<<
>>

Экологическое измерение региональной политики стран Центральной Азии

Центральная Азия: характер экологических проблем. Субрегион ЦА (Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Таджикистан, Туркменистан и Республика Узбекистан) расположен в центре Евроазиатского континента с общей территорией - 3882 тыс.

км2 и населением более 53 млн. чел. На юге он граничит с Афганистаном и Ираном, на востоке — с Китаем, а на западе и севере — с Россией.

Зависимость развития ЦА от водных и земельных ресурсов прослеживается с незапамятных времен. Основой жизни здесь всегда было земледелие и скотоводство, а уязвимые экосистемы и вода — главными лимитирующими факторами. Начало активного орошаемого земледелия в регионе началось с VI-VII веков до н. э. К концу XIX века в субрегионе ЦА с населением 7-8 млн. человек орошаемые земли составляли около 3,5 млн. га и были оснащены оросительной сетью. В настоящее время население субрегиона возросло в 7 раз, а орошаемые площади возросли в 2 раза.

С начала 90-х годов в ЦА при поддержке донорских и международных программ было реализовано немало проектов, направленных на решение проблем экологии и развития. Многие из них были весьма успешными, но сложный характер процессов переходного периода со временем снижал их эффект. Становилось очевидным, что требуется иной подход, основанный на долговременных и более надежных процессах, с вовлечением заинтересованных сторон и широкой общественности, и опорой на собственный потенциал.

В настоящее время серьезные риски безопасности в субрегионе в сфере использования трансграничных водных ресурсов обусловлены рядом причин:

• отсутствием общей правовой базы совместного использования водных ресурсов;

• приоритетом национально-государственных интересов в странах ЦА, что по существу означает раздел единой водной экосистемы, которая не может функционировать в локальном территориальном режиме;

• различием общественно-политического и экономического развития в странах ЦА;

• постоянно возрастающими потребностями в водных ресурсах.

В результате совместной работы представителей государственных органов стран региона, консультантов, ученых, представителей общественности и экспертов при поддержке проекта ПРООН «РПБАМ» были определены следующие приоритетные проблемы Центральной Азии в сфере экологии:

• 1. Деградация экосистем бассейна Аральского моря (БАМ):

- 1.1 Дефицит водных ресурсов;

- 1.2 Трансграничное загрязнение водных объектов;

- 1.3 Деградация земли;

- 1.4 Катастрофическое изменение гидрологического режима рек;

- 1.5 Сокращение биоразнообразия;

- 1.6 Деградация горных экосистем;

- 1.7 Опасность разрушения плотин;

- 1.8 Трансграничное загрязнение воздуха;

• 2. Негативные последствия глобального изменения климата;

• 3. Загрязнение от нефтегазового комплекса;

• 4. Трансграничное перемещение отходов;

• 5. Разрушение озонового слоя.

Необходимо отметить роль Программы ЕЭК ООН «Окружающая среда для Европы» и ЭСКАТО в вовлечении стран региона в широкий международный процесс осознания экологических проблем, определения приоритетов и принятия решений.

Кроме того, в ходе подготовки к Всемирному саммиту по устойчивому развитию (ВСУР) страны ЦА выработали такой подход и предложили партнерскую инициативу по устойчивому развитию субрегиона (ЦА Повестка-21), вошедшую в итоговые документы ВСУР.

Практически все международные организации, такие как ВБ, АБР, ЕЭК ООН, ОЭСР, гЭф, ЕК, СПЕКА и другие неоднократно давали рекомендации по улучшению системы управления, совершенствованию законодательства, экономических механизмов и процедур принятия решений. Все эти рекомендации отмечают общие недостатки действующей системы управления, которая сегодня уже не в состоянии отвечать нарастающим требованиям окружающей среды и развития.

В рамках процесса «Окружающая среда для Европы» в октябре 2002 г., на встрече в Худжанде (Таджикистан), было предложено рассмотреть вопрос по окружающей среде, воде и безопасности в ЦА на 5-й Общеевропейской конференции министров охраны окружающей среды и подготовить для этого доклад как основу для укрепления сотрудничества.

Доклад «Экология, Вода и Безопасность в ЦА», подготовленный экспертами ЦА при поддержке РЭЦ ЦА и ЕЭК ООН, должен показать ключевые проблемы развития в ЦА и предложить действия по достижению целей устойчивого развития с учетом обязательств, принятых самими странами ЦА, международными организациями и донорами.

Вопрос о водный ресурсах в ЦА. Континентальность и засушливость климата, крайне неравномерное распределение водных ресурсов по территории и сезонам года налагают дополнительные требования к режиму использования воды в ЦА. Другая трудность — значительная трансформация стока в водных бассейнах из-за энергетического и ирригационного использования водных ресурсов.

Для ЦА характерна тенденция ухудшения качества и увеличения объемов используемой пресной воды. С каждым годом в субрегионе ухудшается обстановка с обеспечением населения безопасной питьевой водой. Эта проблема имеется во всех странах ЦА. В Казахстане около 4 млн. человек не имеют водопроводной воды, 14% городского и 27% сельского населения не имеют доступа к безопасной питьевой воде, а 16,5 % используют для питьевых целей воду из открытых водоемов. В Таджикистане около 40% населения пользуются водой из открытых источников. Рост тарифов за пользование водой, непрозрачность процесса формирования цен и отсутствие механизмов общественного контроля ведут к дополнительному росту социальной напряженности.

В ЦА весьма наглядно проявляется зависимость между нерациональным водопользованием и дефицитом воды, сокращением продуктивности земель и биоразнообразием, ростом заболеваемости, бедности и конфликтов. Как видно из схемы одной из ключевых проблем является неэффективное управление и недостаток потенциала.

Экологический кризис в бассейне Аральского моря и разрушение среды обитания вследствие неучета экосистемных ограничений в управлении, привели к обострению социально-экономических проблем и росту конфликтного потенциала. В бассейнах Каспийского моря, Иртыша и Балхаша наблюдаемые проявления кризисной экологической ситуации имеют такие же причины, как и бассейне Аральского моря.

Большинство региональных экологических проблем обусловлено ресурсоемкой и сырьевой направленностью экономики. Доля природно- сырьевых отраслей составляет в экономике Центрально- Азиатских стран порядка 50 % с активным негативным воздействием на окружающую среду.

Таким образом, вода, являясь ключевым фактором благополучия стран ЦА, привлекает все в большей мере внимание мирового сообщества. Условия жизни людей, будущее развитие субрегиона во многом будет определяться наличием чистой воды. Экосистемы водных бассейнов объединяют эти страны. Изменение режима водопользования в одной стране неизбежно затрагивает интересы других стран. Необходимость общей схемы управления водными бассейнами ЦА обусловлена самой природой и требуют выработки и развития механизмов сотрудничества. Настоятельно требуется изменение подхода государств в решении все обостряющихся проблем.

Вопрос об управлении водными ресурсами. Имеются различные понимания термина «управление», связанные с неадекватным переводом на русский язык понятия «governance», которое включает больше элементов, чем «управление» в чистом виде. В целом, оно включает взаимоотношения между обществом и его правительством, включая совокупность политических, социальных, экономических и управленческих систем. В программах ООН используется понятие «интегрированное управление водными ресурсами», обоснованное

Глобальным Водным Партнерством и которое базируется на принципах:

• Управление водными ресурсами в гидрографических границах;

• Управление всеми видами вод — поверхностными, подземными и возвратными в их взаимодействии;

• Интеграция интересов всех отраслей водопользователей и водопотребителей;

• Интеграция различных уровней иерархии управления;

• Вовлечения общественности в процессе принятия решений;

• Приоритеты природы как водопользователя.

Неразвитость механизмов согласования целей между секторами, странами и заинтересованными группами являются сегодня в ЦА, как и во многих других регионах, ключевой проблемой.

Водное хозяйство в его настоящей форме представляет преимущественно интересы сельского хозяйства, а не всех отраслей. В документах последнего времени говорится о модернизации управления водным хозяйством с тем, чтобы равнозначно представить интересы орошения, гидроэнергетики и других отраслей, соблюсти приоритеты питьевого водоснабжения, водосбережения и т.д., обеспечить принцип равенства прав и ответственности всех водопользователей.

Глобализация, как новый фактор современного мира, также влияет на возможности управления в ЦА. Она выступает в качестве внешнего фактора развития стран субрегиона и в настоящее время, преимущественно, ведет к нарастанию угроз безопасности и вынуждает страны ЦА усиливать эксплуатацию природного и социального потенциала, повышать давление на водные экосистемы.

Другим важным аспектом управления является экономический механизм охраны окружающей среды и водопользования, который также во многом зависит от «внешних» факторов, таких как общие экономические реформы и учет стоимости экологических услуг и адекватная оценка ресурсов в экономических показателях МВФ, ВБ.

Необходимо отметить, что существующие правовые рамки отношений между странами ЦА, а также между субрегионом и мировым сообществом не позволяют максимально использовать как собственный потенциал, так и возможности мирового сообщества. Для решения проблем окружающей среды, воды и безопасности потребуется создание новых рамок для межсекторального и субрегионального сотрудничества и укрепления потенциала.

Такой основой могло бы служить многостороннее соглашение и общая программа между всеми участниками процесса - странами, донорами, бизнесом и гражданским сектором, для выражения общих измеряемых целей, а также для выработки механизмов их достижения, стимулирования, мониторинга и ответственности.

На субрегиональном семинаре «Рио+10: ЦА», прошедшем 10-11 мая 2002 г. в Алматы, было предложено в рамках ЦА Повестки 21 «рассмотреть возможность субрегионального договора по оказанию экосистемных услуг и охране окружающей среды, безопасности и развитию гражданского общества в ЦА, с одной стороны, и международного сообщества и развитых стран, по политической, технической и финансовой поддержке усилий стран ЦА, с другой стороны». Предложение по Региональному Договору было представлено в «Обзоре прогресса ЦА по выполнению Повестки-21» и заявлении МКУР ЦА на ВСУР: «Наши страны предлагают внедрить экономический механизм с возможностью обмена долгов за экологию и подписания субрегионального договора». Создаваемый Региональным договором институт партнерства сформирует основу для действенного управления, межсекторального и межстранового сотрудничества для устойчивого развития и безопасности ЦА. Региональный экологический центр ЦА, созданный правительствами стран ЦА, ЕК и ПРООН для поддержки партнерства мог бы использовать свои возможности по укреплению межсекторального сотрудничества, особенно там, где межгосударственные организации ограничены своими полномочиями.

В Заявлении министров экономики, финансов и охраны окружающей среды стран ЦА, а позднее в «Обзоре прогресса ЦА в осуществлении Повестки дня на 21 век» содержится также предложение о создании Общественного Фонда устойчивого развития субрегиона «для поддержки усилий стран субрегиона в разработке и реализации Конвенции и Стратегии по устойчивому развитию ЦА, которые совместно управлялись бы представителями доноров, правительств и местных общин». Такой фонд мог бы служить в качестве нового дополнительного финансового механизма, в том числе для реструктуризации внешних задолженностей стран ЦА для целей устойчивого развития.

Поддержкой регионов и стран мира в устойчивом управлении имеющихся водных ресурсов выступает Миссия Глобального Водного Партнерства в Центральной Азии.

В программе работ ГВП на 2001-2003 гг. было заявлено, что цель программы главным образом будет достигаться путем установления партнерства и мобилизации политической воли, построения стратегических союзов, продвигающих принципы ИУВР на глобальном уровне, и, прежде всего, на уровне регионов и стран. Все этот имеет силу и на следующие пять лет, но главный фокус должен быть адресован реальным действиям.

Страны Центральной Азии стали членами семьи ГВП в феврале 2002 г. после Региональной Конференции заинтересованных сторон в Алматы, Казахстан. Региональное Водное Партнерство CACENA — это добровольное участие организаций, связанных с управлением, использованием и охраной водных ресурсов (государственные ведомства, местные и региональные организации, профессиональные ассоциации, научно-исследовательские институты, а также частный сектор и НПО) во взаимовыгодном обогащении опытом, обмене информацией и наращиванием потенциала.

Несмотря на то, что для ЮНСЕД и ВСУР, всех их документов общим является то, что они пока в основном на политическом уровне декларируют модель устойчивого развития, все же важными являются положения, которые подтвердили, что государства имеют суверенное право эксплуатировать свои природные ресурсы в соответствии со своей экологической политикой, но при этом обязаны реализовывать свои интересы так, чтобы не наносить ущерба окружающей среде других государств и их интересам. Это очень актуально для региона Центральной Азии, проблемы в сфере экологии которой тесно связаны с несоблюдением данного принципа, несмотря на то, что страны Центральной Азии подтвердили свою приверженность концепции устойчивого развития. Принятые документы на глобальном уровне создали базис, на котором и предполагается реализовывать идею устойчивого развития, применяя программный метод ЮНЕП, что и наблюдается в процессе решения экологических проблем Центрально- Азиатского региона. Необходимо подчеркнуть, что ВСУР был обращен ко всем народам мира, следовательно, отныне в решение экологических проблем будут вовлечены не только государства, но и гражданское общество. Это дало импульс активизации работы НПО в сфере борьбы с экологическими проблемами, что можно наблюдать и в Центральной Азии. Характерным является то, что реализация идеи устойчивого развития будет начата с создания концепций и планов действий, стратегий, которые должны создать рамки для практической деятельности по избежанию экологических кризисов. По мере осуществления “Повестки дня на XXI век” и Плана выполнения решений ВСУР необходимую помощь странам и регионам будет оказывать свою помощь мировое сообщество, что положительно должно сказаться на ЦАР, где преодоление проблем в экологической сфере едва ли возможно собственными силами стран региона.

Обращаясь к опыту ЕС, можно утверждать, что решение экологических проблем в регионе Центральная Азия невозможно реализовывать лишь на национальном уровне, так как слишком тесно переплетены интересы граничащих государств.

Единственно верным путем должно быть сотрудничество государств на различных уровнях и различных секторах. Характерной особенностью нашего региона является то, что противодействие обострению экологическим проблемам региона невозможно без вовлечения в этот процесс третьих сторон, в числе которых можно назвать международные организации различных профилей.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д.В.. Политическая безопасность. Книга 2. 2009

Еще по теме Экологическое измерение региональной политики стран Центральной Азии:

  1. Перспектива региональной безопасности в странах Центральной Азии и Южного Кавказа
  2. Перспективы интеграции стран Центральной Азии
  3. Двусторонние отношения между Китаем и странами Центральной Азии
  4. Повышению эффективности энергетического сотрудничества Россией и странами Центральной Азии
  5. Проблемы, энергетического сотрудничества между Россией и странами Центральной Азии
  6. Новые тенденции в отношениях России со странами Центральной Азии и Запада
  7. Роль стран Закавказья и Центральной Азии в решении проблем Каспийского региона
  8. Политика Японии в Центральной Азии
  9. Что ждет политику США в Центральной Азии?
  10. Основные черты китайской политики в Центральной Азии
  11. Экологическое измерение международных отношений. Итоги конференции в Рио-де-Жанейро 1992 год и основные положения Киотского протокола. Последние изменения в экологической «повестке дня».
  12. Экономизация политики и перспективы интеграции в Центральной Азии
  13. Китайская политика в отношении американского присутствия в Центральной Азии
  14. Внешняя политика Китая в Центральной Азии: основные методы и инструменты
  15. Доступ США и других стран Запада к каспийской нефти — по Тэлботу, важный фактор стратегической стабильности региона и «большая игра» на Кавказе и в Центральной Азии
  16. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ И РАЗВИТИЕ ОТНОШЕНИЙ СО СТРАНАМИ ЮЖНОЙ АЗИИ, БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА
  17. Китай и Россия в Центральной Азии
  18. Открытие Центральной Азии
  19. Новая роль Центральной Азии
  20. Китайско-американские отношения в Центральной Азии