<<
>>

Источники информации

Оценкой возможностей использования того или иного кон­кретного источника информации, либо группы источников в иссле­довательской работе или практических целях занимается особая наука — источниковедение. Знание его азов крайне необходимая вещь для международника. «Мне, — признавался Ю.М. Воронцов, — не нужны дипломаты, которые знают все, мне нужны диплома­ты, которые знают, где и что можно узнать». По мнению спе­циалистов, изучение конкретных документов не только помогает лучше понимать историю и современную эпоху, становиться про­фессионалом, но и полезно в повседневной жизни, ибо умение гра­мотно и убедительно вести диалог с собеседником дает опыт ана­литической работы с документами.

Игнорирование столь не хитрого принципа подчас сопряжено негативными последствиями для дипломатической карьеры. Доста­точно сослаться на характеристику деловых качеств полпреда СССР в Германии в 1939/40 г. А.А. Шкварцева, которую привел в своих заметках переводчик и дипломат В.Н. Павлов. «Вскоре также обнаружилось, — вспоминал он, — что Шкварцев не умеет форму­лировать свои мысли на бумаге. У меня появилась еще одна обя­занность — вести его дневник, т.е. записывать его беседы с ино­странными дипломатами. Все это было бы полбеды. Хуже было то, что он не имел ни малейшего представления о том, как следует вести разговор с иностранцами. Порой он говорил им всякие глупости».

В отечественном источниковедении наиболее распростра­ненной является классификация источников по типам и видам. Тип объединяет источники, различающиеся способом кодирования ин­формации и ее хранения. До недавнего времени выделялись семь типов источников: письменные, вещественные, этнографические, устные, лингвистические, фотокинодокументы, фонодокументы. По-видимому, целесообразно в приведенный ряд добавить и вось­мой тип — документы на электронных носителях. Эта классифика­ция фиксирует, с одной стороны, наиболее существенные призна­ки, характерные для тех или иных источников (происхождение, содержание, форма), а с другой — объекты исследования конкрет­ных областей науки.

Однако нельзя не отметить условность данной классифика­ции. Во-первых, этнографические, устные и лингвистические ис­точники могут быть представлены в письменной форме или в виде фонодокументов, а этнографические — в виде вещественных па­мятников и фотокинодокументов. Во-вторых, различные дисцип­лины могут опираться на различные группы источников. Поэтому с точки зрения форм фиксирования социальной информации иногда выделяют следующие типы источников: вещественные, художест­венно-изобразительные и графически-изобразительные, письмен­ные и фонодокументы.

Известный советский источниковед С.О. Шмидт предлагал свою примерную схему типологической классификации источни­ков. Во-первых, он выделил вещественные источники во всем их многообразии. Во-вторых, изобразительные источники, а именно, художественно-изобразительные, изобразительно-графические и изобразительно-натуральные (фотографии и кинокадры). В-третьих, словесные источники, т.е. разговорную речь, памятники устного творчества (фольклор), письменные памятники во всем многообразии содержания и формы. В-четвертых, конвенциональ­ные источники, куда включались все системы условных обозначе­ний графическими (ноты) и изобразительно-схематическими (кар­диограммы) знаками. Сюда относилась и информация на разных машинных языках, т.е. информация, запечатленная на электронных носителях.

В-пятых, поведенческие источники (обычаи и ритуалы). В-шестых, звуковые или аудиальные источники.

Видовая классификация разработана преимущественно к системе письменных источников. Формулировка видовой класси­фикации отразила углубление и расширение знаний о связях ис­точника и действительности. В частности, определение вида при­вело к исследованию такой методологически значимой проблемы, как социальные функции источников. Обычно понятие вида связы­вается с единством происхождения и внутренней формы конкрет­ных групп источников. Под ним понимается исторически сложив­шаяся совокупность источников, которая характеризуется одинако­востью внутренней формы источника (структурой), что обусловле­но единством происхождения источников, их содержания назначе­ния при создании. Вид рассматривается как феномен реальности и как познавательная категория источниковедения. Выделение боль­ших комплексов источников, обладающих видовой общностью, позволяет увидеть повторяемость свойств источников, что служит основанием выработки общих методов их исследования.

В обширном корпусе письменных источников, если взять для примера отечественную историю, традиционно выделяются сле­дующие виды: летописи, законодательные акты, делопроизводст­венную документацию, частные акты, статистические источники, периодическую печать, документы личного происхождения (ме­муары, дневники, письма), литературные памятники, публицистику и политические сочинения, научные труды.

Что касается дипломатических документов, то известный специалист в области источниковедения отечественной истории М.Н. Черноморский подразделяет их на две основные группы: ди­пломатическая переписка и международные договоры. Необхо­димо подчеркнуть, что классификация источников по виду не свя­зана с решением проблемы достоверности источников. Видовой признак не является признаком достоверности, и на основании его не может быть оказано предпочтение одному источнику перед дру­гим.

Считается, что самой трудной проблемой является соотно­шение понятий подлинности, достоверности и исторической прав­ды. «Кроме того, — предупреждал публицист, а затем посол Рос­сии в Ватикане В.В. Костиков, — история, особенно секретная, не­редко становилась объектом столь тонкой фальсификации, что бы­вает трудно отличить подлинный документ от подделки, действи­тельное событие от преднамеренной фальсификации».

Под подлинностью разумеется действительное происхожде­ние источника от того автора, который обозначен в тексте или под­разумевается. Под достоверностью же — необходимая и достаточ­ная степень соответствия между явлением и его отображением, описанием в источнике. Но достоверность еще не есть историче­ская правда, т.е. по возможности приближающееся к объективно­сти отражение исторического явления или событий. Существуют даже догадки, что разведки вообще-то дают на-гора не истину, а лишь определенный срез реальности с акцентом на угрозы и риски. В силу чего суждения разведчиков в определенной степени одно­сторонни и изначально по жанру призваны настораживать и вызы­вать чувство опасности. В конце концов, если нет опасности или хотя бы риска или, точнее, если о таковом не докладывается, то зачем нужны шпионы?

Вдобавок, в любом источнике совмещается и переплетается намеренная информация с непроизвольным свидетельством о вре­мени, которое в нем отразилось. Подготовляя материал, его соста­витель преследует какие-то определенные цели, которые не всегда излагаются в тексте. Но пишущий невольно и незаметно для себя оставляет в нем следы и факты, которые он не хотел бы излагать.

Эти отпечатки несут в документе скрытую информацию, так назы­ваемый подстрочник. Иными словами, то, что не говорится, но по­нимается по косвенным признакам. Подобная скрытая информация называется суггестивной. Выявление ее признается одной из задач аналитика.

В современную эпоху на первые роли все активнее выходят источники информации на электронных носителях. Прогресс циф­ровой информационной техники можно измерить такими парамет­рами, как быстродействие, размеры элементов, стоимость. В 1977 г. микропроцессоры выполняли операции в 100 тыс. раз быстрее, чем в 1950 г. Один мегабайт полупроводниковой памяти 25 лет назад стоил около 550 тыс. долларов, а сегодня — всего 4 доллара. Если темп перемен сохранится, то к 2020 г. настольный персональный компьютер будет обладать вычислительной мощностью равной мощности всех компьютеров, которые ныне эксплуатируются в Силиконовой долине .

Технологический уровень, достигнутый рядом ведущих ми­ровых держав в области оптоэлектроники, радиоэлектроники, вы­числительной техники, позволяют утверждать о реальности качест­венного скачка в процессах информационного обеспечения. Для иллюстрации достаточно указать на американскую систему радио­электронной разведки «Эшелон», которая предназначена для перехвата и обработки информации, в том числе любых телефонных звонков, факсов, радиопередач и даже электронной почты. В ее со­став входят десяток наземных центров перехвата, более сотни спутников-шпионов и мощная сеть новейших компьютеров. В день система может отслеживать три миллиарда сообщений, что состав­ляет 99% информации, передаваемой по всему миру.

Интернет сделал информацию доступнее, чем когда-то рань­ше. Последнее вовсе не означает, что нам и в самом деле стало проще добывать необходимые сведения. «Несовершенство техники и отсутствие авторитетной редактуры, — пояснял в этой связи ли­тератор из США А. Генис, — мешают освоить громадные возмож­ности Интернета. Важна, однако, не конкретная польза, а ощуще­ние общедоступности. Само присутствие Интернета в нашей жиз­ни меняет статус информации. Проникнув в каждый дом, Интернет стал необходимым и незаменимым приспособлением, вроде водо­провода. Сбор информации стал чисто технической задачей, что приводит к инфляции информации. Эрудиция теряет престиж, при­обретая привкус плебейского ремесла».

Другое обстоятельство, которое следует обязательно учиты­вать при работе с информацией в Интернете — разделение Сети на «доступный» и «глубокий» вебы. Второй из них являет собой ко­лоссальный массив информации, недоступный для обычных поис­ковых машин. Эта информация, хранящаяся в базах данных, а так­же на сайтах, где содержание страниц быстро меняется, как на сай­тах СМИ. Там значительная часть сведений просто не успевает индексироваться поисковиками.

Однако для аналитика все вышеупомянутое еще не повод для отчаяния и беспокойства. Сравнительным преимуществом компь­ютера являются память и повторный вызов. Но в интеллекте, т.е. в оценивании, особенно в ранжировании оценок и в оценке значимо­сти, его превосходство не столь велико, если не мизерно. Многие эксперты считают, что значительных успехов в создании искусст­венного интеллекта не следует ожидать раньше середины XXI сто­летия, хотя «разумные» устройства, способные собирать информа­цию об особенностях поведения и вкусах отдельных индивидуу­мов, могут появиться в ближайшие двадцать пять лет.

С появлением новых источников информации необходимость в ее квалифицированном сборе не отпала, поскольку конфиденци­альные данные редко получают через международные информаци­онные магистрали или с помощью коммерческих спутников. Тре­бования политических и военных лидеров к информационно­аналитической продукции по широкому спектру проблем между­народных отношений, несомненно, имеют тенденции к ужесточе­нию. В современной обстановке продолжают оставаться актуаль­ными сведения о намерениях и возможностях агрессоров, разме­щении подконтрольных им армейских группировок и вооружений, о террористах и их замыслах, которые могут быть получены с по­мощью надежных каналов. Закономерно, что аналитик должен иметь представления и владеть тактикой работы с различными ис­точниками информации.

<< | >>
Источник: Демидов В. В.. Информационно-аналитическая работа в международных отношениях. 2004

Еще по теме Источники информации:

  1. Источники информации и методы сбора данных
  2. 47. Информация и её виды. Значение информации в управлении организацией
  3. Охват экономики средствами массовой информации и кризис средств массовой информации
  4. Информация в диагностике
  5. 6.5.2. Передача информации исполнителям
  6. 7.4. Информация в диагностике
  7. Информация к размышлению
  8. Информация к размышлению
  9. Информация к размышлению
  10. Информация к размышлению
  11. Информация к размышлению
  12. Информация к размышлению
  13. Информация к размышлению
  14. Информация к размышлению
  15. СБОР ИНФОРМАЦИИ
  16. ОБРАБОТКА ИНФОРМАЦИИ
  17. Значение информации в менеджменте