<<
>>

Изменение подходов к бедности и богатству

На современном этапе многие страны Латинской Америки, Восточной Азии и некоторые из Африки демонстрируют достаточную устойчивость хозяйственных систем, причем ни одна из них не отказалась от стратегии структурных преобразований и принципов демократического правления, утверждавшихся здесь в конце ХХ в.

Однако события подтверждают не только позитивные результаты, но и серьезные просчеты. Вероятно, главные из них - завышенные надежды на быстрое разрешение всех проблем Юга, сокращение его отставания от Севера и снижение многочисленных рисков, связанных с условиями социально-экономического развития макрорегиона, - предполагают новый план действий национальных и международных институтов, призванный существенно уменьшить масштабы распространения нищеты и бедности в развивающихся странах. К сожалению, практическое решение этой задачи осложняется не только нехваткой необходимых ресурсов, но и значительной вариативностью конкретных условий, возрастающим в большинстве случаев отставанием в освоении информационных технологий, низким уровнем социальной ответственности многих местных элит.

Необходимость изменения подходов к сокращению разрыва между Севером и Югом остро встала в последние годы в связи с осознанием значимости новых глобальных угроз развитию человечества, таких как состояние природной среды, нищета, СПИД, наркотики, терроризм и др., достигших особого размаха в условиях развивающихся стран. Существенным фактором явилась и растущая критика предшествовавшего опыта по улучшению положения населения в регионах мирового Юга.

К началу третьего тысячелетия как наиболее бедные, так и относительно благополучные развивающиеся страны стали активно выступать за радикальный пересмотр сложившихся правил торгово-экономического и финансового взаимодействия между Севером и Югом, требовать большей доли преимуществ, которые несут процессы информатизации и экономической глобализации ведущим индустриальным державам.

С этих позиций выступали отдельные политические лидеры и группировки развивающихся стран, сложившиеся ранее на основе общности конкретных экономических интересов. При этом растущий критический настрой демонстрировали не только такие объединения, как «Группа 77», «Группа 24», традиционно выступавшие с позиций расширения размеров гуманитарной помощи и торговых преференций развивающимся странами, но и «Группа 15», в состав которой входят довольно благополучные страны Юга. В частности, на конференциях «Группы 15» в Египте в 2000 г. и в Иране в 2001 г. были отмечены попытки радикальной политизации требований развивающихся стран в целях изменения мирового экономического порядка.

Озабоченность масштабами различий между Севером и Югом, прежде всего в том, что касается ситуации наименее развитых стран, проявили на рубеже веков ведущие индустриальные государства и международные финансовые институты. С 1999 г. ими была начата программа списания внешнего долга беднейшим странам, которая сейчас охватывает 26 из 42 относящихся к этой категории государств. Кроме того, для сокращения социальных издержек структурных реформ в развивающихся государствах ВБ и региональные банки развития, а также индустриальные страны-доноры взяли на себя ряд дополнительных финансовых обязательств. Одновременно было усилено внимание к универсальным специализированным программам по развитию, увязывавшие борьбу с бедностью с такими вопросами, как образование, здравоохранение, экология, местное самоуправление. В данной связи на Конференции по финансированию развития в Монтеррее (Мексика) в марте 2002 г. члены Евросоюза обязались повысить к 2006 г. свою «квоту ODA» (Official Development Assistance - доля средств в ВВП промышленно развитых стран, выделяемых на оказание помощи развивающимся) с нынешних 0,33% до 0,39% ВВП, а США заявили о дополнительном ежегодном увеличении своей помощи развивающимся странам на 5 млрд дол.

В контексте национальных и международных усилий по преодолению разрыва между Севером и Югом важную координирующую роль играют ООН и ее структуры.

Так, на Саммите тысячелетия была принята резолюция, провозгласившая главной целью мирового сообщества в сфере поддержки развивающихся стран сокращение к 2015 г. вдвое размеров абсолютной нищеты на земном шаре. В 2001-2002 гг. по инициативе и активном участии ООН состоялся ряд международных конференций, посвященных стратегии помощи самым бедным странам Африки и Азии, программам поддержки здравоохранения, образования, распространения информационных технологий, защиты окружающей среды в регионах Юга. Их решения предполагают расширение практики списания части долгов, увеличение объемов гуманитарной помощи и стимулирование торговли в развивающихся регионах, а также возможность разработки новых механизмов влияния на кризисные ситуации подобно той, которая возникла в конце 2001 г. в Аргентине. Кроме того, было решено создать несколько специализированных международных фондов, в том числе международный фонд по борьбе со СПИД, туберкулезом и малярией (10 млрд дол.).

Помимо мобилизации дополнительных источников финансирования для сферы развития, важным позитивным моментом конференций, инициированных ООН, стала информационная работа по разъяснению сути ключевых проблем, которые должны совместно решать жители Севера и Юга. Особенно перспективные в этом плане решения были приняты на двух форумах в 2002 г. - Конференции по финансированию развития в Монтеррее и Саммите по устойчивому развитию в Йоханнесбурге (ЮАР). В первом случае рассматривались проблемы внутренних и международных ресурсов, которые могут быть использованы для целей развития, а во втором - связь между задачами экономического роста в регионах Юга и повсеместной защиты окружающей среды. Документы этих форумов стали концептуальной основой дальнейшей работы правительственных и неправительственных организаций в целях преодоления наиболее опасных проявлений диспропорций мирового развития. Помимо этого, по итогам саммита в Йоханнесбурге представители международных финансовых институтов и ведущих индустриальных стран создали ряд целевых фондов. Например, страны ЕС заявили о намерении инвестировать в 2003 г. до 43 млн. долл. в энергетические проекты, США в тот же период - 2,3 млрд дол. на здравоохранение и еще 90 млн. дол. на сельскохозяйственные проекты. Другие вклады выглядят скромнее, но и их размеры также исчисляются несколькими миллионами долларов.

Инициативы под эгидой ООН обозначили в качестве основного направления усилий мирового сообщества по уменьшению разрыва между Севером и Югом адресные инвестиции в социально значимые проекты, руководство которыми де­факто осуществляется не только на национальном, но и на международном уровне. Однако ресурсы, которыми располагает сама ООН, не столь уж велики. Финансовый вклад в сотрудничество с развивающимися странами по линии различных программ ООН оценивается примерно на уровне 4,4 млрд дол. в год, т.е. около 10% из общего объема ODA стран Севера в конце ХХ в.

Ныне ООН и ее структуры, занимающиеся проблематикой развивающихся стран, раскритикованы как не вполне эффективные, но есть вероятность, что в недалеком будущем их работа будет реорганизована. Планы такого рода предполагают усиление координации действий всех механизмов ООН по поддержке развития Юга (причем не только на уровне центрального аппарата, но и на местах), концентрацию ресурсов на самых перспективных направлениях, усиление контроля за выполнением поставленных задач и формулирование дополнительных критериев оценки программ. Однако основная роль ООН в поддержке малоимущих стран связана, по-видимому, не с совершенствованием деятельности международной бюрократии, а с концептуальной проработкой наиболее болезненных вопросов координации национальных и внешних усилий по борьбе с массовой нищетой. Благодаря усилиям ООН, под эгидой которой с начала 1990-х гг. идет поиск путей преодоления «критической бедности и социальной исключенности», к настоящему времени фактически произошла смена главной парадигмы модернизационных процессов в зоне развивающихся стран. Ориентация на цели догоняющего развития уступила место приоритетам политики устойчивого развития, под которыми понимается поэтапное преодоление наиболее вопиющих проявлений нищеты, удовлетворение основных человеческих потребностей на принципах самообеспечения и социальной справедливости, экологическая сбалансированность в зоне мирового Юга.

Сложные проблемы развития, стоящие перед Югом, вряд ли будут решены в ближайшем будущем. Достичь фундаментальных целей если не преодоления, то сокращения разрыва между индустриальными и развивающимися странами, видимо, можно на путях одновременного продвижения по нескольким направлениям, действуя с учетом условий различных государств и меняющихся отношений между субъектами мировой политики.

Важную роль в поддержке развития призвано сыграть имеющее многолетнюю историю экономическое сотрудничество между самими странами Юга. Пример попыток решения вышерассмотренных проблем посредством привлечения финансовых ресурсов стран-экспортеров нефти - деятельность Фонда международного развития, созданного в 1976 г. членами ОПЕК. Первоначально его работа рекламировалась как способствующая экономической независимости государств Юга от западных держав, но сей популистский лозунг не имел серьезных оснований. За годы своего существования Фонд ОПЕК предоставил различным развивающимся странам финансовую помощь и льготные займы на общую сумму около 5 млрд дол. Его услугами воспользовались несколько десятков государств, причем предпочтение отдавалось странам с наименьшим доходом на душу населения, в частности государствам Африки южнее Сахары. Среди крупных получателей помощи и кредитов Фонда ОПЕК фигурируют Боливия, Гондурас, Гвинея, Лесото, Сенегал, Танзания, Мали, Руанда, Филиппины. Безвозмездные ссуды были предоставлены университету в Хартуме, Управлению Верховного комиссара ООН по делам беженцев, ряду учебных центров Восточной Африки. В начале нынешнего десятилетия Фонд ОПЕК заявил о резервировании на нужды развития более 5,7 млрд дол. В 2001-2002 гг. структурами Фонда было подписано примерно два десятка контрактов со странами Азии, Африки и Латинской Америки, по которым им будут предоставлены долгосрочные кредиты на общую сумму около 79 млн. дол. под 1-1,75% годовых. Эти средства направляются на реализацию проектов в образовании, экологии, медицине и транспорте.

Расширение поддержки развивающихся стран на основе деятельности Фонда ОПЕК сопряжено со значительными трудностями в силу как политических разногласий между членами организации-патрона, так и чисто практических обстоятельств. Половина членов ОПЕК имеет большие дефициты платежного баланса, а такие страны, как Алжир, Нигерия, Иран, отказываются выделять крупные суммы, ссылаясь на потребности финансирования собственных социальных программ.

Страны ОПЕК связывают с развивающимся миром общие проблемы и долгосрочные интересы. Это сотрудничество будет продолжаться, но завышенные ожидания остались в прошлом. На первый план с середины 1990-х гг. выдвигаются более прагматичные формы международного взаимодействия по линии Юг - Юг. «Локомотивом» таких отношений в обозримом будущем будут выступать не экспортеры нефти, а сложившиеся и формирующиеся группы региональных партнеров - АСЕАН (Азия), МЕРКОСУР (Латинская Америка), План НЕПАД (Африка). Возможно, со временем появятся и новые формы их многостороннего сотрудничества, например, на основе стратегической координации зональных интеграционных процессов, как это предусматривается в деятельности Форума «Латинская Америка — Восточная Азия», или за счет укрепления многостороннего политического, торгово-экономического и научно-технического сотрудничества нескольких региональных стран-лидеров как в случае создания летом 2003 года трехстороннего форума «Индия-Бразилия-ЮАР».

К началу ХХІ в. наращивание многосторонних усилий по сокращению разрыва между Севером и Югом происходит и благодаря деятельности такой авторитетной международной организации, как Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Созданная в 1960-е гг., она традиционно занимала радикальные позиции в отношении размеров помощи развитых стран бывшим колониальным и зависимым народам. Но сегодня в ее рамках вышли вперед вопросы повышения эффективности системы помощи мировому Югу, понимаемой в категориях не донорства, а партнерства. Со второй половины 1990-х гг. ЮНКТАД выступает главным образом в роли форума для обмена мнениями по кардинальным вопросам экономического взаимодействия развитых и развивающихся стран. Так, беднейшие члены мирового сообщества неизменно получают поддержку ЮНКТАД при рассмотрении вопросов их внешнего долга, а «Группа 77» - на переговорах по снижению таможенных тарифов на импорт сельскохозяйственной продукции, действующих в Западной Европе и Северной Америке. С опорой на механизмы ЮНКТАД члены «Группы 77» добиваются отмены в зоне Севера правительственных субсидий фермерским хозяйствам с тем, чтобы повысить конкурентоспособность развивающихся стран- экспортеров сельскохозяйственной продукции. Механизмы ЮНКТАД используются «Группой 77» не только как «наступательное», но и как «оборонительное» средство формирования переговорной среды по линии Север - Юг. В частности, ее члены блокируют предложения ЕС по созданию многосторонней инвестиционной инфраструктуры, позволяющей иностранным инвесторам пользоваться равными с местными компаниями правами. К сожалению, и другие, в том числе довольно умеренные, инициативы развитых стран нередко воспринимаются членами «Группы 77» как попытки узаконить новую колониальную экспансию.

На современном этапе ЮНКТАД укрепляет свой статус фактора содействия интеграции развивающихся стран в мировую экономику. Важные шаги в этом направлении были сделаны, в частности, на Бангкокской конференции (2000 г.), решения которой во многом формулировались с учетом критики глобализации представителями развивающихся стран. В них нашли отражение такие аспекты, как призывы к усилению гуманитарной помощи беднейшим странам и установлению новых правил мировой торговли (прежде всего сельскохозяйственной продукцией), ставшие основой активных консультаций ЮНКТАД с МВФ и ВБ. В развитие решений Бангкокской конференции ЮНКТАД особое внимание ее программы, стыкующие действия Севера и Юга, уделяют инициативе BIOTRADE, предполагающей стимулирование инвестиций в естественные биологические ресурсы для подержания устойчивого развития беднейших стран мира.

Опыт деятельности ЮНКТАД свидетельствует: несмотря на качественные различия в уровне жизни населения индустриально развитых и отстающих в приобщении к техногенной цивилизации государств, усиление глобальной взаимозависимости Севера и Юга опирается сегодня на принципы диалога, охватывающего широкий круг проблем двустороннего и многостороннего сотрудничества.

Материальные условия сокращения разрыва между Севером и Югом, традиционно определяются прежде всего состоянием мировой торговли. В данной связи значительный шаг по сближению интересов развитых и развивающиеся стран был сделан на четвертой конференции ВТО, состоявшейся в ноябре 2001 г. в городе Доха (Катар). Эта конференция открыла трехлетний раунд переговоров, посвященных вопросам устранения таможенных барьеров и созданию производственных мощностей в регионах Юга, что в перспективе может значительно улучшить положение развивающихся стран на мировых рынках. Однако окажет ли Дохский раунд торговых переговоров действительно позитивное воздействие на экономический рост Юга, зависит от целого ряда обстоятельств. Наиболее сложные моменты предстоящих согласований - стремление развивающихся стран к широкой либерализации торговли в области сельского хозяйства и текстиля и продлению льготного периода соглашений по торговле услугами, коммерческие аспекты прав на интеллектуальную собственность; преференции при получении финансово-­технической помощи; расширение участия во всех переговорах ВТО. Однако для осуществления этих пожеланий необходимо создание значительного числа институциональных механизмов, что на деле отдаляет время удовлетворения всего «списка претензий» развивающихся стран к индустриальным лидерам мирового рынка. Тогда эксперты полагали, что наблюдаемая пробуксовка торговых переговоров по линии Север - Юг будет отчасти преодолена осенью 2003 г. во время встречи на высшем уровне стран-участниц ВТО в Канкуне (Мексика), но это не произошло: форум посчитали сорванным. Наибольший интерес среди тем обсуждений вызвал вопрос о путях противодействия ценовой политике международных картелей (особенно в фармацевтической промышленности и морском судоходстве), чья деятельность в 1990-е гг. принесла развивающимся странам убытки примерно в 5-7 млрд дол. Симптоматично, что позиции развитых и развивающихся стран в принципиальных моментах критики злоупотреблений международных картелей почти совпадают.

В целом в новых условиях взаимодействия развитых и развивающихся стран, направленного на сокращение разрыва между Севером и Югом, традиционные торгово-экономические претензии постепенно теряют если не актуальность, то конфликтную остроту. Вместе с тем появляются новые области противоречий. Развитые страны полагают обязательным учет социальных критериев (требуют, в частности, запрета детского труда, соблюдения прав профсоюзов, наличия системы социального страхования и установленного минимума заработной платы и др.) при решении вопроса о включении развивающихся стран в систему глобальных торговых привилегий. Симптоматично, что далеко не все страны Юга, особенно азиатские, готовы принять принципы цивилизованных отношений между трудом и капиталом, ввести запрет на использование труда заключенных, внедрять социальное страхование. Однако, согласно недавним специальным исследованиям, отказ от международных стандартов в социальной сфере ужесточает условия конкуренции не по линии Север - Юг, а прежде всего между самими странами Юга. Имея сходный производственный профиль, они стремятся удерживать цену рабочей силы на предельно низком уровне, что тормозит модернизационные процессы и выступает одним из новых источников противоречий в развивающейся зоне.

Формирование новых правил мировой торговли, ориентированных на укрепление экономического потенциала Юга, - существенный, но далеко не достаточный фактор преодоления его отставания от Севера. Для аккумуляции ресурсов развивающимся странам необходимы и стабильность экспортных доходов, и политическая и макроэкономическая устойчивость. Без них невозможно обеспечить приток прямых инвестиций, ставших повсеместно важнейшим источником финансирования экономического роста.

Сегодня глобальные инвестиционные процессы, оценивавшиеся на рубеже нашего столетия в суммы более триллиона долларов США, обеспечиваются главным образом за счет взаимообмена капиталами между развитыми странами. Доля развивающихся государств в мировом объеме вновь привлеченных инвестиций, достигавшая 37,2% в 1997 г., снизилась сейчас примерно до 24%. При этом большая часть инвестиций на рубеже веков производилась не в структуры отдельных развивающихся стран, а в проекты, осуществлявшиеся в рамках их интеграционных объединений. В данной связи наиболее притягательным для инвесторов регионом Юга стала Латинская Америка, особенно Бразилия, Мексика, Аргентина. Иностранный капитал привлекает в латиноамериканских странах либеральный подход к регулированию зарубежных инвестиций, возможность участия в приватизации госсектора, особенно в сфере услуг и добывающих отраслях, а также перспективы выхода на рынки интеграционных объединений НАФТА (США, Канада, Мексика), МЕРКОСУР (Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай), формируемой Общеамериканской зоны свободной торговли (АЛКА). Снижению уровня политических рисков, с точки зрения частных инвесторов, способствует подписание в 2001г. странами-участницами Организации американских государств (ОАГ) Лимской декларации, провозгласившей принципы коллективной защиты основ конституционного строя государств региона. Вместе с тем в ближайшее время перспективы привлечения частного капитала во все без исключения развивающиеся регионы крайне ограничены. Потенциальные инвесторы все менее расположены вкладывать средства в долгосрочные проекты. В сложившихся условиях многие важные, исходя из интересов Юга, объекты, например в области энергетики, дорожного строительства и систем водоснабжения в ближайшие годы не будут обеспечены необходимым финансированием, что поставит под удар многие модернизационные начинания, особенно в сельской местности. Сокращение инвестиций в развивающихся регионах отчасти связано с общими негативными тенденциями в мировой экономике последних трех лет, но также обусловлены и другими факторами. Согласно многочисленным оценкам, для того чтобы стимулировать инвестиции национального частного банковского сектора и привлечь прямые зарубежные капиталовложения в экономику развивающихся стран, необходимо создать определенные условия, в том числе наладить эффективное управление, обеспечить стабильность политического режима и доверие к нему. В комплекс условий такого рода, представления о котором существуют пока в первом приближении, включаются вопросы политики и экономики. Думается, что повышение эффективности управления на национальном уровне в странах мирового Юга создаст более основательные предпосылки для расширения инвестиций, чем распространенная сегодня практика привлечения капиталов путем предоставления различных льгот. Привлекательный внешне путь преференций или освобождения от налогов часто приводит к конкуренции среди потенциальных получателей инвестиций, наносящей вред их национальному хозяйству, и, что еще хуже, поощряет авантюрный капитал.

Разумеется, критерии эффективного управления - не панацея, но постановка вопроса о них весьма симптоматична: наиболее перспективная стратегия сокращения разрыва между Севером и Югом опирается на консолидацию национальных ресурсов самих развивающихся стран, причем совсем далекую от популистских лозунгов «опоры на собственные силы» 1960-1980-х гг.

<< | >>
Источник: Торкунов А.В. (ред.). Современные международные отношения и Мировая политика. 2004

Еще по теме Изменение подходов к бедности и богатству:

  1. 16.4. Бедность
  2. Менталитет бедности
  3. Верно ли утверждение: «Проблема бедности и отсталости успешно решается»?
  4. Ресурсное богатство и экономическое развитие
  5. 12. Что предлагал И. Т. Посошков в «Книге о скудости и богатстве»?
  6. 15. Каковы источники роста богатства в соответствии со взглядами А. Смита, Д. Рикардо?
  7. 6. Фома Аквинский о «справедливой» цене и богатстве.
  8. 13. Прокомментируйте афоризм У. Петти «Труд есть отец богатства, а земля – его мать».
  9. Методологические подходы в современном менеджменте: сущность, содержание системно-комплексного подхода
  10. Методологические подходы в современном менеджменте: сущность, содержание системно – комплексного подхода
  11. 11. По мнению меркантилистов, положительный торговый баланс способствует умножению богатства нации. Насколько справедливо данное утверждение?