<<
>>

Что такое социобиология?

Социальный дарвинизм – течение в буржуазном обществоведении второй половины XIX – начала XX вв., которое рассматривает биологические принципы естественного отбора, борьбы за существование и выживание наиболее приспособленных, как определяющие факторы общественной жизни… Социальный дарвинизм вульгарно трактовал эволюционную теорию, рассматривал социальные конфликты как «естественные» и «неустранимые», вне связи их с антагонистическими социальными отношениями.
Наиболее реакционные варианты служили обоснованием классового господства буржуазии, милитаризма и экспансионизма во внешней политике.

Социобиология – междисциплинарное научное направление, изучает биологические основы социального поведения животных и человека… Абсолютизируется генетический детерминизм, недооценивается роль социальных факторов в человеческой деятельности.

Советский энциклопедический словарь, М., Советская энциклопедия. 1991.



В конце прошлого тысячелетия я взялся читать курс социобиологии на социологическом факультете Санкт Петербургского университета. Когда программа утверждалась на ученом совете, меня поразило противодействие со стороны университетских преподавателей старшего поколения. «Человек, – заявили они, – существо социальное, а отнюдь не биологическое!»

«Неужели, – отвечал я, – человек может жить духовной пищей, и при этом не дышать, не пить, не есть, не справлять биологических потребностей, не размножаться и не гнить в земле после смерти?»

Курс лекций все таки удалось прочитать. Большинство студентов признало, что он был одним из самых интересных среди всего, читаемого на скучноватом факультете Петербургского университета. Однако вскоре меня с этим курсом попросили прочь.

Не испытывая ни малейшей обиды, я постоянно задумывался – почему любая попытка связать биологическую и социальную ипостась человека всегда натыкалась на противодействие?

В коммунистические времена в нашей стране вершились воистину великие стройки, на которых почему то полностью игнорировали биологические функции строителей – юных и подчас весьма достойных представителей комсомольского племени, которым был не чужд энтузиазм и трудовой героизм. Было неприлично говорить и думать о необходимости обеспечить великие стройки нужным количеством туалетов или о предоставлении комсомолкам нормальной возможности следить за личной гигиеной, о завозе в аптеки должного числа презервативов. «Человек, – как говаривали вульгарные марксисты, – существо социальное, а не биологическое». В конце перестройки думающая Россия с упоением читала книги американского историка русского происхождения Григория Климова. В основе его трудов – попытка проанализировать историю через призму психологии и сексуальных особенностей власть имущих. Многие людские трагедии, по его мнению, результат биологической патологии вождей. Интересная мысль натыкалась на повсеместное противодействие. Созданные в годы холодной войны произведения Климова одновременно запретили в СССР и США.
В СССР – потому что они якобы антисоветские и просионистские. В США – потому что они якобы просоветские и антисемитские. Но не могут же эти недостатки присутствовать одновременно!

Почему советские и антисоветские социологи так свято убеждены, что человек не биологическое, а социальное существо?

Помню, на международной конференции я делал доклад по вопросам эволюционного учения. После ко мне подошел священник и, используя отнюдь не христианскую терминологию, высказал гневный протест по поводу идей эволюции и возможности происхождения человека от обезьяны. «Человек, – яростно говорил священнослужитель, – произошел от Бога!» Я с уважением отношусь к церкви и прекрасно понимаю слабые стороны эволюционного учения. Однако меня удивил сам факт, что на рубеже 3 го тысячелетия научная полемика может вестись столь же грубо и догматично, как во времена Дарвина.

Почему казалось бы чисто научные вопросы приобретают идеологическое звучание?



Человек как часть природы

Первым, кто поместил человека в единую систему со всем животным миром, был великий шведский естествоиспытатель Карл Линней.

В 1734 году он создал систему живой природы, где нашел человеку место в отряде приматов, рядом с обезьянами. Это вызвало недовольство многих современников, особенно в церковных кругах.

Следующий шаг в понимании единства человека и животных сделал в 1809 году французский ученый Жан Ламарк. Именно он научно обосновал идею эволюции и происхождения человека от обезьяны. Ученый писал: «Человек, в силу чрезмерного превосходства своего разума, занимает исключительное положение. Его можно рассматривать как тип того высшего совершенства, которого могла достигнуть природа: поэтому, чем ближе стоит животная организация к организации человека, тем она совершеннее… Нет ничего невозможного, что одна из самых совершенных пород четвероруких приобрела господство, подверглась преобразованию в своей организации и обогатилась новыми способностями… Особи господствующей породы, заняв все удобные для них места и приобретая все новые и новые потребности, по мере того как образуемые ими сообщества становились все многочисленнее, должны были увеличивать свои представления и, следовательно, возыметь потребность в передаче их другим себе подобным. Отсюда необходимость увеличить и разнообразить в достаточной мере самые знаки, предназначенные для передачи мыслей. Отсюда происхождение удивительной способности речи у этой особенной расы». (Ж. Б. Ламарк, Философия зоологии. М.: Биомедгиз, 1935, с. 274, 278).

Заслуга Ж. Ламарка в следующем. Он показал, что организмы развиваются от простых к более сложным и что человек произошел от обезьяны. В качестве основного механизма эволюции он назвал наследование приобретенных признаков: «Жирафа тянет голову вверх, поэтому у ее потомков шея оказывается все длиннее и длиннее». Современная наука отвергает такое объяснение механизмов эволюции.

Величайший английский ученый Чарльз Дарвин в 1859 г. нашел важный механизм эволюции – естественный отбор. Это – выживание и преимущественное размножение наиболее приспособленных особей. Ученый формулировал свое кредо так:

«Любопытно созерцать густо заросший берег, покрытый многочисленными разнообразными растениями, птиц, поющих в кустах, насекомых, порхающих вокруг, червей, ползающих в сырой земле, и думать, что все эти прекрасно построенные формы, столь отличающиеся одна от другой и так сложно одна от другой зависящие, были созданы благодаря законам, еще и теперь действующим вокруг нас. Эти законы в самом широком смысле – Рост и Воспроизведение, Наследственность, почти необходимо вытекающая из воспроизведения, Изменчивость, зависящая от прямого или косвенного действия жизненных условий и от упражнения и неупражнения, Прогрессия размножения, столь высокая, что она ведет к борьбе за жизнь и её последствию – Естественному отбору, влекущему за собой Расхождение признаков и Вымирание менее совершенных форм.

Таким образом, из войны природы, из голода и смерти непосредственно вытекает самый высокий результат, какой ум в состоянии себе представить, – образование высших животных. Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь с ее различными проявлениями Творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм, и между тем, как наша планета продолжала вращаться согласно неизменным законам тяготения, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и самых изумительных форм» (Ч. Дарвин. Происхождение видов путем естественного отбора. Соч., т. 3. М. Л.: Изд. АН СССР. 1939, с. 666).

В философском отношении эта мысль вполне корректна и глубоко конструктивна. Ясно, что она касается и социума. Дарвин делал намеки о возможности приложения его теории для социологических анализов и прогнозов, но дальше намеков не пошел. Он чурался политики. Зато те, кто не чурались, использовали сильные и слабые стороны его учения на полную катушку. Если мы откроем печально знаменитые «Протоколы сионских мудрецов» (1896 г., предполагаемый автор политик и публицист Ушер Гинцберг), то во 2 м протоколе найдем оригинальное высказывание: «…Обратите внимание на подстроенные нами успехи дарвинизма, марксизма. Растлевающее значение для гоевских умов этих направлений нам то, по крайней мере, должно быть очевидно». Лично мне это не совсем очевидно. Наверное, Дарвин в гробу бы перевернулся от подобной трактовки и политического использования его учения. Впрочем, в защите реакционных политиков он не нуждался. Безусловно так же и то, что достижения лучших умов всегда используют в своих целях политики.

К Дарвину можно относиться как угодно, но из истории мировой науки его не выкинуть. Можно рассуждать о том, что эволюция не сводится к естественному отбору, можно доказывать, что на глазах у человечества еще ни одного нового вида не произошло. Но учение о естественном отборе навсегда обогатило разум человечества. Социал дарвинизм как предмет злоупотреблений

Корректную попытку приложить идеи Дарвина к социуму сделал в конце XIX века Фрэнсис Гальтон. Его центральная мысль состоит в том, что социально значимые черты, например интеллектуальный потенциал, кодируются генетически. Потому могут быть предметом естественного и искусственного отбора. Проблема наследования интеллекта изучалась им на примере собственной семьи. Дело в том, что он был племянником Дарвина. Их общий предок Эразм Дарвин был великим естествоиспытателем XVIII века. Отец Чарльза – выдающийся врач. У самого Чарльза было 7 выживших детей, многие из которых стали заметными учеными. Еще трое скончались в младенчестве. Последняя дочка Чарльза Дарвина была умственно отсталой. Этот факт тоже показателен. Еще один социал дарвинист XIX века итальянец Цезарь Ломброзо (кстати, запрещенный в СССР до периода перестройки) учил, что гений и безумство всегда идут рядом. И то и другое – отклонения от нормы. Хотя вообще то мысль спорная.

Фрэнсис Гальтон не ограничился чистой теорией. Он создал прикладной раздел социал дарвинизма, заложив основы науки евгеники, занимающейся улучшением человеческой породы. Ее чрезмерная политизация в определенные моменты истории привела к дискредитации этой прикладной социальной деятельности, имеющей право на существование. Наиболее негативные моменты в этой связи имели место в истории нацистской Германии. В первые годы правления Гитлера (как и всякий холостяк, он хорошо разбирался в семейных вопросах) там было разработано неплохое законодательство в области демографии, которое стимулировало высокую рождаемость. Но потом реакционный режим проявил себя в полную силу. Извращенное приложение к социуму идей генетической изменчивости, деление рас на высшие и низшие дискредитировало демографическую политику режима и евгенику вообще.

В настоящее время место евгеники заняло медико генетическое консультирование – совокупность мер и методик, направленных на снижение риска возникновения и развития наследственных заболеваний. Соответствующие центры уже много лет работают. В Москве на Каширском шоссе, в Петербурге на Тобольской улице. Туда может обратиться любой гражданин и получить грамотный прогноз рождения у него больного или здорового ребенка.

К началу ХХ века для ученых не было серьезного вопроса в том, от чего больше зависит человеческая сущность – от биологических или социальных особенностей. Человек суть взаимодействие двух составляющих. Но для политиков все было не так однозначно. Величайший ученый ХХ века Александр Леонидович Чижевский. Родом он из Калуги. Общаясь со своим великим земляком К. Э. Циолковским, Чижевский смолоду стал поднимать взор к небу, чтобы познать земные проблемы. Он основал гелиобиологию – науку о влиянии Солнца на биологические процессы. Ученый установил, что солнечные ритмы определяют численность, рождаемость, смертность животных, частоту появления наследственных нарушений – мутаций. Чижевский стал знаменит, получил средства на практическое воплощение своих фундаментальных идей. Именно он руководил работами по созданию приборов, обеспечивающих оптимальное для человека количество заряженных частиц в воздухе для жилых и административных зданий. В первую очередь для величайшего в мире здания Дворца Советов, который должен был выситься на месте храма Христа Спасителя.

Все было бы хорошо, но Чижевского погубил социал дарвинизм. Ученый попытался связать неживую природу (Солнце) через живую (организмы человека и животных) с социальными событиями. Из данных Чижевского следовало, что основные исторические катаклизмы (в том числе русские революции 1905 и 1917 гг.) приходились на годы повышенной солнечной активности. Предсказал он и последующие социальные взрывы и катастрофы. Кто то усмотрел в работах Чижевского подрыв устоев марксизма, который сводил всю историю к классовой борьбе. Чижевский оказался в тюрьме. В это время Нобелевский комитет собирался вручить ему престижную награду. Однако ученый исчез из поля зрения мировой науки, и его не искали. Вышел на свободу Чижевский много лет спустя, с подорванным здоровьем, и вскоре скончался, почти всеми забытый.

В то время, когда истинные ученые подвергались гонениям за любые попытки связать биологические и социальные ипостаси человека, шарлатаны, уловив политическую конъюнктуру, расцветали как веники в помойке. Одним из лидеров лженауки был Трофим Денисович Лысенко, отрицавший материальные основы наследственности. Главная его мысль состояла в том, что человечество может сознательно направлять развитие человека, растений, животных в любую сторону. Если большевики захотят – эволюция станет управляемой. Не стала. У природы есть свои законы, отменить которые не могут даже большевики. Одним из главных оппонентов Лысенко был блестящий ученый академик Н. П. Дубинин. Много лет он отстаивал материалистическое понимание наследственности, объективное изучение законов генетики. В хрущевский период, после развенчания Лысенко, Дубинин по праву стал одним из лидеров возрождающейся генетики. Но, как говорится, пойдешь налево – придешь направо. В 70 е годы Дубинин издал серию публикаций в политических изданиях (например, в журнале «Коммунист»), где голословно утверждал, что человек подчиняется далеко не всем законам генетики. Социальные признаки – уровень интеллекта, склонность к той или иной деятельности, к правонарушениям не наследуются и определяются исключительно условиями среды. Эти высказывания, имевшие директивный характер, по сути, отбрасывали науку на столетие назад, когда еще не было фундаментальных работ Ц. Ломброзо. Заявления Дубинина, имевшего право принимать решения, имели негативные последствия. В тюрьму за научные взгляды уже не сажали. Однако целый ряд направлений, так или иначе связанных с социал дарвинизмом, – психогенетика, генетика поведения, оказались заторможенными в своем развитии, что привело к определенному отставанию отечественной науки.

Перестройка оживила отечественную науку. Последовавшая за ней «катастройка» нанесла ужасающий удар по всей русской науке, в первую очередь по прикладной. В области создания фундаментальных теорий, требующей небольших затрат, жизнь продолжает теплиться. Не рискну брать на себя многого и не стану делать общего обзора всех социально биологических исследований, разрозненно проводимых в нашей стране в конце прошлого – начале этого веков. Приведу лишь один пример. Специалисты из Института геологии докембрия Российской академии наук под руководством профессора В. А. Рудника выявили связь между характеристиками биоты и структурой земной коры. В определенных местах – зонах тектонических нарушений, над подземными потоками, формируются так называемые геопатогенные зоны (пример такой геопатогенной зоны описан в рассказе Н. Гоголя «Заколдованное место»). На этих зонах особый характер растительности, повышенное число определенных заболеваний. Биологические процессы здесь влекут социальные последствия. В геопатогенных зонах повышена частота аномальных форм поведения людей, травматизм, число дорожно транспортных происшествий. Связь между строением земной коры и социально историческими процессами оказалась всеобщей. Места, где начинаются войны, оказались необычными в геологическом отношении. В них наблюдается повышенная сейсмическая активность, выход из литосферы газов радона, гелия, паров ртути. Все эти параметры свойственны многим местам на территории таких стран, как Афганистан, Чечня, Югославия, Ирак. Таким образом, если теория Чижевского позволяет предсказать, когда начнется война, то теория Рудника – предположительно где.

Недавно я отправился в Институт геологии докембрия, чтобы обсудить вопрос о возможном сотрудничестве с профессором В. Рудником. Когда я вошел в знакомый подъезд на набережной Макарова, то был поражен чистотой и шикарной отделкой холла, роскошью, не свойственной научным учреждениям. Еще больше меня поразили юноши во фраках, которые приветствовали меня словами: «Добро пожаловать в наше казино»!

– Какое, к лешему, казино! – возмутился я. – Мне нужен Институт докембрия.

Пришлось познать горькую правду. Большая часть помещений, принадлежавших Академии наук, оказалась передана под казино, а остатки института влачили жалкое существование в нескольких комнатах.

Поскольку человек – существо социальное, а не биологическое, ему нужнее казино. А исследования, объединяющие естественные и социальные науки, почему то оказываются ненужными…

Наука развивается, обеспечивая прогресс и все лучшую жизнь для человечества. Но происходит это во много раз медленнее, чем могло бы. Большая часть произведенных наукой открытий оказываются невостребованными, отчего прогресс идет лишь немногим быстрее, чем регресс. Особенно это характерно для работ, изучающих естественные природные основы социальных процессов. А между тем ученые обладают огромными возможностями погасить многие конфликты в обществе.

Но, увы, руки у ученых часто оказываются связанными.
<< | >>
Источник: Валентин Борисович Сапунов. Враги России. 2011
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Что такое социобиология?:

  1. Глава 1. Что такое демократия
  2. Глава 2 Что же такое Россия?
  3. Что такое монополия?
  4. 8.1. ЧТО ТАКОЕ ДЕНЬГИ?
  5. ЧТО ТАКОЕ МЕНЕДЖМЕНТ?
  6. 12.1. ЧТО ТАКОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ?
  7. Что такое «теледемократия»?
  8. 7.1. Что такое развитие?
  9. Что такое олигополия?
  10. Что такое инфляция
  11. § 1. Что такое программа?
  12. 5.1. Что такое глобализация?
  13. 16.1. ЧТО ТАКОЕ «МАРКЕТИНГ»?
  14. Что такое конфликт?
  15. ЧТО ТАКОЕ ОРГАНИЗАЦИЯ?
  16. ЧТО ТАКОЕ СТРАТЕГИЯ?