<<
>>

ДИСКУССИИ В ПОЛИТИКО-АКАДЕМИЧЕСКИХ КРУГАХ РОССИИ И США О НОВОМ МИРОВОМ ПОРЯДКЕ

После распада СССР — сверхдержавы, которая оформляла и поддерживала ялтинско-потсдамский порядок, правомерно был поставлен вопрос о том, можно ли говорить о конце этого поряд­ка, в основе которого была биполярная система международных отношений, и о начале формирования новой системы.

В настоя­щей работе мы не ставили задачу представить свою теорию миро­вого порядка, наша цель — показать, как проблема мирового по­рядка решается отдельными российскими и американскими спе­циалистами по международным отношениям. Предваряя анализ, представляется необходимым отметить следующее.

1. Большинство ученых, как российских, так и американ­ских, говоря о новом мировом порядке, не дают определения по­рядка вообще или нового порядка, наступившего после оконча­ния холодной войны, в частности. Авторы используют категории «мировой порядок», «мир», «миросистема» (или мировая систе­ма), «система международных отношений» как синонимы. Часто речь идет не о порядке в целом, а об отдельных его составляющих: структуре международных отношений, международных институ­тах и организациях, регулирующих межгосударственные отно­шения, нормах, определяющих поведение государств, деятель­ность одного или группы акторов мировой политики.

Проводя сравнительный анализ взглядов российских и амери­канских специалистов по международным отношениям, мы берем за основу определение мирового порядка, предложенное авторитетным российским специалистом в области теории международных отно­шений А.Д. Богатуровым. Под порядком он понимает систему межго­сударственных отношений, регулируемых совокупностью принципов внешнеполитического поведения (1); согласованных на их основе конкретных установлений (2); набора признаваемых моральными и допустимыми санкций за их нарушения (3); потенциала уполномо­ченных стран или институтов эти санкции осуществить (4); политиче­ской воли стран-участниц этим потенциалом воспользоваться (5).

2. Основные дискуссии ведутся о структуре международных отношений, о полярности системы (количество полюсов) после распада биполярной структуры.

Американские политологи оперируют, как правило, двумя категориями — «однополярность» (unipolarity) и «многополяр­ность» (multipolarity), при том, что последняя большинством или не признается вообще, или не принимается в трактовке, предла­гаемой российскими специалистами. В российском варианте ак­цент делается на факте участия разных полюсов — центров силы в мирорегулировании. Большинство американских политологов не отождествляют категории «полюса» (polar) и «центра силы» (world/great power — центр силы глобального уровня, regional power — центр силы регионального уровня). Полюсу в большин­стве случаев отводится более высокий сущностный и организаци­онный статус в международных отношениях. Лишь отдельные ученые сопоставляют многополярность с состоянием междуна­родных отношений, когда действует «концерт великих держав» (ведущих центров силы), среди которых США остаются самым сильным и влиятельным.

Характеризуя современную систему международных отно­шений, российские ученые пишут о системе как об однополяр­ной, многополярной, полутораполярной, одно-многополярной, многополюсной, двухполюсной, бесполюсной, полицентричной, смешанной (комбинированной). Под полюсом, как правило, по­нимается центр силы, обладающий определенной мощью (воен­ной, экономической, политической и т.д.) и желанием (волей) и способностью (потенциалом) регулировать мировые процессы. Понятия «многополярный» и «многополюсный» используются как тождественные. Отдельные российские ученые, как и их аме­риканские коллеги, считают это не совсем точным, так как «по­лярность» — калька с американского «polar» не тождественна «полюсности», где полюс скорее соответствует центру силы. Учи­тывая терминологические сложности и противоречия, ряд спе­циалистов пытаются отойти от категории «полярность» и предла­гают иные критерии для характеристики мирового порядка.

Полемика о том, что более верно отражает характер форми­рующегося порядка, продолжается, и в задачу данной работы как раз входит показать, как отдельные аналитики решают (или не решают) понятийную и сущностную проблему.

Мы сохраняем терминологию, предложенную авторами и принятую в официальных внешнеполитических документах.

3. При решении вопроса о полярности мира так или иначе обсуждается тема лидерства/гегемонии США: содержание, на­правленность, перспективы, влияние на формирование мирового порядка. Было бы логичным рассмотреть дискуссии о глобальной роли США в данном разделе. Однако, в силу того, что американ­ские теоретики уделяют этому вопросу особое внимание, а также из-за объема материала, посвященного этой проблеме, мы выде­лили эту тему в отдельную главу.

<< | >>
Источник: Шаклеина Т.А.. Россия и США в новом мировом порядке. 2002

Еще по теме ДИСКУССИИ В ПОЛИТИКО-АКАДЕМИЧЕСКИХ КРУГАХ РОССИИ И США О НОВОМ МИРОВОМ ПОРЯДКЕ:

  1. Дискуссии по проблемам безопасности в политико-академических кругах США в конце 1990-х — начале 2000-х годов
  2. Шаклеина Т.А.. Россия и США в новом мировом порядке, 2002
  3. Россия в формирующемся новом мировом порядке
  4. Россия в формирующемся новом мировом порядке
  5. Внешняя политика США в мире: от «доктрины Монро» до «Версальского порядка»
  6. Теоретические дискуссии о мировой политике второй половины XX в.
  7. 6.7. Роль и место России в мировом порядке
  8. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ ПО ПРОБЛЕМАМ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ В КОНЦЕ XX - НАЧАЛЕ XXI века
  9. К дискуссии о структуре власти в США
  10. Дискуссии о глобальной стратегии США на рубеже ХХ-ХХІ веков
  11. Контекст дискуссии в России
  12. 1. Генеральные принципы внешней политики США. Концепции глобального лидерства США на рубеже XX-XXI веков
  13. О каспийской политике США и американских компаний и роли армянского фактора в стратегических концепциях США на Кавказе
  14. На пути к новому мировому порядку
  15. СТАНОВЛЕНИЕ НОВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА В 2010-Х ГОДАХ
  16. Концепция нового мирового порядка в условиях полицентризма
  17. 3. Зарубежные и отечественные ученые о перспективах нового мирового порядка