<<
>>

От «Черного сентября» 2001 г. в США до «Черного октября» 2002 г. в Москве: стратегия и цели международного терроризма

При всей неожиданности и кажущейся бессмысленной жестокости во всех крупных международных террористических актах последнего времени просматривается четкая и вполне обдуманная стратегия.

Террористические атаки, за редким исключением, направлены не против вооруженных сил или военных объектов, а против гражданского населения и наиболее уязвимых элементов инфраструктуры в самых развитых странах. Цель таких атак состоит не в достижении военной победы в ее классическом понимании, но в распространении паники, ощущения незащищенности, экономических потрясениях, расшатывании или разрушении финансовых систем для влияния на политику или отставку правительств.

События 11 сентября 2001 г. в США. Показателен выбор террористами целей для атак. Направив один из самолетов на здание Пентагона, в сердце самой мощной военной машины в мире, они вряд ли рассчитывали нанести поражение армии США или хотя бы на серьезный ущерб ей. Значительно более важной задачей было распространение среди американцев чувства личной незащищенности, демонстрация неэффективности военных средств, в создание которых вложено столько сил и ресурсов, убеждение рядового гражданина в том, что укрыться от террористической угрозы невозможно.

Последствия атаки на здания Всемирного торгового центра тоже были хорошо просчитаны. Разрушение центра, символизирующего наиболее процветающую экономику и связанного со всеми важнейшими торговыми и финансовыми организациями мира, должно было нанести огромный ущерб хозяйственной и денежно-кредитной системам США, серьезно подорвать международную

экономическую и финансовую стабильность. Расчет организаторов этого теракта был верен. По американским оценкам, к концу 2001 г. прямые потери национальной экономики, вызванные сентябрьским терактом, оценивались в 639 млрд дол. и 2 млн. рабочих мест.

Атака на французский супертанкер «Лимбург». Нападение на этот корабль произошло 6 октября 2002 г.

вблизи берегов Йемена. Взрыв был вызван столкновением крупного нефтеналивного судна с лодкой террористов, груженной взрывчаткой. Методология «морского суицида» опробовалась террористами и прежде. Достаточно вспомнить атаку на американский эсминец «Коул» в йеменском порту Аден 12 октября 2000 г. Тогда небольшая лодка с двумя террористами и 300 кг взрывчатки была направлена в борт военного корабля. В результате этого инцидента 17 моряков погибли и более 40 были ранены. В случае с «Лимбургом» важно отметить, что в качестве объекта атаки был выбран именно танкер. Сам корабль, крупное современное судно с мощной системой пассивной защиты, пострадал незначительно и остался на плаву. Он перевозил 400 тыс. баррелей сырой нефти из Саудовской Аравии в Восточную Азию. Террористы прекрасно понимали, что мировой рынок нефти очень чувствителен к влиянию внешних факторов, а надежность линий снабжения нефтью исключительно важна для всех развитых стран. Демонстрация того, что морские коммуникации уязвимы и могут быть нарушены, привела к немедленному скачку цен на нефтяном рынке. Эффект был краткосрочным, но очень заметным.

Танкеры и морские линии снабжения нефтью выполняют значимую экономическую задачу. Например, 3/5 российского экспорта нефти осуществляется танкерами (в основном под греческим и либерийским флагами). Танкеры как средство доставки нефти играют ключевую роль для экономик европейских и азиатских стран. Вот почему цена нефти для покупателя зависит не только от баланса спроса и предложения в конкретный момент, но обязательно включает и цену доставки товара потребителю, которая, в свою очередь, рассчитывается, исходя из важнейшего «фактора риска». Всего неделю спустя после атаки террористов на французский танкер цена доставки нефти крупными нефтеналивными судами (водоизмещением 250-300 тыс. тонн) выросла вдвое, а более мелкими (водоизмещением 70-150 тыс. тонн) - на 20-25%. В начале октября того года цена доставки одного барреля нефти из Новороссийска в итальянский порт Августа составляла 54 цента, а неделю спустя теракта поднялась до 64 центов.

За то же время цена доставки барреля нефти из латвийского Вентспилса в немецкий порт Вильгельмсхаффен выросла с 65 до 84 центов. Так что последствия террористической атаки на французский супертанкер оказались гораздо масштабнее, чем цена прямого ущерба, нанесенного кораблю.

Взрыв на острове Бали, Индонезия. Взрыв туристического центра на одном из наиболее популярных в Азии курортов в пик туристического сезона унес жизни почти 200 человек, большинство из которых были туристами из Австралии. Инцидент вызвал потрясения почти на всех ведущих биржах мира и подорвал экономику Индонезии, прежде всего туристическую отрасль, от которой она очень сильно зависит (это 12% экономики страны). Иностранные туристы давали ежегодный доход в конвертируемой валюте, равный 10% стоимости общего экспорта Индонезии. В туристическом бизнесе было занято 5,75 млн. человек или 6,1% от общего числа рабочих мест в стране. Не последнюю роль играл и тот факт, что Бали был «основными воротами», через которые примерно четверть иностранных туристов прибывала в Индонезию. До теракта существовала устойчивая тенденция к увеличению числа иностранных туристов, ежегодно посещавших Бали (в середине 2002 г. в среднем 150 тыс. человек ежемесячно). После теракта эта тенденция была сломана. Как и после терактов в США, огромный ущерб понесли крупнейшие мировые авиаперевозчики и многие другие отрасли экономики.

За несколько дней после теракта индекс деловой активности на бирже в Джакарте снизился на 10%, до самого низкого уровня за последние 10 лет. Террористический акт на Бали отрицательно отразился на инвестиционном климате в регионе Юго-Восточной Азии. По экспертной оценке Overseas-Chinese Banking Corp., «теперь инвесторы будут считать Юго-Восточную Азию более рискованным местом для бизнеса. А это, в свою очередь, негативно скажется на ценах акций, котировке национальных валют, что неизбежно отпугнет потенциальных инвесторов».

Важно также упомянуть о второй цели, по которой ударили организаторы теракта в Индонезии, - нефтяной промышленности страны.

Индонезия - член ОПЕК, а нефть - одна из основ национальной экономики. «Танкерная война» способна прямо повлиять на экономическую ситуацию в стране и стабильность в гораздо более обширном регионе. Примерно четверть ежегодных мировых продаж нефти проходит через Юго-Восточную Азию. Малейшие сомнения в надежности этих линий снабжения могут вызвать большие экономические потрясения во всем азиатском регионе. Например, успешная террористическая атака на танкер в Малаккском проливе в состоянии нанести огромный ущерб таким странам, как Япония, Китай и Корея.

По данным индонезийских властей, взрыв на Бали был осуществлен экстремистской исламской организацией «Джемаа Исламия», тесно связанной с "Аль-Каидой".

Теракт в Москве 23-26 октября 2002 г. Террористы, захватившие театральный центр на Дубровке, объявили своими требованиями прекращение войны в Чечне и вывод оттуда федеральных войск. Но очевидно, что вывод из Чечни 80-тысячного воинского контингента, даже если на него согласиться, - достаточно длительный процесс и не может выдвигаться в качестве условия освобождения заложников. На деле теракт был направлен на достижение целей, прямо противоположных объявленным. Первой и, видимо, самой важной целью, которую ставили перед собой организаторы московского рейда группы боевиков, было уничтожение возможности политического урегулирования ситуации в Чечне. В предшествовавшие месяцы появились некоторые обнадеживающие сигналы, подтверждавшие, что федеральная власть хотела бы найти среди чеченской оппозиции представителей, которые выступили бы стороной в переговорах. Было, в частности, известно, что А. Закаев, представитель А. Масхадова, встречался в Москве в нейтральной зоне аэропорта Шереметьево с представителем Президента в Южном федеральном округе В. Г. Казанцевым, и политический процесс в Чечне мог бы активизироваться.

Но после того как террористы захватили здание и сотни заложников, убив некоторых из них, политическая ситуация резко изменилась (особенно после подтверждений того, что в организации теракта участвовал Ш.

Басаев, а Масхадов и Закаев, скорее всего, знали о том, что он готовится). Возможность каких-либо контактов с представителями чеченской оппозиции была полностью разрушена. Именно эту задачу и решала группа боевиков, осуществившая теракт в Москве. Их цель состояла вовсе не в прекращении войны в Чечне, а в том, чтобы принести ее в столицу России.

Террористы, действовавшие в российской столице, представляли собой новое поколение, сформировавшееся под воздействием идей исламских радикалов. В основном это были люди в возрасте около 20 лет. Когда началась первая война в Чечне, они были десятилетними детьми, а последующие 10 лет провели в горных лесах и на тренировочных базах. Они не учились ничему, кроме владения оружием и той интерпретации Корана, которую получали от своих наставников. Их способность участвовать в политических переговорах, искать компромиссы и делать взаимные уступки почти равна нулю. Они обучены только одному - священной миссии распространения идей радикального ислама по всему миру. Это очень характерная трансформация для исламских сепаратистских движений.

Чеченская война начиналась как конфликт между сепаратистами и федеральным центром, стремившимся к сохранению территориальной целостности России. Лидеры чеченских сепаратистов затратили немало усилий, чтобы представить свои действия как легитимную борьбу народа за право на самоопределение. Но очень скоро международные террористы взяли под свой контроль все действия сепаратистов, стали его организующей и направляющей структурой. В результате под таким руководством сепаратистское движение в Чечне очень быстро превратилось в составляющую глобальной стратегии международного терроризма. Аналогичная трансформация происходит с палестинскими организациями в Израиле, исламскими сепаратистами в Индонезии и т.д. Не случайно в своем радиобращении, переданном каналом "Аль-Джазира" 12 ноября 2002 г., Усама бен Ладен, приветствовал все теракты, включая захват заложников в Москве, как звенья одной цепи, реализацию общей стратегии.

После теракта в Москве на Западе существенно переоценили происходящее в Чечне. Это не значит, что проблема соблюдения там прав человека исчезла: она продолжает существовать как для Запада, так и для российского руководства. Тем не менее в интервью газете "Известия" президент США Дж. Буш-мл. заявил: «Боевики из 'Аль-Каиды' действуют на российской территории, и России приходится бороться с ними и заставлять их отвечать перед законом. Когда Усама бен Ладен приветствовал террористический акт, совершенный чеченцами в Москве, он ясно показал, что у него в Чечне есть собственные интересы».

В условиях принципиально новых угроз традиционные подходы к обеспечению международной безопасности и базовые принципы военной стратегии в значительной мере утрачивают смысл и становятся абсолютно неадекватными современным реалиям.

<< | >>
Источник: Торкунов А.В. (ред.). Современные международные отношения и Мировая политика. 2004

Еще по теме От «Черного сентября» 2001 г. в США до «Черного октября» 2002 г. в Москве: стратегия и цели международного терроризма:

  1. 12.6 От "черного вторника" до 17 августа (1995–1998 гг.)
  2. Религиозный экстремизм и транснациональный терроризм. Сентябрьские события 2001 года в США
  3. Российско-американские отношения после 11 сентября 2001 года
  4. Цели, средства и стратегии участников международных отношений
  5. 1. АТР в международной системе. Стратегия США в регионе
  6. Типология терроризма. Международный и внутренний терроризм
  7. Шаклеина Т.А.. Россия и США в новом мировом порядке, 2002
  8. Тактика и стратегия борьбы с терроризмом.
  9. ФЕНОМЕН МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА
  10. 27.2. Международный терроризм