<<
>>

Генезис либеральной концепции международной политики

Идеи, впоследствии охарактеризованные как либеральная доктри­на международной политики, окончательно сформировались к началу XIX в. Однако их истоки можно найти на более ранних этапах развития политической мысли.

Эта доктрина исходила из возможности замены силового регулирования отношений между государствами на морально­правовое регулирование при возрастающей роли системы междуна­родных институтов. С самого начала либеральный подход зарождался в полемике с представителями реалистического направления исследо­ваний внешней политики и международных отношений. В частности, в эпоху Возрождения прямой противоположностью взглядам Н. Макиа­велли была внешнеполитическая концепция голландского гуманиста Эразма Роттердамского. Э. Роттердамский провозглашал ограничение применения силы в международных отношениях, полагая, что внеш­нюю политику следует подчинить социальным нормам, учитывающим интересы народов. Практически бы это означало соизмерение монар­хами в вопросах войны и мира своих политических планов и решений с интересами страны. Поскольку народ, как правило, ненавидит войну, то государь, прислушивающийся к его мнению, будет всегда прилагать усилия для сохранения мира. Именно мир, а не насилие и война яв­ляется, с точки зрения Э. Роттердамского, высшей ценностью чело­веческой культуры. Великий гуманист рассматривал борьбу с угрозой мирному развитию как основную внешнеполитическую задачу госу­дарства, выступал за широкое международное сотрудничество в деле сохранения мира.

Э. Роттердамский призывал придать стабильный характер террито­риальным отношениям между государствами. «Надо найти средства к тому, — писал он, — чтобы границы государств перестали подвергаться изменениям и сделались устойчивыми, потому что изменения государ­ственных границ ведут к войне». Для стабилизации границ Э. Роттер­дамский предлагал ограничить права верховной власти по распоряже­нию подконтрольными ей территориями.

Он считал целесообразным запретить государям продавать и уступать часть своих владений, как если бы речь шла о частных поместьях.

Голландский мыслитель понимал, какое значение для сохранения мира имеет расширение международных связей. Особенно это касается делового сотрудничества и торговли, поскольку взаимная выгода объ­единяет народы, как она объединяет членов одной семьи. Э. Роттер­дамский придавал большое значение моральным нормам как регулято­рам внешнеполитической деятельности, ставил нравственные законы выше государственных интересов. Но будучи сторонником мира между народами, он в то же время не был полным пацифистом, признавая оправданность и обоснованность оборонительных войн.

Важную роль в разработке проблем международной политики сы­грал другой голландский мыслитель — Гуго Гроций (1583—1645). Он из­вестен прежде всего как автор капитального труда «О праве войны и мира», не утратившего своего значения до сегодняшнего дня. В этом труде подчеркивается, что международные отношения опираются на выполнение государствами своих обязательств. И особое значение уделяется обязательствам, связанным с применением силы. Г. Гроций полагал, что возможность войны должна быть регламентирована пра­вилами международной жизни, что война не может быть предметом произвольного решения со стороны любого отдельного государства.

Во-первых, государства не должны применять силу для изменения политических ситуаций. В этом случае, по мнению голландского гума­ниста, обращение к насилию является преступлением. Примером та­кого преступления был назван поход А. Македонского на персов.

Во-вторых, решение о начале военных действий должно быть обо­сновано, причем не каждое правонарушение может служить оправда­нием для применения силы. «Ясно, что войны не следует начинать из-за любого рода правонарушений, ибо не за всякую вину... законы определяют соответствующее наказание».

В-третьих, даже в тех случаях, когда какое-то государство допустит серьезное нарушение правил международной жизни и это может быть поводом к войне, нельзя немедленно обращаться к военным действи­ям.

Следует прежде всего попытаться использовать непосредственные переговоры либо с помощью посредника предпринять меры для урегу­лирования конфликта.

Большое внимание Г. Гроций уделял исследованию проблемы спра­ведливых и несправедливых войн. Он отрицал войны, направленные на порабощение народов, считал, что войны, предпринятые для того, чтобы «повелевать даже отдаленнейшими и неведомыми еще доныне племенами», несправедливы. Осуждал Г. Гроций применение силы против государства, со стороны которого исходит лишь гипотетическая военная угроза. Само по себе «опасение мощи соседей» не порождает права на упреждающее применение силы. В резкой форме критиковал мыслитель и войны, ведущиеся государствами «ради собственной вы­годы». Он видел в подобных войнах грубое нарушение правил между­народной жизни, считая, что они способны разрушить «человеческое общество и взаимное общение людей». С этих же позиций им рассма­тривались и захватнические войны, ведущиеся ради присоединения территории других народов.

Кроме вышеназванных, Г. Гроций признавал несправедливыми войны в целях распространения христианства, войны против отсталых народов, а также войны против государств, отказавшихся заключить предложенный им договор. Выступая против несправедливых войн, он в то же время доказывал, что «не всякая война противоречит естествен­ному праву». Мыслитель не сомневался в справедливости войн для от­ражения нападения и защиты территориальных пределов страны. С его точки зрения, оправданно применение силы в отношении стран и на­родов, допускавших насилие над послами, а также против тех, кто за­нимается морским разбоем.

Однако уже тогда, стремясь обеспечить условия для международ­ного взаимодействия, Г. Гроций понимал недостаточность призывов следовать разумным правилам, поэтому выдвигал крайне важный в политическом аспекте принцип борьбы за сохранение мира. Он утвер­дительно высказывался по вопросу о том, обязан ли один народ защи­щать от насилия другой народ. В целом суждения Г. Гроция приводят к мысли о необходимости коллективных усилий для поддержания мира, тесного международного сотрудничества и взаимопомощи.

Мыслитель приветствовал заключение международных союзов, имеющих справед­ливые цели.

Взгляды Гроция отражали реалии его времени, и для современно­го читателя они могут представляться не всегда последовательными. Например, он утверждал, что войны не запрещаются ни естественным правом, ни правом народов, ни божественными законами и могут вы­полнять позитивную функцию принуждения в отношении того, кого нельзя принудить в судебном порядке. Не признавал мыслитель спра­ведливыми и войны народов за свою независимость и свободу. Гроций выступал и против создания всемирного государства, полагая, что такая организация не будет эффективной. Но голландский гуманист подчер­кнул и понял главное — человеческое общество должно продвигаться к миру и согласию, а политическая деятельность должна осуществляться в соответствии с правилами, отражающими интересы народов.

Сторонником мирных отношений между государствами был и Эмерик Крюсе, живший в первой половине XVII в. во Франции. Рассматри­вая человеческое общество как единое целое, французский мыслитель считал, что «все нации взаимно связаны естественными и нерушимы­ми узами». Поэтому целью политики должно быть сохранение и рас­ширение согласия между народами. Основу же для расширения тако­го согласия Э. Крюсе видел в помощи и содействии между соседними народами при разрешении стоящих перед ними проблем. «Когда дом вашего соседа охвачен огнем или разрушается, — писал он, — это при­чина для страха или сострадания, поскольку человеческое общество является одним телом, все члены которого находятся в гармонии таким способом, что нельзя ослабить один, не затронув другой орган».

Весьма важную роль в деле сближения народов Э. Крюсе отводил международной торговле, полагая, что торговля позволяет людям улуч­шать свое благополучие и в этом отношении купец более полезен, чем солдат. В связи с этим он призывал к строительству дорог, установле­нию единой системы мер и весов, единой денежной системы.

Французский мыслитель был сторонником создания постоянной международной организации на основе договора между государства­ми, которая координировала бы их действия. Причем государства— члены этой организации должны оказывать одинаковое влияние на решения, принимаемые ею, вне зависимости от их размеров и места расположения.

Он предлагал пригласить принять участие в работе международной организации на равных правах государства Европы, Азии и Африки, фактически выдвинув идею создания универсальной международной организации. Для разрешения спорных международных вопросов Э. Крюсе предлагал сформировать Совет с правом давать рекомендации государствам по поводу того, как следует действовать в указанных ситуациях. И государства, по его мнению, обязаны учиты­вать эти рекомендации.

Сторонником создания международной организации с широкими полномочиями был и другой французский мыслитель — Шарль Ири­не де Сен-Пьер (1658—1743). Он предлагал предоставить этой органи­зации право принуждать государства «подчиняться общему суждению об участии в каких-либо действиях», учредить «судебный трибунал» для принятия обязательных для членов организации постановлений и создать «армию» для предотвращения попыток «сопротивления» союзу со стороны отдельных государств. Такую жесткую систему контроля Сен-Пьер объяснял коллективным характером решений, которые при­нимаются союзом государств.

Весьма высоко оценивал французский политический мыслитель роль международного права в регулировании отношений между го­сударствами. Он сам сформулировал своеобразную систему требова­ний, выполнение которых, по его мнению, обеспечило бы сохранение мира. Сен-Пьер предложил гарантировать государствам неприкосно­венность их территориальных владений, пересмотреть издавна суще­ствовавшее «право» государств на применение силы, в целях мирно­го урегулирования разногласий между государствами использовать решения международных инстанций и «судебного трибунала», огра­ничить вмешательство одних государств в дела других государств, не допускать заключения отдельных союзов, противоречащих интересам всего сообщества государств. Государства-нарушители вышеизложен­ного перечня правил должны признаваться «врагами общества» и нести ответственность, в том числе и имущественную, за ведение военных действий.

Окончательное формирование либерального взгляда на междуна­родные отношения связано с именами Иммануила Канта и Джереми Бентама.

В противоположность Гегелю его предшественник немецкий философ И. Кант (1723—1804) отдавал приоритет моральному и право­вому фактору в политике. Вопросы войны и мира он стремился решать с позиций защиты прав и интересов людей. Война в его глазах проти­воречит нравственному определению роли человека как существа, об­ладающего абсолютной ценностью. В то же время война — результат несоблюдения этических правил, поэтому для ее искоренения между­народная политика государств должна следовать требованиям и нор­мам морали. Очень образно И. Кант писал о том, что политика как осо­бая область деятельности государства только тогда «достигнет, хотя и медленно, ступени, где она будет непременно блистать», когда встанет «на колени перед правом».

Кант верил в благотворное влияние права на отношения между государствами и предложил проект договора об установлении мира между народами. В первой статье проекта он предлагал обязать госу­дарства к проведению открытой, честной, миролюбивой политики, не оставляя тайных оснований для новых войн. Во второй статье фило­соф высказался за право народов самостоятельно избирать путь свое­го развития, за суверенное равенство государств. В третьей статье он предлагал ликвидировать «постоянные армии», угрожающие другим государствам, а оборону страны поручить людям, прошедшим военное обучение добровольно. В следующих статьях Кант ратовал за отказ от насильственного вмешательства «в политическое устройство и прав­ление других государств», рассматривая насилие как серьезную угрозу международному миру, а также предлагал закрепить в качестве между­народных обязательств ряд мер, направленных на обеспечение полити­ческого сотрудничества государств. Подводя итоги первой части про­екта, он сделал весьма важный вывод о том, что некоторые положения данного проекта должны выполняться при любых обстоятельствах.

Во втором разделе своего проекта И. Кант приводит «окончатель­ные статьи договора о вечном мире», предлагая установить в каждом государстве республиканское правление, а также регулировать отно­шения между государствами, основываясь на федерализме свободных государств, имея в виду «союз народов», а не «государство народов».

Этому немецкому философу принадлежит заслуга не только выдви­жения идеи мира, но и постановки практической задачи достижения мира как одной из важнейших политических задач человечества.

Английской политической мысли современная политология обя­зана самим термином «международные отношения». Его ввел в науч­ный оборот один из видных представителей английского либерализма И. Бентам (1748—1832). Главную цель деятельности всякого государства он видел в достижении благополучия и счастья людей. Исходя из этой предпосылки, И. Бентам отмечал несоответствие характера международ­ных отношений того времени и задач каждого из государств-участников. Основную причину этого несоответствия мыслитель усматривал в по­стоянно возникающих международных конфликтах и войнах и стремил­ся найти оптимальные рецепты избавления от этих зол.

Так же как и многие мыслители до него, И. Бентам считал фундамен­тальной основой внешней политики государственный интерес и выгоду. Но, в отличие, например, от Н. Макиавелли, он полагал безнравствен­ным игнорировать интересы других участников межгосударственных отношений. По сути дела, И. Бентам, выдвинул положение о том, что объективные интересы любой нации в большинстве случаев заключают­ся в предотвращении войн и конфликтов. Эскалация же конфликтов и войн свидетельствует о забвении объективных национальных интересов. Так происходит либо тогда, когда политические решения принимаются из личных или групповых эгоистических интересов, либо тогда, когда ошибочные политические решения являются следствием случайных на­строений и амбициозных притязаний. Поэтому Бентам высказывался за изменение процедуры принятия политических решений. В частно­сти, призывал к открытому обсуждению вопросов текущей политики. Английский мыслитель придерживался и той точки зрения, что парла­ментский контроль над монархами в вопросах войны и мира позволит избегать развязывания военных действий вопреки воле нации.

И. Бентам осуждал тех политиков и мыслителей, которые не на­ходили связи между нравственными нормами и внешнеполитической практикой, в противоположность им он видел в морали один из воз­можных регуляторов международных отношений. В качестве другого регулятора им рассматривалось право. Международное право Бентам представлял как совокупность норм, ограничивающих применение силы и произвол в отношениях между государствами. Философ был безусловным сторонником правового равенства всех народов и госу­дарств, он один из первых осудил практику колониализма. Тогда, когда крупнейшие державы мира стремились обзавестись новыми колони­альными владениями за пределами Европейского континента, он по­лагал, что настало время отказаться от колоний, а не приобретать их, поскольку в действительности они являются лишь бременем, а не ис­точником прибыли для своих метрополий.

Размышления о путях сохранения и упрочения мира привели Бентама к выводу о том, что необходимо не только простое расширение сотрудничества между государствами, но и изменение характера само­го этого сотрудничества. В 1786—1789 гг. он выдвинул план создания универсальной международной организации. Основными элементами предполагаемой международной организации должны были стать: кон­гресс, общий суд и коллективные вооруженные силы. В компетенцию конгресса, представлявшего бы на равноправной основе все объеди­нившиеся в организации государства, входило бы обсуждение наибо­лее важных международных вопросов и выработка рекомендаций по их решению. Спорные проблемы предполагалось решать с помощью об­щего суда, а для выполнения его решений использовать коллективные вооруженные силы. Многие идеи И. Бентама опередили свое время и были осуществлены значительно позднее. Они нашли свое выражение в том направлении теории международных отношений, которое в XX в. получило название «политического идеализма».

<< | >>
Источник: Ачкасов В. А., Ланцов С. А.. Мировая политика и международные отношения. 2011

Еще по теме Генезис либеральной концепции международной политики:

  1. 1.3. Либеральные/неолиберальные концепции международных отношений
  2. Либерально-консервативная концепция лидерства
  3. Элита в либерально-демократических концепциях Нового времени
  4. Укрепление международной безопасности (Концепция внешней политики РФ).
  5. Теоретические концепции мировой политики и международных отношений в политической науке 70-80-х годов
  6. Теоретические концепции мировой политики и международных отношений в политической науке 50-60-х годов
  7. 1.1. Генезис концепции политической коммуникации в контексте трансформации картины мира и эволюции социально-политической мысли
  8. 21.4. Структура либеральной теории международных отношений
  9. 3.5. Современная международная безопасность с позиций реалистической и либерально-идеалистической парадигм
  10. Соотношение категорий «международные отношения», «международная политика» и «мировая политика»
  11. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  12. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  13. Теоретические концепции внешней политики
  14. Основные положения концепции внешней политики РФ
  15. Концепция мировой политики Бжезинского
  16. Неолиберальные концепции международных отношений
  17. Теоретические концепции международной интеграции
  18. Концепция внешней политики Кыргызской Республики