<<
>>

Типологические особенности государственной информационной политики

Универсальные критерии государственной информационнои политики Эффективность государственной и показатели эффективности информационной политики может оцениваться по различным критериям.

Однако, безусловно, важнейший из них — постоянное присутствие в информационном пространстве главы государства и высокая сте­пень персональной ответственности за деятельность своих пиар-служб, оповещающих население о целях и действиях властей.

Показательно, к примеру, что во время иракского кризиса 2003 г., когда значительная часть общественности Англии была против того, чтобы страна участвовала в боевых действиях на территории этого зарубежного государства, ангийский премьер-министр Т. Блэр, ратовавший за такое участие, предпринял беспрецедентные информационные усилия по разъяснению точки зрения правительства. Он постоянно во всех выступле­ниях приводил аргументы в пользу подобного решения, по сути, поставив свою политическую карьеру в зависимость от успеха этой военной акции. Эту линию поведения он сохранял на всем протяжении конфликта, что помогло властям существенно снизить оппозицию своим планам. И хотя многие граждане и даже политические деятели остались при своей точке зрения, практически все они высоко оценили стиль поведения своего лидера.

Постоянное информационное присутствие лидера на полити­ческой арене способствует повышению прочности контактов власти с населением, более систематическому освещению деятельности государственных структур в СМИ, сохранению их внимания к обращениям властей. Кроме того, это позволяет органам власти и управления опережать события и направлять их развитие в нужное русло, а равно и лучше отслеживать движение собственной ин­формации.

Существенным показателем эффективности государственной информационной политики служит и наличие в стране централи­зованных, но одновременно гибких структур по управлению мас­совыми информационными потоками.

Об успешности действий государства в информационном пространстве свидетельствует и четкое разграничение сферы и характера деятельности государ­ственных и негосударственных СМИ. Такое разделение служит за­логом справедливого распределения государственных дотаций СМИ, демонополизации рынка СМИ, решения других аналогич­ных задач. При этом главным условием разграничения их деятель­ности должен быть нейтральный характер деятельности государ­ственных СМИ, отсутствие у них каких-либо приоритетов и пред­почтений при освещении событий. Во многих странах вообще нет ни государственных каналов, ни газет. Но там, где они присутству­ют, за ними, как правило, закрепляется совершенно определен­ный участок рынка, а именно публикация законов, указов и дру­гих нормативных документов. Столь же однозначные требования предъявляются и к количественным показателям деятельности го­сударственных СМИ. В частности, один орган верховной власти может выступать учредителем лишь одного издания.

Показатели информационной государственной политики в России

В современном российском обще­стве формирование государственной инфОрМацИОННОИ политики сталкивалось с большими трудно­стями. В начале 1990-х годов это понятие было практически исклю­чено из политического лексикона. Несколькими годами позже его содержание связывалось исключительно с отношениями государ­ства со СМИ или информационным сопровождением техноген­ных катастроф и военных конфликтов. И только в конце последне­го десятилетия государственная информационная политика стала рассматриваться более комплексно, как деятельность государства по налаживанию информационных отношений с партиями и дру­гими политическими корпорациями, введению правовых норм, подготовке соответствующего корпуса профессиональных кадров и другим аналогичным вопросам. Государство приступило к после­довательной разработке и совершенствованию законодательных актов, пыталось наладить новые контакты со СМИ в противовес лоббистским методам давления. Показателем качественно иного отношения к информационной политике стало и появление в те­чение короткого времени у Президента Российской Федерации, ведущих политиков, отдельных министерств и ведомств собствен­ных сайтов в Интернете, совершенствование технических каналов связи и повышение их совместимости.

Новая программатика, обус­ловленная принятыми в стране доктринами, новыми политичес­кими идеями лидеров, стала закладываться и в деятельность госу­дарственных СМИ (двух телеканалов — ОРТ и РТР, двух радио­станций — «Маяк» и «Юность», а также двух информагентств (ИТАР-ТАСС, РИА-Новости) и «Российской газеты»).

Наметилась и противоположная тенденция в развитии отно­шений государства со СМИ. Так, в принятом в 2003 г. Государ­ственной думой федеральном законе «Об основных гарантиях из­бирательных прав и прав на участие в референдуме граждан РФ» сделана попытка вывести институт СМИ из политического про­цесса. Закон санкционирует любую деятельность, способствующую созданию каких-либо преимуществ в «восприятии» гражданами либо кандидатов, либо политических партий. СМИ могут быть об­винены в незаконной агитации, если чуть больше внимания уде­лят одному из кандидатов. О расплывчатости формулировок и о том, как выборочно можно их трактовать, свидетельствует тот факт, что по закону агитацией считается «распространение информации о деятельности кандидата, не связанной с его профессиональной деятельностью или исполнением служебных обязанностей; деятель­ность, способствующая созданию положительного или отрицатель­ного отношения избирателей к кандидату (?!), избирательному объе­динению, избирательному блоку, к которым принадлежит дан­ный кандидат... иные действия, имеющие целью побудить (?!) избирателей голосовать за кандидатов...» Усматривая в обычной для политики практике комментирования и анализа предвыбор­ных текстов, ситуаций, отношений между партиями покушение на общественную стабильность, инициаторы такого рода реше­ний попытались предельно заморозить избирательную кампанию, выхолостить саму суть электорального процесса. Не случайно в раз­витие этих идей на федеральных телеканалах появились — впервые в мире! — дебаты кандидатов в записи, а также были предприняты другие шаги на пути деполитизации избирательной кампании.

Оживление активности государства в этой сфере стало под­тверждением понимания им основных причин неэффективности своей информационной политики. Главными из них были и оста­ются несовершенство кадровых и административных государствен­ных структур, слабое взаимодействие власти с общественными структурами, технико-экономическая отсталость и даже слабая развитость информационной индустрии как сегмента экономичес­кой жизни общества. Несовершенно и правовое обеспечение ин­формационной деятельности государства.

Весьма красноречивы показатели плачевного технического состояния информационной инфраструктуры российского об­щества. На 1000 жителей на Западе в среднем приходится при­близительно 350-400 компьютеров, причем компьютеров пер­сональных, предназначенных для личного пользования. У нас же аналогичные средние цифры не превышают 25-27. Кроме того, подавляющее большинство из них — офисные машины, кото­рыми люди пользуются на работе, в отделениях связи и т.д. Дру­гой пример. Оснащенность телефонной связью в стране в 2,5 раза ниже среднеевропейских норм, причем в стране есть террито­рии, полностью лишенные возможностей телефонной связи. При этом только 12% телефонных станций могут передавать инфор­мацию в цифровой форме. Показательно и то, что при помощи спутников (7 из 10 уже выработали свой ресурс и подлежат замене) в стране поддерживается только 6% связи.

В настоящее время государственная информационная полити­ка развивается по двум основным направлениям. Первое связано с качественным изменением места и роли СМИ в российском обще­стве. Главная линия здесь — дальнейшая приватизация СМИ, коммерциализация их деятельности, отмена льгот и активное привлече­ние западного капитала для реформ в информационной сфере. Эти задачи предполагают выравнивание условий для деятельности оте­чественных и западных СМИ на российском медиарынке (и обеспе­чение помощи зарубежным СМИ), подготовку профессиональных кадров для работы на информационном рынке, введение этических кодексов политической журналистики и т.д. Продолжится продви­жение при помощи государства отечественных информационных корпораций на международный рынок, что должно заметно по­мочь информационному обеспечению нашей внешней политики и облагораживанию имиджа Российского государства.

Существенные задачи стоят и в области законодательно-пра­вового обеспечения государственной информационной политики. В частности, будет проводиться работа по обновлению законода­тельства и приведению структуры информационных законов в со­ответствие со структурой законодательства Российской Федера­ции. Например, основополагающий для регулирования информа­ционных процессов закон о СМИ 1991 г. принимался в то время, когда не было ни рекламы (приносящей сегодня более 1 млрд долларов доходов), ни политического рынка, ни рынка индустрии СМИ. Так что такая деятельность поможет определить права и ответствен­ность каждой ветви и института власти за распространение инфор­мации, границы государственной собственности на информацион­ные ресурсы и системы, порядок доступа граждан к информацион­ным ресурсам государства, а также урегулировать документооборот и повысить эффективность борьбы с монопольными практиками в информационной сфере.

Государство планирует всемерно развивать и СМИ, способ­ствуя развитию круглосуточных телеканалов, интерактивного те­левидения и компьютерных медиа, поощрению конкуренции ком­мерческих и государственных СМИ, призванных распространять целевые сообщения на бесплатной основе. Одновременно государ­ство заявляет и о стремлении противодействовать различным фор­мам манипулирования общественным мнением.

В настоящее время правовые основы государственной инфор­мационной политики содержатся в Конституции Российской Фе­дерации, Гражданском кодексе, Законе о печати, Законе о го­сударственной поддержке СМИ, Законе об информации, инфор­матизации и защите информации, Законе о связи и Законе о почтовой связи. Однако эти акты создают лишь минимальную ос­нову для урегулирования современных отношений в информаци­онном пространстве. Борьба за совершенствование правовой базы информационной деятельности имеет весьма неоднозначную по­литическую историю. Например, Государственной думой второго созыва под нажимом находившихся в большинстве коммунистов были приняты решения, предполагавшие законодательно обязать негосударственные СМИ без ограничений публиковать материалы и выступления депутатов в Думе, ввести ограничения на деятель­ность непарламентских журналистов, законодательно расширить воз­можности судебного преследования журналистов и СМИ, создать собственный телеканал и т.д. После событий 2002 г., связанных с захватом заложников в театральном центре на Дубровке (Москва), резко активизировались попытки силовых структур поставить под контроль деятельность СМИ в критические периоды, чреватые вве­дением политической цензуры.

Проект «Электронная Россия» Качественным показателем измене­ния отношения государства к про­блемам информационной сферы явилось принятие в 2002 г. целе­вой федеральной программы «Электронная Россия». Этот разраба­тывавшийся почти 5 лет документ содержит программу деятельности государства по либерализации экономики и ускорению экономического роста, устранению бюрократических барьеров на пути раз­вития информационной инфраструктуры. Она рассчитана на 9 лет, а сумма предполагаемых вложений — 2,4 млрд долларов. По про­шествии указанного срока страна должна выйти на уровень, сопо­ставимый (по этим параметрам) с развитием западных стран, и по существу превратиться в державу, для которой производство информационных технологий станет определяющим фактором развития. В частности, планируется, что к 2007 г. доля продукции ин­дустрии информационных технологий в российском ВВП возрас­тет с нынешних 0,5 до 2%, а объем экспорта соответствующих технологий увеличится в 15—20 раз.

Задача построения такой информационной экономики, ори­ентированной на потребление и экспорт соответствующих про­дуктов и услуг, нацелена на органичную интеграцию страны в мировую глобальную экономику, сохранение у нее конкуренто­способности и инвестиционной привлекательности. Это предпо­лагает упрощение лицензирования соответствующих видов деятель­ности, оказание государственной поддержки экспорту информа­ционных технологий, подготовку достаточного количества кадров специалистов и пр. Грядут и серьезные преобразования в сфере социальной помощи, науки, культуры. Так, в области образова­ния ставится задача к 2005 г. подключить к Интернету все вузы и 60% школ, увеличить госзаказ на дистанционное обучение, до 20— 30% увеличить долю открытых форм обучения, а к 2010 г. достиг­нуть показателя — один компьютер на четырех учащихся.

В соответствии с задачами трансформации экономики ставится цель обеспечить и интенсивное развитие гражданского общества, основанного на интенсификации общения граждан, повышении открытости государства для общения с населением. Планируются соответствующие изменения в нормативно-правовой базе, регу­лирующей информационные технологии (защита авторских прав, принятие законов об электронной коммерции и электронном доку­ментообороте, регламентация доступа к общегосударственным ин­формационным ресурсам и т.д.). По замыслу разработчиков програм­мы, повышение уровня открытости государства, внедрение элемен­тов модели «электронного правительства» кардинально изменит отношения между государством и обществом, позволит снизить уровень злоупотреблений в отношении граждан со стороны раз­личных органов власти.

Вопросы для обсуждения

1. Какие формы активности государства существуют в информацион­но-политическом пространстве? В чем их отличия?

2. Какова структура информационной политики государства?

3. Каковы отличительные черты информационной политики Россий­ского государства в современный период?

4. Какое влияние на информационную политику государства оказыва­ют глобальные коммуникации?

5. Что может помешать реализации целей, заложенных в программе «Электронная Россия»?

<< | >>
Источник: под ред. Соловь­ева А. И.. Политические коммуникации. 2004

Еще по теме Типологические особенности государственной информационной политики:

  1. Особенности государственной политики в области информационной безопасности
  2. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА
  3. Понятие государственной информационной политики
  4. Особенности обеспечения информационной безопасности в сфере внешней политики
  5. Моделирование государственной политики в области информационной безопасности
  6. 34.4. ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ДОЛГА В РОССИИ
  7. Особенности технологий на информационном рынке
  8. Особенности пропагандистских информационных технологий
  9. WWW (World Wide Web) - информационные технологии в государственном и муниципальном управлении
  10. Информационная революция и политика
  11. Особенности управления в государственной службе