<<
>>

Интеграция государств Западных Балкан в Европейский Союз

Следует также отметить, что не только в государствах Центральной и Восточной Европы, которые сегодня уже стали членами Европейско­го Союза, но и в стремящихся в «Единую Европу» балканских странах: «Албании, Боснии и Герцеговине, Крае Косово и отчасти в Македонии западные демократические институты, по существу, были навязаны международным сообществом, вернее Западом», — указывают иссле­дователи Института международных экономических и политических исследований РАН.

«В Албании в начале 1997 г. крах “финансовых пирамид” потряс основы политической системы и правящего режима С. Бериши. Международное сообщество взяло под свой контроль и надзор весь политический процесс, помогая путем реформ, разработанных западными экспертами, восстано­вить функционирование государства. Босния и Герцеговина и сербская провинция Косово находятся под международным управлением и “де­факто” являются протекторатами. ...В результате Албания, Босния и Гер­цеговина и Край Косово превратились в страны с искусственно насаждае­мой демократией».

Известный британский социолог З. Бауман указывает на еще один, подспудный мотив участия европейских стран НАТО в самом остром на посткоммунистическом пространстве югославском конфликте:

«Борясь “с этническими чистильщиками”, мы изгоняем наших собствен­ных “внутренних демонов”, побуждающих нас запирать в гетто нежела­тельных “иностранцев”, приветствовать ужесточение законов о предо­ставлении убежища, требовать удаления надоедливых незнакомцев с городских улиц и платить любую цену за убежища, окруженные камерами наблюдения и вооруженной охраной. В югославской войне ставки с обеих сторон были необыкновенно похожи, хотя то, что одна сторона объявляла как цель, другая энергично, хотя и неуклюже, держала в тайне. Сербы хоте­ли изгнать со своей территории непокорное и неудобное албанское мень­шинство, в то время как страны НАТО, если можно так выразиться, “отве­чали тем же”: их военная кампания была вызвана, прежде всего, желанием других европейских держав удержать албанцев в Сербии и таким образом в корне пресечь угрозу их перевоплощения в неудобных и нежелательных мигрантов».

Теперь же странами Запада найдено другое решение этой пробле­мы — косоваров-албанцев наделили собственной государственностью. Лидеры стран Европейского Союза надеялись, что это заставит косова­ров «вести себя тихо». Однако эксперты прогнозируют нарастание со­циальных проблем в аграрном и перенаселенном Косово (по данным Всемирного банка, 45% косоваров живут в бедности — на сумму менее чем 1,42 евро в день; уровень безработицы здесь один из наиболее вы­соких в мире, по официальным данным, она составляет 44,9%, а среди лиц от 15 до 24 лет — 75,5%), массовую легальную и нелегальную эми­грацию в страны ЕС (по данным опросов, половина населения Косово, готова эмигрировать, а 18% населения уже эмигрировали) и внешнепо­литическую экспансию в сторону Македонии, Черногории и Сербии. По мнению С. Романенко:

«Государства Запада совершили концептуальную ошибку, оказав поддерж­ку албанско-косовскому национализму, пытаясь тем самым создать про­тивовес национализму сербскому, поскольку и албанскому, и сербскому национализму одинаково чужды демократические ценности и стремление к компромиссу, поэтому в Косово не удалось осуществить идею полиэтнического общества и выстроить демократическую систему власти».

В этой связи сегодня, после провозглашения независимости Косо­во, эксперты предсказывают возможность дальнейшей «албанизации сопредельных территорий — Македонии и Черногории», что может привести к новому витку напряженности и конфликтов на Балканах. Косовский прецедент, по их мнению, потенциально способен спрово­цировать «эффект домино» на Балканах. Следует заметить в этой связи, что сербо-албанский узел — отнюдь не самый запутанный и опасный на Балканах. Так, в случае с македонской проблемой происходит стол­кновение интересов и позиций еще большего количества международ­ных акторов (Греции, Болгарии, Сербии, не говоря уже о самой незави­симой Македонии, которую в Европе, по настоянию Греции, называют «бывшей югославской республикой Македония»). В Боснии и Герце­говине, по мнению некоторых исследователей, условия для успешного развития государства-нации так и не возникли.

Что касается Черного­рии, то она в огромной степени зависит от внешних факторов, являясь по существу офшорной зоной..

Например, выдержат ли «принужденные к миру» Балканы практи­чески неизбежный (по мнению ряда экспертов) новый виток напря­женности, связанный с провозглашением независимости Косово; как на это отреагируют сербы и их немногочисленные союзники в мире (хотя сегодня, по мнению многих экспертов, у Сербии фактически нет альтернативы интеграции в структуры ЕС и НАТО); почему право на самоопределение получили албанцы-косовары и не получили сербы в Митровице и в Боснии и Герцеговине; как поведет себя Тирана, не по­пытается ли реализовать план построения «Великой Албании» из соб­ственно Албании, Косово, части Македонии и Черногории; выживут ли в этой ситуации эти два малых государства?

Сегодня в рамках реализации европейской стратегии интеграции Балкан в странах региона, при активном внешнем участии, происходят преобразования, направленные на создание современных государств со всеми формальными атрибутами демократии и рыночной экономики. Постепенно нормализуются отношения между странами региона, не без сложностей, но налаживается региональное сотрудничество. В ноя­бре 2009 г. ЕС был введен безвизовый режим для Македонии, Сербии и Черногории. Оптимистично настроенные наблюдатели считают, что воздействие всего комплекса мероприятий ЕС и включение стран реги­она в интеграционный процесс снизят высокий уровень конфликтно­сти на Балканах. Пессимисты утверждают, что «на постъюгославском пространстве была отработана методика деятельности международных организаций по реализации интересов гегемонов мировой политики в периферийных зонах», и не верят в балканское урегулирование.

По мнению Стефана Лене, эксперта Института по изучению во­просов безопасности ЕС: «Европейская стратегия интеграции Балкан лучше всего может быть сравнима с длинной и трудной программой обучения, включающей в себя экзамены, табели успеваемости, проме­жуточные оценки, а также стипендию и академические часы». Таким образом, если Хорватия имеет с 2004 г. официальный статус «страны-кандидата» и находится на пороге вступления в ЕС, то Албании, Бос­нии и Герцеговине, Республике Македонии, Сербии, Черногории и, особенно, Косово (которое многие исследователи справедливо счита­ют квазигосударством, находящимся фактически под внешним управ­лением) предстоит проделать еще очень длинный и трудный путь, который предполагает: последовательное проведение серьезных поли­тических и социально-экономических реформ, для того чтобы соответ­ствовать «копенгагенским критериям», гармонизацию национального законодательства с законодательством ЕС и т.д. Все эти государства на­ходятся в самом начале длительного процесса государственного строи­тельства, и успех на этом пути вовсе не гарантирован.

Влияние на темпы и ход преобразований во многом будет оказывать мировой экономический кризис и его последствия. Дополнительным фактором, который сможет повлиять на сроки вступления Балканских стран в ЕС, становится и рост скептицизма по поводу стратегии даль­нейшего расширения Союза, а также появление нового претендента на звание «кандидат» — Исландии. Как отмечает Еврокомиссия, Ислан­дия — страна с глубокими демократическими корнями, высоким уров­нем интеграции со странами—членами Евросоюза (например, участ­ник Европейского экономического пространства и Шенгенской зоны), т.е. Исландия имеет возможность вступить в ЕС в ускоренном порядке, опередив страны Западных Балкан.

<< | >>
Источник: Ачкасов В. А., Ланцов С. А.. Мировая политика и международные отношения. 2011

Еще по теме Интеграция государств Западных Балкан в Европейский Союз:

  1. Этапы и основополагающие документы европейской интеграции. Европейский союз как актор мировой политики
  2. Европейский союз: углубление и расширение интеграции
  3. ВЛИЯНИЕ ИНТЕГРАЦИИ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ НА РАЗВИТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ЛИТОВСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
  4. Начало европейской интеграции; ЕОУС и «план Плевена». Проблема включения Германии в западные структуры безопасности
  5. Европейский союз (ЕС) и Западноевропейский союз (ЗЕС)
  6. ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОЕКТЫ И ИДЕЙНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
  7. Европейский союз в мировом хозяйстве
  8. Европейский союз (ЕС)
  9. ТЕМА 13. РОССИЯ И ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ
  10. 24 Европейский Союз
  11. Европейский союз (ЕС)
  12. Европейский платежный союз
  13. Россия - Европейский союз
  14. РОССИЯ И ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ В СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ
  15. Россия — Европейский Союз: перспективы сотрудничества
  16. 23.3. Европейский Союз в системе мирохозяйственных связей
  17. Европейский союз как континентальная международная организация
  18. Европейский Союз представляет собой на современной этапе развития: