>>

Введение

Информационные технологии за последние два-три десятилетия качественно преобразили облик современного мира. Средства и кана­лы доставки разнообразных сведений, созданные на основе компью­терных и межспутниковых систем связи, совершили подлинную рево­люцию в человеческом общении.

Формируемые на их основе потоки сообщений создали трансграничную информационную сферу, кото­рая превратилась в самостоятельную область жизни со своими инсти­тутами, нормами, устойчивыми отношениями и связями. Сегодня эта сфера, став решающим рычагом преобразования экономики и куль­турного сотрудничества стран и народов и обретя собственные меха­низмы и технологии общения, качественно видоизменяет формы орга­низации власти и сам облик политического пространства. И хотя в российском — как и многих других — обществе этот процесс еще далек от завершения, некоторые тенденции развития информацион­ных процессов уже сейчас заставляют ученых и практиков говорить об их приоритетном значении по отношению к экономике, политике, праву, а также другим областям общественной жизни.

В любом случае развитие и широкое применение информацион­но-коммуникационных технологий воспринимается сегодня не только как необходимое условие повышения конкурентоспособности отече­ственной экономики, расширения возможностей ее включения в миро­вую систему хозяйства, но и как средство повышения эффективности государственного управления и местного самоуправления, дальнейше­го развития демократии. Залогом этого выступают реальное обеспече­ние прав граждан на свободный поиск и получение информации, мас­совое распространение технических средств, расширяющих возмож­ности участия населения во власти, а главное — органичное включение российского общества в наднациональные информационные связи.

В этой столь динамично изменяющейся информационной среде политические акторы начинают выстраивать новые взаимоотношения, вступают в непривычные для себя контакты, формируют новый стиль общения с властью.

Интернет-технологии, создавая виртуальные пространства и общности, предлагают государству, его партнерам и оп­понентам новые способы и методы взаимодействия.

Одновременно и сама власть, ее политические структуры и ин­ституты претерпевают существенные трансформации. Национальные государства испытывают потребность в новых технологиях власти и управления. Отправление государственной власти по технологиям on­line и «электронного правительства» постепенно становится приметой нашего времени. Государственные структуры начинают осваивать технологии пиар*-коммуникаций, политической рекламы и другие со-

* Пиар от англ. PR (public relations) — связи с общественностью. — Прим. ред.

временные методы общения с гражданским обществом, поддержа­ния контактов с партнерами и оппонентами. При этом традиционные носители политического влияния в индустриальном обществе — партии — уступают ведущее место СМИ и иным институтам, форми­рующим информационное пространство власти. Использование но­вых информационных технологий ведет к качественному преобразо­ванию социума на основе принципов гражданского и информацион­ного общества. Все эти изменения обусловливают становление новой формы организации власти в современных обществах — медиакратии, образующей специфические политические отношения общества и правящего класса, создающей новые возможности использования государственной власти.

Самым характерным показателем возникновения новых полити­ческих практик и отношений, использования технических возможно­стей в сфере власти служат политические коммуникации. Именно в них соединяются намерения акторов и используемые ими средства общения по поводу власти. Именно в них политические возможности граждан и институтов трансформируются в реальные властные стату­сы, влияют на распределение общественных ценностей и ресурсов. Именно в них в полной мере проявляются выгоды и издержки приме­нения в политике новых информационных технологий.

Такой подход к проблеме коммуникационного содержания полити­ческих процессов дает основание рассматривать современную сферу политики как масштабный диалог властных и гражданских структур, подразумевающий особый механизм возникновения и распределения власти.

Кроме того, он позволяет проследить во времени процесс совер­шенствования коммуникационных механизмов применения власти, со­поставить характерные для разных исторических эпох каналы и средства общения, формы и технологии поддержания политических контактов.

Как показывает мировой опыт, развитие политических коммуни­каций неразрывно связано с усложнением способов организации политического дискурса. Причем применение политическими акторами тех или иных средств налаживания информационных контактов со своими партнерами и конкурентами самым непосредственным обра­зом связано с наличием у них необходимых для этого ресурсов, а также гуманитарных навыков и технических умений использования подобных приемов общения. Так что сегодня от степени владения пиар-технологиями или средствами политической рекламы зависит поло­жение в сфере политики государственных и корпоративных структур, которые могут либо утратить, либо обрести конкурентоспособность на политическом рынке, возможности для продвижения своих проек­тов. И кто кого обыграет на этом поле, кто окажется более искусным в использовании информационных технологий, предугадать невозмож­но. Официальные статусы и полномочия здесь не имеют никакого зна­чения.

Большое влияние на формирование политических коммуникаций оказывают исторические и цивилизационные условия. Этот процесс зависит от целого ряда культурных и технических факторов и имеет свои специфические особенности в каждой стране. В России, где политическое сообщество еще недостаточно организовано, политиче­ские коммуникации только сейчас начинают занимать подобающее место в жизни общества. Их изучение в последние годы стало одним из основных направлений развития политической науки. Однако ин­терес к этой теме возник еще в первой четверти XX в. Правда, поли­тические коммуникации в основном рассматривались как публичные информационные процессы и являлись предметом междисциплинар­ных исследований. И хотя отдельные авторы не относят сегодня политологию к сфере научного знания, занимающегося изучением ин­формационно-коммуникационных процессов, практика доказывает обратное.

И не в последнюю очередь благодаря накопленным знаниям в этой области реализуются многие политические проекты, формируются мощные культурные контакты стран и народов, совершенству­ются процессы политической социализации личности.

На фоне интенсивных исследований информационно-коммуника­ционных процессов все рельефнее видятся очертания политической коммуникативистики — науки, изучающей природу и строение информа­ционно-политической сферы общественной жизни, характерные для нее механизмы и тенденции развития публичных и непубличных кон­тактов, формы эволюции общения правящих кругов и гражданского общества. Как показывает опыт, эта субдисциплина развивается тем успешнее, чем более заметную роль играют политические коммуника­ции в репродукции механизмов государственного управления и социа­лизации индивида, выстраивании новой системы представительства интересов граждан и в конечном счете — в становлении информацион­ного общества и соответствующих структур властного регулирования в публичной сфере.

Теоретическое обоснование политической коммуникативистики заложили как естественнонаучные исследования Н. Винера, К. Шен­нона, У. Уивера и других ученых, так и философские, социологиче­ские и лингвистические изыскания Дж. Гэлбрейта, Т. Парсонса, Д. Рисмена, Д. Белла, Г. Блумера, М. Бубера, Т. Ньюкомба, А. Моля, А. Туре­на, Ю. Хабермаса, Н. Лумана, Ф. де Соссюра, Р. Якобсона, А. Тоффлера и многих других теоретиков, работавших и работающих в области изу­чения этой междисциплинарной проблемы. Г. Лассуэлл, Р. Брэддок, С. Липсет, У. Липпман, П. Лазарсфельд, Р. Парк, Г. Маклюэн стоят у истоков политической коммуникативистики. Существенный вклад в становление этой науки вносят современные зарубежные и россий­ские ученые: Э. Аронсон, К. Джон, Б. Макмайер, П. Шампань, Д. Уилхем, Ю. Буданцев, Б. Грушин, Е. Егорова-Гантман, Л. Землянова, Т. Иларионова, В. Конецкая, Т. Лебедева, Ю. Нисневич, Г. Почепцов, А. Соколов, Б. Фирсов, Л. Федотова, Ю. Шерковин и др.

Столь широкий перечень имен и спектр направлений научной мысли свидетельствуют не только о многогранном теоретическом содержании, но и о длительной истории политической коммуникативистики.

Начало изучению этой тематики было положено в 20-е годы прошлого столетия. Именно тогда стали исследовать практики поли­тической пропаганды. Впоследствии основной упор делался на изуче­ние деятельности средств массовой информации, в том числе их ин­терактивных возможностей. Существенным шагом в развитии этой отрасли научного знания явились исследования, посвященные роли медиа в формировании политической повестки дня, проведении вы­боров и конструировании архитектуры политического пространства.

Следует особо подчеркнуть внутреннюю противоречивость поли­тической коммуникативистики, становление которой происходило на стыке естественных и гуманитарных наук. Более того, видимо, в силу междисциплинарного характера изучения рассматриваемого круга явлений зачастую слабо отражаются специфические источники и отли­чительные свойства политических коммуникаций, превалирует отношение к ним как к простой экспликации социальных информацион­ных обменов в сфере власти. В этом смысле выработка четкой методологии изучения данного круга явлений, выделение и описание их специфицирующих параметров выступают насущной задачей развития политической коммуникативистики как особой научной суб­дисциплины.

Посильному решению этой приоритетной задачи и посвятили свои усилия авторы этой книги. Они прежде всего пытались создать теоретический образ политических коммуникаций как специфической сферы общения, базирующейся на особых источниках и механизмах, имею­щих социальные и технические составляющие и использующие осо­бые методы и технологии организации публичного дискурса.

Введение, главы 1—8, 10 написаны А. Соловьевым, главы 9, 11 — А. Соловьевым и С. Туронком, главы 12—13 — С. Туронком, Ю. Петруниным и А. Суриным. При подготовке отдельных глав были использованы материалы А. Швидуновой и Ю. Мартыновой.

| >>
Источник: под ред. Соловь­ева А. И.. Политические коммуникации. 2004

Еще по теме Введение:

  1. Введение
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ И ОБЗОР
  7. Статья 49. Определение о введении наблюдения
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. МОДУЛЬ 1. ВВЕДЕНИЕ В РЕГИОНАЛЬНУЮ ЭКОНОМИКУ
  13. РАЗДЕЛ I. ВВЕДЕНИЕ В ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ТЕОРИЮ
  14. Тема 1. Введение в экономическую теорию
  15. В.П.Плосконосова. Введение в элитологию, 2002
  16. Статья 68. Уведомление о введении наблюдения
  17. Статья 80. Порядок введения финансового оздоровления
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. ВВЕДЕНИЕ
  20. Введение