<<
>>

Политические функции СМИ

СМИ в системе массовой коммуникации

Важнейшим инструментом реализа­ции политических стратегий на ин­формационном рынке являются средства массовой информации. Еще в 1840 г., видимо, предчув­ствуя их будущее политическое влияние, О.

де Бальзак (вслед за Э. Бёрком) назвал прессу «четвертой властью». С превращением же через столетие электронных СМИ, и прежде всего телевидения, в неотъемлемый элемент политического дискурса, главный инстру­мент проведения избирательных кампаний этот социальный меха­низм стал мощнейшим политическим институтом, который преобразил системные параметры публичной власти, содержание МИКС. В целом место СМИ в МИКС обусловлено их возможностями формировать медиаповестку дня в политическом дискурсе и ока­зывать влияние на механизмы принятия решений. Как свидетель­ствуют многочисленные исследования М. Маккоумза, Д. Шоу, Э. Роджерса и других ученых, рассматривая определенный набор проблем и организуя вокруг СМИ общественную дискуссию или же воздействуя на умонастроения граждан, далеко не всегда стре­мятся отражать интересы общества и давать людям объективную информацию. Этим обусловлена потребность государства и обще­ства влиять на их информационную деятельность, задавать через СМИ собственные приоритеты в выдвижении и толковании поли­тических проблем.

Если рассматривать процесс их политического позициониро­вания в его историческом развитии, то можно увидеть, что СМИ появились на политическом рынке как органы партийной печати и как постоянно расширяющие свою читательскую аудиторию га­зетные издания. Постепенно они не только наладили связи с насе­лением, завоевали должный общественный авторитет, но и при­учили рядового гражданина чувствовать себя участником общесо­циальных процессов, осознавать свою принадлежность к государству и миру политики. Исторически сформировавшееся отсутствие по­литического нейтралитета, систематическое и непосредственное общение СМИ с рядовыми гражданами сделало их таким же при­вычным институтом политической социализации, как семья, цер­ковь, система образования.

«...Борьба за установление независимой прессы как источ­ника информации о деятельности государства и как форума для формулирования и выражения общественного мнения яв­лялась важнейшей частью длительной борьбы за полностью представительную систему демократического правления».

Органическая взаимообусловленность действий властей и об­щественности активностью СМИ превращает последние в обоюдо­острую систему контроля над поведением и сознанием этих поли­тических контрагентов. Будучи главными «разогревателями» общест­венного мнения, стимулирующими его активность по общественно у значимым вопросам политического развития, СМИ в равной мере могут как спровоцировать массовый протест, политический скан­дал, кризис в отношениях власти и общества, так и предотвратить развитие конфликта, сделав, к примеру, доступной для общества определенную информацию. Однако взять под контроль деятель­ность СМИ, заставить их действовать в том или ином выгодном для себя направлении не способны ни власть, ни общество. В луч­шем случае им удается лишь частично направлять деятельность отдельных газет, телеканалов или радиостанций.

Таким образом, в силу своего особого положения СМИ не могут быть целиком подконтрольны ни государству, ни обществу. Прак­тика показала, что это особая, относительно самостоятельная и автономная структура, которая занимает свое исключительное место в МИКС. Как заметил Б. Макнайр, «то, что хочет сказать полити­ческий деятель, не обязательно отражается в том, что говорят СМИ». Не обязательно и не всегда отражается там и точка зрения общественности. Такая автономность политической позиции СМИ создает трудности как для элиты, так и гражданских структур, которые не могут добиться однозначного контроля за этим инсти­тутом. Поэтому интерес к выступлениям СМИ всегда зависит от контекста и позиций правящих кругов и общественности по тому или иному вопросу. Однако наиболее постоянными потребителя­ми продукции СМИ следует считать политиков, для которых мас­совая информация является важнейшим условием их профессио­нальной деятельности.

Верным представляется вывод Тимоти Е. Кука: «...СМИ... фун­кционируют как политический институт, выполняющий посред­ническую функцию, но к лучшему это или к худшему, зависит не только от общественности. В конце концов, необходимость в СМИ, с чьей помощью достигаются политические и управленческие цели, определяется без прямого участия широкой публики. Основное в деятельности СМИ... вывод коммуникаций в среде политических элит на качественно новый уровень».

Главной причиной такой самостоятельности и неподконтроль­ности СМИ является то, что этот институт одновременно включен в различные системы социальных отношений. По аналогии с тем, что человек как потребитель массовой информации является од­новременно гражданином, потребителем продукции, зрителем, членом семьи, представителем той или иной профессии, так и СМИ одновременно выступают как элемент разных социальных систем.

Прежде всего СМИ — элемент системы представительства ин­тересов граждан, так как они стали незаменимым механизмом трансляции потребностей населения и в то же время объектом внимания политического класса и официальных институтов. Именно в этом качестве СМИ существенно изменили не только стиль, но и процедуры формирования государственных органов, процесс от­бора правящей элиты, проведения основных политических кампа­ний в государстве. Например, на выборах люди зачастую ориентиру­ются не на программы кандидатов и их партийную принадлежность, а на то, что и как покажет телевидение о жизни и деятельности кандидата, какие сведения об этом человеке появятся в газетах.

Обозреватели популярных изданий, телекомментаторы, веду­щие репортеры и специалисты по рекламе оказались чуть ли не главными выразителями общественного мнения и тем самым вошли в круг интеллектуальной политической элиты, обслуживающей интересы «среднего» европейца, американца, австралийца. Став для рядовых граждан одним из самых привлекательных механиз­мов политического участия, СМИ превратились в необычайно эффективного посредника в отношениях населения и власти.

Бла­годаря определенной открытости, оперативности в формулирова­нии оценок и позиций, широким возможностям отражать интере­сы и чаяния самых разнообразных групп и слоев населения СМИ могут существенно влиять на политическую игру и даже модифи­цировать ее правила, формировать новые отношения между верха­ми и низами. В этом своем значении они больше зависят от обще­ства, чем от власти.

В последние полтора-два десятилетия довольно ярко прояви­лись такие политические последствия действий СМИ на информационном рынке, как создание института представительной си­стемы. Так, пытаясь привлечь как можно более широкое внимание читателей (слушателей, зрителей) к распространяемым ими све­дениям, они постоянно используют приемы, направленные на развлечение людей. Ориентируясь на массовое внимание, СМИ убирают одни «скучные» факты и придают характер сенсационно­сти другим, стремятся сделать свои материалы оригинальными, своеобычно подают те или иные сообщения. Используя техноло­гии политического маркетинга, они выстраивают рейтинги лиде­ров, формируют их имидж, поддерживают их контакты с населе­нием. При таком оформлении сообщения о политических процес­сах неизбежно обретают развлекательный характер, а сама политика преобразуется в некое шоу, представление, карнавал. Конфликты в поле власти предстают в глазах обывателя не как групповая борь­ба, связанная с определенными политическими структурами и доктринами, участники которой имеют явные и скрытые намере­ния, жестко конкурируют друг с другом. Они воспринимаются как жизненная драма или спортивное состязание, на первом плане которой — эпизоды биографий героев, их моральные пережива­ния, внешние атрибуты жизни.

Одновременно СМИ являются и элементом структуры управ­ления обществом. И в данном контексте они больше зависят от власти, чем от общества. С их помощью государство и другие поли­тические субъекты могут не только информировать население о целях и ценностях своей политики, но и моделировать отношения с общественностью в вопросах формирования представительных органов власти, состава правящих элит, поддержания авторитета соответствующих общественных целей, традиций и стереотипов.

В науке даже сложилось «критическое направление», сторон­ники которого (Г. Шиллер, М. Смит, А. Моско и др.), опираясь на идеи П. Лазарсфельда и Г. Мертона, полагавших, что массовые коммуникации вносят вклад в укрепление социально-экономичес­кой системы, считают, что государственные органы через СМИ влияют на общественное мнение, направляя его в нужном направ­лении. Например, М. Херман полагает, что в США СМИ являются средством продолжения политики правительства, а их деятельность направлена не на информирование, а на формирование опреде­ленного общественного мнения, т.е. СМИ оцениваются им как элемент, встроенный в госструктуру. Иначе говоря, СМИ рассмат­риваются как мощнейший инструмент целенаправленного конст­руирования политических порядков, средство выстраивания необ­ходимых власти связей и отношений с общественностью.

Наряду с такими социальными нагрузками СМИ встроены и в рыночную систему. В круг их важнейших приоритетов органично входят коммерческие интересы (прежде всего прибыль) и отно­шение к информации как к товару. Это на сегодняшний день опре­деляющий фактор в деятельности СМИ, он формирует все их ин­тересы и профессиональные усилия.

Д. Ундервуд отмечает, что работники СМИ часто «подавле­ны представителями маркетингового подхода, когда рассмат­ривают общество в качестве занятых, отвлеченных, ищущих самореализации потребителей, которые должны быть удовлет­ворены любой ценой, даже если это влечет за собой отказ от более высоких профессиональных традиций». Это практически повсеместное влияние бизнес-ориентации на массовую ком­муникацию проявляется «в методах бульварной прессы, за­имствованных местными телевизионными станциями со ста­бильным рейтингом и сетью телевизионных новостных выпус­ков (newsmagazines); в применении газетами, отчаявшимися удерживать внимание читателей, броских визуальных методик и новостных вставок типа «вы можете это использовать»; в резком увеличении числа непристойных материалов и освещении скан­далов на страницах традиционных изданий и в Интернете; в сме­шении развлечений, преступлений, сплетен с новостями на телевидении...

в стремлении переделывать новости как изделие в рекламных целях и продвижении маркетинговых целей...».

Осуществляя названные функции, СМИ выступают и частью системы просвещения общества, социализации граждан, в силу чего важнейшим ориентиром их профессиональной деятельности ста­новится направленность на распространение культурных стандар­тов общества. Так, по мнению Г. Лассуэлла, деятельность СМИ должна быть направлена на усиление политического просвещения населения, осознание им своих интересов в сфере власти. Видней­ший английский публицист Дж. Рит считает, что опубликование острого и даже сенсационного материала не может быть основной целью политической журналистики. Главным соображением, оп­ределяющим ее активность, должно быть воздействие на аудито­рию, побуждающее рост ее политической компетенции, направ­ленной в свою очередь на поддержание сбалансированности и рав­новесия отношений государства и общества. Причем эти задачи могут решаться не только качественной журналистикой, но и так называемой развлекательной (желтой, таблоидной) прессой (те­левидением и т.д.). Даже их информация может давать поводы для политических выводов граждан, выполнять функции развития граж­данского самосознания общества (в этой связи уместно вспомнить хотя бы скандал Клинтон—Левински, который спровоцировал широкие гражданские дискуссии на темы ответственности поли­тиков, роли права в политике и т.д.).

Ряд функциональных характеристик СМИ объединяет все их названные роли и статусы. Например, способность действовать в периодическом и апериодическом, синхронном (когда реципиент сразу же получает информацию) и диахронном (когда информа­ция поступает с задержкой) режимах; ориентация на пассивный или на активный характер восприятия информации и т.д. Однако каждый статус наделяет СМИ и совершенно особыми чертами и свойствами, что порождает весьма противоречивые тенденции в их развитии. И это обоснованно, ибо, к примеру, платежеспособ­ный спрос на информацию и емкость рекламного рынка (как ос­новы коммерческого статуса СМИ) могут находиться в противо­речии с интересами граждан в расширенном доступе к информа­ции или задачами режима.

Степень ответственности СМИ в каждой из этих систем также разная. Например, распространяя в коммерческих целях какую-нибудь конфиденциальную информацию, СМИ могут спровоцировать правительственный кризис или даже межгосударственный конфликт. Однако закон не нарушен, власти, даже сильно постра­дав от подобной акции, не имеют оснований для их преследова­ния. Но часто противоречивость их деятельности проявляется в том, что, ведя то или иное политическое расследование, журналисты обязаны думать не только о конкурентоспособности материала на рынке, но и о последствиях его влияния на общественные мораль­ные устои, стабилизацию политического порядка в стране.

Многоцелевое отношение к распространению массовой инфор­мации может где-то наладить, а где-то и разрушить коммуника­цию СМИ как с обществом, так и с государством. И, хотя полно­стью устранить подобные конфликты невозможно, как показала практика, они могут быть частично разрешены в рамках крупных СМИ, которые способны плавно переходить от решения одной задачи к другой без ущерба для какой-либо из них.

Особая роль СМИ, о которой было сказано, постоянно вызы­вает острую политическую борьбу элит с общественностью за кон­троль над ними. И эта борьба всегда дополняется внутриэлитарной борьбой за важнейшие печатные и электронные СМИ. Причем в тех странах, где результаты выборов могут существенно сказаться на направленности политического курса или даже измененить го­сударственный строй, правящие круги используют все возможно­сти и преимущества, чтобы не допустить лидеров оппозиции на ведущие телеканалы, запретить их печатные органы, оградить до­ступ к массовым газетным изданиям.

Характерная ситуация возникла недавно на российском те­лерынке. Пришедший в 2003 г. на ТВС новый генеральный ме­неджер Р. Терекбаев видел выход из поразившего канал кризиса в его коммерциализации. Главное, полагал он, это прибыль, и, следовательно, надо искать свою рыночную нишу. Источни­ком благосостояния и успеха канала он считал интересы рек­ламодателей, творческой работе журналистов отводилась вто­ростепенная роль. В противоположность такой позиции Е. Киселев утверждал, что главное — это творчество журнали­стов, которые выполняют свою общественную миссию. А «раз­влекаловка» — слишком несерьезное занятие для профессио­налов; снижение же уровня образовательных и аналитических программ, игра на потребу низким зрительским интересам лишает ТВ его социального и политического статуса.

Функции СМИ

Противоречивость роли СМИ в системе массовой коммуникации обусловливает их сложные политические функции. Прежде всего, в полном соответствии со своим происхождением они выполняют информационную функцию, решая задачу распространения сведе­ний и сообщений в обществе и государстве. При этом, как считают некоторые западные авторы, информация СМИ оказывает воз­действие на население по трем направлениям: «дает им возможность следить за тем, что происходит в мире», «распределяет основные политические вопросы по степени важности» и «формирует политические предпочтения людей».

Поскольку СМИ осуществляют информационную функцию, специалисты полагают, что они должны придерживаться ряда прин­ципов. К ним могут быть отнесены: «беспристрастность в оценке си­туации»; оценка «обеих сторон медали»; отказ от предавания огласке сплетен; в случае анонимности источника информации, необходи­мость подтверждения ее с помощью сведений, полученных хотя бы из двух дополнительных источников; ответственность перед своим слушателем (читателем, зрителем); дистанцирование в определен­ной мере от тех субъектов, о которых идет речь; недопущение биз­несменов в места непосредственного производства новостей.

Сигнализируя обществу о социальных и политических конф­ликтах, предупреждая людей о необходимости выработки соответ­ствующих форм защиты от угроз, обращения за помощью к влас­тям и т.д., СМИ выполняют функцию представительства интере­сов. Правда, действуя таким образом, они зачастую в диалоге с властью подменяют и саму общественность, и других ее агентов (партии). Кроме того, политические журналисты в значительной степени взяли на себя функции творцов политических мифов и идей, вдохновляющих граждан на политическое участие.

Выполняют СМИ и функцию групповой солидаризации. В этой связи их информационная деятельность направлена на усиление чувства принадлежности человека к определенной общности, вы­работку групповой солидарности и идентификации граждан в политическом пространстве как носителей определенных коллектив­ных интересов, норм и ценностей.

Выражая те или иные интересы и потребности населения и неизбежно затрагивая позиции властей, СМИ вынуждены под­вергать ее критическому анализу, рассматривать с позиции той или иной группы граждан, имеющих по преимуществу собствен­ное видение проблемы. Тем самым они выполняют функцию кри­тики правительства и центров власти. Присущая СМИ оператив­ность публикаций и звучащих в теленовостях оценок событий неиз­бежно повышает активность центров власти. Ведь публичность высказанных позиций, свидетельствующих о степени терпимости населения к тем или иным проблемам и соответственно степени приемлемости соответствующих действий властей, требует уточне­ния или корректировки их деятельности. В ряде случаев скоордини­рованные действия СМИ могут поставить власти перед судом обще­ственного мнения, сформировать атмосферу нетерпимости к тому или иному режиму. Имея столь мощного оппонента, государство стре­мится так решать задачи согласования интересов, чтобы оператив­но и конструктивно реагировать на мнение общественности.

Распространяя политически значимую информацию, СМИ ориентируют человека на сложившиеся в обществе стереотипы и стандарты поведения, помогают ему усвоить прошлый политический опыт, применить те или иные знания в своей деятельности. Пове­ствуя же о прошлом, они способствуют сохранению преемственно­сти политического развития той или иной страны, формированию и поддержанию традиций. Тем самым СМИ выполняют функцию передачи социального опыта и социализации граждан.

Очень важна и функция защиты социально «опущенных», отста­ющих слоев населения. Ведь для граждан, обладающих незначи­тельными ресурсами, СМИ подчас выступают единственным сред­ством выдвижения и защиты собственных интересов. Более того, обращая внимание на бедственное положение тех или иных групп, СМИ способствуют повышению этических стандартов в жизни об­щества, распространению чувств справедливости, сострадания и гуманизма.

Активно освещая волнующие как элиту, так и рядовых граж­дан вопросы, СМИ осуществляют функцию присвоения статуса социальным проблемам. Тем самым они вносят свой вклад в фор­мирование «повестки дня» для коммуникации власти и общества,

принятия государственных решений. Причем зачастую СМИ опе­режают и власти, и общественное мнение в реагировании на те или иные вопросы общественного развития. Весьма специфична функция наркотизации, или усыпления активности граждан. На современного человека обрушивается посто­янно разрастающийся и органически сопряженный с развлекатель­ными образами информационный поток. Люди вынуждены про­слушивать и просматривать массу сведений. Это зачастую мешает аналитически осваивать информацию и критически оценивать со­общения.

Еще одна функция, которую выполняют СМИ, — функция опережающей диагностики. Формулируя и ставя перед властью и обществом социальные проблемы, предлагая те или иные модели разрешения конфликтов или выхода из ситуации, СМИ выступают в качестве своеобразного аналитического центра, интеллекту­ального штаба, мозгового ресурса общества и государства.

Эффективность деятельности СМИ

Многосторонний характер деятель­ности СМИ усложняет задачу оцен­ки ее эффективности. Так, в 1920—1940-е годы XX столетия считалось, что средства массовой инфор­мации могут радикально менять умонастроения людей и вообще обладают едва ли не решающим значением для социальной на­стройки общества. Один из известнейших ученых того времени У. Липпман в книге «Общественное мнение» (1922 г.) подчерки­вал, что хотя «фабрикование согласия» и «способы убеждения» не являются чем-то новым, все же с увеличением тиражей газет «демагоги» получают гораздо больше возможностей манипулировать общественным мнением. В рамках подобных представлений сформировалась модель «максимального эффекта», по сути утверждав­шая идею всесилия СМИ. И хотя на практике она реализовалась лишь в тоталитарных государствах, а отдельные ученые уже тогда осознавали, что СМИ распространяют знания, которые могут и не влиять на поведенческие установки граждан, все же это сфор­мировало довольно негативное отношение к средствам массовой информации. А их деятельность рассматривалась как пагубная для демократии.

«... Те люди, которые больше других читали и слушали, не только не читали и слышали больше пропаганды своей соб­ственной партии, но также в силу устойчивости своих пред­почтений были наименее склонны к изменению своей пози­ции. А люди, которых легче всего было переубедить — те самые, на которых были нацелены усилия менеджеров избира­тельных кампаний, — меньше всех читали и слышали... По-настоящему сомневающиеся, открытые для новых идей изби­ратели, искренне пытающиеся беспристрастно сопоставить программные положения кандидатов с точки зрения блага для страны в целом, существуют только в льстивой предвыборной пропаганде, учебниках по гражданскому обществу, в кино и в сознании некоторых идеалистов...».

В 1940 г. американские ученые П. Лазарсфельд, Б. Берельсон и X. Годе выдвинули идею «двухступенчатого порога коммуникации», согласно которой распространение информации и ее влияние на общественное мнение осуществляются в два этапа: сначала от СМИ оценки транслируются к неформальным лидерам мнений, а уже от них к последователям. В этом контексте они выделяли роль «ин­новационных групп», первыми усваивающих новые ориентиры и продуцирующих их в политической жизни. При двуступенчатой модели коммуникации особое значение придается межличностно­му общению, стандартам информационной среды в публичной сфере, информационным контактам между группами. Именно они выступают механизмами формирования более или менее распрост­раненных и политически оформленных позиций. Кроме того, эта модель исходит из того, что большей информированностью обла­дают те, кто лучше образован или постоянно общается с автори­тетными личностями.

Эти положения получили развитие в 1960-е годы, когда в тео­рии «минимального эффекта» утверждалось, что СМИ влияют только на тех, кто постоянно обращается к их информации. При­чем, как показали исследования П. Лазарсфельда и Б. Берельсона, послания СМИ могут вступать в конфликт с уже обретенными суждениями, нормами или эмоциональными установками, на ко­торые ориентируются люди. Не случайно Дж. Кланнер в книге «Эф­фекты массовой коммуникации» писал, что люди используют ин­формацию СМИ в основном для подкрепления своей позиции. А Б. Коэн полагал, что СМИ не столько влияют на общественное мнение, сколько устанавливают пункты повестки дня разворачи­вающегося в социуме дискурса.

Позже еще более упрочился дифференцированный подход к оценке воздействия СМИ на человека. Так, американцы А. Фестингер и Н. Маккаби предложили даже теорию «сопротивления убеждающей коммуникации», полагая, что индивид обладает высокой защищенностью от такого типа информирования. А Дж. Зеллер указывал на то, что влияние СМИ с увеличением числа сообщений и интенсификацией коммуникационных связей может спадать, поскольку человек просто не успевает реагировать на этот вал информации. Усиления же их воздействия можно ожидать лишь при согласовании и сходстве позиций коммуникатора и реципи­ента, совпадении характера информации с традициями, архети­пами и культурными нормами реципиента. Так что постепенно ученые пришли к мнению, что СМИ в большей степени усилива­ют мнения граждан, чем изменяют их суждения и тем более пове­дение (О. Киф, С. Патерсон, Д. Макквайл).

В целом влияние СМИ на сознание, расстановку приоритетов, убеждение и поведение граждан зависит от ряда факторов. В пер­вую очередь это факторы социального характера: тип взаимодей­ствия СМИ с государством (предполагающий наличие у них того или иного статуса), наличие (отсутствие) прав по отношению к центрам власти, степень реальной защищенности свободы слова и т.д.; сочетание целей коммуникатора и реципиента (предполага­ющее наличие рациональных основ для общения, потребность в информированности, взаимную заинтересованность коммуника­тора и реципиента в знаниях и т.д.).

Специфическое влияние на эффективность СМИ оказывают и корпоративные критерии их профессиональной деятельности (универсальность вещания на территории страны, забота о духе нации, удовлетворение запросов меньшинств, формы вещания, свобода творческих работников и т.д.). В. Дауне как-то заметил, что способ­ность человека сделать осознанный выбор не предполагает всесто­ронней и энциклопедической информированности. Читатели буль­варной прессы подчас осведомлены о главных событиях так же, как и те, кто читает аналитическую, качественную прессу. Поэтому обо­значенные критерии распространяются не только на серьезную, но и на желтую (таблоидную) прессу.

Существуют и внутриорганизационные критерии эффективно­сти СМИ. К ним относятся успешное медиапланирование, профессиональное отношение журналистов к теме, своевременная доставка информации потребителям и т.д.

Согласно теории Э. Роджерса массовой коммуникации нет нужды влиять на все население. Важно убедить 5% граждан, представляющих критическую для общества величину. После этого идея, которая последовательно проходит пять этапов в своем общении с реципиентом (внимание, интерес, оценка, принятие, подтверждение), уже самостоятельно, используя структуры межличностного общения, «растекается» по всем уровням социальной и политической системы. И это распространение невозможно остановить. В связи с этим Роджерс вы­деляет несколько категорий граждан: «инноваторы» (способ­ные схватывать идеи на лету), «ранние принимающие» (в ос­новном это лидеры мнений), «раннее большинство» (те, кто раньше основной массы воспринимает новые идеи), «скепти­ки» и «поздние принимающие» (с разной степенью подозре­ния относящиеся к новым представлениям).

Структура СМИ

С политической точки зрения наиболее важной дифференциацией СМИ является их подразделение на правительственные, оппозиционные и независимые. Выделение этих категорий СМИ позволяет выявить разные, в том числе и проти­воположные задачи, которые постоянно присутствуют на инфор­мационном рынке. В самом общем плане такая структура показы­вает, что никакие, в том числе и правительственные, постановле­ния не обладают монополией в информационном пространстве, ибо существуют силы, намеренно действующие в целях дискредитации и ослабления влияния официальных властей. При этом независимые СМИ могут усиливать как про-, так и антиправительственные на­строения или же занимать самостоятельные позиции, критически оценивая деятельность тех и других сил. Но в любом случае обще­ственное мнение сталкивается не с однонаправленными, а с раз­нонаправленными информационными потоками, вырабатывая свои оценки и подходы в идейно-конкурентной среде.

Специфический оттенок этой идейной конкуренции придает деятельность центральных и периферийных СМИ. В частности, во многих демократических государствах на местах власть может кон­тролироваться оппозиционными силами и соответствующими СМИ, что нередко выражается в создании информационных ба­рьеров для телетрансляций центральных каналов и препятствий для центральной прессы. При этом в структуре местных СМИ мо­гут отсутствовать свои телеканалы, печатный рынок заполняться только местными изданиями и т.д.

Английский исследователь Дж. Курран предлагает также выде­лять коммерческие СМИ (представляющие частный сектор), граж­данские (отражающие интересы коллективных аудиторий или же всего электората в целом), профессиональные (прежде всего пред­ставляющие мнения профсоюзов), общественно-рыночные (вы­ражающие интересы групп потребителей), СМИ, которые пред­ставляют общие интересы всего социума. Последние охватывают огромную аудиторию, обеспечивают возможность обсуждения общезначимых социальных проблем, позволяют личности соотнести свои позиции с точкой зрения большинства. Выделение такого рода СМИ демонстрирует ряд проблем, с которым сталкиваются современные государства на информационно-политическом рын­ке. Например, социальные и политические цели деятельности ком­мерческих СМИ нередко приносятся в жертву большому бизнесу. Иначе говоря, финансовый контроль, скрытое или явное влияние рекламодателей и владельцев оставляют в тени общественно зна­чимые проблемы, если их освещение препятствует получению прибыли. Более того, крупные коммерческие медиакланы пыта­ются монополизировать информационное пространство, диктуя властям свои требования.

В более широком контексте деятельность этой категории СМИ можно рассматривать с точки зрения проблемы обеспечения эко­номической самостоятельности средств массовой информации. Как показала практика, не только капитал, но и само государство со­здает экономические условия, принуждающие СМИ к большей политической лояльности, поощряющие и даже вынуждающие их проводить конформистский курс на информационном рынке. Взяв под свой контроль основные источники экономической поддерж­ки СМИ, особенно в условиях острого политического размежева­ния в переходных обществах, государство и капитал практически уничтожают категорию независимых, нейтральных СМИ, лишая людей возможности свободного и неангажированного выбора по­литических позиций.

Отношения капитала и государства, с одной стороны, и об­щества — с другой, демонстрируют и более глубокое противоре­чие, складывающееся между теми, кто владеет СМИ (и потому имеет возможность что-то сказать обществу), и теми, кто хочет слушать радио или телевидение, но слышать и видеть при этом нечто другое. Таким образом, свобода выбора информации для тех, кто ею владеет, не тождественна свободе ее выбора тех, кто ее потребляет.

Структурными элементами СМИ являются и их различные об­разования, использующие специфические методы передачи ин­формации и установления контактов с гражданами. Прежде всего, к ним следует отнести телевидение, радио и печатную прессу.

Телевидение по праву считается наиболее мощным и эффек­тивным средством массовой информации. Как показывают социо­логические опросы, человек запоминает до 75% видеоинформа­ции. Сила воздействия ТВ складывается из сочетания ряда парамет­ров телепродукции, главный из которых — образность информации, предполагающая акцентирование формы ее подачи зрителю. Со­здаваемый зрительный образ политика или отдельного события обладает целостностью, выразительностью и той реалистичнос­тью, которая рождает искренность восприятия. Такой зрительской реакции способствует и его эмоциональное наполнение. Придава­емая таким образом человеку или явлению жизненность, реалис­тичность «включает» психологические механизмы сопереживания, усиливающие восприятие информации.

Одновременно телеобраз содержит и претензии на рациональ­ное, рассудительное и даже обобщенное видение происходящего. За каждым конкретным образом скрывается универсальное содер­жание, которое обеспечивает глубину восприятия. Естественно, телепродукция не может обойтись без художественного, эстети­ческого и культурного оформления. Это придает метафорический характер отображаемым явлениям и еще больше усиливает впе­чатление от увиденного.

Наряду с этим у ТВ существуют и чисто технологические при­емы и способы организации видеоматериала, которые помогают повысить емкость информационного сообщения. Например, соче­тание «бегущей строки» и «картинки» или же монтаж разных сю­жетов и образов повышает информационную насыщенность сооб­щений и привлекает еще больше внимания к происходящему на телеэкране. Излишне говорить, что, обладая такими технически­ми возможностями, ТВ стало одним из основных инструментов политических процессов и кампаний (и прежде всего выборов), а также манипулирования сознанием зрителей.

Впервые телевидение было использовано в политических целях в 1958 г. на президентских выборах во Франции. Первым политиком, который выступил по телевидению США, был Дж. Кеннеди, а телешоу-технологии впервые были использова­ны в США в 1992 г., в выборной кампании претендента на пост президента Р. Перро. Приблизительно с середины 1960-х годов телевидение стало непременным участником и, в общем-то, эпицентром организации выборов и проведения плебисцитов. В настоящее время контроль за телерынками (федеральными, ре­гиональными, местными) является важнейшим показателем ус­пешности избирательных кампаний и вообще политического влияния на население. В Российской Федерации в настоящее время не охвачено общероссийским ТВ около 9 тыс. населенных пунктов, где около 2 млн чел. жителей, а еще 5,4 млн наших граждан могут смотреть только одну телепрограмму.

Очень большим политическим потенциалом обладает и радио. Его коммуникационные возможности обусловлены высокой оперативностью распространения информации, способностью к мо­ментальной, в режиме реального времени передаче сообщений ши­рокой социальной аудитории. Многие люди, даже специально не слушая радио, нередко держат свои приемники включенными. И поэтому, хотя радио несколько статично, оно обладает боль­шим, чем ТВ, и практически безграничным характером распрост­ранения информации.

Учитывая же, что технологически, за счет создания акустичес­ких эффектов, радио способно вызывать широкие ассоциативные образы, применять при освещении событий драматургические при­емы, оно в еще большей степени, нежели другие СМИ, может быть использовано для управления и манипулирования настрое­ниями аудитории. Не случайно М. Маклюэн, учитывая эту способ­ность радио к созданию ситуаций, когда слушатель активно до­мысливает исходную информацию, называл его «горячим кана­лом» (в отличие от ТВ, где зрительское соучастие в происходящем и зрительный образ ставят пределы фантазии и потому оставляют этот канал передачи информации «холодным» для человеческого воображения).

Например, использование в течение нескольких лет будди­стской организацией «Аум сенрике» каналов радиостанции «Маяк» привело к такому росту количества приверженцев рас­пространяемого ею учения, что оно в несколько раз превыси­ло число сторонников этой организации на ее родине. И это тем более удивительно, что наши сограждане знали, что руко­водители этой организации были привлечены у себя в стране к уголовной ответственности за причастность к убийству людей и совершение террористических актов.

Своими коммуникационными особенностями обладает и пе­чатная пресса. Ее главным отличительным признаком служит боль­шая рефлексивность при подаче информации. Печатные продукты ориентированы на индивидуальное освоение информации и пото­му предполагают определенный уровень подготовки читателя, его способность к осмыслению событий. Понятно, что получать ин­формацию из газеты может только тот, кто умеет читать, в то время как для получения сведений с телеэкрана или радиоприем­ника этих навыков не требуется.

Такой подход определяет и сюжетно-тематическую направлен­ность изданий. Серьезная пресса делает упор на аналитичность, глубину освещения событий, предполагая критические суждения и обобщения прочитанного, а в «желтой» (таблоидной), напро­тив, превалирует развлекательное начало.

Восприятие массовой информации

СМИ, будучи основными распрос­транителями информации в МИКС, служат также основными инструмен­тами воздействия на общественное мнение и даже управления массовыми и групповыми настроениями. Однако тип информаци­онных отношений, который складывается в конкретной МИКС, и эффективность политических коммуникаций государства и об­щества непосредственно зависят от уровня и характера восприя­тия продукции СМИ.

Понятно, что в каждом социуме существуют свои возможнос­ти, стандарты и, наконец, традиции восприятия медиаинформации. Это зависит от многих, не только социальных (состояния об­щественного мнения, наличия гражданских свобод и т.д.), но и чисто технических факторов (суммарных тиражей газет, объема телевещания, оснащенности населения средствами приема инфор­мации).

Например, в России, несмотря на высокий интерес граж­дан к политической информации и высокий образовательный уровень населения, выпуск ежедневных газет явно недостато­чен: в 6 раз меньше, чем в Японии, в 2,5 и 1,5 раза — по сравнению соответственно с Великобританией и Францией. При этом около 30% граждан сегодня вообще не читают газет".

В самом широком плане можно выделить ряд условий и обсто­ятельств, которые, по мнению ученых, в большей степени воз­действуют на восприятие массовой информации. Прежде всего, это субъективные параметры индивида, так как именно он в ко­нечном счете и является потребителем этих сообщений, а его внут­ренние качества служат своеобразным механизмом отбора посту­пающих сведений о мире политики. Наиболее важным значением обладают следующие из них: тип духовной ориентации людей (сви­детельствующий о степени интереса индивида к ценностным и рефлексивным продуктам); предрасположенность человека к тем или иным способам освоения информации (эмоционально-чув­ственному, рационально-критическому, аналитическому и пр.); уровень духовного развития индивида и его социальных знаний, а также некоторые иные характеристики внутреннего портрета.

Принципиальное значение имеют и параметры текстов СМИ. Здесь первостепенную важность обретают степень полезности информации для индивида; адекватность сообщений воспринимае­мым человеком событиям (в том числе и на основе информации, полученной из других источников); пристрастность диагностики событий; семантическая доступность текста; трудность восприя­тия текста; ясность изложения проблемы; авторитет и репутация конкретного СМИ и др.

Третьим существеннейшим фактором, влияющим на восприя­тие информации СМИ, выступает исторический и ситуативный кон­текст, та конкретная ситуация, в рамках которой и складывается коммуникация между человеком и СМИ. В данном случае определя­ющими факторами выступают характер сложившейся политико-ду­ховной атмосферы, влияние внешней (микро)групповой среды, сте­пень независимости индивида от внешнего влияния и др.

Таким образом, человек при восприятии информации может ориентироваться либо на ее источник, либо на коммуникатора, либо на собственные приоритеты, либо на содержание самого со­общения. Но, как показала практика, в любом случае степень вос­приятия информации СМИ в конечном счете будет зависеть от того, насколько совпадают ценностно-смысловые структуры ком­муникатора и реципиента, а также их оперативные (рационально выбранные) планы. Чем выше уровень таких совпадений, тем эф­фективнее восприятие массовой информации.

В каждом обществе существует довольно пестрая, дифферен­цированная картина восприятия массовых сообщений, распрост­раняемых СМИ. Наряду с общесоциальными показателями эффек­тивности восприятия массовой информации в МИКС существуют различные групповые формы и способы взаимодействия со СМИ, что отражается в разных по степени эффективности способах вос­приятия медиаинформации.

Основываясь на различных показателях, ученые определили уровни эффективности восприятия массовой информации и соответствующие типы политических коммуникаций. Так, венгерский теоретик А. У. Хараш выделяет следующие уровни восприятия мас­совой информации:

· нулевой (не расслышал, не рассмотрел);

· уровень идентификации канала передачи информации;

· распознавание речи (языка), интонации сообщения, экс­прессивного плана речи;

· понимание слов (словосочетаний) и их индивидуальная ин­терпретация;

· понимание целей коммуникации (социального значения информации);

· понимание образов, закодированных в сообщениях (прово­цирующие личностные смыслы, оценивание, переживания).

Названные уровни восприятия медиаинформации помогают определить критерии регулирования рынка МИКС, сознательно усиливать или ослаблять воздействие СМИ на общественное мне­ние.

По данным социологических исследований, в российском обществе лишь 12—14% населения страны обладают навыками адекватного восприятия общественно-политической информа­ции СМИ; 20—30% — только частично адекватными навыка­ми; 30—35% — неадекватными; 18-25% действуют по установ­ке (т.е. интерпретируют сообщения в соответствии с заранее сформулированной установкой), а 5% вообще не желают всту­пать в коммуникацию с общественно-политическими целями.

Проблемы в деятельности СМИ в современном мире

Развитие СМИ рождает политичес­кие проблемы в информационном пространстве. Как уже отмечалось, в современном мире качественное

возрастание роли СМИ и включение медиасобственников в струк­туры власти приводит, по мнению ряда ученых, к установлению медиакратии, или такой формы капитализма, «где политики за­висят, а то и неотличимы от держателей экономической власти, вырастающей из контроля над СМИ и культурным производством», в котором «традиционные барьеры, разделяющие политическую и культурную власть, исчезают». СМИ стали центральным элемен­том выборов и чем дальше, тем больше усиливают свои позиции в электоральном пространстве.

Сегодня на стенах офисов кандидатов наряду с электораль­ными картами, на которых обозначены уязвимые социальные группы, добавились карты размещения основных медийных рынков. Такие карты демонстрируют, где следует появиться кан­дидату, какие территории наиболее близки к внутренним те­левизионным центрам, где удобнее снимать репортажи со «сво­им» кандидатом, и т.д. СМИ изменили не только электораль­ные процессы, технологии, но и людей, участвующих в выборах. Решающую роль в избирательных штабах играют специалисты по организации взаимодействия со СМИ, на плечи которых ложится основная тяжесть работы с массовым корпусом изби­рателей.

Возрастание роли СМИ гражданского сектора свидетельствует об усилении развлекательных установок, поверхностности их информационной политики, отсутствии в их работе аналитических подходов. В результате люди читают больше, но понимают в поли­тике меньше. И еще меньше в их сознании формируется критичес­ких оценок. Такое нарастание конформизма неразрывно связано со стремлением отдельных СМИ добиться монопольного положе­ния в сфере формирования вкусов, влияния на процесс осознавания людьми структуры своих интересов. В немалой степени этому способствует так называемый новостной тип информирования: свойственная ему эклектическая подача новостей формирует дис­кретность и мозаичность восприятия политического мира, ведет к отсутствию необходимых социальных приоритетов. В результате та­кой информационной политики сужаются возможности для выра­ботки у людей четких политических предпочтений.

Серьезной политической проблемой сегодня является и цензу­рирование материалов СМИ. С одной стороны, в конституциях демократических государств цензура запрещается как средство кон­троля информации, орудие политического произвола, используе­мое для оправдания репрессий в отношении политических сопер­ников, но с другой — существуют проблемы обеспечения государ­ственной безопасности, обусловливающие необходимость исключения определенных дебатов из общественного дискурса, отбора информационных сообщений, повышения ответственнос­ти СМИ.

Существенной проблемой современного этапа политического развития является то, что деятельность многих СМИ (в основном занимающихся «разоблачительной» журналистикой и доводящих до общественного мнения сведения об аферах, теневой жизни по­литиков) зачастую торпедирует общественную мораль. Практику­емый ими стиль критики оппонентов нередко нарушает принятые в обществе приличия, а иногда и правовые ограничения. Чтобы снять такого рода конфликты и предотвратить социальные тре­ния, разжигание национальной розни и прочие негативные по­следствия действий журналистов, в демократических государствах принимаются законы о СМИ, регламентирующие их деятельность и устанавливающие строгие ограничения на распространение пуб­личного слова.

Серьезные проблемы в ряде стран создает деятельность зару­бежных СМИ. В настоящее время основные информационные по­токи в мире контролируются интернациональными центрами (13 стран-доноров дают 90% информационного продукта). Массовый информационный продукт сегодня подчас противоречит некоторым отечественным традициям и отношениям. Крушение традиций нередко интерпретируется отдельными силами как фактор культурной и политической АГТХ «засилия Запада», иностранного проникновения, увеличивая зависимость правящего политического режима.

Если оставить в стороне такого рода политические спекуляции, то можно увидеть проблему распространения массовой куль­туры, которая захлестывает многие не готовые к ее стандартам слои и целые общества. Наряду с усилением и даже повышением некоторых культурных стандартов (особенно в сфере потребле­ния) благодаря ей человек политический становится человеком толпы, действующим по принципу «как все», стремящимся не понимать, а действовать. Таким образом, политические силы дол­жны найти способы адаптироваться к этой интернационализации массовых коммуникаций, сохранив при этом культурную специ­фику своего общества.

Возникающие сегодня политические проблемы показывают, что свобода СМИ не абсолютна. СМИ — и передатчики обще­ственных интересов, и творцы политики. Но высшим критерием их деятельности, высшим благом, которое необходимо защищать вне зависимости от собственных политических предпочтений, дол­жны стать интересы всего общества, представляющего собой не­разрывную часть мирового сообщества. Именно этому должны слу­жить разнообразные информационные тактики и стратегии. В этом смысле в их деятельность следует вмешиваться правительству, чтобы сохранить эти приоритеты и ценности, предотвратить разруши­тельные последствия деятельности масс-медиа, пытающихся мо­нополизировать информационное и политическое пространства.

<< | >>
Источник: под ред. Соловь­ева А. И.. Политические коммуникации. 2004

Еще по теме Политические функции СМИ:

  1. Мобилизационная функция СМИ
  2. Основные функции СМИ
  3. Пропагандистская функция СМИ
  4. Понятие и функции СМИ
  5. Информационная функция СМИ
  6. Основные функции СМИ
  7. 11.8. СМИ как политический институт
  8. СМИ в качестве инструмента «политического маркетинга»
  9. Основные каналы и особенности политического влияния СМИ
  10. Контрольная работа. Политическая наука. Политический режим. Сущность, функции государства, 2013
  11. Функции, типы и модели политической культуры. Политическая социализация личности