<<
>>

Регулирование в сфере производства

Сейчас экономика России не является единым народнохозяй­ственным комплексом, т.е. в ней отчетливо проявляются черты фраг­ментарности, что является основным препятствием для экономичес­кого роста. В рыночных условиях истинная мера экономического роста — это не столько темп роста ВВП сколько степень консолида­ции экономики.

Устойчивый экономический рост представляет со­бой привилегию целостных и сбалансированных систем.

Стратифицированная по всем направлениям экономика явля­ется неустойчивой, поскольку неблагоприятные изменения вне­шних условий в том или ином секторе не могут быть компенсированы за счет ресурсов других секторов. Внутренний спрос и пред­ложение, образующие основу экономики, не ориентированы друг на друга, нескоординированы и развиваются по разным траекториям. Фрагментарность экономики локализует конкуренцию и провоцирует инфляцию, так как производители начинают ориен­тироваться на максимальную цену спроса. В такой экономике эф­фективность использования всех видов ресурсов низкая, посколь­ку фрагментарность препятствует их движению в точку наивыс­шего спроса.

Обеспечить решение этой задачи может только государство. Никакой другой институт не в состоянии добиться необходимой оптимизации структуры народного хозяйства, внедрения достижений научно-технического прогресса в производство, преодоления сырьевой направленности экспорта. По словам реформатора пос­левоенной немецкой экономики Л. Эрхарда, «...в сегодняшних со­циальных условиях ответственность за экономику — а значит, и за экономическую судьбу всех действующих в ней людей — несет одно лишь государство. Предприниматель несет ответственность за свое предприятие, и это немало».

Государственное регулирование в этой области, как уже говори­лось, сводится к активной промышленной политике, которую зача­стую понимают как набор инструментов и механизмов ее реализа­ции, т.е. как систему государственных закупок, прямого государ­ственного кредитования, налоговых режимов и т.п. Чтобы убедиться в ошибочности такого взгляда, достаточно обратиться к отечествен­ному опыту Академии наук СССР и Государственного комитета СССР по науке и технике по разработке комплексных программ научно-технического прогресса СССР, последняя из которых была рассчитана на 1986—2005 гг.

Первоочередная задача промышленной политики — до предела насытить капиталом сырьевые, инфраструктурные и тяжелые отрас­ли. Прошедший после 1992 г. период свидетельствует, что именно в этом русле действует крупный бизнес, формируя промышленную политику по своему усмотрению и для своей выгоды. Приведем не­сколько примеров, относящихся к 2002 г.

В феврале ряд крупных сталелитейных компаний предложили правительству разработать программу закрытия нерентабельных металлургических производств. Среди прочего предлагалось для решения сопутствующих социальных вопросов — трудоустройство высвобождающейся рабочей силы в проблемных регионах — при­бегнуть к займам мировых финансовых институтов под государственные гарантии. Как только поддержка правительства была обо­значена, ранее демпинговавшие мелкие и средние производители договорились о повышении цен. Эффект последовал почти сразу: внутренние цены на стальной прокат значительно выросли.

В августе — сентябре не без участия крупного капитала возобно­вилась практика государственных интервенций на рынке зерна. Это способствовало стабилизации цен и сохранению зернового бизнеса во всех регионах страны, особенно в тех, которые сильно удалены от портов и где нет реальной возможности экспорта.

В октябре были введены повышенные импортные пошлины на подержанные иномарки автомобилей. Сторонники новых пошлин заявляли, что делается это для сохранения автомобильной отрасли России. Противники же ожидали лишь удорожания отечественных автомобилей для потребителей при том же низком их качестве. По­белила позиция крупного капитала, владеющего крупнейшими ав­тосборочными производствами.

В течение всего 2002 г. обсуждался вопрос о развитии лесной отрасли. Группа бизнесменов предлагала правительству концепцию новой промышленной политики в отрасли. Ныне объем экспорта лесной продукции составляет 4,4 млрд долл. Теоретически (при той же эффективности производства, что в Финляндии) экспорт может быть увеличен до 140 млрд долл., реально — до 20—40 млрд долл., т.е. может достичь размеров экспорта газа без существенных расходов бюджета.

Уже эти примеры наводят на мысль, что правительству необхо­димо, наконец, определить понятную для всех государственную эко­номическую политику: как развивать энергетику, промышленность, сельское хозяйство как продовольственную базу, использовать при­родные ресурсы, преобразовывать жилищно-коммунальное хозяй­ство, четко сформулировать ориентиры социального развития, по­казать свою роль в развитии науки, образования, культуры, моби­лизации имеющихся у России конкурентных преимуществ и прежде всего огромного внутреннего рынка и еще не растраченного техно­логического и культурного потенциала.

Пристального внимания заслуживает использование капитала, под которым следует понимать не только деньги и совокупную мощь бизнесменов и корпораций. Капитал — это еще и конкретные люди, осуществляющие финансовую политику, это люди, принимающие решения, которые прямо отражаются на каждом из нас. Поэтому капитал, как и люди, обладает такими характеристиками, как раз­витие, жизнь, история.

Анализ истории капитала показывает, что он в своем развитии проходит определенные стадии. Поэтому наш капитал должен, как когда-то, например, американский или британский, освоить добы­чу и первичную обработку сырья, сформировать промышленную инфраструктуру с достаточным запасом топлива, конструкционных материалов, транспортных магистралей, технологий и производств для последующего быстрого рывка в высокие, интеллектуальные и прорывные технологии.

Этот уровень характеризуется сильной концентрацией производ­ства и необходимостью больших оборотных средств. Здесь — почти запрограммированная прибыль, отсутствие реальных рыночных рисков, относительно простые технологии, обозримая структура рынка и очень длинный период смены технологий.

В сфере производства государство должно быть не только парт­нером бизнеса, а иметь собственную долгосрочную стратегию, ко­торая создавала бы стимулы для экономической деятельности каж­дого отдельно взятого хозяйственного субъекта и основу которой составляли бы следующие принципы:

• обеспечение учета интересов всех участников ее осуществления;

• социально-экономическая направленность;

• сочетание мер государственного регулирования и рыночных ме­ханизмов;

• создание благоприятных условий для снижения негативных по­следствий входе структурных преобразований, а затем и для по­вышения уровня жизни населения;

• адресный характер мероприятий и высокая ответственность уча­стников за конечные результаты их проведения;

• система договорных отношений и конкурсная основа для учас­тников процесса преобразований в промышленности;

• обоснованная централизация ресурсов в целях обеспечения раз­вития производства и предотвращения дальнейшего разрушения научно-производственного и интеллектуального потенциала;

• широкое использование аренды, лизинга и инвестиционных конкурсов продажи государственной собственности;

• развитие и содействие всеобщей мотивации спроса на рынках труда, капитала, товаров и услуг, технологии и др.

Н. Кондратьев, автор известной волновой теории экономичес­кого развития, утверждал, что переход из понижательной стадии эко­номического цикла в повышательную связан с глубинной модерни­зацией хозяйства на основе появления принципиально новых тех­нологий. Переход от пара к электричеству, от мануфактуры к индустрии составлял основу промышленного подъема европейских стран, особенно Англии и Франции, в XVIII в. Благосостояние Аме­рики связано во многом с тем, что в период Великой депрессии были заложены новые инфраструктурные решения, «расшивающие» кри­зис потребления.

Современная Россия находится в аналогичной ситуации. Мож­но предположить, что страна проводит незримый тендер, опреде­ляя, какие базовые инфраструктурные и технологические решения будут положены в основание долгосрочного общественного подъе­ма. Именно эта сфера создает основу для динамичного экономи­ческого роста; от нее зависит и скорость преодоления технологи­ческого вызова современности и опыта мирового развития. В прак­тическом плане — это, в первую очередь, означает необходимость отхода от одностороннего включения в глобальную экономику че­рез энергосырьевой экспорт и краткосрочные спекулятивные ин­вестиции к более сбалансированному участию путем интеграции отечественного научного и технологического потенциала в миро­вую экономику, экспорта наукоемкой продукции и услуг, подклю­чения к стратегическим технологическим альянсам.

К сожалению, в нашей стране отраслевой спрос на инновации еще не «созрел». Опросы руководителей крупнейших компаний страны показывают, что для большинства из них внедрение инно­ваций пока не является приоритетным, у них отсутствует понима­ние того, что информация о ведущихся в компаниях новых разра­ботках является одним из важнейших свидетельств наличия у нее стратегических перспектив и средством повышения капитализации. Вместе с тем более трети опрошенных специалистов этих компаний подчеркивают необходимость формирования технологий и площа­док обмена опытом и результатами НИОКР. Особо острыми, с их точки зрения, являются две проблемы: непрозрачность внутренне­го рынка технологий и отсутствие институтов, обеспечивающих ком­муникацию и кооперацию различных хозяйствующих субъектов внутри страны, нуждающихся в инновациях.

Непрозрачность внутреннего рынка технологий приводит к тому, что в момент выбора стратегии модернизации у руководителей от­сутствует объективная информация об их возможном спектре. От­сутствие же институтов коммуникации не позволяет участникам рынка сформировать общее видение, в рамках которого только и возможны успешные индивидуальные инновационные стратегии. Не случайно в бюджеты высокотехнологичных компаний, располо­женных в Силиконовой долине, вложены значительные деньги на участие сотрудников в различных частных и государственных пло­щадках по обмену опытом, где, собственно, и формируется «мейн­стрим», отклонение от которого зачастую сулит компании крах.

Развитие промышленного производства, включая его структур­ную реорганизацию и перепрофилирование, становится невыполни­мым без привлечения серьезных финансовых ресурсов на долговре­менной основе. Учитывая их ограниченность, возможен путь выде­ления на 2—3 года основных видов товарного производства (в первую очередь наукоемкой продукции) и реформирование предприятий, участвующих в этом процессе, по всей технологической цепочке про­изводства конечного продукта, т.е. задача становится межрегиональ­ной и требует координации и взаимопомощи территорий.

Для отбора предприятий может использоваться один из извест­ных алгоритмов комплексной оценки состояния и деятельности промышленных предприятий, предложенный Московской управляющей финансовой компанией: по показателю, характеризующе­му коммерческую стабильность (Л/); показателям, оценивающим ресурсный потенциал предприятия (/) и показателям финансовой устойчивости (У). На основе этих факторов может быть получена качественная оценка возможных рисков участников.

Перечень основных рисков партнеров приведен на рис. 22.5.

При оценке риска государства наибольший вес будут иметь по­казатель стабильности (Л/, который должен быть больше 1) и пока­затель финансовой деятельности (У). При оценке рисков предприя­тия, наиболее значимыми представляются показатель ресурсного потенциала (/), а также общий рейтинг предприятия в отрасли (по­дотрасли).

Обязательным условием реализации промышленной политики являются скоординированные действия всех органов власти, бан­ков и предприятий. При этом необходимы политическая воля органов власти в части отбора предприятий и направлений их развития, а также желание и возможности банкиров предоставлять долговре­менные кредиты. Другое условие реализации промышленной поли­тики — наличие неправительственного органа, объединяющего промышленников и предпринимателей, готового своими действиями способствовать и убеждать товаропроизводителей и властные струк­туры в необходимости структурных и иных реформ на конкретных промышленных предприятиях.

image65

Рис. 22.5. Основные риски партнеров

Обобщение и осмысление специфических моделей поведения предприятий в кризисных условиях позволяет сформулировать сле­дующие закономерности:

• попадание в кризисную фазу неизбежно заставляет руководите­лей применять антикризисные меры управления;

• антикризисное поведение предприятий зачастую противополож­но тем действиям, которые эффективны в условиях экономи­ческого роста или стабилизации экономики;

• в промышленности стихийно формируются различные антикри­зисные модели деятельности предприятий;

• предприятие должно надеяться, в первую очередь, на свои внут­ренние резервы и возможности.

Определенный опыт работы в условиях глубокого кризиса, сопро­вождающегося падением объемов производства, критической недо­грузки производственных мощностей и отсутствия реальной инвес­тиционной перспективы, накоплен многими предприятиями, в том числе и Волгоградским заводом тракторных деталей и нормалей, ко­торый к середине 90-х гг. оказался на грани банкротства, но благода­ря, экстренным мерам сумел избежать его. На этом заводе к концу 1994 г. производство стало убыточным, каждый рубль выпускаемой продукции обходился для него в 2 руб. 41 коп. издержек, т.е. завод стал явным банкротом по всем показателям. Однако Совет директо­ров предпочел процедуре банкротства с неопределенными послед­ствиями попытку перехода от традиционных методов организацион­но-управленческих отношений к предпринимательским: были обес­печены гибкость производственного процесса, сокращение цикла изготовления продукции, всемерная ориентация на потребителя, т.е. соблюдение обязательных условий для функционирования предпри­ятия в период изменения стандартов современного производства.

Первым антикризисным этапом стала программа срочных мер, главной задачей которой было приостановление дальнейшего при­ближения предприятия к кризису. В программе предусматривались:

1) поиск нестандартных источников пополнения оборотных средств;

2) ориентация производства на конкретного потребителя;

3) создание службы маркетинга и формирование маркетинговой политики;

4) минимизация издержек в деятельности предприятия;

5) восстановление управляемости предприятием, наведение же­сткой дисциплины во всех структурных подразделениях;

6) проведение кадровой политики, ориентированной на работу в кризисной ситуации.

Претворение программы в жизнь обеспечило перелом в разви­тии ситуации уже в 1995 г.: наметились тенденции финансовой ста­билизации, что проявилось в росте объемов производства и реали­зации продукции, снижении ее себестоимости, замедлении темпов роста заимствованных средств. Появилась надежда на выход из кри­зиса, несмотря на имевшуюся неплатежеспособность и большую кредиторскую задолженность, которые сковывали действия руко­водства.

Вторым этапом явилась разработка стратегии антикризисного развития, результатом которого стала программа финансово-эконо­мического оздоровления и устойчивого развития завода на 1996— 1997 гг. В основу программы был заложен синтез двух принципи­альных подходов — идеи рывка и идеи сдерживания. Рывок отно­сился к увеличению объемов производства и реализации продукции, а сдерживание касалось издержек производства.

Благодаря внедрению антикризисной программы, завод в 1966 г. увеличил объем производства продукции почти в три раза, а в 1997 г. — еще на 12%. В 1998 г. объем производства продукции превысил уровень предыдущего года на 5%, а в 1999 г. увеличение объе­ма производства, по сравнению с достигнутым, составило 20%.

На третьем этапе была разработана программа его стратегичес­кого развития на 1998—2001 гг., которая явилась дальнейшим про­должением планирования антикризисных мероприятий. Увеличи­лось число заключенных договором на поставку продукции, была осуществлена диверсификация бизнеса, производства и управления. В результате завод расширил свое присутствие на рынке сельскохо­зяйственного машиностроения, вышел на рынки автомобильной промышленности, заключив соглашения с ВАЗом УАЗом и другими предприятиями. Появилась возможность увеличения заработной платы работникам, которая к 2002 г. выросла более чем в семь раз, опережая рост потребительских цен в 1,27 раза.

Сегодня ОАО «Волгоградский завод тракторных деталей и нор­малей» располагает необходимым научно-техническим потенциа­лом, профессиональной службой маркетинга, высококвалифициро­ванным менеджментом и сплоченным трудовым коллективом.

Когда к весне 1997 г. большинство крупных промышленных предприятий Москвы оказалось в тяжелом экономическом и фи­нансовом положении, подойдя к черте, за которой восстановление массового и крупносерийного производства становится невозмож­ным, Правительство Москвы предприняло ряд мер по преодолению кризиса. В первую очередь было решено организовать поддержку наиболее перспективных предприятий промышленности. В начале 1998 г. по распоряжению мэра Ю.М. Лужкова был создан Совет по антикризисным программам при Правительстве Москвы.

В функции Совета входит отбор наиболее социально значимых для города предприятий, находящихся в тяжелом финансовом поло­жении, которые следует поддержать; проведение силами консалтин­говых фирм, аккредитованных при Совете, диагностики финансово-экономического состояния предприятий для принятия решений о финансовой поддержке их деятельности; анализ возможности про­ведения финансового оздоровления в рамках судебной процедуры либо разработки бизнес-планов технического перевооружения пред­приятия; предоставление предприятиям «зеленой улицы» при рест­руктуризации задолженности по фискальным платежам, «коротких» кредитов на пополнение оборотных средств. С точки зрения бюджет­ной отдачи наиболее эффективной является поддержка в виде ком­пенсации части ставки процента за коммерческий кредит на попол­нение оборотных средств промышленных предприятий. Бюджетная эффективность, определяемая как отношение размеров прироста на­логовых поступлений в бюджет города к размерам бюджетных дота­ций по уплате процентов за банковский кредит, у 80% предприятий положительна и лежит в диапазоне от 1,2 до 1,5.

Правительством Москвы определены стратегические направле­ния промышленной политики на период (рис. 22.6). Во-первых, это оптимизация распределения заказов на продукцию необходимую для городских нужд и населения, подкрепленных платежеспособными расходными статьями городского бюджета; во-вторых, предостав­ление конкретным предприятиям финансовой поддержки для су­щественного увеличения объемов производства и реализации пользующейся спросом.

Результатом работы является формирование структуры и соста­ва региональных промышленных комплексов, которые удовлетво­ряют потребности населения и городского хозяйства и соответствуют направлению социально-экономического и градостроительного развития региона, сохранению и развитию хозяйственных связей с другими территориями России, зарубежными странами.

Поиск новых форм функционирования и развития предприя­тий в условиях кризиса идет практически во всех регионах. Обоб­щение практики работы органов исполнительной власти и общественных формирований ученых и специалистов по антикризисно­му управлению в ряде районов страны позволило выявить основные этапы в разработке ими региональных антикризисных программ:

1) разработка и обоснование концепции социально-экономичес­кого и научно-технического развития региона на определенный пе­риод;

image66

Рис. 22.6. Промышленная политика в 2001—2005 гг.

2) формулирование и ранжирование проблем, выявленных при разработке программы по реализации принятой концепции;

3) определение антикризисных целей и задач, требующих реше­ния;

4) разработка антикризисных мероприятий по приоритетным направлениям развития региона;

5) технико-экономическое обоснование антикризисных мероп­риятий и инвестиционных проектов;

6) экономическое обоснование с балансовой увязкой планов мероприятий и проектов с потребностями и ресурсами региона, воз­можной помощью государства в привлечении кредитов и оказании другой поддержки.

Подобная работа обогащает теорию и практику антикризисно­го управления, приносит положительные результаты в организации управления собственностью, деятельности промышленных пред­приятий, решении социальных задач на местах. Однако в каждом регионе имеется своя специфика в подходах к формированию кон­цепций управления, разработке антикризисных программ и меха­низмам их осуществления.

<< | >>
Источник: Под ред. проф. Короткова Э.М.. Антикризисное управление. Часть III. 2010

Еще по теме Регулирование в сфере производства:

  1. Партнерство в сфере безопасности ради модернизации в сфере политики
  2. Тема 6. Предпринимательство в сфере услуг
  3. Сотрудничество в гуманитарной сфере
  4. Разграничение полномочий в социальной сфере
  5. 13.3 Взаимоотношения в сфере обслуживания
  6. 1. Принятие решений в сфере государственного управления
  7. 6.2. Особенности функционирования предпринимательства в сфере услуг
  8. 6.3. Малый бизнес в сфере услуг
  9. § 4. Межгосударственные структуры в валютно-финансовой сфере
  10. Деятельность ЕС в сфере образования