<<
>>

Экономизация политики и перспективы интеграции в Центральной Азии

Одним из ключевых элементов современной системы международных экономических отношений стал регионализм. Ныне все страны мира, вовлеченные в торгово-экономические связи, являются участниками двусторонних или многосторонних торговых соглашений.

Регионализм по своей природе неразрывно связан с политическими целями, культурными ценностями и историческими аспектами.

Центральная Азия, включающая в себя не только постсоветские азиатские республики — Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан. Узбекистан, Казахстан, но и Монголию, китайский СУАР и Афганистан, на рубеже XX и ХХ1 столетий вновь стала значимой для мирового сообщества. После распада СССР ранее закрытый для внешнего влияния регион вновь стал ареной столкновений интересов великих держав. Международное сообщество Центральная Азия привлекает не только богатыми сырьевыми запасами, но и своим ключевым положением в сердце Евразийского континента, что дает возможность реализовать новые трансконтинентальные транспортные коридоры по маршрутам Запад-Восток, Север-Юг и сформирует новую геополитическую реальность ХХ1 века. Разрушение экономических связей в рамках СНГ, стимулировало двустороннее и многостороннее сотрудничество между странами Центральной Азии.

Был сформирован Центрально-азиатский союз (ЦАС), преобразованный позже в Центрально-азиатское экономическое сообщество (ЦАЭС), членами которого стали Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан.

В современных условиях многополярного мира возрастает роль и значение региональной интеграции. Центральная Азия в этом смысле не является исключением. Историческая, культурно-языковая и цивилизационная общность народов, населяющих этот регион, определяет сущность и направления интеграции.

Центральная Азия весьма перспективный и динамично развивающийся регион, располагающий богатыми природными ресурсами и большим транзитно-транспортным потенциалом.

Соседство с Афганистаном, странами Южной Азии, Ближнего и Среднего Востока определяет его геополитическую значимость. События последнего времени продемонстрировали заинтересо­ванность ведущих государств мира в сотрудничестве со странами этого региона. Возросшие экономические и политические возможности позволяют Казахстану играть более активную и весомую роль в региональных интеграционных процессах. Центральная Азия уже стала важным субъектом современной геополитики. В ходе неформального саммита, состоявшегося в сентябре 2006 года в Астане, президенты Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана выразили стремление развивать всестороннее региональное сотрудничество, совместно решать водно­энергетические, транспортные, миграционные вопросы. Учитывая высокие показатели социально-экономического развития, имеющиеся инвестиционные возможности, Казахстан готов способствовать ускоренному развитию всех стран региона, активно участвовать в формировании общего рынка, поддержать все направления интеграции — создание отраслевых консорциумов, специальных приграничных зон торговли, совместных холдингов и инвестиционных структур. Активность Казахстана в сфере регионального сотрудничества, готовность принять на себя дополнительные обязанности и ответственность продиктованы искренним стремлением использовать потенциал этого региона во благо всех населяющих его народов.

В ежегодном Послании народу Казахстана Президент Республики Н.А. Назарбаев в 2007 году отметил: «Для использования

преимуществ регионального развития нужно обеспечить более глубокую и взаимовыгодную интеграцию стран региона. Это находит практическое отражение в конструктивных инициативах Казахстана по интенсификации сотрудничества в Центральной Азии, в Азиатском и Ближневосточном регионах по укреплению таких региональных структур, как ЕврАзЭС, СВМДА, ШОС. В этой связи нам в дальнейшем предстоит:

• во-первых, договориться с нашими соседями о развитии более благоприятного делового климата на всей территории Центральной Азии.

Может потребоваться заключение особых соглашений, которые позволят нашим компаниям свободно инвестировать средства в соседние страны и устранят бюрократические и протекционистские барьеры на пути импорта и экспорта, а также движения капитала и рабочей силы;

• во-вторых, мы должны сосредоточить свои усилия на вопросах реализации проектов в государствах Центральной Азии с привлечением зарубежных финансовых институтов и отечественных компаний. И в первую очередь это задача фонда «Казына»;

• в-третьих, совместно с нашими соседями можем обсудить введение специального режима перемещения рабочей силы. Мы за свободное, но управляемое движение квалифицированной рабочей силы в странах Центрально-Азиатского региона».

Изучая проблемы интеграции, нетрудно заметить следующее: официальным началом западноевропейской интеграции считается Декларация Шумана Р., принятая 9 мая 1950 г. В декларации записано: «Объединение Европы нельзя строить сразу и по одному плану. Она будет построена путем конкретных достижений, которые вначале создадут обстановку фактической солидарности». Как показывает мировой опыт, региональная интеграция строится на осознании ее участниками общности их будущей исторической судьбы. Интеграция является естественным процессом, закономерностью современного мира. Кроме того, интеграция помимо всего прочего — это демократия в международных отношениях. Применительно к Центральной Азии, или паназияцентризму (здесь этот термин указывает центральноазиатскую интеграцию), интеграция выглядит следующим образом: паназияцентризм — это Союз центральноазиатских государств, сохраняющих свой суверенитет, но делегирующих некоторую его часть созданным наднациональным органам для координации своих действий в определенных сферах политики. Делегируя часть своего суверенитета наднациональным органам, государства, участвующие в региональной интеграции, не теряют своего контроля над этой делегируемой частью, т.к. создаваемые наднациональные органы комплектуются путем избрания на всеобщих выборах в национальных государствах лишь путем назначения своих теми же национальными государствами.

Именно в наднациональных органах и происходит процесс сочетания суверенитета государств, участвующих в процессе региональной интеграции.

Что собой представляли бы создаваемые органы паназияцентризма?

Учитывая позитивный опыт европейской интеграции, наднациональные органы паназияцентризма могли бы выглядеть следующим образом:

Центральноазиатский Совет — высший директивный орган, состоящий из глав государств. Паназияцентризм носил бы название «Центральноазиатский Союз» (ЦАС) Решения здесь принимались бы на основе консенсуса. Совет не имел бы постоянного места пребывания, он собирался бы в пять лет один раз для принятия кардинальных решений договорного характера и проводил бы текущие заседания для принятия решений по актуальным вопросам сегодняшнего дня.

Совет министров ЦАС — это самый существенный

наднациональный орган. Разумеется, он состоит из министров иностранных дел ЦАС, назначенных главами государств этих стран. Следовательно, состав Совета не избирается. Это обстоятельство необходимо особо подчеркнуть.

Совет ЦАС будет обладать исполнительными и законодательными полномочиями. Именно эти полномочия будут делать данный орган весьма важным.

Совет ЦАС будет призван подготавливать проекты решений для Центральноазиатского совета, вырабатывать меры по их реализации, а также принимать собственные решения по текущим вопросам. Совет ЦАС пользуется правом накладывать вето на решения Парламента ЦАС.

В Совете ЦАС каждое государство получает определенное число голосов в зависимости от численности населения и вклада в ЦАС.

Во время принятия решений Советом ЦАС используется принцип двойного большинства, а именно, за принимаемое решение должны проголосовать две трети его членов, представляющих две трети населения ЦАС. Это весьма демократический метод: он защищает интересы всех сторон.

Ко всему сказанному о Совете ЦАС можно добавить, что он вырабатывает общую позицию и совместное действие для реализации принятых решений. Совет ЦАС не будет иметь постоянного места проживания.

Председательствует в Совете ЦАС, так же как и в Центральноазиатском совете, страна, по ротации занимающая данный пост.

Как было сказано выше, Совет ЦАС может не согласиться с решением Парламента ЦАС. В этом случае Совет ЦАС и Парламент ЦАС могут создавать согласительную комиссию для взаимоприемлего решения.

В настоящее время можно говорить о сложившейся политике центров влияния в отношении государств Центральной Азии и их интеграционного взаимодействия. США стремятся уравновесить экономическое проникновение в Центральную Азию военно­политическим присутствием, Китай закрепляется в регионе с помощью механизма ШОС, Япония делает ставку на развитие диалога «Центральная Азия + Япония «, а республика Корея придает немаловажное значение наличию в регионе экономически активной корейской диаспоры.

В данной связи отметим, что заметно расхождение интересов США, России и Китая по отношению к центральноазиатской интеграции. США слишком долго достаточно критично относились к формированию в Центральной Азии разного рода региональных объединений. Главной целью деятельности Соединенных Штатов в этой области было бы привести к возрождению неоимперских амбиций великих держав. Проведение последовательной политики по переориентации интересов Украины. Грузии, Молдовы и ряда других государств постсоветского пространства на партнерство с Западом в определенной степени способствовало ослаблению позиции Содружества независимых государств. Соединенные штаты поддерживают процессы расширения торгово-экономических связей между государствами ЦАР и углубления региональной интеграции в таких областях как охрана окружающей среды, обеспеченность водными ресурсами и развитие транспортной системы, закладывающих основу для региональной безопасности.

В региональной политике Китай уделяет возрастающее внимание республикам Центральной Азии. Этот регион имеет особое значение для Пекина и с точки зрения обеспечения безопасности страны, и как важнейший источник поставок углеводородов, и как обширный рынок для сбыта собственной продукции.

Особое место отводится отношениям с Казахстаном.

Европейцев интересуют в Центрально-азиатском регионе три вещи:

• 1) диверсификация энергопотоков, чтобы быть независимыми от России,

• 2) решение исторических и этнических конфликтов - важный фактор для поворота Европы к Центрально-азиатскому региону и в том числе к странам СНГ,

• 3) вопросы ценностей демократии. Европа хочет транспортировать во все регионы мира свои ценности , так как она гордится своей либеральной моделью демократии.

Большой вопрос — насколько будут восприниматься ценности демократии в Центральной Азии. Если ценности Европы здесь будут восприниматься как цинизм, то ЕС здесь будет бессилен что-либо предпринять но если все будет вестись достаточно культурно с достаточным взаимопониманием, дипломатично, то центрально- азиатские государства могут от этого очень много выиграть. Важно отметить, что Европа сейчас готовит новую стратегию ЕС по странам Центральной Азии на шестилетний период, чтобы зафиксировать свои интересы и цели в регионе, а также механизмы их реализации.

Особый интерес для России представляет Центральная Азия (своего рода «санитарный кордон» или «мягкая подбрюшина»), защищающая ее южные фланги. Центральная Азия и Казахстан — это незаменимый источник ценных природных ресурсов для нужд российской экономики, особенно для российского военно­промышленного комплекса. Центральная Азия — это регион, в который можно направлять инвестиции и получать от них эффективную отдачу. С этой точки зрения, как отмечают эксперты, России не очень нужна сильная, единая и самостоятельная Центральная Азия, представляющая собой мощный геополитический регион. Россию в принципе устраивает Центральная Азия как кризисный регион, нуждающийся в менеджере, во внешнем управляющем. России довольно выгодна ситуация, при которой государства Центральной Азии развивают с ней двусторонние отношения, а в случае возникновения межгосударственных конфликтов — апеллируют к России как непредвзятому арбитру. Российские эксперты апеллируют к разнородности региона, к борьбе за региональное лидерство, к различию моделей экономического и политического развития, взятых на вооружение государствами региона. В итоге они приходят к выводу о том, что интеграция желательна, но невозможна. За этим выводом кроется фактическое нежелание иметь дело с единым регионом.

Сейчас согласно классификации Всемирного Банка к числу беднейших стран мира на территории СНЕ относятся Ерузия, Таджикистан, Киргизия и Молдова. В Таджикистане около 80% населения живет ниже официальной черты бедности, в Киргизстане — 65%, в Ерузии — 56%, Молдове — 50%. В то же время в 1992 — 2003 гг. Россия списала 5,95 млрд. долларов долга Никарагуа; в 1996г. — 3,5 млрд. из 5,0 млрд. долга Анголы; в 2000 — 2003г. — от 60 до 90% долга Евинеи, Чада, Йемена, Мозамбика, 2000г. — 9,53 млрд. из 11,03 млрд. долларов долга Вьетнама; в конце 2003г. — 11,1 млрд. из 11,4 млрд. долга Монголии; в 2004г. — 9,8 млрд. долларов из 10,5 долга Ирака; в марте 2006г. — 4,7 млрд дол. долга Алжиру. Кроме того, к 1 января 2006г. накопленные за границей российские ПИИ составили 138,8 млрд. долл., увеличившись за 2005г. на 31,6 млрд. долл.

Как однажды отметил А.Вольский, к сожалению, Россия до сих пор не стала «центром кристаллизации» постсоветского пространства. Руководство Республики Казахстан понимает, что ухудшение

экономической обстановки в соседних республиках непременно отразится прямо или косвенно на Казахстане. Дело в том, что сейчас экономика Казахстана больше совокупного объема экономик всех стран СНГ, без учета России, Украины и Белоруссии. С Казахстаном же на равных в мире будут разговаривать тогда, когда он утвердит за собой роль регионального лидера. В 2007 году будет проведена в Казахстане 63-я сессия ЭСКАТО (Экономическая и Социальная Комиссия ООН для стран Азии и Тихого океана). Наша страна совместно с ЭСКАТО, а также с Европейской экономической комиссией ведет активную работу по осуществлению специальных программ ООН для экономик Центральной Азии (СПЕКА), целью которых является оказание содействия государствам региона в углублении их взаимного сотрудничества, стимулирования их экономического развития и интеграции в экономики Европы и Азии.

Суммируя все вышесказанное можно сделать вывод, что региональная интеграция, организованное объединение в региональные союзы — способ, прежде всего, экономического выживания, консолидации государств и одновременно подготовки и приспособления к условиям всемирной конкуренции, мировым стандартам качества и последовательного вхождения во всемирную интеграцию. Ни одна национальная экономика не сможет оставаться конкурентоспособной на мировом рынке без реальной интеграции в составе того или иного региона. При этом основными действующими субъектами на этом рынке будут не государства и компании, а региональные политико-экономические группировки. Наконец, сутью интеграции является формирование тесно переплетенных экономических анклавов, т.е. соединение всех циклов экономической деятельности в единое целое.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д.В.. Политическая безопасность. Книга 2. 2009

Еще по теме Экономизация политики и перспективы интеграции в Центральной Азии:

  1. Перспективы интеграции стран Центральной Азии
  2. Перспективы Единого Экономического Пространства в Центральной Азии
  3. Перспектива региональной безопасности в странах Центральной Азии и Южного Кавказа
  4. Политика Японии в Центральной Азии
  5. Что ждет политику США в Центральной Азии?
  6. Основные черты китайской политики в Центральной Азии
  7. Китайская политика в отношении американского присутствия в Центральной Азии
  8. Внешняя политика Китая в Центральной Азии: основные методы и инструменты
  9. Экологическое измерение региональной политики стран Центральной Азии
  10. Россия и Центральная Азия: интересы, политика, перспективы
  11. Китай и Россия в Центральной Азии
  12. Открытие Центральной Азии
  13. Китайско-американские отношения в Центральной Азии
  14. Признаки экономической дезинтеграции в Центральной Азии
  15. Интеграционный процесс в Центральной Азии
  16. Новая роль Центральной Азии
  17. Растущая роль Китая в Центральной Азии