<<
>>

От холодной войны к новому этапу развития мировой политики

Начальными вехами большинства предыдущих этапов развития международного права Нового времени были международные форумы (собиравшиеся, как правило, после крупнейших военных конфликтов), на которых - в договорной форме - формулировались новые принципы права, отражавшие особенности изменений политических и других процессов мирового взаимодействия: Оснабрюкская и Мюнстерская конференции, Венский конгресс, Версальская мирная конференция, наконец, конференция в Сан-Франциско, когда была образована ООН. Специфика нынешнего этапа в этом плане заключается в том, что он начинается без такого форума, который подвел бы черту под холодной войной и сформулировал бы правовые нормы, отвечающие реальностям грядущего этапа.

Особенности перехода от холодной войны к зарождающейся системе международных отношений и мировой политики рассматриваются в других главах этой книги. Здесь же уместно отметить следующее: 1) каждый исторический процесс является одновременно следствием предшествующих и источником последующих; 2) сам переход от холодной войны к новому этапу протекает более эволюционно, чем при кардинальных сменах ситуации на рубежах предыдущих периодов.

Применительно к правовой области поведения участников мирового взаимодействия речь идет не о сломе предшествующей политико-правовой архитектуры, а об ее приспособлении к новым реальностям. Подавляющее большинство государств солидарны с одним из центральных тезисов Концепции внешней политики РФ: «Главным центром регулирования международных отношений в ХХІ веке должна оставаться Организация Объединенных Наций». Это положение объясняется рядом причин.

Правовая система ООН вобрала в себя весь предыдущий опыт, накопленный человечеством в данной области. Во время холодной войны при превалирующей конфронтации присутствовал и элемент контроля за ее развитием для недопущения перерастания в войну "горячую". В данном смысле ООН зарекомендовала себя довольно эффективным инструментом поиска компромиссов, например, в областях контроля над вооружениями, урегулирования некоторых региональных конфликтов. Позитивное воздействие на ООН оказывали и государства третьего мира, добивавшиеся продвижения на этом форуме своей повестки дня, например, преимущественно мирного демонтажа колониализма, а также сдерживания крайних проявлений конфронтации великих держав. Кроме того, ООН и в годы холодной войны являлась центром выработки приемлемых даже для активных антагонистов норм международного взаимодействия в таких «технических» сферах, как морское право, воздушное право, космическое право, международно-правовая охрана окружающей среды и т.д.

Вместе с тем в период холодной войны значительная область международного права (в первую очередь касающаяся вопросов безопасности и взаимодействия противоположных социально-политических систем), хотя

формально и развивалась, однако в большинстве случаев интерпретировалась и исполнялась Востоком и Западом с диаметрально противоположных позиций. Например, совершенствование норм имплементации принципа неприменения силы, определения агрессии не приводило к снижению градуса конфронтации, а развитие принципа уважения прав человека в основном не меняло, да и не могло изменить, приемов его применения, по меньшей мере, одной из конфликтующих сторон. Подобное положение усугублялось тем, что ООН активно использовалась обеими сторонами для пропагандистского обеспечения противоположных политических курсов.

Как известно, эффективность любых правил поведения зависит не только от совершенства норм, но и от готовности большинства единообразно толковать и исполнять их, а также принуждать тем или иным способом к такому выполнению нарушителей данных норм.

При всех указанных выше достижениях ООН эффективность этой организации, а также уровень выполнения ряда основных принципов международного права в годы холодной войны были в целом низкими. Скептическое отношение к эффективности ООН сохраняется у части общественности и поныне. Оно в определенной степени оправдано, ибо в мире еще остаются или появились новые мировоззренческие, политические, экономические и другие конфликты, нередки и случаи столкновения национальных интересов. Об этом свидетельствуют конфликтные ситуации вокруг Косово, Ирака, расхождения в подходе к международному терроризму, соблюдению прав человека и иные разногласия.

Нельзя отрицать и того, что после холодной войны в результате расширения поля демократии, углубления процессов глобализации, значительной консолидации либеральных ценностей существенно выросла сфера международного согласия. По сравнению с предыдущими десятилетиями значительно сократилось число обращений к праву вето со стороны постоянных членов Совета Безопасности (СБ) ООН. Резко увеличились единодушие и взаимодействие подавляющего большинства членов ООН при решении крупных конфликтов, таких, например, как при нападении Ирака на Кувейт, в Камбодже, Сомали, Руанде, Восточном Тиморе, Боснии и Герцеговине, на Гаити, а также при проведении антитеррористической операции в Афганистане. Существенно повысилась степень практической имплементации многих норм международного права, касающихся прав человека. Выросли авторитет Генерального секретаря ООН, число и эффективность миротворческих операций под его эгидой.

Здесь следует хотя бы вкратце затронуть довольно активную дискуссию о целесообразности и путях реформирования системы ООН. С 1945 г. в ее Устав были внесены лишь три поправки. В 1965 г. число членов СБ было увеличено с 11 до 15 (ст. 23), а количество утвердительных голосов, необходимых для принятия решения по всем основным вопросам, увеличено с семи до девяти, включая совпадающие голоса пяти постоянных членов СБ. В том же году численность членов Экономического и социального совета ООН (ЭКОСОС) была расширена с 18 до 27, а затем до 54 (ст. 61). В 1968 г. количество голосов, требующихся в СБ для созыва Генеральной Ассамблеи (ГА) при пересмотре Устава, возросло с семи до девяти. В годы холодной войны постоянные члены СБ в принципе придерживались негласной договоренности о противодействии периодически активизировавшимся попыткам со стороны ряда других членов ООН изменить ее Устав.

После окончания холодной войны эти усилия приобрели новую динамику. Особенно это касается состава и полномочий Совета Безопасности. Многие страны считают, что его нынешний состав не отражает изменения, которые аккумулировались в мировом сообществе с момента образования ООН. В 1945 г. в организации было 51 государство, а в 2000 г. их число выросло до 189[6]. С учетом непостоянных членов в 2000 г. в СБ входили страны, представляющие лишь 35% населения земного шара. При этом такие крупные по меркам народонаселения государства, как Индия, Индонезия, Бразилия, имеют шанс быть избранными в качестве непостоянных членов на короткий срок один раз в течение нескольких десятков лет. Не лучше обстоит дело с представительством в СБ по показателям доли в мировом валовом продукте. Например, индустриальные гиганты Япония, Германия, Италия не состоят в СБ на постоянной основе, хотя финансовый вклад каждой из них в бюджет ООН превышает взносы Китая, России и Великобритании. Например, в 2000 г. взнос Японии покрывал свыше 20% бюджета ООН, а Китая - менее 2%. Наконец, среди развивающихся стран широко распространено мнение о том, что деятельность СБ ориентирована на решение задач, которые по преимуществу интересны для западного мира. При этом указывается, что расходы ООН на решение проблемы в Косово к 2000 г. превысили 600 млн. дол., а ассигнования на аналогичные операции по поддержанию мира на всем африканском континенте за тот же период (в Либерии, Сьерра-Леоне, Конго, Центрально-­Африканской Республике) равнялись лишь 160 млн. дол.

В настоящее время постепенно осознается, в том числе его постоянными членами, необходимость реформирования Совета Безопасности для более адекватного отражения накопившихся изменений, новых процессов и структуры международных отношений и мировой политики. Речь идет о расширении состава СБ с 15 до 21-25 членов. Предполагается и увеличение постоянных членов. США давали понять о своем согласии на включение в их число Японии и Германии, а Россия - помимо этих стран, Индии. Разрабатываются различные варианты представительства (постоянного или на ротационной основе) крупнейших региональных государств и возможности наделения новых постоянных членов СБ правом вето. Напротив, Канада выступает за упразднение института вето. Вопрос о реформировании СБ стоит на повестке дня ГА ООН и самого Совета.

Исходя из вышеизложенного, можно прийти к следующему выводу. Сохранение скептического отношения к ООН и международному праву в известной мере объясняется фактом завышенных ожиданий со стороны мировой общественности относительно того, что окончание холодной войны должно возвестить об эре безопасности и бесконфликтного развития международных отношений. Подобные надежды не оправдались. Но это отнюдь не значит, что не было существенного продвижения по пути повышения эффективности ООН и норм международного права по сравнению с временами холодной войны. Дальнейшее положение дел в данной области зависит от того, каким образом международное право и система ООН будут адаптироваться к реалиям, возможностям и угрозам, характерным для нового этапа мирового взаимодействия. Для иллюстрации данного тезиса следует рассмотреть ряд ключевых вопросов современного международного права.

<< | >>
Источник: Торкунов А.В. (ред.). Современные международные отношения и Мировая политика. 2004 {original}

Еще по теме От холодной войны к новому этапу развития мировой политики:

  1. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ
  2. Глава 8 Внешняя политика США после окончания холодной войны
  3. Периодизация российской внешней политики после окончания холодной войны
  4. Высказывание, часто цитируемое политиками в годы «холодной войны» – «Советский союз – это «империя зла», принадлежит:
  5. Пересмотр итогов Второй Мировой войны в современной мировой политике
  6. На пути к новому мировому порядку
  7. 12.3. Конец холодной войны
  8. Мондиализм в период «холодной войны».
  9. Экономическое развитие Франции после Второй мировой войны
  10. Экономическое развитие Англии накануне второй мировой войны
  11. 6.4. Развитие экономики Франции после второй мировой войны
  12. РОССИЯ И США ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ
  13. ЭКОНОМИКА СТРАН С РАЗВИТОЙ РЫНОЧНОЙ СИСТЕМОЙ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  14. Окончание холодной войны в Европе
  15. США после «холодной войны»
  16. Трансграничное радиовещание в годы Холодной войны
  17. Особенности внешней политики Японии после второй мировой войны
  18. Россия после «холодной войны»
  19. 40. В.Вильсон и его воздействие на развитие международных отношений после Первой мировой войны.