<<
>>

Контекст дискуссии в России

Проблемы определения приоритетных целей и социально приемлемых механизмов реализации общенационального проекта развития неизменно оказываются в центре публичной дискуссии, идет ли речь о национальных интересах или о месте России в мире.
Особенности российского политического дискурса определяются объективной потребностью модернизации российского общества и его перехода на путь инновационного развития. Но по повестке дня такого развития согласие в обществе до сих пор не достигнуто. Более того, сохраняются все условия для воспроизводства традиционно российских социокультурных расколов, порождаемых противоборством двух полярно ориентирующих массовое сознание логик: «догоняющего развития» и «особого пути».

В результате при отсутствии консенсуса вокруг приоритетов развития и в условиях низкого уровня самоорганизации российского общества воспроизводится практика продвижения групповых интересов: программы преобразований и механизмы их проведения в жизнь разрабатываются в соответствии с установками принимающих решения элитных групп. Попытки реализации абстрактной идеи общественного блага не способны запустить адекватные современным вызовам внутренние механизмы социальной адаптации национального сообщества к потребностям инновационного развития. Ключевым оказывается вопрос о том, насколько происходящие трансформации соответствуют задаче создания «хорошего общества» и обеспечения жизнеспособности нации. Ведь именно это и является, в конечном счете, главной целью национального по содержанию проекта развития.

Такие проблемы актуальны не только для России. В условиях глобализации не утихают споры о роли и перспективах национального государства, о соотнесении гражданской и этнической идентичности членов национального сообщества. Повышение порога стоящих перед государством рисков связано не только с известными глобальными угрозами, но и с ростом социальной отчужденности и снижением потребности граждан в политическом участии, с трудностями интеграции инокультурных сообществ мигрантов.

Сплочение национально – государственной общности становится вопросом практической политики. Тем более что актуализация этнических характеристик идентичности успешно используется сегодня с целью политического манипулирования. В частности, для того, чтобы обосновать претензии на политический сепаратизм . Такие риски сохраняются и в России.

Появление в российской политической лексике в контексте дискуссии о национальных интересах России и о путях популяризации отечественного культурного наследия понятия «русский мир» свидетельствует о появившейся в России потребности более четкого определения круга тех, кто находится или может находиться в ее культурном поле. Это понятие существует сегодня в разных измерениях – от безгранично широкого, тождественного российскому социокультурному пространству или исторической судьбе, до сугубо технологического, проектного (как поля коммуникации между Россией и российской диаспорой). «Русский мир» как «сетевая структура больших и малых сообществ, думающих и говорящих на русском языке» (определение П.Г. Щедровицкого), является и «способом адаптации России к глобализации . Поиски возможностей укрепления и развития «русского мира» требуют четкой концептуализации его характеристик. Бесспорно, что состояние «русского мира» - неотъемлемая и одна из наиболее динамичных составляющих современного образа России. Разработка механизмов взаимодействия с ним становится вопросом текущей политической повестки дня, одним из перспективных направлений реализации национальных интересов России.

Среднестатистические социальные и экономические показатели при всей их значимости, равно как и такие популярные средства экспертных оценок, как разнообразные рейтинги стран по конкурентоспособности, инвестиционной привлекательности, уровню влияния на мировую политику, индексу развития демократии или распространения коррупции не позволяют составить сколько-нибудь полного представления о качестве национального развития. Факторы, определяющие сегодня потенциал развития в рамках нации – государства, имеют ярко выраженное культурное измерение. Они определяются общими ценностными ориентирами национального сообщества и согласием по поводу основополагающих приоритетов развития. О складывающемся на этой основе социальном самочувствии национального сообщества можно судить на основании представлений о национальной идентичности и проекции этой идентичности «вовне», в образ страны в мире

<< | >>
Источник: С.В.Кортунов. Мировая политика в условиях кризиса. 2010

Еще по теме Контекст дискуссии в России:

  1. ДИСКУССИИ В ПОЛИТИКО-АКАДЕМИЧЕСКИХ КРУГАХ РОССИИ И США О НОВОМ МИРОВОМ ПОРЯДКЕ
  2. Интересы России в контексте мирового кризиса
  3. Глава шестая. Внешняя политика России в контексте национальной и международной безопасности
  4. Проблемы Калининградской области в контексте отношений России и ЕС
  5. МОЛОДЁЖНЫЙ ПАРЛАМЕНТАРИЗМ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  6. Российская история и внешнеполитическая дискуссия
  7. Современное состояние дискуссии
  8. Дискуссии о понятии «элита»
  9. КРИТИКА КОНЦЕПЦИЙ ГЛОБАЛЬНОГО ЛИДЕРСТВА И ИТОГИ ДИСКУССИЙ
  10. Дискуссии и ведение переговоров
  11. ВОПРОСЫ ДЛЯ ДИСКУССИИ
  12. Теоретические дискуссии по вопросам глобализации
  13. К дискуссии о структуре власти в США
  14. Теоретические дискуссии о мировой политике второй половины XX в.
  15. 93. Трансформация идей «государственного социализма»: дискуссии послевоенного периода.
  16. ДИСКУССИИ НАЧАЛА 20-Х ГОДОВ КАК ФОРМА ГРАЖДАНСКОЙ АКТИВНОСТИ
  17. 11.4 Дискуссия о монетаризме: уровень монетизации и спрос на деньги
  18. 1. Дискуссии о правомерности использования и о содержании понятия «национальный интерес»
  19. Дискуссии о глобальной стратегии США на рубеже ХХ-ХХІ веков