<<
>>

Пространство свободы, безопасности и правосудия

Правовая основа для развития данного сотрудничества существовала давно. В Договоре о ЕС 1957 г. имелся раздел «Визы, предоставление убежища, иммиграция и другие направления политики, связанные со свободным передвижением людей».
В дальнейшем, по мере развития ЕС, возникла необходимость перейти от сотрудничества на основе двусторонних межправительственных соглашений к совместной политике всех государств ЕС.

Начало сотрудничеству в области внутренних дел и правосудия было положено в середине 1970-х годов. В 1975 г. в ответ на серию террористических актов государства — члены ЕС решили создать межправительственную группу ТРЕВИ (TREVI group — Terrorisme, Radicalisme, Extremisme, Violence Internationale) в составе старших должностных лиц национальных министерств внутренних дел. Первоначально она координировала обмен информацией о террористических организациях. Позже группа занялась вопросами пограничного контроля, миграционных потоков и нелегальной транспортировкой наркотиков.

С середины 1980-х годов в связи с построением EBP государства-члены усилили координацию политики в области внутренних дел. Чтобы обеспечить свободу передвижения граждан ЕС, требовалось ввести дополнительные меры безопасности, а также согласовать правила приема граждан третьих стран, иммигрантов и претендентов на получение политического убежища.

Важным достижением на начальном этапе сотрудничества в сфере внутренних дел стала Дублинская конвенция 1990 г., вступившая в силу в 1997 г. Ее целью было исключить ситуации, когда иммигранты подавали заявления о предоставлении политического убежища сразу в нескольких странах ЕС и одна из стран предоставляла убежище, а другие — отказывали. Конвенция действовала до 2003 г., а затем была заменена новым регламентом ЕС.

Отсутствие четкого распределения компетенции между институтами ЕС и национальными государствами сильно осложняло сотрудничество в данной сфере.

На саммите в Люксембурге в июне 1991 г. канцлер Германии Гельмут Коль предложил разработать программу сотрудничества в области внутренних дел и правосудия, а также провести «коммунитаризацию» политики иммиграции и предоставления политического убежища, т.е. передать ее из компетенции национальных государств в компетенцию сообществ.

Маастрихтский договор. Впервые положения о сотрудничестве в области внутренних дел и правосудия были введены Договором о Европейском Союзе (разд. VI «Сотрудничество полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере»). Они были отнесены к так называемой третьей «опоре» ЕС, где решения принимаются на основе межправительственного сотрудничества государств-членов при минимальном вмешательстве органов ЕС.

В разд. VI Договора о Европейском Союзе были определены девять сфер политики внутренних дел и правосудия, представляющих общий интерес для государств-членов, а именно:

• политика предоставления политического убежища;

• контроль над внешними границами Союза;

• иммиграционная политика;

• противодействие наркотической зависимости;

• противодействие мошенничеству, в том числе с платежными документами;

• сотрудничество в области гражданских дел;

• сотрудничество в области уголовного права;

• таможенное сотрудничество;

• сотрудничество национальных полицейских служб, создание Европейского полицейского ведомства (Европол). Для осуществления сотрудничества был создан Совет министров внутренних дел и правосудия. Под его эгидой были начаты совместные полицейские акции, в том числе направленные на борьбу с распространением наркотиков.

После вступления в силу Маастрихтского договора институты ЕС в течение нескольких лет требовали более полной «коммунитаризации» третьей «опоры», однако не все страны ЕС соглашались с этим. После горячих дебатов на Межправительственной конференции 1996—1997 гг. было предложено создать «европейское пространство свободы, безопасности и правосудия», обеспечить свободу передвижения граждан ЕС и приблизить политику Евросоюза к их нуждам.

Амстердамский договор и реформа третьей «опоры».

Амстердамский договор провозгласил формирование «пространства свободы, безопасности и правосудия» приоритетной задачей Европейского Союза. В нем также была проведена глубокая реформа третьей «опоры». Шесть из девяти перечисленных в Маастрихтском договоре сфер общего интереса ЕС были переведены из компетенции национальных государств в смешанную компетенцию, или из третьей «опоры» в «опору». Таким образом, в первой «опоре» оказались:

• политика предоставления политического убежища;

• контроль над внешними границами Союза;

• иммиграционная политика;

• противодействие наркотической зависимости;

• противодействие мошенничеству, в том числе с платежными документами;

• сотрудничество в области гражданских дел.

После вступления в силу Амстердамского договора политика внутренних дел и правосудия оказалась поделенной между первой и третьей «опорами». Положения о свободном передвижении граждан, иммиграции и политическом убежище отныне отнесены к компетенции Сообщества (первая «опора»), тогда как сотрудничество полицейских и правовых ведомств осталось в сфере межправительственного сотрудничества (третья опора»),

В третьей «опоре» появились новые инструменты принятия решений: общие позиции, рамочные решения, решения и конвенции. Комиссия получила право исключительной законодательной инициативы, Совет — возможность применять процедуру совместного решения.

В Амстердамский договор были включены Протокол об интеграции шенгенского законодательства (Schengen acquis) и Протокол о порядке предоставления политического убежища в ЕС гражданам государств — членов Союза.

«План Тамнере». Внеочередной саммит Европейского Союза в г. Тампере (Финляндия) состоялся 15—16 октября 1999 г. Он разработал программу создания «пространства», получившую название «План Тампере». В документе названы три приоритетные сферы деятельности.

Первая сфера — иммиграционная политика и предоставление политического убежища. Было решено усилить борьбу с нелегальной иммиграцией и торговлей людьми, а также создать на территории ЕС единую систему предоставления политического убежища. Ключевым элементом нового подхода к иммиграционной политике стало сотрудничество с третьими странами.

Вторая сфера — формирование европейского правового пространства. Речь шла о взаимном признании решений национальных судов с тем, чтобы население ЕС имело возможность обращаться в суд в любом из государств на тех же условиях, что и в своей стране, а преступники не могли пользоваться различиями в национальных системах правосудия. Первым шагом в этом направлении стала разработка принципов взаимного признания судебных решений в сфере семейного законодательства, деле защиты евро от подделок и обеспечения финансовых интересов Сообщества.

Третья сфера — борьба с организованной преступностью. Совет ЕС постановил создать специальное ведомство Евро-юст (EUROJUST) в составе прокуроров национальных государств, судей высокого ранга и офицеров полиции.

В июне 2004 г. Комиссия объявила об успешном выполнении «Плана Тампере» и завершении, таким образом, начальной фазы создания пространства свободы, безопасности и правосудия. С 1 января 2005 г. решения по вопросам иммиграционной политики, политического убежища и охраны границ принимаются в Совете квалифицированным большинством.

Пятилетние программы. Лиссабонский договор. В ноябре 2004 г. на саммите в Гааге (Нидерланды) лидеры ЕС утвердили пятилетнюю программу и план действий по дальнейшему углублению сотрудничества в сфере внутренних дел и правосудия. Гаагская программа (2005—2009) содержала ряд приоритетных направлений, по существу охватывающих все сферы сотрудничества, в их числе:

• гражданство Евросоюза и обеспечение прав граждан (в частности, учреждение Агентства основных прав);

• противодействие терроризму (усиление информационного обмена, борьба с системами найма террористов и финансирования террористических организаций);

• защита информации при должном обеспечении ее сохранности;

• облегчение доступа граждан к правосудию.

Положения Гаагской программы продолжены в следующей, Стокгольмской пятилетней программе, утвержденной в декабре 2009 г.

Вопросы внутренних дел и правосудия заняли одно из центральных мест в повестке дня работы Конвента «Будущее Европы». Его предложения стали основой соответствующего раздела Лиссабонского договора, что позволило Евросоюзу завершить реформу третьей «опоры», начатую еще Амстердамским договором. Проведена полная «коммунитаризация» политики ЕС в области внутренних дел и юстиции. Третья «опора» прекратила свое существование, полномочия институтов ЕС распространятся на положения о полицейском и уголовно-правовом сотрудничестве, а значит, на всю сферу внутренних дел и юстиции.

<< | >>
Источник: Буторина О.В.. Европейская интеграция. 2011

Еще по теме Пространство свободы, безопасности и правосудия:

  1. «Дорожная карта» общего пространства свободы, безопасности и правосудия
  2. «Дорожная карта» по общему пространству свободы, безопасности и правосудия в отношениях ЕС-Россия
  3. Инверсия фундаментальных ценностей: «свобода versus безопасность»
  4. Пределы расширения пространства международной безопасности.
  5. «Дорожная карта» общего пространства внешней безопасности
  6. 8.1.1. Достижение победы вследствие получения необходимой свободы движений или свободы действий— даже ценой материальных потерь
  7. «Дорожная карта» по общему пространству внешней безопасности в отношениях ЕС-Россия
  8. 8.1.3. Забота о свободе движений собственных действий и сковывание свободы движений противника
  9. СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ И ПРАВОСУДИЯ
  10. О сотрудничестве в сфере внутренних дел и правосудия
  11. 2. Понятие «судебной власти», «правосудия», «судебной системы», «суда»
  12. ГЛАВА 1 СВОБОДА И ГРЯЗНОЕ ДЕЛО
  13. Свобода подкармливает сопротивление