<<
>>

Формирование правовой базы военно-политического сотрудничества между Республикой Казахстан и Российской Федерацией

Сфера активного политического взаимодействия Казахстана и России включает такое важное направление, как военное и военно­техническое партнерство. Оно, как правило, служит индикатором сближения стран или же отдаления их политических интересов в сфере безопасности.

Казахстанско-российские военно-политические отношения подвержены преимущественно первой тенденции, так как в основе сотрудничества с самого начала лежала общая цель по обеспечению совместной безопасности.

В силу таких причин как геополитическая близость, исторические связи, совпадение взглядов на самом высоком уровне, достигающееся путем компромиссов и, учитывая тесные контакты казахстанского и российских президентов, между двумя государствами в 1990-е гг. формируется новый тип взаимоотношений. К примеру, высокий уровень всех направлений сотрудничества, налаженного между Казахстаном и Россией к настоящему времени, характеризуют регулярные контакты руководителей наших стран. Только в 2006 г. Н.А. Назарбаев и В.В. Путин встречались тринадцать раз и в итоге было заключено более 20 важных межгосударственных, межправительственных и межотраслевых соглашений. Дальнейшее сближение в области военно-политического сотрудничества зависит, скорее всего, от политической воли руководителей наших стран.

Как показывает время, отношения между двумя странами все более приобретают взаимозависимый характер по целому спектру политических, экономических, военных и военно-технических вопросов. Строятся они, прежде всего, в двустороннем формате, что не исключает необходимость многостороннего сотрудничества.

Тесное взаимодействие в сфере безопасности вполне может быть определяющей тенденцией двусторонних военных отношений и военно-политической интеграции Казахстана и России. Тем более, что в стратегических документах двух государств звучит именно таковая постановка задач.

Стратегия развития Казахстана до 2030 г.

утверждает следующее условие для обеспечения национальной независимости Казахстана и его территориальной целостности: надо «иметь надёжные и дружественные отношения с соседями. Поэтому мы будем развивать и укреплять доверительные и равноправные отношения с нашим ближайшим и исторически дружественным соседом — Россией», а «стратегическое партнерство с Россией — это неотъемлемый и естественный компонент казахстанского суверенитета», «приори­тетное направление внешней политики Республики Казахстан. Действительно, «казахстанско-российские отношения находятся на высоком уровне доверия и стратегического партнерства. Российский вектор — важнейший приоритет внешней политики Казахстана. Между Казахстаном и Россией не существует проблем, которые не были бы решены путем конструктивного диалога и учета взаимных интересов».

Российская Федерация в деле обеспечения национальной и военной безопасности не исключает дальнейшего тесного военно­политического сближения с казахстанской стороной. Президент России В.Путин в недавнем послании к Н. Назарбаеву отмечал: «Убежден, что стратегическое партнерство России и Казахстана, сложение солидного потенциала двух стран будут и в дальнейшем служить интересам мира, способствовать повышению благосостояния наших народов».

Развитие военно-политического сотрудничества Казахстана и России регулировалось формированием нормативно-правовой базы, оно оформлено базовыми договорами и рядом соглашений. Как известно, основой двустороннего сотрудничества являются договоры между двумя странами «О дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи», «О военном сотрудничестве» и «Соглашение между правительствами РК и РФ о военно-техническом сотрудничестве». Если сфера экономики (включая социальные аспекты) из-за колебаний мировой конъюнктуры нередко требует корректировать расхождения, возникающие из-за различий в интересах обеих сторон, то сфера безопасности и военная подкреплена в настоящее время сравнительно полным пакетом документов. Взаимопонимание между РК и РФ с каждым годом углубляется, совершенствуются договорные основы.

Отправным документом, определившим принципиальные направления двусторонних отношений, можно считать Договор, который заключили лидеры двух государств еще в пределах существовавшего Советского Союза. Этот договор, как правило, не фигурирует при рассмотрении отношений между суверенными Казахстаном и Россией. Тем не менее, он важен в качестве исходной позиции обеих сторон для последующего развития.

Подписание Договора происходило в Москве 21 ноября 1990 г. тогда еще Президент КазССР Нурсултан Назарбаев и Председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин поставили свои подписи соответственно за Казахскую Советскую Социалистическую Респуб­лику и Российскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику. Обе республики — субъекты формально функциони­ровавшего государства — Казахстан и Россия на момент его заключения заявили о неразвности обоюдных связей.

Особенные условия того периода — «разбегание» советских государств и одновременно консолидация усилий с тем, чтобы «не потерять» друг друга в неспокойные годы «парада суверенитетов», — повлияли на обозначение общей сферы безопасности, но прежде всего, были определены приоритеты военно—политического сотрудничества двух государств.

Речь шла, прежде всего, об обеспечении коллективной безопасности, о согласованных действиях Казахстана и России в военной области, включая сотрудничество в области обороны (Ст.7). «Оборона» и «безопасность» фигурировали в качестве ключевых понятий, но не разъясняли сферу их распространения и механизмы осуществления политики безопасности. Тем самым, важным результатом явилось введение в политический диалог двух государств достижение этого понимания (коллективной) безопасности, необходимого для установления равновесия на постсоветском пространстве.

Несмотря на то, что в период пребывания Б.Н. Ельцина на посту Президента России отношения с Казахстаном представляли собой, по словам К. Токаева, «пёстрый конгломерат сотрудничества, интеграционных прорывов и нерешенных проблем, что в общем было нормально для межгосударственных отношений», на начальный период формирования правовой базы военного и военно­технического сотрудничества (первая половина 1990-х гг.) приходится наибольший объем экспертных работ, высокая интенсивность по согласованию позиций по всем направлениям двустороннего партнерства.

Через год в следующем документе — Алма-Атинской декларации (21 декабря 1991 г.) — была подтверждена договоренность о «стратегической стабильности и безопасности», в целях которой «сохранено объединенное командование воєнно-стратегическими силами и единый контроль над ядерным оружием; стороны будут уважать стремление друг друга к достижению статуса безъядерного и (или) нейтрального государства».

Важнейшим достижением явилось положительное решение о проведении многосторонних консультаций в сфере безопасности. Результатом явился известный шестисторонний Договор о коллективной безопасности в рамках СНГ (ДКБ, 15 мая 1992 г.). Для РК ДКБ вступил в силу 20 апреля 1994 г.

Стороны обязались консультироваться «по всем важным вопросам международной безопасности, затрагивающим их интересы, и согласовывать по этим вопросам позиции» (Ст. 2). С этой целью образован руководящий орган — Совет коллективной безопасности в составе глав государств-участников и Главнокомандующего Объединеными Вооруженными силами СНГ (Ст.3). Создавая совместную оборону в рамках общего военно-политического пространства СНГ, участники ДКБ стремились, прежде всего, обеспечить свой суверенитет и территориальную целостность.

Устав СНГ подтвердил гарантии, данные всеми участниками ДКБ. Раздел III «Коллективная безопасность и военно-политическое сотрудничество» обязывал стороны проводить согласованную политику в области международной безопасности, разоружения и контроля над вооружениями, строительства общих Вооруженных Сил.

Следует отметить, что и тот, и другой документ называют единственный механизм «коллективного» сотрудничества — многосторонние консультации. Как покажет время, консультативная форма в такой сфере, как общая безопасность, недостаточна в условиях СНГ, особенно когда политические амбиции доминируют над общими интересами, а организационные структуры — малоэффективны и неработоспособны.

Вместе с тем, названные документы дали возможность регулировать конкретные вопросы военно-политического сотрудничества специальными соглашениями (Устав СНГ, Ст.15). Уже в ходе обсуждения и заключения многосторонних соглашений начался процесс билатерализации или перевод политических отношений Казахстана и России на двустороннюю основу, был открыт путь для более содержательного развития двусторонних военно-политических отношений.

В настоящее время ДКБ реанимируется, создана Организация ДКБ и уже обозначена тенденция адаптации Договора к современным угрозам безопасности. В 2002 — 2005 гг. реальное сотрудничество в военной области развивалось лишь в рамках ОДКБ, поскольку у её членов появился общий противник — международный терроризм. В рамках ОДКБ регулярно проводятся совместные учения, в качестве координирующего штаба действует единый Антитеррористический центр. Примечательно, что единственная структура, которая может быть сохранена — это Объединенная система ПВО СНГ. В 2005 г. в рамках СНГ утверждены ассигнования на ПВО в размере 2,3 млрд. руб. против 800 млн. руб. в 2004 г.

Давая оценку ходу преобразований в Вооруженных Силах Казахстана, в том числе казахстанско-российскому военному сотрудничеству, министр обороны РК М. Алтынбаев утверждал, что именно «тесное взаимодействие Казахстана с союзниками в рамках ОДКБ и, в первую очередь, с Российской Федерацией, подтверждает наши приоритеты в военной области».

Основным политико-правовым документом межгосударственного значения, положившим начало формирования договорной базы, является Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Республикой Казахстан и Российской Федерацией от 25 мая 1992 г. Оба государства, понимая стратегическую важность Договора, сравнительно быстро его ратифицировали. Через четыре месяца он вступил в силу (7 октября 1992 г.).

Договор фиксировал основы двустороннего сотрудничества в сфере безопасности и обороны, а статьи 2 — 8 фактически оговаривали создание военно-политического союза Казахстана и России. Конкретизируя «обеспечение надёжной совместной обороны в рамках общего военно-стратегического пространства на основе согласованных положений своих военных доктрин и принципов оборонной достаточности», в Договоре обозначено участие сторон в создании систем и механизмов коллективной безопасности. Важно положение Договора о том, что РФ окажет содействие в становлении и развитии казахстанских Вооруженных Сил.

Кроме того, Казахстан и Россия пришли к согласию «допустить совместное использование военных баз, полигонов и иных объектов оборонного назначения, которые расположены на их территориях». Такая статья включена в договор, скорее, исходя из прямых интересов российской стороны, ибо Казахстан не имел намерения и не стремился каким-либо образом «использовать вооруженными силами своей Стороны объектов военного назначения, находящихся на территории другой Стороны» (Ст.4).

Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи позволил приступить к обсуждению более конкретных военно-политических вопросов, как порядок использования «объектов военного назначения», «финансирование согласованных военных программ», «сотрудничество в проведении конверсии военной промышленности» и др. Позже они были оформлены отдельными документами.

Например, в Алматы, Москве и Караганде в течение 1992-1993 гг. были подписаны Соглашения о подготовке офицерских кадров в военно-учебных заведениях; о порядке прохождения военной службы офицеров, прапорщиков и мичманов; об использовании испытательных полигонов; производственной и научно-технической кооперации в оборонных отраслях промышленности. Тем самым ряд спорных военно-технических вопросов был в значительной мере упорядочен. Межгосударственные соглашения по указанным вопросам подготовили почву для активного более тесной кооперации между Казахстаном и Россией в военной сфере. Надо отметить, что указанные соглашения вступили в силу сразу со дня подписания.

Один из важных приоритетов — сотрудничество в области военного образования. Подготовка высококвалифицированных военных специалистов — это фундамент профессиональной армии. Взаимодействие с российской стороной оказало значимую поддержку при реформировании Вооруженных Сил Казахстана (ВС РК). Подготовка офицерских кадров в военных заведениях России, которая осуществляется на льготных условиях, позволила усилить кадровый состав казахстанской армии. Например, за период с 1993 по 2006 год обучение в военно-учебных заведениях Министерства обороны РФ завершили 2475 казахстанских военнослужащих. В системе национального военного образования учтен опыт России, а к учебному процессу в Национальном университете обороны привлечен профессорско-преподавательский состав из этой страны.

В Казахстане целенаправленно создавалась новая организационная структура ВС РК, включая центральные органы управления ВС. К 2003 г. реорганизована система подготовки военных кадров. Существующие военно-учебные заведения преобразованы по видовому принципу. На базе Военной Академии ВС РК образован Национальный университет обороны, созданы высшее военное авиационное училище, кадетский корпус. Открыто первое военное учебное заведение для детей и подростков — «Жас улан». Министерством обороны начат экспериментальный перевод отдельных воинских формирований на профессиональную (контрактную) основу.

Итак, результативным в данном направлении явилось достижение однотипности в подготовке военных и научных кадров, а с учетом однотипности и вооружений армий двух стран, успешно развивалось военно-техническое сотрудничество. Долгосрочная и полномасштаб­ная кооперация с РФ стала важным фактором обеспечения внешней безопасности Казахстана.

К 1994 г. этап разработки специального Договора, который определил стратегию и координировал конкретные направления военного и военно-технического сотрудничества двух государств, был завершен.

Официальный визит в Российскую Федерацию Президента Н. Назарбаева подтвердил то, что произошел реальный сдвиг по сближению обеих позиций. Наряду с 23-мя документами по различным направлениям казахстанско-российских отношений 28 марта 1994 г. был заключен Договор о военном сотрудничестве между Республикой Казахстан и Российской Федерацией, в рамках которого подписано более 60 двусторонних документов, охватывающих широкий спектр вопросов обеспечения совместной безопасности. Несмотря на то, что Казахстан очень быстро ратифицировал Договор о военном сотрудничестве, он долгое время не вступал в силу, и применялся временно.

В следующем 1995 г. президенты двух стран и министры обороны провели ряд рабочих встреч в Москве и Алматы, в ходе которых подписали еще 16 документов (20 января 1995 г.). Новые соглашения по договоренностям о реализации военно-научного, военно-морского и военно-технического сотрудничества, о подготовке военных кадров для Вооруженных Сил РК в военно-учебных заведениях Министерства обороны РФ и др. кардинально меняли характер военного сотрудничества. Оно было выведено на более высокий уровень, обеспеченный взаимными обязательствами.

Здесь казахстанская сторона больше выражала готовность к подобному союзу с Россией. Так, Декларация о расширении и углублении казахстанско-российского сотрудничества от 20 января 1995 г. включила намерение в будущем заключить Договор о совместной охране границ, с перспективой создания объединенного командования пограничных войск. Уже через 5 месяцев Н.А. Назарбаев пригласил Б.Н. Ельцина в Алматы для подписания такого Договора между Республикой Казахстан и Российской Федерацией об общих усилиях в охране внешних границ.

Возвращаясь к Договору о военном сотрудничестве, следует остановиться на его наиболее важных положениях. Договор, заключенный на десять лет, автоматически продлевается на последующие десять лет (Ст.25). Казахстан ратифицировал его сравнительно быстро, через полгода (6 октября 1994 г.). Однако со дня подписания он применялся временно и относительно долго не вступал в силу, пока российская сторона не ратифицировала Договор в 1998 г. В каждой из 25 статей Договора перечисляются сферы военно-политической и военно-технической применимости, включая взаимные обязательства. Подтверждая свою приверженность принципам коллективной безопасности, заявленной в ранних документах, стороны усилили вопрос о статусе стратегических ядерных сил (СЯС), которые были размещены на территории Казахстана и России.

Термин СЯС в тексте Договора содержал разъяснение Стратеги­ческих ядерных сил, которые включают воинские формирования, соединения, части, учреждения, организации и объекты, имеющие на своем вооружении или хранении стратегическое ядерное оружие.

Прежде всего, вся проблематика СЯС является политической и относится к процессу отказа Казахстана от ядерного оружия, завершение которого связано с ратификацией РК Договора о сокращении наступательных вооружений (СНВ-1) и Лиссабонского протокола к ДНЯО (1993 г.), а также получением гарантий безопасности со стороны великих держав. Одним из государств, гарантировавших безопасность и целостность суверенного Казахстана на Будапештском саммите в декабре 1994 г. выступила Россия.

В начале 1990-х гг. судьба стратегических ядерных сил, временно расположенных на территории Казахстана, являлась одной из наиболее острых проблем во взаимоотношениях с Россией. Как известно, начиная с 1949 г. и практически до начала 1990-х гг., на Семипалатинском ядерном полигоне Казахстана регулярно проводились испытания ядерного оружия. На территории Казахстана до распада СССР было размещено 104 ракеты СС-18 стационарного базирования с 1400 ядерными боеголовками, а также 240 крылатых ядерных ракет. Безусловно, сразу после распада Советского Союза вопрос о ядерном наследстве и о материально-технической стороне СЯС был одним из главных двусторонних отношений, напрямую затрагивал стратегические интересы России.

Россия добилась в переговорах о СЯС своей цели. Практически аналогично тому, как трактует Договор о СНВ-1 обеспечение права Российской Федерации «на функции управления, эксплуатации, обеспечение ядерной безопасности и материально-технического сношения СЯС, временно расположенных на территории Республики Казахстан» (Ст.6), согласно Договору о военном сотрудничестве, «все СЯС передавались под юрисдикцию России». «Учитывая сложившуюся систему функционирования стратегических ядерных сил, находящихся на территории Казахстана, последний признает за указанными воинскими формированиями стратегических ядерных сил статус стратегических ядерных сил Российской Федерации» (Ст.3). Но «до полной ликвидации стратегического ядерного оружия, временно размещенного на территории Республики Казахстан... решение о необходимости его применения принимается Президентом РФ согласованию с Президентом РК».

Тем самым Договор о военном сотрудничестве поставил точку над формальным владением Казахстаном ядерного оружия. РК фактически передала России производственные, технические и научные объекты по использованию этого оружия, все функции управления им и всю полноту ответственности за него. Это означало, что наша республика перестала считаться ядерным государством.

Но, как пишет казахстанский исследователь Л. Бакаев, события приобрели своеобразную окраску. Российская сторона неоднократно косвенно или прямо стала намекать Республике Казахстан о том, что в реализации Договора о СНВ-1 Россия намерена решать все проблемы самостоятельно, а участие Республики Казахстан в этих вопросах, мягко говоря, не обязательно.

Заметим, последующие действия той и другой стороны обосновывались существующими соглашениями, а они составили целый пакет нормативных документов. Поскольку Россия и Казахстан брали обязательство не допускать «использования своих территорий третьим государством в целях осуществления деятельности, направленной против другой стороны» (Ст.23 Договора о военном сотрудничестве), вполне объяснима позиция России, стремившаяся быть в военных вопросах более сильной стороной.

Окончательно вопрос о СЯС был снят специальным Соглашением между двумя странами о Стратегических ядерных силах, временно расположенных на территории Казахстана. Соглашение вновь указывает на первичность позиций в СЯС Российской Федерации, СЯС в своей деятельности руководствуются приказами и директивами Министерства обороны РФ при согласовании с тем же ведомством РК. При этом, с учетом достигнутых договоренностей о сохранении общего военно­стратегического пространства и об оказании взаимной помощи Россия дала гарантию безопасности Казахстану от угрозы ядерного нападения.

Закрытие Семипалатинского ядерного полигона 15 лет назад предопределило стратегический выбор в пользу безъядерного статуса нашей страны. Развивая данное направление, Казахстан выступил инициатором создания безъядерной зоны в Центральной Азии. В течение более 9 лет велась напряженная работа, итогом которой явилось историческое событие — соответствующий договор, подписанный в сентябре 2006 г. в Семипалатинске всеми пятью центрально азиатскими государствами (Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Туркменистан, Таджикистан). Тем самым, РК вновь подтвердила верность взятым когда-то обязательствам, содействовать обеспечению региональной безопасности.

В области военно-технического сотрудничества (ВТС) Казахстана основным партнером остается Российская Федерация. Оно имеет отличительные особенности, нетипичные для подобного сотрудничества других стран. Официальный термин «ВТС» обычно принято понимать, как:

1. экспорт и импорт всех видов вооружений и военной техники, военного имущества, техники и технологий двойного назначения, а также стратегически важных сырьевых товаров;

2. осуществление сервисных услуг и послепродажного обслуживания, строительство в зарубежных странах ремонтных баз, центров подготовки и переподготовки специалистов;

3. предоставление услуг военного назначения;

4. осуществление коммерческой, консультационной, информационной, торгово-посреднической и иной деятельности в военно-технической области с зарубежными странами;

5. осуществление совместной деятельности в области разработки, испытаний и производства вооружений и военной техники и отработки технологий двойного назначения.

Военно-техническое сотрудничество Казахстана с Россией уникально в том смысле, что не рассматривается со стандартных позиций и определений «торговли оружием», как указано в пункте 1 указанного выше определения. Вся оборонная инфраструктура с учетом данного определения ВТС, доставшаяся РК от бывшего Советского Союза, ВТС Казахстана условно подразделялась по субъектам деятельности на:

• а) предприятия оборонной промышленности (пункты 1 и 5);

• б) военно-испытательные полигоны и центры (пункты 3,4 и 5);

• в) космодром (пункты 3 и 5).

Согласно Ст.5 базового Договора о военном сотрудничестве, стороны согласились в интересах повышения обороноспособности решить проблемный вопрос о статусе объектов оборонного назначения таким образом, чтобы использовать их и управлять ими совместно.

Также следовала договоренность согласованно координировать такие вопросы, как совместные разработки, производство, ремонт и поставки вооружений, военной техники, материально-технических средств (Ст.17). Здесь же речь шла о сохранении сложившейся системы всех видов связи, противовоздушной и противоракетной обороны, оповещения и коммуникаций, о сотрудничестве в области военных перевозок и сохранении единого воздушного пространства для полётов военных и гражданских судов, совместной системы их управления (Ст.19).

Не менее деликатной, а порой и напряженной темой переговоров оставался ряд вопросов о распределении военного имущества. Россия, в соответствии с Соглашением, признала право Казахстана «на получении эквивалента (в денежной или иной согласованной форме) стоимости материалов ядерных боеприпасов, носителей, а также оборудования, других компонентов СНВ и имущества СЯС, находившихся в Казахстане по состоянию на 31 августа 1991 г., при выводе их на территорию России. Но стороны оставили на будущее рассмотрение оценки стоимости материалов и оборудования, затрат на их содержание, транспортировку и утилизацию.

Демонтаж ядерного устройства на Семипалатинском ядерном полигоне производился по Соглашению с российской стороной. Последняя обязалась обеспечить финансирование и выполнить весь комплекс работ по демонтажу ядерного устройства, радиационную и экологическую безопасность.

По данной проблематике оставались нерешенные вопросы, что вызывало немало взаимных упреков, как с казахстанской, так и российской стороны. Тем не менее, до той степени обострения и конфликтности, подобной российско-украинским военно­политическим отношениям, дело не доходило. Более того, летом 2006 г. казахстанские и российские ядерщики договорились создать три совместных предприятия для добычи и обогащения урана, разработки и выпуска современных ядерных реакторов. Отмечается высочайшая скорость реализации этих решений: первая тонна сырья уже получена. Кроме того, создается единственная в мире установка — термоядерный материаловедческий реактор ТОКАМАК. Он будет введен в эксплуатацию в 2008 г.

Позитивное значение Договора о военном сотрудничестве заключается и в том, что стороны согласились отдельным соглашением определить правовой статус военнослужащих вооружённых сил России, проходящих службу в российских военных частях, дислоцирующихся в Казахстане (Ст.12). В Договоре уже был определен порядок пересечения государственных границ военнослу­жащими обеих сторон на безвизовой основе и по предъявлению удостоверения личности и командировочных удостоверений. Также сохранялся сложившейся порядок обучения и подготовки офицерских кадров и младших военных специалистов для вооружённых сил Казахстана и России.

Таким образом, ВТС между Казахстаном и Россией постепенно регулировалось рядом договоров и соглашений.

Одновременно с Договором о военном сотрудничестве 28 марта 1994 г. было достигнуто Соглашение о военно-техническом сотрудничестве. Целью была координация двустороннего взаимовы­годного военно-технического сотрудничества, то есть статьи базового Договора расширялись.

Важно и то, что Казахстан и Россия вновь продемонстрировали доверие друг к другу относительно того, что «не будут продавать или передавать третьей стороне, в том числе иностранным физическим и юридическим лицам или международным организациям военную продукцию и информацию по ней без предварительного письменного согласия поставляющей стороны» и т.п. В продолжение названного договора следовало подписание 20 июня 2000 г. Соглашения об основных принципах военно-технического сотрудничества между государствами — участниками Договора о коллективной безопасности от 15 мая 1992 г.

Новое соглашение обозначено как перспективная программа военно-технического сотрудничества. Сюда включили принципиаль­ную договоренность между президентами Н.А. Назарбаевым и В.В. Путиным, достигнутую несколько ранее, 2 марта 2002 г. на встрече в Алматы:

• о поставках вооружения и военной техники в Казахстан по ценам, применяемым в России для собственных Вооруженных Сил;

• о подготовке казахстанских военных кадров в России на льготных условиях.

Тем самым, в Казахстан поставлялась продукция военного назначения на льготных условиях по ценам, закупаемым национальными вооруженными силами для собственных нужд. «Военная продукция» включает определенные виды оружия и боевой техники: современную авиационную, бронетанковую и автомобильную технику, ракетно-артиллерийское вооружение, технику ПВО и запасные части и изделия для их ремонта и обслуживания. Часть из них уже закуплена в России (несколько вертолетов, автомобильная техника, современные радиостанции, современное оружие и боевая техника и др.). Такое решение обусловлено тем, что техника и вооружение казахстанской армии в основном советского и российского производства.

В интересах взаимной безопасности создаются объединенные воинские формирования под объединённым командованием (Договор о военном сотрудничестве, Ст.8). Для этого предлагалось разработать отдельное соглашение по вопросам совместного планирования подготовки и применения войск (сил).

Соглашение по данному вопросу было подписано в Москве в декабре 1994 г., вступило в силу сразу, со дня его подписания. Оно позволило приступить к формированию объединенных вооруженных сил на принципах совместного планирования подготовки и применение войск. Это означало, что войска сторон обеспечивались вооружением и военной техникой, беспрепятственно ее размещали и т.д. На территориях государств в пределах «общего военно­стратегического пространства» создавался режим наибольшего благоприятствования.

Эффективность данного соглашения позволила через десять лет в 2004 г. вновь вернуться к его принципиальным обязательствам при подписании нового Соглашения о совместном применении войск для обеспечения общей безопасности. «Совместное обеспечение безопасности» означало в том числе и в соответствии с Договором 1994 г., общую безопасность на внешних границах (вступил в силу 29 марта 2002 г.). Он детализировал обязательства сторон по деятельности пограничных войск, военной разведки, взаимной защите секретной информации.

Договор о военном сотрудничестве и Договор о границе подтверждали достижение согласования позиций в военно­политическом направлении, создавали аргументированную правовую базу для дальнейшего цивилизованного ведения переговоров. Если первый договор обязывал сотрудничать в сфере военной разведки и не проводить военно-разведывательную деятельность, направленную друг против друга (Ст. 10), то второй договор значительно расширял сферу взаимодействия.

Сюда относится постоянный обмен информацией об обстановке, складывающейся на внешних границах, в пунктах пропуска и по другим направлениям деятельности пограничных войск. Государства обязались не предоставлять использования своих территорий третьим государством в целях осуществления деятельности, направленной против другой стороны. Сегодня в российских политических кругах придерживаются иного мнения, допускающее иностранное присутствие в центральноазийских республиках, ибо данный вопрос относится к компетенции самих государств. Одновременно подтверждена геополитическая взаимозависимость Казахстана и России, общность интересов в обеспечении национальной и военной безопасности.

Сложность ситуации характеризуется тем, что был подписан целый пакет документов по вопросам военного сотрудничества, большая часть из них вводилась в действие одновременно с подписанием. Однако они не находили своего практического применения. Время для осуществления военной интеграции Казахстана и России оказалось не подходящим. Проблема заключалась в охлаждении двусторонних связей в середине 1990-х гг., что отражалось на обязательствах сторон в военной области.

Подписанные документы, касающиеся военной интеграции, не работали. Со сменой руководства российского военного ведомства - уходом П. Грачёва и назначением на пост министра обороны И.Д. Сергеева, - идея о военно—политическом союзе государств СНГ осталась нерешённой. В целом то была не вина ведомства обороны, а скорее уклон российской внешней политики в сторону Запада и недооценка стратегической роли Центральной Азии МИД РФ во главе с А. Козыревым. Как считаю казахстанские эксперты, в первой половине 90-х гг. «во внешнеполитической стратегии РФ явно проявлялось стремление к асоциированию себя с Европой и в целом с Западом». Республики ЦА, включая Казахстан, рассматривались в то время в Москве как своеобразный «балласт», тормозивший процесс включения России в западноевропейскую цивилизацию.

Начиная с 1999 г., тактика утверждения позиций России в республиках ЦА через укрепление двусторонних с ними отношений стала характерным стилем Президента В. Путина. Он определил сотрудничество между Россией и Казахстаном как многоплановое, где область безопасности и военная являются неотъемлемыми компонентами общей российской стратегии партнерства.

В целом на отношения Казахстана и России существенное влияние оказывает расстановка внутриполитических сил, смена руководства, ответственного за внешнеполитический курс. Верно и то, что интересы национальной безопасности и Казахстана, и России, обязывают оба государства к более тесным отношениям. Если проанализировать обязательства Казахстана и России, взятые в рамках двусторонних и многосторонних соглашений по военной проблематике, то очевиден вывод: Казахстан и Россия объективно «обречены» иметь центростремительную, союзническую мотивацию, нежели «включаться» в центробежные тенденции.

Вместе с тем, нужно учитывать бытующее сегодня в среде российских политиков мнение о том, что «современные казахстанско-российские отношения по своему содержанию носят крайне ассиметричный характер. Это касается как экономического потенциала обеих республик, так и их геополитической и военно­политической «весовой категории. Такая исходная диспропорция взаимных потенциалов предполагает содержательное отличие интересов».

Для казахстанской стороны сегодня одним из главных военных союзников остается Российская Федерация. Развивая союзнические отношения эти оба государства могли бы выступать гарантами безопасности всего постсоветского пространства. Причем деятельность двух государств в данном направлении охватывает при некотором различии совместное использование полигонов и предприятий оборонного комплекса.

Например, в Договор о военном сотрудничестве включена Ст. 6 об испытании систем ПРО или его компонентов на полигоне Сары- Шаган, и их совершенствовании. В декабре 1994 г. последовало несколько Соглашений о стратегических наступательных вооружениях, расположенных на территории Казахстана и их сокращении, также об использовании Узла Балхаш системы предупреждения о ракетном нападении. Эти соглашения сразу стали действующими, т.е. вступили в силу с даты их подписания.

Специальные Соглашения от 20 января 1995 г. обязали российское военное ведомство выплачивать арендную плату в размере 27,5 млн. долларов за использование земли, инфраструктуры и имущества четырех казахстанских военных полигонов. Казахстанская сторона получила в свою собственность 41 единицу авиационной техники взамен вывезенных в Россию 35 стратегических бомбардировщиков ТУ-95 МС. В последующие годы Казахстану дополнительно передавались новые истребители и штурмовики. Таким образом, ВВС Казахстана в техническом отношении пополнился в общей сложности 87 самолетами.

Согласовав процедуру взаимных расчетов при утилизации ядерных боеприпасов, на Россию возлагалось следующее: восста­новить и содержать инфраструктуры полигонов; испытывать образцы вооружения и военной техники только в отведенных границах; соблюдать безопасность пусковых работ в пределах полигонов; использовать полигоны в интересах Вооруженных Сил РК; производить своевременную очистку боевых полей; ликвидировать последствия аварий и возмещать нанесенный РК ущерб.

Договоренности между Казахстаном и Россией, по мнению тогдашнего руководителя Главного управления международного военного сотрудничества Министерства Обороны РФ, генерал- полковника Л. Ивашова, «дают основание говорить о новом этапе в развитии казахстанско-российского сотрудничества в военной сфере, о переходе к практическим шагам по осуществлению военной интеграции, прежде всего, в области обучения командных кадров, подготовке и оснащении войск, взаимодействие в рамках единой системы ПВО и о путях её развития».

В последнее время российская сторона стремится восстановить вокруг своих границ так называемое «предполье ПВО» по примеру уникальной советской системы. Уже завершается создание единой региональной системы ПВО России и Беларуси, предполагается создание подобной системы в будущем в Центральноазийском регионе.

Итак, процесс расширения двустороннего военно-политического сотрудничества по различным вопросам продолжается. Практически ежегодно вносятся дополнения и поправки, но уже на уровне министерств и ведомств. Например, в ходе прошедшего в апреле 2006 г. визита главы Казахстана в Москву было подписано семь документов. Четыре из них касались использования российских военных и научных полигонов и центров на территории Казахстана.

Таким образом, Казахстан и Россия, определив в двусторонних отношениях сферы военного сотрудничества, обозначили направление стратегического партнерства.

Вопросом стратегического значения для двух государств, который напрямую относится к военно-политическому сотрудничеству, стал вопрос о функционировании и использовании космодрома «Байконур». Переговоры об этом стратегическом комплексе имеют проблемно-критическую окраску. Доказательством тому служит продолжающийся процесс урегулирования множества вопросов о его функционировании. В настоящее время действует более 20-ти соглашений по совместному использованию комплекса «Байконур», использованию объектов г. Ленинска и о статусе военнослужащих.

Сама история космодрома полностью связана с историей советского государства и началась она с того дня, когда 2 июня 1955 г. директивой Генерального штаба Советской Армии была утверждена организационно-штатная структура 5-го научно-исследовательского испытательного полигона в приаральских Каракумах.

Поскольку после распада СССР комплекс для запуска ракет «Байконур» оказался на казахстанской территории, а весь научно-технический потенциал советского космоса — у российской стороны, этот вопрос решался болезненно и не без проблем. Для России «Байконур» сразу приобрел приоритетное значение, российское правительство инициировало переговорный процесс с Казахстаном в отношении космодрома с целью его решения в свою пользу. Этот уникальный научно-технический комплекс был сохранен благодаря совместным усилиям обеих стран и в данное время успешно работает в интересах не только России, но и Казахстана.

Уже в день заключения Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи (25 мая 1992 г.) Н. Назарбаев и Б. Ельцин подписали и Соглашение о порядке использования космодрома «Байконур» Казахстаном и Россией. Стратегическую важность документа подтверждал факт вступления его в силу сразу со дня подписания (25 мая 1992 г.).

В 1994 г. достигается важное Соглашение между Казахстаном и Россией об основных принципах и условиях использования космодрома «Байконур». В нем обе стороны признавали, что использовать космодром «Байконур» необходимо для исследования и использования гражданских и оборонных космических программ в интересах народного хозяйства, науки, международного сотрудничества и обеспечения безопасности Содружества. Был включен пункт об использовании комплекса «Байконур» для осуществления Россией международных космических программ и коммерческих космических проектов.

Если первое Соглашение о «Байконуре» определило лишь главные функции «Байконура» и обошло вопросы о конкретном будущем этого важнейшего стратегического объекта постсоветского пространства, то по второму Соглашению Казахстан окончательно обеспечил свою юрисдикцию над комплексом «Байконур».

Объекты комплекса «Байконур» были переданы Казахстаном в аренду российской стороне на 20 лет с возможностью дальнейшего продления. В качестве арендодателя по комплексу «Байконур» выступило правительство Казахстана, в качестве арендатора — правительство России. В Соглашение включено одно из главных условий — обязательство со стороны России выплачивать Казахстану арендную плату за пользование объектами комплекса «Байконур» (115 млн. долларов США в год), о чем не говорилось в первом документе по космодрому «Байконур». Соглашение по комплексу «Байконур» 1994 г. заключалось сроком на 20 лет с возможностью автоматического продления его действия на следующие 10 лет.

В период спада казахстанско-российских отношений в 1997 г. Россия имела четырехлетнюю задолженность по платежам за использование космодрома «Байконур». Данный факт использовал Н. Назарбаев в критике невыполнения Россией своих обязательств. Еще больший накал страстей в казахстанских СМИ и среди политиков вызвали два неудачных старта российских ракет «Протон» (июль и октябрь 1999 г.) и их падение на территорию Казахстана. Временный запрет со стороны казахстанских властей на запуски российских ракет привел к тому, что Россия принесла официальные извинения и пошла на согласие погасить задолженности по арендной плате.

Последние соглашения, подписанные в 2004 и в 2005 гг., создают серьезный задел в области сотрудничества Казахстана и России в космической сфере. Летом 2005 г. в рамках торжественных мероприятий, посвященных 50-летию космодрома «Байконур», президенты Н. Назарбаев и В. Путин подписали совместное заявление по исследованию космического пространства, продемонстрировав согласование усилий в области внедрения и развития высоких технологий. Последнее выбрано в качестве стратегического направления и для Казахстана, и для России.

Так, в ходе развития отношений менялись условия и предмет споров: вместо противоречивого вопроса об аренде «Байконура» заявлен новый совместный казахстанско-российский проект по созданию на космодроме ракетно-космического комплекса

«Байтерек». А 18 июня 2006 г. был произведен запуск первого казахстанского спутника связи и вещания «KazSat», произведенный российскими специалистами на заводе им. Хруничева. На запуске присутствовали президенты двух стран.

В настоящее время разрабатывается еще один совместный проект установления Глобальной системы спутниковой навигации

(ГЛОНАСС). Казахстан поставил перед собой амбициозную задачу через два года иметь на орбите собственную группировку из семи спутников, которые будут интегрированы в российскую систему ГЛОНАСС.

Последнее, как ожидается, даст мощный толчок развитию в Казахстане новых наукоемких производств, позволит обеим странам полнее реализовать свой научно-технический и интеллектуальный потенциал. Политическая важность двустороннего взаимодействия в космической сфере подтверждается и тем фактом, что на следующем запуске ракеты-носителя «Протон-К» с тремя космическими аппаратами системы «ГЛОНАСС» присутствовал посол РФ М. Бочарников.

Таким образом, результатом политико-правового оформления двустороннего сотрудничества сферы безопасности и ее неотъемлемых военных и военно-технических компонентов является достижение такого уровня взаимопонимания, когда категория безопасности теряет свою преимущественно военную направленность и становится комбинацией военно-технических, экономических, экологических, технологических, информационных, социальных и других элементов. На современном этапе произошло смещение акцентов от военно-политического сотрудничества от интересов военно-оборонительного характера к большей экономизации данного направления, обусловленное потребностями технологического прогресса и интеграции в области внедрения и развития высоких технологий.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д.В.. Политическая безопасность. Книга 2. 2009

Еще по теме Формирование правовой базы военно-политического сотрудничества между Республикой Казахстан и Российской Федерацией:

  1. ПРОГРАММА сотрудничества между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой на 2004-2014 годы
  2. Основы политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2010 года
  3. Военно-политическое сотрудничество
  4. Многостороннее военно-политическое сотрудничество
  5. Военно-политическое сотрудничество в рамках ССАГПЗ
  6. Военно-политическое сотрудничество Азербайджана с НАТО и странами Запада
  7. УРОКИ 13-14. Правовые основы потребительской кооперации Российской федерации
  8. 12.4. Правовая основа территориальных финансов Российской Федерации
  9. 16.5. Цели финансовых отношений между различными уровнями управления в Российской Федерации
  10. Нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации, муниципальных образований