX в. и характеризуется крайними — вплоть до смертной казни — мерами наказания должников);

2) «осмотрительный» (его наступление связывают с появлени­ем в середине XVI в. законодательства о несостоятельности, в ко­тором последнее трактуется как явление, сопутствующее коммер­ческой деятельности; однако и здесь меры воздействия к должни­кам были весьма суровы);

3) «справедливый» (вторая половина XVHI — начало XX в., его особенность — в стремлении к справедливому распределению иму­щества должника между кредиторами, в предоставлении освобож­денному от долгов банкроту возможностей возобновления пред­принимательской деятельности);

4) «гуманный» (это современный период оценок несостоятель­ности и форм и методов работы с банкротами).

Основное содержание современного («гуманного») подхода к должникам заключается в глубоко дифференцированном анализе состояния дел в кризисных организациях, поиске путей и средств сохранения их жизнедеятельности.

Этот подход имеет целью защи­ту следующих субъектов отношений:

кредиторов — от недобросовестного должника;

кредиторов — от недобросовестных кредиторов;

должника — от недобросовестных кредиторов;

стремящегося к развитию должника — от формально-бюрокра­тических действий должностных лиц.

Для законодательства США и Японии характерна его направ­ленность на восстановление функций обанкротившихся фирм, поддержка их усилий по реабилитации путем урегулирования инте­ресов кредиторов. В целом институты банкротства в США, Японии и Франции можно квалифицировать как радикально поддерживаю­щие должников, что не скажешь о британском и современном рос­сийском законодательстве.

В США первым официальным документом о банкротстве счи­тается решение Конституционного Конвента в 1787 г. о наделе­нии Конгресса полномочиями по разрешению споров между кре­диторами и должниками. По своей сути это был отказ от жесткой английской системы в отношении должников, которая допускала даже смертную казнь. В 1898 г. в США был принят Закон о несо­стоятельности, в который вносились значительные изменения в 1938 и 1970 гг., а с 1979 г. действует новый закон. Последний пре­дусматривает целый ряд процессуальных возможностей урегули­рования споров между кредиторами и должниками. Его лейтмоти­вом является не ликвидация фирмы, а предоставление возможно­стей оказавшемуся в кризисной ситуации менеджменту реабили­тироваться, исправить ошибки, наверстать упущенное и воспол­нить недоплаченное.

В Германии первым нормативным документом по регулирова­нию отношений между кредиторами и должниками считается Кон­курсный Устав, принятый в 1877 г. на основе прусского закона. Он состоял из трех книг: «Материальное конкурсное производство», «Конкурсное производство» и «Уголовные постановления». В 1898 г. Конкурсный Устав подвергся изменениям. В 1976 г. с при­нятием Закона о борьбе с экономическими преступлениями третья книга («Уголовные постановления») была отменена. В 1978 г. были существенно изменены две книги свода норм о банкротстве.

С 1 января 1999 г. (в объединенной Германии) вступило в действие новое законодательство о несостоятельности (Insolvenzordnung — порядок урегулирования несостоятельности). Действующее германское законодательство ограничивает должника 21 днем на восстановление платежеспособности, за пределами ко­торых он обязан подать в суд заявление о банкротстве. В против­ном случае он подвергается уголовному преследованию. В случае открытия судом дела о банкротстве назначается конкурсный управ­ляющий, который и осуществляет мероприятия по расчетам. По истечении полутора месяцев со дня открытия дела о банкротстве кредиторы обязаны решить: либо продавать имущество, либо про­водить санацию (восстановление рентабельного бизнеса). При этом предпочтение отдается сохранению целостности хозяйствующего субъекта (фирмы) или хотя бы способных к самостоятельному функционированию без изменения качества его производственных фрагментов (предприятий). Санация может проводиться или без смены собственника (путем дополнительных инвестиций в бизнес), или со сменой собственника (продажа бизнеса).

В общем современное германское законодательство о банкрот­стве представляет собой четкую, одновременно жесткую, систему регулирования отношений между предпринимателями (должника­ми) и кредиторами, явно сориентированную на оптимизацию про­изводства.

В Великобритании в 1914 г. был принят Закон о банкротстве, в 1986 г. его заменил Закон о несостоятельности и банкротстве. В соответствии с действующим законом при установлении неплате­жеспособности должника в отношении него могут быть применены следующие процедуры:

1) добровольное урегулирование долгов (куратор, назначенный судом, формирует и контролирует реализацию мирового соглаше­ния);

2) администрирование доходов (осуществление внешнего управления фирмой);

3) ликвидация (продажа имущества и возвращение долгов кре­диторам).

Особенностью английского законодательства о банкротстве яв­ляется его направленность на возвращение долгов кредиторам. Тем не менее следует заметить, что в последнее время в английском об­ществе усиливаются мнения о переориентации законодательства о банкротстве в направлении либерализации отношения к предпринимателям-должникам и расширении их возможностей для реаби­литации бизнеса.

Во Франции историю кодифицированного законодательства о несостоятельности обычно связывают с Наполеоном, когда в 1807 г. были определены меры уголовной ответственности к долж­никам. Существенные коррективы в законодательство о банкротст­ве вносились в 1838, 1898, 1935, 1955, 1967 гг. Принятый в 1985 г. закон «О восстановлении предприятий и ликвидации их имущества в судебном порядке», а также закон «О конкурсном управлении, ликвидаторах и экспертах по определению состояния предпри­ятий» в своей содержательной части направлены в основном на за­щиту фирм с целью сохранения рабочих мест. При этом акцент здесь сделан на то, чтобы предупреждать, а не лечить фирмы. Зако­ны предусматривают довольно длительный период (6 месяцев) внешнего наблюдения за кризисной фирмой, когда оценивается ситуация и выбирается вариант решения (реорганизация или лик­видация). При этом наиболее предпочтительной процедурой вари­анта банкротства считается сдача фирмы (предприятия) в аренду тем, кто может ее оживить, вдохнуть новое производственное каче­ство. Другим предпочтительным вариантом судьбы обанкротив­шейся фирмы считается ее продажа как производственного форми­рования для продолжения использования в этом ее качестве. При определении судьбы банкрота достаточно весомым является мне­ние представителя ее трудового коллектива.

В Японии после второй мировой войны был введен механизм жесткого государственного управления многими предприятиями ключевых отраслей с фондовым распределением ресурсов. В 1947 г. начали действовать законы о ликвидации избыточной концентра­ции экономической мощи, о реорганизации фирм и др. В после­дующие годы происходили процессы, с одной стороны, поэтапной отмены государственного регулирования цен, с другой — разработ­ки мер государственной профилактики кризисов в бизнесе, преду­преждения банкротств и санации нежизнеспособных фирм. При этом основным направлением государственного влияния на кри­зисные процессы становилось стремление к сохранению рабочих мест, производственной ориентации и вида деятельности фирм. Такой подход к банкротству представляет собой одно из проявле­ний японской специфики в менеджменте на макро- и микроуровне (межфирменное и межклассовое сотрудничество» пожизненный найм, кэйрэцуи др.). В целом же для современного японского за­конодательства характерна явно выраженная поддержка предбан- кротных и обанкротившихся фирм в деле их восстановления и на этой основе урегулирование интересов кредиторов, акционеров и других субъектов кризисного процесса.

Характеризуя общемировые тенденции в области кризисности и банкротства, можно отметить, что они имеют стремление к гума­низации по отношению к производственным фирмам, что, однако, не сопровождается попустительством к их безответственности и пренебрежением интересов кредиторов (тех, кто преодолел в себе «предпочтение ликвидности» и пустился в рисковое дело содейст­вия бизнесу, благодаря чему появляются рабочие места и прираста­ет общественное благо). Постепенно вырабатывается единообраз­ный интернациональный подход к регулированию процессов бан­кротства по линии дифференциации исхода кризисности и расши­рения возможностей выбора процедуры преодоления банкротства.

Следует заметить, что одним из субъектов указанного тенден- ционального явления выступает довольно обширная практика ре­гулирования банкротств и преодоления кризисности производст­венных фирм в России.

<< | >>
Источник: Попов Р.А.. Антикризисное управление. Часть I. 2005

Еще по теме Банкротство за рубежом:

  1. Мотивы предпринимательства за рубежом
  2. Статья 116. Особенности завершения процедуры банкротства и прекращения производства по делу о банкротстве при исполнении обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами
  3. Петровский рубеж
  4. 25.3. Региональная политика за рубежом
  5. Евро в частном использовании за рубежом
  6. ГЛАВА 4 ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В МИРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВВ.
  7. ЧАСТЬ I. СИСТЕМА ИПОТЕЧНОГО ЖИЛИЩНОГО КРЕДИТОВАНИЯ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ
  8. Политическая мысль на рубеже XIX —ХХ вв.
  9. Дипломатия России на рубеже веков
  10. Биржевые котировки в России и за рубежом
  11. Трансграничное радиовещание на рубеже XX–XXI вв.
  12. Евро в государственном использовании за рубежом
  13. Российско-американские отношения на рубеже веков
  14. РАСТЕНИЯ В РОЛИ РУБЕЖЕЙ. ГРАНИЦЫ ФЛОРЫ
  15. Мир на рубеже веков: «полюса» и формирующийся порядок
  16. ГЛАВА 1 МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: СУЩНОСТЬ, ОСНОВНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВВ.
  17. Дискуссии о глобальной стратегии США на рубеже ХХ-ХХІ веков
  18. 46.2. СОЦИАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА РУБЕЖЕ XXI В. И ЕЕ ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ
  19. 2. ОТРАСЛЕВАЯ СТРУКТУРА СОВРЕМЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ДИНАМИКА ЕЕ РАЗВИТИЯ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВВ.
  20. Глава 3 Внешняя политика Российской Федерации на рубеже второго и третьего тысячелетий