<<
>>

Истоки

Раздумья в Старой Ладоге

Я опять в Старой Ладоге, в месте, где каждый камень пропитан русским духом. Экскурсию по этому удивительному месту ведет профессор Анатолий Николаевич Кирпичников, заслуженный археолог Северо Запада.

Старая Ладога – самый древний из русских городов (ныне – поселок), сведения о котором идут с VIII века, а селились люди здесь и раньше.
Даже древний Новгород, по одной из версий, был назван Новым Городом относительно Ладоги.

По мнению Кирпичникова, Ладога была первой столицей Руси. Здесь был престол первого руководителя Руси князя Рюрика. Был ли он действительно приглашен из за моря на Русь править или происходил из полурусской полуваряжской семьи, давно обосновавшейся на Руси, неизвестно. Второе предположение более реально. Известно, что русские имели традицию приглашать варягов на ратную службу, используя их боевые навыки и мужество. Некоторые из приглашенных делали блестящую карьеру. Западная Европа трепетала перед нашествием варягов (они же – викинги по английски, норманны по французски). Но Россия легко ладила с этим воинственным племенем, ставшим для нашей страны попутчиком на пути истории.

Считается (хотя доподлинно это не доказано), что в Старой Ладоге находится могила Вещего Олега, который князем, вопреки распространенному мнению, не был, но, выражаясь современным языком, исполнял обязанности князя. По легенде, футуролог Кудесник предсказал ему смерть от коня. Предсказание не сбылось, и. о. князя умер во время посещения могилы коня от укуса змеи. Это подтверждает тот факт, что с абсолютной точностью предсказать будущее невозможно, однако некие тенденции уловить можно, что и сделал древнерусский доктор футурологических наук.

Как утверждает профессор Кирпичников, Ладога в древности выполняла те же функции, что и Петербург, – была главным портом Балтийского направления, окном в Европу. Известно, что Рюрик, плавая из Варяг на Волхов, останавливался на невских берегах, обдумывал создать город и там, но не воплотил эту идею в жизнь. Сделать это удалось лишь Петру Первому. Кстати, причины тут были и географические. За счет выносов полноводной Невы Финский залив постепенно уменьшается. Во времена Рюрика на территории современного Петербурга плескались невские воды.

Нынешняя Ладога ужасает нищетой и запущенностью. Соборы и монастыри почти не восстанавливаются. На одном голом энтузиазме Кирпичникова и других русских людей далеко не уедешь. Здесь останавливается много туристов, а можно привлечь в десять раз больше.

И тогда Ладога станет золотым (или хотя бы серебряным) дном, истинной жемчужиной Серебряного кольца.

Батыево нашествие

Безусловным, бескомпромиссным врагом России была Золотая Орда – государство паразит, супердержава, созданная Чингисханом. Почему в середине ХIII в. ордам потомка Чингисхана, Батыя (Бату хан) удалось разгромить Русь и установить татаро монгольское иго, длившееся более 140 (или даже 240) лет?

За многовековую историю нашего отечества было только два периода, когда наша Родина была на грани гибели.
Это, во первых, 1240 год, когда на Русь обрушились орды татаро монгольских захватчиков во главе с ханом Батыем. Во вторых – трагедия, начавшаяся 22 июня 1941 года, когда немецкое командование начало осуществлять план «Барбаросса», ставивший своей конечной целью уничтожение СССР и превращение его территории в колонию III Рейха. Все другие нашествия внешних врагов, хотя и приносили неисчислимые бедствия нашей Родине, имели локальный характер и не грозили тотальным уничтожением России.

Нападения ливонских рыцарей, шведских королей, польско литовских панов, крымских и казанских ханов не могли привести к захвату всей территории России. Для этого у них не хватило бы потенциальных возможностей. Даже нашествие «12 языков» в 1812 г. не ставило своей конечной целью оккупацию всей России. Такая задача была нереальной даже для непомерного апломба французского императора Наполеона.

Между нашествием Батыя и Великой Отечественной войной имеется много сходных моментов. Во первых, их сближала конечная сверхзадача – тотальный разгром Руси России. Эта цель порождала сходные стратегические методы ведения войны. Тактические решения, конечно, были различными. Но и в них, при тщательном анализе, можно найти общие черты, хотя в конечном счете итоги этих двух тотальных войн оказались противоположными.

Сложность решения поставленной задачи заключалась в том, насколько корректно используются более поздние аналоги и как они помогают лучше понять детали войны прошлой эпохи. Прежде чем приступить к рассмотрению поставленной темы, следует разобраться в вопросе о том, к какому этносу относится население и войско Золотой Орды? Этот вопрос долгое время не получал определенного ответа.

В русских письменных источниках, в былинах, летописях, в разговорной речи фигурирует только один этноним – татары («татарове»). Н. М. Карамзин постоянно чередовал два этнонима – монголы и татары, вкладывая в них близкое содержание. Но он не объединял их в единый этноним, как это делают большинство современных ученых. По видимому, правильнее было бы «монголы», так как среднеазиатские татары в середине ХIII в. были лишь одним из многонациональных племен монголоидной этнической группы. Как утверждают советские (русские) историки и этнографы, современные казанские татары не имеют прямого отношения к центральноазиатским монгольским татарам середины ХIII в., взяв от них лишь название (В. Л. Егоров. Русь противостоит Орде; Н. М. Карамзин. История государства Российского. М.: Наука, 1992, т. 4. Послесловие, с. 384–387). Можно добавить еще одно соображение, вытекающее из внимательного прочтения соответствующих древнерусских текстов и записей былин. По всей видимости, древнерусские люди плохо разбирались в вопросах этнической принадлежности тех или иных воинов Батыя и других золотоордынских ханов, принадлежавших к монголоидной расе. Всех огульно именовали татарами. Примеры подобных этнических ошибок можно приводить из недалекого прошлого. Так, в 1812 г. в армии Наполеона, вторгшейся в русские пределы, служили представители многих народов Европы. Но всех их в России называли французами. В составе вермахта сражались далеко не одни немцы, но в России, Белоруссии и на Украине всех их называли немцами.

Все войны имеют много общего, ибо ставят и решают по сути те же стратегические задачи. Совершенно очевидно, что успех любой крупной военной операции обусловлен комплексом субъективных и объективных факторов, каждый из которых имеет большее или меньшее значение в достижении победы. Отметим хотя бы несколько их них.

1. Соотношение поражающих возможностей примененного вооружения. 2. Эффективность использованных методов стратегии и тактики.

3. Моральный дух наступающей и обороняющейся стороны.

4. Внезапность начала боевых действий одной из сторон.

5. Обеспеченность людскими и материальными резервами.

6. Соотношение численности войск, задействованных в боевых операциях.

Можно отметить еще ряд факторов, которые влияют на исход боевых действий. В том числе такие, как климатические, эколого культурные и иные условия в районе, где развернулись сражения, рельеф местности, наличие водных преград, время года и ряд других.

Рассмотрим основные позиции, которые обеспечили успех орд Батыя и поражение вооруженных сил Древней Руси.

1. Вооружение. Вооружение русских дружинников середины ХIII в. и воинов хана Батыя хорошо известно по собранию оружия в архивах и музеях Санкт Петербурга и Москвы и по письменным источникам. У русских воинов того времени были мечи, боевые топоры, кинжалы, булавы, кистени, луки и стрелы, копья. Защитное снаряжение состояло из кольчуги, шлема, деревянного щита с металлическими вставками в центре. У воинов Батыя были сабли (которые мы теперь скорее назвали бы шашками), копья с крюками для сбрасывания с коней, луки с длинными острыми стрелами. Защитное снаряжение было слабее русского (щиты из ивовых прутьев). По видимому, в отношении вооружения ни одна из сторон не имела существенных преимуществ.

Особо следует рассмотреть вопрос о «секретном оружии», которым якобы обладали монголы. Вопрос этот сложен и неясен.

Русские письменные источники, повествующие о нашествии татаро монгол, о наличии такого грозного оружия не сообщают ни слова. Гипотеза о том, что войска хана Батыя применяли секретное китайское оружие, возникла на основе упоминаний в китайских источниках о существовании в средневековом Китае аналогов пороха и о применении его в военных целях. Такое оружие состояло из большого двухметрового лука и длинных стрел, на концах которых крепились шары из смеси селитры, угольной пыли, рыбьего клея (в качестве связующего вещества) и еще какого то неясного компонента. Перед выстрелом шар поджигали и стрелу с зажигательной бомбой выстреливали по населенным пунктам противника. По китайским источникам, такая стрела могла поражать объекты на расстоянии до 350 метров. Существует предположение, что температура горения смеси достигала 1500 градусов Цельсия. Некоторые русские историки предполагают, что огневыми стрелами монголы сожгли деревянные древнерусские города. Китайские специалисты утверждали, что аналогичные смеси используются в настоящее время в праздничных фейерверках. Однако объективный анализ эффективности боевого применения подобных аналогов пороха в качестве зажигательных бомб приводит к выводу, что эта гипотеза далека от истины.

При осаде городов воины Батыя применяли стенобитные машины и катапульты, метавшие тяжелые камни. Известны материалы археологических раскопок в Чернигове, во время которых были вскрыты слои середины ХIII в., запечатлевшие разгром города ордами Батыя. На различных фундаментах городских конструкций и предметах утвари ни разу не были обнаружены следы воздействия высоких температур.

В фондах Государственного Эрмитажа в Петербурге хранятся материалы раскопок древнерусского города Райка, разгромленного татаро монголами в годы нашествий. Там также не зафиксированы следы воздействия мощных источников возгорания.

Во время 900 дневной блокады Ленинграда немецкая авиация широко применяла массированные удары зажигательными бомбами, снаряженными термитом, температура горения которого достигает 3500 градусов. Но, как известно, эти атаки не вызывали массовых пожаров. Население и бойцы ПВО успешно обезвреживали немецкие «зажигалки». Кроме того, жители южных городов Древней Руси, в основном, ютились в полуземлянках. Такой тип жилых построек автор наблюдал во время участия в археологических раскопках древнего Чернигова. Крыши полуземлянок были покрыты дерном, который не мог легко воспламениться. В летописях сохранился рассказ о том, как долго сопротивлялся воинам Батыя городок Козельск. Если бы татары смогли зажечь его своими огненными стрелами, оборонявшие город воины и горожане сгорели в пламени пожара, и город был бы взят в несколько дней.

2. Стратегия и тактика. Никаких тщательно разработанных стратегических планов похода на Запад у татаро монгол не было. Планируя на курултае в Каракоруме в 1235 г. поход на Запад, верхушка монголов ставила своей целью достижение «Последнего моря», под которым, видимо, подразумевалась Атлантика. Была попытка создать империю, над которой никогда бы не заходило солнце. Трудно сказать, насколько реально представляли потомки Чингиса масштабы земель, которые они пытались захватить. По видимому, они даже и не задумывались на эту тему. После разгрома Руси орды Батыя повернули на юго запад, в направлении Адриатического моря.

В стратегическом отношении перед русскими и другими народами, которые монголы собирались покорить и разграбить, у орд Батыя было существенное преимущество – единое верховное командование и железная дисциплина в полиэтническом и поликонфессиональном войске. Хан Батый и его окружение умело маневрировали своими войсками, перебрасывая их с одного участка на другие, всегда добиваясь многократного преимущества на оперативных направлениях над русскими дружинами.

Тактика боя, применявшаяся легкой мобильной конницей татаро монголов, принципиально отличалась от русской. Современники сравнивали ее с повадками охоты волчьей стаи. Они стремительно нападали на противника, осыпая его градом стрел, и затем столь же стремительно отступали, готовясь к новой атаке. Во время боя татары всегда стремились окружить противника, зажать его в кольцо и, пользуясь своим численным превосходством, задавить.

В составе русских дружин были как конные, так и пешие подразделения, которым было трудно выдержать стремительные атаки легкой конницы татар. В годы нашествия Батыя у русских князей не было общегосударственного плана обороны и не было единого командования. Каждое отдельное княжество сражалось и погибало в одиночку.

3. Боевой дух. Судя по сохранившимся письменным и вещественным источникам, боевой дух княжеских дружин и всего русского населения, противостоявшего захватчикам, был чрезвычайно высок. Русские воины и гражданское население сражались до последнего дыхания. Ни один город не сдался добровольно врагу. Но и орды Батыя также были воодушевлены многочисленными победами. Кроме того, следует учитывать тот факт, что войны и грабежи были естественной нормой существования многих кочевых народов степной Азии. Этим объясняются зверства войск Батыя. Об этом убедительно говорят как русские письменные, так и вещественные доказательства, добытые при раскопках городов, подвергшихся атакам орд Батыя.

4. Фактор внезапности. Успех крупной наступательной операции в значительной мере зависит от внезапности нападения. Если сторона, подвергшаяся агрессии, каким то образом заранее узнает о планах противника, она сможет подготовиться к обороне. Этот закон справедлив как для ХХI, так и для ХIII века. Возникает вопрос – насколько неожиданным для русских князей середины ХIII в. были походы Батыя?

Существует представление, что полчища врагов свалились как снег на голову. Это справедливо лишь отчасти.

Угроза с Востока от кочевых народов азиатских степей существовала всегда. И всегда в той или иной форме существовала военная разведка, которая оценивала реальность такой угрозы на текущий момент. Гунны, обры, печенеги, хазары, половцы веками вторгались на юго восточные районы Древней Руси. Эти пограничные конфликты стали традиционными, но они не угрожали существованию Руси. Иное дело нашествие орд татаро монголов. Первое сражение с монголами, которыми командовал Субедей богатур, разыгралось на берегу реки Калки 31 мая 1223 г. Река Калка, или Каяла, теперь называется Кальмиус. Это небольшая заросшая камышом речка, впадающая в Азовское море на окраине города Мариуполя. Автор книги осмотрел эту реку примерно в том районе, где разыгралось сражение.

Из летописей известно, что войска князей Южной Руси были разгромлены Субедей богатуром (от слова «богатур» пошло русское слово богатырь). Авторы летописных записей хорошо понимали причины поражения русских. Это, во первых, предательство половцев, которые сперва выступили вместе с русскими против татар, но в ходе боя перешли на сторону монголов. Во вторых, отсутствие единства среди русских князей. Со стороны татаро монголов поход Субедей богатура был широкомасштабной разведкой боем, ставившей своей целью прощупать боеспособность русских дружин. Авторы летописных записей отметили, что в ближнем бою русские дружинники превосходят доблестью и выучкой монгольских воинов, но последние побеждают многократным численным превосходством. Отметим, что по записям русских былин в этом тяжком бою погибли все русские богатыри.

Известно, что перед боем на Калке Субедей богатур отправил послание русским князьям о том, что они – татары, не враги русским, а идут походом на половцев, которые есть враги и татарам, и русским. Эта тактика дезинформации была широко использована татарами в последующие годы нашествия Батыя. Значит, поход Субедей богатура не был неожиданным для князей Южной Руси, так как татары сами предупредили их. Но о том, кто такие татаро монголы, об их военной мощи и чудовищной жестокости русские раньше ничего не знали.

После удачного для татаро монголов боя, они, неожиданно для русских, ушли на восток. Русские князья не поняли, почему эти новые враги, разгромив дружины князей Южной Руси, не пошли, по примеру половцев, грабить русские города и веси. Русские князья не поняли, что Субедей провел масштабную тактическую операцию, которую мы назвали бы разведкой боем. Татары выявили слабые и сильные стороны русских дружин, о чем и доложили верховному командованию монголов.

После битвы на Калке, когда татары ушли на восток, русские князья, успокоившись, много думали о том, что за люди татары, откуда они и зачем напали на Русь? В стиле христианской морали летописцы записали: «…Бог один ведает, что это за люди, а наслал он их на нас за грехи наши, обратил их вспять, ожидая нашего покаяния». Видимо, им казалось, что угроза нового нашествия грозного и чудовищно жестокого противника миновала.

Хотя история не предполагает сослагательного наклонения (а может, и предполагает), русским князьям следовало бы подумать о том, что татары могут снова напасть на Русь, и поэтому было необходимо принять срочные меры обороны. Но кровавый урок 1223 г. не пошел впрок.

5. Резервы. Для успешного завершения военных операций большое значение имеют стратегические людские и материальные резервы, которые должны компенсировать боевые потери. Орды Батыя, оторванные от своих кочевий, не могли надеяться на получение подкреплений из родных степей. Совершая грабительские походы, татаро монголы ставили своей целью широко использовать ресурсы покоренных стран. Они отнимали скот, фураж, продукты питания и другие материальные ценности у населения завоеванных территорий. Награбленное на Руси серебро еще в ХIХ в. находили в кладах, зарытых в Центральной Азии в середине ХIII в. Людские потери в боях татаро монголы с лихвой компенсировали «данью кровью», взимаемой с покоренных народов.

По мнению Л. Н. Гумилева, занимавшегося историей народов степной Азии, собственно этнические татаро монголы в войсках хана Батыя были лишь костяком, составляя не больше 20 % от общего числа воинов. Остальные были либо добровольно, либо насильственно вовлечены в его походы из числа жителей Центральной Азии, Поволжья, Прикавказья, европейских степей.

Как прирожденные кочевники степняки татаро монголы передвигались вместе со стадами верблюдов, табунами заводных коней, кибитками, в которых хранился минимум необходимых запасов. По словам Воскресенской летописи, при штурме Киева в декабре 1240 г. ордами хана Гуюка «…не бе бо слышати во граде друг друга глаголящи от скрипа телег его (хана Гуюка) и от множества ревения верблудов его и ржания стай коней его».

Резервы Древней Руси были ограниченны. После гибели в боях княжеских дружин на Руси практически не осталось хорошо выученных тренированных воинов. Горожане, принимавшие активное участие в обороне городов, не имели боевого оружия и соответствующей подготовки для сражений в ближнем бою: княжеские арсеналы боевого оружия не были рассчитаны на вооружение всего боеспособного мужского населения древнерусских городов. Обороняя свои города, горожане держались на одном энтузиазме. Как сообщают летописи, при осаде Киева татары, используя свое численное превосходство в живой силе, все время обновляли ряды штурмующих, отводя в тыл поредевшие подразделения и заменяя их свежими. В то же время киевляне сражались без отдыха на крепостных стенах стольного города.

6. Численность войск Батыя. Отметим еще один фактор, который, видимо, имел большое значение в победах татаро монголов. Это вопрос о численности войск, точнее, орды хана Батыя, вторгшихся тогда на Русь. Этот вопрос всегда вызывал и вызывает до сих пор ожесточенные споры. Впервые ответил на него отец русской истории Н. М. Карамзин (1766–1826). В классическом труде «История государства Российского» он писал, что «…на Русь обрушилась орда, численность которой достигала полмиллиона человек» (Н. М. Карамзин. История государства Российского, т. 4. М.: Наука. 1992, с. 14).

Одно из последних высказываний по этому вопросу принадлежало Л. Н. Гумилеву. В статье, опубликованной после его смерти, в 1995 г., он утверждал, что после походов на Русь в ставке Батыя – в Сарае Бату, «у грозного завоевателя было только 4000 воинов». Лукавил ли Л. Н. Гумилев, вообще отрицавший факт татаро монгольского нашествия, или сознательно писал неправду – сказать трудно. По видимому, Л. Н. Гумилев имел в виду только личную гвардию хана Золотой Орды.

Дореволюционные историки – И. Н. Березин, М. И. Иванов, Б. И. Иловайский, Д. И. Троицкий и ряд других сократили цифру, предложенную И. М. Карамзиным, до 300 000, хотя и допускали возможность того, что в Россию вторглось 400 000–500 000 человек. Советские историки К. В. Базилевич, В. Т. Пашуто, Е. А. Разин, А. А. Строков соглашались со своими предшественниками.

После Великой Отечественной войны были предложены иные оценки. В 1967 г. В. В. Каргалов утверждал, что у Батыя было 120 000–140 000 воинов. И. Б. Греков и Ф. Ф. Шахмагонов пошли еще дальше. Они пытались доказать, что у Батыя было не более 30 000–40 000 воинов. Наконец, Д. В. Чернышев утверждал, что численность татаро монголов равнялась 55 000–65 000 и что все другие определения их численности явно преувеличены. Его поддержал автор «Послесловия к IV тому „Истории государства Российского“» В. Л. Егоров «Русь противостоит Орде» (Н. М. Карамзин. История государства Российского, т. IV. М.: Наука. 1992, с. 373–400). В русских летописях и других письменных источниках не сохранились прямые указания на численность татаро монгольской орды, вторгшейся на Русь. Это понятно, ибо каждый летописец удельного княжества описывал бои на его участке фронта. Он не мог охватить всю совокупность татаро монгольских воинов, наступавших широким фронтом в два этапа в 1237–1238 и в 1240 гг.

Однако русские летописи сохранили психологическое ощущение русских людей о численности ордынцев. Они сравнивали нашествие татар с космическим бедствием, противостоять которому людям не дано.

Сохранились такие записи: «…прийдоша татарове бесчисленны, яко прузы» (Полное собрание русских летописей, том 15, вып. 1. М., 1965, с. 336). «Придоша иноплеменцы, глаголемые татарове, на Землю Рязанскую, аки прузы» (1238 г.). В Суздальской летописи записано: «и тогда прийдоша множество кровопивцев христианских, без числа, ако прузы» (1234 г.).

В древнерусском языке словами «прузы» называли саранчу (И. И. Срезневский. Материалы для словаря древнерусского языка. Переиздание. т. II, СПб., с. 1612–1613). Ее опустошительные налеты, вызывавшие большие несчастья, продолжались в Европе до конца ХIХ столетия. Сравнение нашествий татаро монголов с налетами туч саранчи интересно во многих отношениях. Тучи перелетной азиатской саранчи, включавшие многие миллионы особей, были действительно несметными. После нашествия саранчи на земле не остается ничего живого. Даже в ХХ веке борьба с саранчой крайне затруднена и далеко не всегда дает положительные результаты. Недаром саранчу называли «египетской казнью».

Приведенные летописные примеры восприятия русскими людьми середины ХIII в. нашествия татаро монголов еще не говорят о конкретной численности орд хана Батыя. Однако существуют прямые указания на то, сколько воинов привел хан Батый. Историк Ю. К. Бегунов приводит сообщение о том, что на курултае (съезде) монгольской знати в Каракоруме (Монголия) в 1235 г. было решено послать на Запад огромное войско в составе 12–14 туменей, примерно по 10 000 воинов в каждом. То есть общим числом около 140 000 человек.

Венгерские историки записали, что Батый вторгся в Венгрию, имея около 500 000 воинов. Плано Карпини, францисканский монах, глава посольства папы к великому хану, посетил столицу Батыя – Сарай Бату на Волге, после его возвращения из похода на Запад, к берегам Адриатики. В своем отчете о посольстве он записал, что у хана Бату было около 600 000 воинов (а не 4000, как утверждал Л. Н. Гумилев). Из этих 600 000 собственно татаро монголов было около 140 000, а 460 000 составляли союзники и мобилизованные (в качестве «дани крови») из числа населения стран, захваченных татарами. Другой европеец, голландский монах Вильгельм Рубрук, посланник французского короля Людовика IХ (1214–1270) к хану Менглу (Мангу), проезжая через южные районы Руси, встретился в Сарае Бату с ханом Батыем. В своих хорошо аргументированных «Записках» он отметил, что войска Батыя весьма многочисленны. Еще один европеец Марко Поло (1254–1324) в 1271–1275 гг., совершая путешествие в Китай, посетил Золотую Орду в низовьях Волги. Рассказывая об этой дальней поездке в «Книге», написанной в 1298 г., он записал, что у татарского хана имеется не менее 250 000 воинов.

Реальны ли приведенные цифры? Двигаясь к Последнему морю через страны Южной Европы – Польшу, Венгрию, Моравию, Молдавию, Словению, Валахию, Хорватию, Дакию в 1241–1242 гг., татары всюду встречали энергичное сопротивление. До похода на Запад орды Батыя понесли тяжелые потери в боях с русскими дружинами и при штурме русских городов. Если, как пытались доказать И. Б. Греков и Ф. Ф. Шахмагонов, у монгол изначально было 30 000 воинов, то дойти до Адриатики с боями едва ли было возможно.

За расширение Улуса Джучи отца Батыя сражались лица разных национальностей Евро азиатского континента. В том числе народы Центральной Азии, Китая, Сибири, Приуралья, Поволжья, Прикавказья, Причерноморья.

Без преувеличения можно сказать, что в сражениях с ордами Батыя, прикрывая от погрома Западную Европу, Русь противостояла не только собственно татаро монголам, но объединенным ордам степей Евро азиатского континента.

Имеется еще один вполне объективный способ проверить определение численности татаро монгольских войск, предложенный Н. М. Карамзиным. Составитель «Жития князя Михаила Черниговского» отметил, что в осаде Киева зимой 1240 г. приняло участие около 500 000 татаро монгольских воинов. Вспомним одну прописную истину, справедливую для всех войн во все исторические эпохи. Ее сформулировал крупнейший военный историк и теоретик, немец по происхождению Карл фон Клаузевиц (1780–1836), который в 1812–1814 гг. служил офицером в русской армии. В классическом труде «О войне» он писал об условиях успешных штурмов городов противника. Чтобы добиться победы в наступлении на эшелонированную оборону, а тем более при штурме крупных городов, нужно иметь четырехкратное преимущество над обороняющимися. Добавим, что развитие боевой техники принципиально не меняет этот коэффициент, так как она появляется в руках обеих обороняющихся сторон. Население древнего Киева в середине ХIII в., по мнению специалистов, могло достигать порядка 100 000 человек. В трагические дни штурма на крепостные стены вставали все боеспособные жители города, включая женщин, стариков и молодежь, общее число которых могло достигать 30–40 тыс. человек. Следуя норме К. Клаузевица, число штурмующих должно было превышать численность осажденных в четыре раза и достигать 150 000–160 000 человек. Хорошо известно, что Киев штурмовала в декабре 1240 г. только часть татаро монгольской орды, которой командовал хан Туюк (по Воскресенской летописи). Основная масса оккупантов под командованием Бату хана наступала широким фронтом, растянутым на тысячу километров. Естественно, их общая численность должна определяться порядком в несколько сотен тысяч человек.

Отметим еще одно обстоятельство, которое не учитывали советские историки послевоенного времени из числа оппонентов Н. М. Карамзина. Они не приняли во внимание специфику исторического этапа, который переживали в середине ХIII в. татаро монголы и ряд других степных народов Центральной Азии, то есть эколого культурную составляющую. Малый ледниковый период, который в середине ХIII в. поразил районы Центральной Азии, вызвал холодные, снежные зимы. Он подтолкнул кочевников к дальним военным походам. Как тучи саранчи, они обрушились на соседние народы, уничтожая все живое на своем пути. Однако не следует объяснять походы Батыя только объективными климатическими причинами. Сам уклад быта эпохи военного коммунизма в жизни кочевых народов подталкивал их к военным походам, которые вовлекали все боеспособное мужское население, привыкшее владеть оружием и считавшее войны нормой жизни. Н. М. Карамзин пришел к аналогичным выводам. Он писал, что у Батыя был «вооруженный народ», а не более или менее регулярная армия в современном понимании. Мы никогда не установим точную численность орд Батыя. Видимо, он и сам не мог бы ответить на этот вопрос. Но порядок числа определить все же возможно. По всей видимости, цифра, предложенная Н. М. Карамзиным, близка к истине.

Совершенно иная политическая ситуация сложилась в середине ХIII в. в Древней Руси. На территории Восточной Европы к этому времени сформировалось классовое раннефеодальное общество. Наверху феодальной лестницы общественных отношений находились великие и удельные князья, которых охраняли и защищали силовые структуры – дружины из хорошо вооруженных и тренированных воинов. Дружины удельных князей состояли из нескольких тысяч воинов. У великих князей они были более многочисленными, но не превышали нескольких десятков тысяч. Для феодальных междоусобиц такие размеры вооруженных сил полунезависимых феодальных властей были вполне достаточны. Тогдашний уровень валового национального продукта податных сословий не мог обеспечить существования более крупных военных формирований. По своим боевым качествам русские дружинники, как отмечали летописцы, в условиях ближнего боя превосходили воинов Батыя. Орды степных кочевников всегда наступали большими массами. Такая тактика не требовала высокой боевой выучки каждого отдельного воина.

У нас нет точных данных о социальной структуре древнерусского общества ХIII в. Попытаемся оценить ее ориентировочно. Последняя Всероссийская перепись ХIХ века, проведенная в 1897 г., выявила, что в тот год в Российской империи проживало 128 924 289 человек. Сельское население достигало 112 139 079 человек, что составило 86,9 % от всего населения империи. (Россия. Энциклопедический словарь. Л., 1991. По материалам Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, т. 54 и 55.II. Население. Cтр. 75–76). В середине ХIII в. процент сельского населения был не ниже, а скорее выше и, что естественно, крестьяне земледельцы составляли основную массу населения страны. Не имевшие боевого оружия и не обладавшие боевыми навыками, рассредоточенные в мелких весях (деревнях), крестьяне пахари не могли оказать какого либо сопротивления ордам Батыя. Даже в случае успешного проведения их мобилизации тем или иным князем они не могли в минимальные сроки стать боеспособными воинами.



Если городское население Российской империи в конце ХIХ в., после промышленного бума второй половины столетия, составило только 13,1 %, то в середине ХIII в. оно было значительно меньше в процентном отношении ко всему населению страны. Вероятно, оно не превышало 5–6 %. Принято считать, что в Древней Руси перед монгольским нашествием проживало около 7–8 млн человек. Если исходить из этих предпосылок, то можно допустить, что в городах Древней Руси в середине ХIII в. проживало около 450 000 человек. Если отбросить женскую популяцию, которая всегда была и есть многочисленней мужской, а также стариков и детей, то боеспособных мужчин в городах Древней Руси в середине ХIII в. было, вероятно, несколько больше 100 000 человек. Далее возникает вопрос – насколько боеспособным было мужское население древнерусских городов? Раскопки во многих русских городах показали, что в слоях ХIII в., в домах жителей городских посадов, кроме усадеб в оружейных слободах, боевое оружие не встречалось. Как показывают раскопки в Чернигове и Пскове, ни в одном жилом или подсобном помещении домонгольского времени боевое оружие обнаружить не удалось. Разве только топоры, которые широко использовались в сельскохозяйственной деятельности, в быту горожан, а также могли быть применены в сражениях. При обороне городов горожане принимали активное участие. В критические моменты штурма какую то роль играли женщины, помогая мужьям, братьям и сыновьям.

Как бы то ни было, следует признать, что стратегические резервы Древней Руси уступали реальной численности татаро монгольской орды, вторгшейся на Русь. Следует обратить внимание еще на одно обстоятельство. Главная стратегическая задача Батыя заключалась в захвате городов, которые были административными центрами обширных территорий и содержали значительные материальные ценности. Поэтому основные сражения с ордами монголов развернулись вокруг древнерусских городов, на захват которых были нацелены основные силы степняков. Крупных полевых сражений было много меньше.

И письменные источники, и археологические материалы говорят о том, что бои за русские города носили крайне ожесточенный характер. С учетом этого обстоятельства численное превосходство татаро монголов играло роль решающего фактора в военных успехах Батыя. В той трагической ситуации великие и удельные князья должны были сконцентрировать все наличные и резервные силы на основных участках обороны. На практике все получалось иначе. Сепаратизм удельных князей привел к тому, что каждое княжество, каждый город мужественно сражался в одиночку и погибал, так и не получив поддержку других регионов.

В связи с этим возникает еще один аспект рассматриваемой проблемы, который до сих пор также не получил отражения в работах историков. Сегодня можно сказать, что разгром Древней Руси совершился не в годы нашествия Батыя, а много раньше. В 1097 г. в городе Любече, расположенном на левом берегу Днепра, в 57 км от Чернигова, состоялся общерусский совет князей. Программа съезда была крайне актуальной – борьба с сепаратизмом. На общем совете звучали слова о том, зачем губить русскую землю, поднимать самим на себя ссоры и наводить половцев? Было решено, что «Каждый да держит вотчину свою», владеет тем, чем владел его отец. Формально решения съезда должны были прекратить междоусобные конфликты и войны удельных князей. Так рассматривали решения Любечского съезда дореволюционные и советские историки. Но на практике постановления съезда юридически закрепили распад Древней Руси на большое число мелких и средних княжеств, фактически независимых от великого князя киевского. Конгломерат таких полугосударств не мог не стать заманчивым объектом агрессии любого сильного внешнего врага.

И хотя до нашествия орд Батыя было еще 142 года, судьба страны была уже решена.

Великий князь московский Дмитрий Иванович Донской (1350–1389) учел уроки Батыева нашествия. Твердой рукой он боролся с сепаратизмом удельных князей, сплотил Русь. Это позволило ему начать борьбу с Ордой за освобождение нашего отечества от татаро монгольского ига. 21 сентября нового стиля (8 сентября старого) 1380 г. он привел на берега реки Непрядвы в месте ее впадения в Дон объединенное русское войско. В грандиозной битве на Куликовом поле Русь нанесла сокрушительное поражение полчищам темника Мамая.

Опыт истории учит: сепаратизм – это страшная болезнь, которая принесла и приносит и в наше время неисчислимые бедствия не только русскому народу, но и всем народам России. Теория «Москва – Третий Рим» на современном этапе

Опыт истории показал, что многие этапы истории человечества повторяются, правда, в несколько иной общественно политической обстановке. Воспоминание о том, что тезис «Москва – Третий Рим» как национальная идея средневековой Руси был озвучен и воспроизведен современниками, имеет определенный смысл.

Рассмотрим, в какой исторической обстановке развития русской общественной мысли возникла глобальная политическая идея «Москва – Третий Рим». Предпосылки формирования сей идеи сложились в конце XV в. Их можно кратко сформулировать так:

1. В 1439 г. (период слабой России) был подписан важный международный документ – Флорентийская уния, формально определившая слияние, а по сути, подчинение православной восточной греческой церкви влиянию Ватикана. Константинопольский патриарх, бывший до этого верховным главой восточной православной церкви, превращался в лицо, подчиненное римскому папе. Этот акт ликвидировал суверенитет всех восточных православных церквей как в конфессиональном, так и в политическом отношениях. Православная церковь, объединявшая славянские церкви Восточной Европы, как тогда говорили, «осиротела».

2. В 1453 г. после кровопролитного штурма войска султана Магомета II захватили и разграбили столицу Византии, город Константинополь. По русски – Царьград (ныне Стамбул). Тем самым был ликвидирован мировой центр православия, объединявший все славянские народы Восточной Европы, исповедовавшие христианство по восточному греческому варианту. После распада Римской, а затем Византийской империи в мире не осталось единого центра истинного христианства – православия.

3. В 1472 г. в Москве состоялся брак великого князя Ивана III с греческой принцессой Софией Палеолог, которая, спасаясь от турок, бежала в Рим под защиту римского папы. Она привезла в Москву не только официальную геральдику Византийской империи, но и элементы быта византийских монархов. Эти новации во многом содействовали росту престижа великого князя московского и Руси как внутри страны, так и за рубежом.

4. В 1480 г. совершилось великое событие в истории России. Войско Ивана III на берегах реки Угры разгромило орды золотоордынского хана Ахмата. А посланная по Волге судовая рать захватила и разгромила в низовьях столицу ордынских ханов город Сарай. Они перепахали территорию города в знак того, что никогда больше оттуда не будет исходить угроза России. Тем де юре и де факто было уничтожено татаро монгольское иго, Россия стала суверенным государством.

5. Помимо этих объективных факторов большую роль в трансформации русского национального менталитета следует отметить факторы субъективные. А именно личные качества великих князей Ивана III Васильевича (1462–1505) и его сына Василия III Ивановича (1505–1533). Оба обладали железной волей, соединенной с трезвым расчетом, при решении сложных государственных задач. Особенно выделялся характер Василия III, который без лишней скромности считал себя воплощением земного Бога. Неслучайно еще до коронации он приписывал себе в зарубежной переписке и в личных обращениях титул царя Великой России.

Василия III современники и ближайшие потомки называли «последним собирателем Русской земли». Твердой рукой он ликвидировал все остатки феодальной раздробленности и суверенных прав отдельных, полунезависимых ранее от центра земель и княжеств. Резко изменился и статус самого великого князя московского в обиходе Московского Кремля.

Василий III решительно отвергал все попытки окружавших его бояр критиковать его действия. Такие попытки плохо кончались для оппонентов. Их долго ругали, потом удаляли от двора или заключали в темницы. В 1510 г. были уничтожены все былые средневековые традиции псковских вольностей, и город Псков был включен в состав единого централизованного Московского (Русского) государства. В 1520 г. были ликвидированы особые права рязанских князей. В 1523 г. в состав Великого княжества Московского было включено Северное княжество. Несколько ранее, в 1514 г. Смоленск и его земли были инкорпорированы в состав единой России. При Василии III татарские царевичи, перед которыми ранее унижались русские великие и удельные князья, пошли на службу Москве. Все эти эпохальные события, слившись воедино, привели к радикальным изменениям национального менталитета москвичей и росту международного престижа Москвы. Вместо затравленных данников татарских ханов москвичи стали ощущать себя подлинными хозяевами суверенной великой страны.

Блестящие внешние и внутренние успехи России и ее великих князей породили в обществе вопрос о всемирно историческом значении государства и его столицы города Москвы как законного духовного и политического центра восточных и балканских славян. Культ Царьграда как «нового Рима» начал формироваться в сознании русских людей. Москва стала выдвигаться на его роль. Эти витавшие в воздухе настроения одним из первых уловил и письменно зафиксировал митрополит Зосима, который называл великого князя Ивана III «государем и самодержцем всей Руси», «новым царем Константином», а Москву величал новым Константинополем. В стройную политическую концепцию эти настроения, бытовавшие в кругах московской элиты, собрал и обобщил великий мыслитель и идеолог старец Филофей, прах которого доныне покоится в псковском Елизаровском монастыре. Этот талантливый писатель XVI в., старец и игумен также был фактически руководителем администрации Пскова после его присоединения к централизованному Русскому государству. Если не останавливаться на философских и религиозных проблемах, затронутых в послании Филофея к великому князю Василию III, написанном между 1524–1526 гг., то их можно свести к двум положениям. 1. «Два ибо Рима падаше, а третий Москве стоять, и четвертому не бытии». Обуславливая свою политическую доктрину, Филофей утверждал, что первый Рим пал потому, что изменял православному христианству и был разгромлен варварами. «Новый Рим» – Царьград (Константинополь), приняв в 1439 г. Флорентийскую унию, предал православие и поэтому пал под ударами турок в 1453 г. Русское государство есть последнее мировое царство, а Москва закономерно становится мировым центром православия – «Третьим Римом».

2. Вторая основополагающая идея «послания» сформулирована следующими словами: «И да весть твоя держава, благочестивый царь (великий князь Василий III) яко все православные христианской веры снидащеся в твое царство, един ты во всей поднебесной христианский царь». Великие московские князья крепко держатся православия, и никакие внешние враги «Третьему Риму» – Российской державе не страшны. «Все царства, – подчеркивал Филофей, – снидащася в твое единое, третье стоит, а четвертому не быть».

Чрезвычайно важно, что Филофей подчеркивал мысль о добровольном присоединении к России всех православных царств, которое исключало их военное завоевание русскими великими князьями. Это объединение, по мнению русского мыслителя, будет обусловлено не только религиозной общностью, но и мудрой политикой Василия III и других русских князей, которым предстоит историческая миссия добиться зажиточной и стабильной жизни населения России. Отметим еще одно существенное положение, которое вытекает из трактата Филофея. Прямым текстом оно не оговорено, но ясно из смысла послания. Его автор прекрасно знал, что «первый и второй Римы», то есть Римская и Византийская империи были полинациональными и полирелигиозными государствами, где проживали многочисленные народы, нации и этносы, исповедовавшие разные религии, среди которых христианство занимало доминирующее положение, но не истребляло другие конфессии. Эту мысль он, естественно, переносил на будущее развитие России, где, как и в предыдущих «Римах», будут сосуществовать разные народы, конфессии и нравы. Отметим, что эта толерантная политика сохранялась в России до 1917 г.

В «Послании» Филофея сохранился ряд других интересных положений. Например, о запрещении абортов, о борьбе со «сребролюбием», о заботе об убогих и «малых сил». Изучение этих важных поныне положений может стать темой отдельного исследования.

Как воспринимается теория псковского старца в начале XXI века? Наблюдается определенный параллелизм событиям, породившим теорию «Москва – Третий Рим», с теми, которые мы пережили в конце прошлого – начале нынешнего тысячелетия. Становится совершенно очевидно, что страшные события 90 х гг., перестройка, перерастающая в «катастройку», шоковая терапия Е. Гайдара, разрушение СССР и другие «новации» тех лет нанесли нашей родине во всех областях удар такой силы, который сравним с потрясениями Великой Отечественной войны. По видимому, даже страшнее, потому что ту войну мы выиграли, а «катастройку» проиграли.

Только в начала XXI в. Россия постепенно начала оживать от кризиса тех лет. Как в XVI веке теория старца Филофея сплачивала и воодушевляла население страны, так и ныне эта теория освещает путь к восстановлению великой России. В этом плане теория «Москва – Третий Рим» сегодня звучит актуально, как составная часть новой русской национальной идеи, которая должна сплотить и воодушевить население нашей Родины.

Псевдопатриоты и ложные друзья

Русскому национальному характеру свойственны крайности во всем, в том числе в отношении к своей Родине. С одной стороны – беззаветная любовь к своей стране с ее величием, бедами и недостатками. С другой – неприятие России и русского, предпочтение всего иностранного.

В XIX в. на Руси существовала уникальная традиция. Дворянство в быту предпочитало пользоваться не родной, а французской речью. То есть языком страны, возможно и дружественной, но в определенный момент ставшей нашим противником. Традиция сохранялась даже после страшной и кровопролитной войны с Наполеоном. Да и культ Наполеона существовал много лет и, отчасти, дожил даже до наших дней.

Очень редкий аналогичный случай использования чужого языка среди аристократии имелся в близкой к нам по духу Болгарии. Там дворянство в быту применяло греческий. Но тут определенный смысл был. В условиях перманентной агрессии со стороны мусульманской Турции обращение к помощи, традициям и культуре православной Греции как то можно было понять. А вот использование французского языка русскими дворянами понять сложнее.

Неуважение к исконным традициям своей страны и в наши дни часто идет рука об руку с ее непомерным прославлением. И такое нелепое сочетание идеологических направлений идет как сверху, направляемое властью, так и поддерживается настроением низов. И на все это накладывается деятельность внутренних и внешних врагов, которым необходимо дискредитировать русский патриотизм, довести его до абсурда.

Подлинная история России в возвеличивании и преувеличении своей значимости не нуждается. Не нуждается она и в культах, основанных на идеализации далеко не лучших вождей (Иван Грозный, Петр Первый, Ленин, Сталин). Разумеется, в истории были и остаются белые, а также темные пятна. На них играют как враги, так и псевдопатриоты.

Россия началась в IX веке – это исторический факт. Что то на ее месте было и ранее. Очевидно, имелись разрозненные племена и княжества, не имевшие высокой культуры. Всевозможные рассуждения, принятые в околопатриотической литературе, о великой Руси в более ранний период звучат неубедительно. Как пример интересного, но перегибающего палку патриотизма в трактовке истории можно рассмотреть серию книг Ольги Стуковой «Древние расы Земли» (СПб.: Гамаюн, 2004–2010). Одна из лучших, на мой взгляд, сводок по врагам России – книга Ю. К. Бегунова «Тайные силы в истории России» (СПб.: Изд. имени А. С. Суворина, 1996). Увы, многие правильные мысли этой книги обесценены утверждением, которое автор делает на первой же странице: «Истории Великой России не менее двух тысяч лет». Необоснованные утверждения о ее величии в дохристианский и доантичный периоды – не более чем неумное извращение патриотизма. Так же как и утверждение о том, что языческая Русь была более великой, чем христианская. А уж когда пишется и утверждается, что русский язык – самый древний в мире, – это уже полный бред, вредный идеологически.

Подлинная история нашей страны достаточно интересна и насыщена значимыми событиями. В выдуманной истории мы не нуждается. Пусть выдумками занимаются наши враги.
<< | >>
Источник: Валентин Борисович Сапунов. Враги России. 2011
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Истоки:

  1. Глава 2. ИДЕЙНЫЕ ИСТОКИ ПОЛИТОЛОГИИ
  2. Истоки
  3. ИДЕЙНЫЕ ИСТОКИ СОВРЕМЕННОЙ КОНЦЕПЦИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
  4. Глава 2. ИСТОКИ И СТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ПРА-ВОВОЙ МЫСЛИ
  5. Истоки лидерства
  6. Истоки русской геополитической мысли
  7. Истоки интеграционных концепций
  8. 4.7. Русские геополитические истоки
  9. Истоки глобализации находятся в
  10. Истоки политической науки
  11. Истоки гражданского общества
  12. Истоки глобализации находятся в
  13. Истоки и непосредственные причины экономических кризисов
  14. Истоки и основные разновидности тоталитаризма