<<
>>

Частная сила во второй половине XX в.

Генезис современного феномена частной силы можно проследить начиная с середины XX в.
Первый этап — 1940—1970-е годы. После Второй мировой войны шло сокращение армий, и многие из таких профессионалов оказались не востребованы своими правительствами.
Борьба с национально-освободительными движениями в Азии и Африке, постоянная напряженность на Ближнем Востоке — все это порождало спрос на военных профессионалов. Они нанимались, воевали, получали деньги. Во многом эта волна наемничества была стихийным процессом, а наемники того времени — авантюристами. Если в азиатских конфликтах участие наемников было минимальным, то в 1950—1970-х годах в Африке наемники воюют против народно-освободительных движений по заказу колониальных администраций практически во всех конфликтах. В Конго (начало 1960-х), в Нигерии (конец 1960-х) и в Анголе (1970-е) европейские наемники проявляли не только эффективность, но и жестокость. Реакцией на это стали обращения освободившихся стран в ООН с призывом запретить наемничество. Этот призыв поддержали страны социалистического лагеря. ООН занялась проблемой наемничества в 1970-х. В результате долгих споров были выработаны нормы международного права, запрещающие наемничество, — окончательно они были приняты в 1977 г. Однако уже с начала 1980-х годов ситуация стала меняться.
В 1970-х годах в ООН разрабатывались поправки к Женевским конвенциям, в рамках этой работы рассматривалась и проблема наемничества. Общий подход состоял в том, чтобы лишить наемников статуса комбатантов, т.е. лишить их всех прав в зоне конфликта. Такой подход полностью соответствует духу Женевских конвенций. Выработать определение «наемника» оказалось не просто. В итоге ст. 47 Дополнительного протокола № 1 (принят в 1978 г.) содержит 6 критериев. Наемник — 1) специально нанят воевать в определенном конфликте; 2) принимает участие в боевых действиях; 3) делает это за обещанное стороной конфликта материальное вознаграждение (которое превышает жалованье в регулярных частях этой стороны); 4) не гражданин страны конфликта и не проживает постоянно на территории конфликта; 5) не состоит в организованных частях какой-либо страны (этот пункт был включен в интересах Франции и Великобритании: иначе французский легион и гурки британской армии оказались бы вне закона в любом конфликте); 6) не послан какой-то страной с официальной миссией (этот пункт был необходим всем крупным государствам: направление военных советников и технических специалистов стало уже распространенной практикой).
Наемником можно было признать только того, кто удовлетворял всем шести критериям. На практике доказать статус наемника в зоне конфликта было довольно трудно. Попытки борьбы с наемничеством международно-правовыми механизмами продолжились. В 1985 г. ОАЕ приняла свою резолюцию о борьбе с наемничеством (она запрещала участие иностранцев в борьбе с народно-освободительными движениями). В 1989 г. ООН приняла Конвенцию против наемничества.
Второй этап —1980—1990-е годы. Порядок на своей суверенной территории могли обеспечить далеко не все правительства, получившие власть после победы национально-освободительных движений. При этом были субъекты, заинтересованные в определенном уровне порядка, — добывающие, строительные и энергетические компании. Они были готовы платить за безопасность если не местному правительству, неспособному навести порядок в нужных им районах страны, то частным компаниям. Правительства развивающихся стран, входящие в американскую сферу влияния, с середины 1970-х годов также начинают нанимать частные компании для решения проблем внутренней безопасности. До этого они в основном опирались на помощь и содействие американского правительства — им направлялись советники в силовые структуры, предоставлялась техника и вооружения, но в 1974 г. Конгресс США принял поправку в закон об иностранной помощи, которая резко ужесточила правила ее предоставления в сфере внутренней безопасности.
Конгресс был озабочен тем, что американская помощь используется правительствами-получателями для репрессий в своих странах. Дискуссии по этому поводу шли несколько лет и привели к принятию поправки 660 в Закон об иностранной помощи (Foreign Assistance Act}. Эта поправка запретила правительству США предоставлять помощь в области внутренней безопасности. Причем специально оговаривался запрет делать это через правительства третьих стран. За счет процедурных уловок некоторые программы были сохранены, но общее их количество и объем значительно сократились.
Правительства развивающихся стран стали искать другие источники.
Спрос рождает предложение, но уже не на авантюристов, а на бизнес по предоставлению услуг безопасности в международном масштабе. Частные компании получают все больше заказов от правительств развивающихся стран на боевые операции и на охрану. Это были заказы как собственно от правительств развивающихся стран, так и от правительств развитых стран, которые поручали частным компаниям помощь дружественным режимам. В 1970—1980-х годах были случаи использования частных силовых компаний правительствами развитых стран, но вынужденно и исключительно для «грязных дел». ЦРУ нанимало компанию KMS для ведения диверсионной войны в Никарагуа . Компании KMS и Saladin Security получали от ЦРУ контракты на подготовку афганских моджахедов. Стоит отметить, что по контрактам западных спецслужб (в основном ЦРУ и МИ-6) работали британские частные компании, состоящие из бывших офицеров спецподразделения SAS—KMS, Saladin Security, Group Risk.
Британские спецслужбы еще в 1960-х стали применять такую практику: перед операцией, которая может вызвать большой резонанс в общественном мнении, сотрудники переходят в частные фирмы, превращаясь в наемников, в случае успешного окончания операции они вновь принимаются на службу. Но они выполняли правительственные задания. Именно для координации такой работы и создавались названные британские компании. Примером такой практики, когда вроде действуют частные компании, а на самом деле выполняются правительственные задания кадровыми офицерами, может быть долгосрочная операция британских спецслужб в Йемене в 1960-х (проводившаяся при технической поддержке Израиля и финансовой — Саудовской Аравии). Некоторые офицеры даже много лет спустя утверждали, что они были простыми наемниками, и не признавались в выполнении правительственных заданий (см. автобиографию одного из руководителей тайных операций в Йемене: Billiere P. de /а. Looking for Trouble. L.: HarperCollins, 1994). Однако его сослуживцы признавались в работе на британское правительство (см., например: Cooper J.
One of the Originals. Pan, 1991). В 1970—1980-х годах британские компании уже не просто используются для прикрытия правительственных операций, а начинают свой собственный бизнес — в сотрудничестве со спецслужбами, но все-таки самостоятельный.
В 1980-х годах услугами частных компаний уже иногда пользовались международные организации. По контрактам ООН и Всемирного банка в Африке работала Defence Systems Limited {DSL) — в Судане консультировала местную полицию, в Мозамбике охраняла строителей железной дороги. В 1980-х годах частные силовые компании — это уже серьезный бизнес. Но качественно новые возможности открываются для них в самом конце 1980-х и начале 1990-х.
Третий этап — с рубежа 1980-х -1990-х годов. Распад биполярной системы приводит к тому, что многократно увеличивается значение региональных и локальных проблем безопасности. Несмотря на знаковые операции вмешательства в Панаме (1989) и Сомали (1993), США не могут быть «мировым жандармом». В этих условиях американскому и другим правительствам развитых стран становится удобнее пользоваться услугами частных силовых компаний в нестабильных регионах, чем посылать национальные военные подразделе ния. В 1990-х годах США нанимали частные силовые компании в самых разных ситуациях. Франция также неоднократно использовала частные силовые структуры для проведения операций в Африке. Французские компании тренировали личную гвардию президента Камеруна, помогали бороться с повстанцами в Того, охраняли нефтепроводы в Алжире, работали в Бирме и т.д. После Дейтонских соглашений в 1996 г. Саудовская Аравия, Кувейт, Бруней и ОАЭ выделили 150 млн долл. на программу «Обучение и оснащение» (Train and Equip), цель которой была реформировать армию Боснийской федерации. Контракт выполняла компания MPRI. Правительства развивающихся стран Африки и Азии в 1990-х также продолжали нанимать частные силовые компании. Наемники участвовали во многих гражданских войнах (Сьерра-Леоне, Нигерия, Ангола, Либерия и т.д.). Их услугами пользовались и повстанцы .
Международные организации также все активнее привлекали частные силовые компании. Работа на ООН, Всемирный банк и т.д. — это признак респектабельности и хорошей репутации. НПО и ТНК активно пользовались услугами частных силовых компаний. Контрактов со стороны ТНК на охранные услуги в Африке, Латинской Америке и Азии — сотни, если не тысячи. Нередки случаи, когда ТНК помогают местным правительствам оплатить контракты на борьбу с повстанцами — особенно в Анголе и Нигерии. Спрос на частную силу растет и встречает квалифицированное предложение. Сокращение армий по всему миру, распад военных механизмов бывших стран ОВД, падение «белого режима» в ЮАР — все это приводит к масштабному выбросу на мировой черный рынок вооружений и военной техники, появляются в достаточном количестве не востребованные собственными правительствами профессионалы. На рубеже 1980—1990-х годов наблюдается резкий скачок спроса на услуги частной силы и одновременно складываются благоприятные условия для материально-технического оснащения и кадрового пополнения частных компаний, что делает их намного более эффективными и профессиональными. Они становятся вполне конкурентоспособными по сравнению с правительствами развитых стран в проведении операций по обеспечению безопасности в нестабильных районах мира. Таким образом, в 1990-х годах частные силовые компании получают сильнейший импульс к развитию и становятся важным фактором в региональных и локальных системах безопасности — в Азии, Африке и Европе (на Балканах).
В конце 1980-х — начале 1990-х годов проявляется еще одна тенденция. Наполнение армий технологиями ведет ко все большей зависимости военных от подрядчиков, которые эту технику производят и обслуживают, а развитие тактики боевых действий вызывает усложнение и удорожание тылового обеспечения. В западных странах, прежде всего в США, производство большинства вооружений и снабжение армий отданы частным компаниям. В течение 1990-х годов западные армии расширяют практику привлечения частных компаний к решению различных задач в интересах военных (которыми те раньше занимались сами) — это называют аутсорсингом.
С приходом в США администрации Дж. Буша-младшего аутсорсинг получает максимальное развитие: всем, кроме непосредственно боевых действий, должны заниматься не сами военные, а частные компании. Присутствие частных компаний в армиях промышленно развитых западных стран вырастает во много раз. Если во время войны в Заливе 1991 г. один гражданский специалист приходился на 100 кадровых военных, то в войне 2003 г. — один на 10. Практика аутсорсинга в военной области создает новые параметры военно-гражданских отношений. В конечном счете она меняет среду и правила принятия военно-технических и военно-стратегических решений. В этой связи можно рассматривать практику аутсорсинга в военной области как часть общей тенденции развития частной силы (понимая под этим в том числе и частное (негосударственное) влияние на военно-силовую политику) в современном мире.
<< | >>
Источник: А. В. Торкунов. Современные международные отношения. 2012

Еще по теме Частная сила во второй половине XX в.:

  1. Экономика Японии после второй мировой войны. Реформы второй половины 40-х – первой половины 50-хгг. XX в.
  2. Результаты второй мировой войны. Приоритеты экономического развития во второй половине 40 – 50-х гг.
  3. § 3. Теории идеологии второй половины XX в.
  4. 2.1. Геополитические построения второй половины XIX в.
  5. 49.8. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.
  6. 4.1. Основные тенденции социального и политического развития во второй половине ХХ в.
  7. Теоретические дискуссии о мировой политике второй половины XX в.
  8. Противостояние президента и оппозиции во второй половине 90-х- начале 2000 гг.
  9. Вид пространства, технологически освоенный во второй половине 20-го века:
  10. 4. Экономическое развитие Европы и мира во второй половине XIX - начале XX в.
  11. 8.2. Экономическое содержание политики «перестройки» второй половины 1980-х годов
  12. Американские оценки международной ситуации во второй половине 1980-х годов
  13. Влияние НТР на экономику страны. Развертывание социальных программ во второй половине 60-х гг.
  14. 9.2. Этапы развития внешнеполитического курса США во второй половине XX — начале XXI вв.
  15. 49. Особенности развития экономической мысли в России (во второй половине XIX – начале XX в.).
  16. Возникновение и развитие банковского дела в России. Российские коммерческие банки второй половины XIX — начала XX вв.