<<
>>

Газ как основа внешней политики РФ

В природном состоянии газ не пахнет, для безопасности туда добавляют особые вещества меркаптаны. Именно они сигнализируют нам об опасности.

Похожий механизм складывается и в российской внешней политике, прежде всего на постсоветском пространстве. «Стоимость газа» - фактор, который в нормальной ситуации не может являться ни ресурсом политического влияния, ни кардинальным условием взаимоотношений, сейчас же становится основным проблемным узлом, и уже всеми партнерами РФ трактуется как способ имперского диктата.

На первый взгляд, взгляд извне России, проблема заключается в резком и не транспарентном росте цены собственно на российский газ и такого же «закрытого» для понимания скачка стоимости транспортировки туркменского.

Еще один фактор, раздражающий российских партнеров в СНГ — навязчивые предложения «Газпрома» приобрести магистральные трубопроводы на территории соседа (либо как вариант создать СП).

Ситуация выглядит сама по себе неприятно, но усугубляет ее то, что за этим все участники газовых сделок видят политическую мотивацию, которую в Кремле уже и не пытаются закамуфлировать под «чисто экономический интерес». Отдельная проблема как определить этот политический интерес, если мы уже договорились что он существует, определить какую стратегию и цели «газовой политики» подразумевают в Кремле, и какие мнимые или реальные угрозы беспокоят партнеров в СНГ. Так как, по сути, эти ответы должны давать на уровне Кремля, давайте попробуем дать хотя бы внешнее описание ситуации.

Для РФ, при нынешнем внешнеполитическом курсе руководства и текущей экономической политике, газ является буквально всем. Это и последний довод и единственный механизм достижения целей (отдельный вопрос каковы эти цели). Вряд ли вы назовете второй такой по значимости.

Чем занимался Путин весь срок своей деятельности? Выстраивал властную вертикаль внутри страны. Внешняя политика обычно является отражением внутренней. Что может соответствовать подобной вертикали вовне — некая единообразная и полностью контролируемая структура, на которую собирались бы все нити политики и экономики. «Газпром» — лучшая из всех возможных структур такого рода, квазимонополия обладающая почти четвертью мировых запасов газа. Нет второго такого «суверенного»

(независимого от «нероссийских» факторов) фундамента, на котором можно было бы отстроить максимально самостийную политику. «Газпром» для СНГ в таком раскладе может выглядеть как шестой флот США для стран третьего мира.

Каковы следствия такого подхода? Неизбежна примитивизация внешней политики, когда ставка делается только на одно. С другой стороны, суженность, или концентрация на газовом рычаге, быстро показала границы допустимого воздействия на партнеров. Партнеры с разной степенью успеха, но в состоянии выйти из под такого давления. «Газпром» не вся российская политика, и не может быть всей российской политикой, иначе ее ждет крах. Надо понимать, что это лишь данный момент ее реализации, и частный стереотип тех, кто стоит у рычагов власти.

Стереотип, корнями идущий из российского бизнеса 90-х заключается в том, чтобы тупо скупить все, что только можно купить ценного. В этом заключается иллюзия контроля. Такова российская политика от Армении (покупка почти всей энергетики и большей части промышленности), Украины (навязывание услуг «РосУкрЭнерго»), Беларуси (выкручивание рук «Белтрансгазу»), до Великобритании (попытка приобрести газораспределительную компанию Centrica, контролирующую более половины британского розничного рынка газа).

В этом ряду и предложение к Германии стать главным газораспределительным узлом в ЕС — в Кремле казалось, что от этого выгодного проекта немцам будет сложно отказаться. И все-таки ЕС почему-то отвергли это предложение, таящее возможные угрозы будущему их рынка. Кое-что удается «Газпрому» в Италии и во Франции, но общее мнение ЕС таково — «Газпром» не может быть их единственным энергетическим стержнем.

Такая реакция Запада естественно распространяется на страны СНГ, ощущающие гораздо более высокую монопольную зависимость от «Газпрома». Поэтому все действия РФ, осуществляемые руками «Газпрома» на постсоветском пространстве воспринимаются с большим опасением. Естественно там пытаются найти двойное дно, ведь сказанное о том, как целеполагают ресурсы «Газпрома» в Кремле не секрет для других столиц СНГ.

Давайте предположим, что «Газпром» был бы обычной монополией, стремящейся государственным лоббизмом закрепить свое доминирование в Евразии. Тогда при каких условиях такую структуру РФ иностранные партнеры смогли бы допустить до внутренних сетей и других стратегических объектов? Только при условии, что РФ понимают и РФ доверяют. Доводы о том, что «Газпром» осуществлял поставки 30 лет, а СССР в годы холодной войны был надежным поставщиком топлива, на сегодняшний день не имеют никакой силы (ничтожны).

Сейчас не тридцать и не двадцать пять лет назад, когда политика СССР была ясна, стабильна и предсказуема. Сейчас нынешняя Россия, внешнюю политику которой не понимают. При всех реформаторских усилиях эпохи Ельцина, Россия за последние годы для западных партнеров остается не ясна. Дело не в том, как говорят официальные политологи «Россия становится на ноги, и на Западе ее не хотят видеть сильной». Как раз наоборот — пугает неопределенность последствий. Кто дал такую гарантию, что действия осуществляемые Кремлем внутри РФ и вне РФ порождают сильную и способную отвечать за последствия своих действий Россию. Сейчас Путин говорит, что гарантирует газовые поставки до 2020 года. Хорошо, но за период последних пятнадцати лет, Запад наблюдал ельцинскую РФ, путинскую РФ: то есть две страны с разными характеристиками и стилями правления. А какой будет третья РФ?

Третья Россия, возможно, будет менее прогнозируемый партнер, чем брежневский Союз.

ЕС остается гадать: если вы так поступаете с соседями по СНГ, то как вы будете действовать, когда мы станем более зависимы от вас?

Многим понятно как выстраивается полтика США, какие факторы на нее влияют. Многим ясно кто такой президент Буш, каковы его личные качества. Но также всем понятно, что для долгосрочной стратегии США совершенно не важно кто таков ее президент. В России - важно...

Никакой газовой конфронтации в 1999-2001 годах не ощущалось, думали даже о возможной продаже части госакций «Газпрома». Потом пошли процессы июля-октября 2003 года, началась война с неуправляемыми олигархами, как одно из следствий этой войны, компания становится полностью государственно-капиталистической монополией. В нормальной, конкурентной экономике, известно, в чьих руках находится та или иная группа компаний, вся отрасль, что от нее хотят владельцы. В государственной системе, той, что выстроена в РФ, все заблокировано и задрапировано. Все ключевые высшие чиновники (Сечин, Медведев, Сурков) имеют посты в руководстве госмонополии. Такое сращивание нам объясняют нормальным способом управления со стороны государства и просят не беспокоиться.

В теме постпутинской РФ (формально после 2008 года), большая часть вопросов должна касаться того, кто будет управлять «большим газом». Сейчас важны нюансы. Понятно, что будет поддерживаться преемственность, но что более важно понять - в какой форме? Одно дело если управление квазимонополией уйдет насовсем в руки офицеров чекистского блока, совсем другой расклад если там окажутся иные люди.

Будущее должно быть гарантированно гражданским аппаратом. В такой смене менеджмента должны быть заинтересованы все, в том числе «чекисты». Накопилась усталость от чекистского руководства, от политики осуществляемой в схемах рожденных данной ментальностью. Гражданские специалисты, имеющие другой образ управления бизнесом, имеют и другие мотивации принятия важных политических решений. Также требуется широкая прозрачность в том, какие выгоды, да и просто зарплаты получают чиновники этой госкорпорации. Если партнерам «Газпрома» за рубежом (СНГ и Запад) будет очевидна динамика — изменения мотиваций квазичекистской группы на мотивации гражданских профессионалов, контролируемых обществом, тогда и «газовая политика» России будет восприниматься несколько иначе.

Тогда возможно газ будет меньше пахнуть политикой.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д.В.. Политическая безопасность. Книга 2. 2009

Еще по теме Газ как основа внешней политики РФ:

  1. Концептуальные основы внешней политики
  2. Основа внутренней и внешней политики Украины
  3. Основы и приоритеты внешней политики Индии
  4. Глава 1 Институциональные основы и факторы эволюции внешней политики России
  5. 35.2. НЕОКЛАССИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ КАК ОСНОВА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА
  6. Верно ли утверждение: «Протекционизм - это политика минимального вмешательства государства во внешнюю торговлю, которая развивается на основе мирового спроса и предложения»?
  7. ВОЙНА В ИРАКЕ КАК ИНСТРУМЕНТ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СШАА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
  8. Природный газ
  9. Внешняя политика: сущность, субъекты, средства, функции и методы. Система органов внешних сношений
  10. Внешняя торговля на основе эффекта масштаба
  11. Понятие и критерии мировой политики. Взаимосвязь внутренней и внешней политики
  12. ОБЩАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА, ПОЛИТИКА БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНЫ
  13. Общая внешняя политика и политика безопасности
  14. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЛИТИКИ КАК СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ. СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИКИ
  15. Влияние лидеров как принципиальная основа классификации
  16. Внешний анализ как креативное упражнение