<<
>>

А. Логика укоренения и логика движения

1. Политика и контроль территории

Первым человеческим обществом было общество кочевников. В конце XX века кочевые народы всё ещё существуют, но они сведены до положения бродяг, живут в постоянной нужде и страдают от пограничного контроля.

Однако ещё с доисторических времён власть и могущество правителей отождествлялась с контролем над определёнными территориями.

Так например, египетские фараоны господствовали в долине Нила. Чем объяснить стремление к укоренению на определённой территории, которое и сегодня остаётся одним из основных факторов политики? Потому что с доисторических времён сельское хозяйство, т.е. рациональная эксплуатация земли, позволяло создавать избыток продуктов, на основе которого создавались политические структуры. В этих обществах, живших под постоянной угрозой голода, происходила дифференциация политических функций: подсчитывать и закладывать на хранение сельскохозяйственные продукты, взыскивать часть продукции в пользу служителей культа, знати и короля. Политический контроль над территорией преследовал две цели, значение которых сохранилось до сих пор: обеспечивать порядок внутри страны (внутренняя безопасность, полиция) и защищать это пространство, его обитателей от внешнего врага (внешняя безопасность, оборона). Китайская стена, построенная и восстановленная по воле императоров, выполняла эту двойную функцию: гарантировала население страны от набегов степных варваров и не позволяла китайцам укрываться от произвола властей.

Начиная с XV века современное государство ещё больше углубило территориальную логику: произошло выравнивание статуса всех территориальных образований внутри страны, благодаря повсеместному применению единых правил и законов, а также были установлены чёткие непрерывные границы, в рамках которых действует национальный суверенитет.

2. Экономика или логика товаропотоков

Сферой деятельности политики является контроль, барьеры, [c.107] правила, в то время, как интересы экономики распространяются на потоки и обмены.

Политики и экономисты по-разному относятся к территориальным вопросам.

С точки зрения политика, территория является пространством, где государство осуществляет свой суверенитет. За пределами национальных границ суверенитет осуществляется уже другими государствами. С точки зрения экономиста, территориальные факторы представляют собой определённые выгоды и/или преимущества при совершении операций обмена. Его цель состоит в производстве и распределении (реализации) товаров. Для политика деньги являются одним из факторов могущества, для экономиста - это смазка, обеспечивающая движение и создание ценностей.

Именно этими различиями в подходах объясняется постоянная напряжённость в отношениях между государством и предпринимателями.

- Государство постоянно стремится контролировать потоки (товаров, капиталов, людей и даже идей). Сборы, получаемые благодаря контролю над этими потоками (грабежи, пошлины, налоги и т.д.), позволяют государству иметь необходимые средства как для содержания полиции и армии, так и для повышения собственного престижа. Кроме того, по выражению немецкого философа и социолога Макса Вебера, государство обладает "монополией на узаконенное насилие". Оно может наказывать своих граждан, отнимать их имущество, но может и защищать их. На протяжении столетий торговцы старались льстить, умасливать, осыпать подарками власть, которая может в любой момент конфисковать их товары, арестовать их самих, раздавить их. В то же время торговцы понимали, что только государство может защитить их от опасной конкуренции.

- В то же время потоки товаров, золота, денег, услуг и информации постоянно перермещаются в пространстве, повинуясь динамике, которая неподвластна государству, стоит над государством. В своей работе Средиземноморье в эпоху Филиппа II Фернан Бродель анализирует истоки могущества Испании в XVI веке и причины её упадка. Он пишет: "Таким образом, Севилья была захвачена, уничтожена изнутри невидимыми полчищами прожорливых термитов, чем незамедлила воспользоваться Голландия [...] Амстердам привлёк к себе торговцев из Антверпена и, устранив севильских конкурентов, набросил свою сеть на огромные испанские владения в Америке". Тогда как государство остаётся пленником своей собственной территории, пути движения товаров и капиталов непрерывно перемещаются в зависимости от политической и стратегической коньюктуры, а также расчетов торговцев.

Хотя политика и властвует над экономикой, последняя постоянно [c.108] стремится освободиться от её господства

<< | >>
Источник: Моро-Дефарж Ф.. Введение в геополитику. 1996

Еще по теме А. Логика укоренения и логика движения:

  1. I. Экономическая логика или политическая логика пространства
  2. 6.6 Неумолимая логика альянсов
  3. Логика равенства
  4. 2.4. Логика парадоксов
  5. А. Израиль и арабы : минимум три геополитических логики
  6. Логика азиатской внешней политики России
  7. Логика разработки стратегических планов фирмы
  8. Законы политики как выражение объективной логики
  9. 1. Переход к современному обществу: методология анализа, логика и проблемы
  10. Логика разработки стратегических планов: сущность, содержание основных процедур
  11. Логика разработки стратегических планов: сущность, содержание основных процедур
  12. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ КАК ЯВЛЕНИЕ: ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА, ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛОГИКА РАЗВИТИЯ.
  13. Бандунгская и Белградская конференции. Движение солидарности стран Азии и Африки и Движение неприсоединений
  14. 8.1.3. Забота о свободе движений собственных действий и сковывание свободы движений противника
  15. Понятие «кооперативное движение»
  16. Движение факторов производства
  17. 4.4. ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ И ОРГАНИЗАЦИИ
  18. ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ И ДВИЖЕНИЯ
  19. История евразийского движения