3. Мистика пространства

В XIX веке параллельно с культом нации начинает распространяться мистика пространства.

- Некоторые народы мечтают о совершенной территории. В ходе революционных войн Франция выдвинула требование - не без влияния Дантона - об установлении "естественных границ", т.е.
проведения государственной границы вдоль естественных препятствий (что означало аннексию всего левого берега Рейна). Миф о "естественных границах" отражает сожаление каждого континентального государства о том, что оно не располагается на каком-нибудь острове, иначе говоря, не обладает бесспорными территориальными пределами, гарантирующими абсолютную безопасность.

В свою очередь Германия, по крайней мере с 1848 года и до второй мировой войны, крайне болезненно воспринимала несовпадение между своими государственными границами и границами расселения немцев. Находясь в центре Европы, Германия хотела иметь достаточное пространство, чтобы объединить всех немцев в рамках единого государства.

Эта навязчивая идея, принявшая форму политической и военной доктрины после прихода Гитлера к власти, во многом способствовала возникновению военного пожара в 1933-1945 годах.

Вообще, территория любого государства представляется несовершенной, недостаточной, очень часто она включает в себя места проживания национальных меньшинств, которые чувствуют себя чужими в этой стране; в то же время за пределами национальных границ есть люди, желающие жить в данной стране (вечная проблема меньшинств и ирредентизма). Находятся силы, которые не только отвергают несовершенство реального мира, но и стремятся добиться [c.20] невозможного "совершенства" (в 90-х годах XX века это проявляется в "этнической чистке", направленной на создание в бывших многонациональных государствах, таких как Югославия и СССР, политических образований с однородным по национальному составу населением).

Эта мистика пространства порождает потребность в территориальных захватах и превращает государственные границы в рубежи для новых атак. В своё время в России это проявилось в захвате земель в Сибири и Средней Азии, а в Соединённых Штатах - в завоевании Запада. Точно так же, особенно во второй половине XIX века, колониальное соперничество подталкивало европейские государства непрерывно расширять свои владения в Азии и в Африке. Эта мечта - или бред - о совершенной национальной территории наиболее полно выразилась в планах создания самодовлеющих империй в 30-40-х годах (план колонизации восточных земель, разработанный в гитлеровской Германии, и азиатская сфера совместного процветания, предложенная Японией).

* * *

В конце XX века географическое сознание людей организуется вокруг трёх основных элементов.

- Ограниченность территории земного шара.
Многие явления и проблемы побуждают людей рассматривать нашу планету как единое целое. Это означает, многие проблемы могут быть решены только в том случае, если всё человечество или, по крайней мере, его значительное большинство, выработает единый подход к их решению. Речь идёт прежде всего о разоружении (распространение ядерного оружия и ракетной технологии), об охране окружающей среды (загрязнение атмосферы, морей и океанов, уничтожение тропических лесов, незаконные перемещения отходов), об урегулировании экономических и финансовых вопросов (движение капиталов). Нарушение равновесия между ресурсами планеты и их потреблением также является глобальной проблемой, поскольку ни одна страна не может теперь долго жить в изоляции. Так происходит кристаллизация планетарного сознания людей вокруг фундаментальных вопросов нашего времени: как гарантировать развитие всей планеты? Каким образом можно обеспечить сочетание развития с сохранением природных ресурсов?

- Захват и раздел земли. Мир как географическое пространство уже полностью исследован, завоёван, поделён и загромождён. В XIX веке и в первой половине XX века мистика пространства воодушевляла на поиски и захват новых территорий, на передел колоний. В наши дни [c.21] между суверенными государствами распределено всё, за исключением открытых морей, южного полюса и космического пространства. Многие границы по-прежнему вызывают споры между сопредельными государствами. Но существует ли возможность создания новых огромных империй, включающих в себя целые континенты? В то время, как поверхность суши оказалась поделённой между двумястами государствами, можно ли отождествлять могущество страны с размером её территории? Не следует ли соотносить его скорее с контролем над потоками товаров, денег, информации, людей?

- Проницаемость границ. Линейная граница, признанная в качестве универсальной концепции, оказывается всё более прозрачной: через неё перемещаются деньги, рабочая сила, информация... Поэтому наряду с официальными границами возникают размытые, подвижные границы, которые по-разному складываются в различных сферах. Какую же роль может играть в этих условиях геополитика, поскольку она изучает чётко определённые пространства с точно фиксированными границами?
<< | >>
Источник: Моро-Дефарж Ф.. Введение в геополитику. 1996

Еще по теме 3. Мистика пространства:

  1. ФИЛОСОФИЯ ПРОСТРАНСТВА
  2. РОССИЯ И ПРОСТРАНСТВО
  3. II. Осознание пространства
  4. Отдел V. Пространство
  5. Глава 13. Политические пространства
  6. 3.1 Законы Большого Пространства
  7. 3.1 Законы Большого Пространства
  8. Аспект пространства
  9. Пространство тринадцати народов
  10. ЧАСТЬ III РОССИЯ И ПРОСТРАНСТВО
  11. От пространства к культуре (фактор почвы)
  12. ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  13. СЦЕНАРИИ ЭВОЛЮЦИИ МЕЖАМЕРИКАНСКОГО ПРОСТРАНСТВА
  14. Информационное пространство