<<
>>

Концепция «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона

Концепция С. Хантингтона вызвала среди политиков и ученых многолетнюю дискуссию, отголоски которой дают о себе знать вплоть до сегодняшнего дня. Начало этой дискуссии положила статья Самюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций?», опубликованная в 1993 г.

в американском внешнеполитическом журнале «Форин афферс». Концепция С. Хантингтона в общих чертах сводится к следующим по­ложениям. На различных этапах истории международных отношений динамику мировой политики определяли конфликты различного типа. Сначала это были конфликты между монархами. После Великой фран­цузской революции наступила эпоха конфликтов между нациями-государствами. С победой в 1917 г. русской революции мир оказался расколотым по идеологическому и социально-политическому принципу. Этот раскол и был главным источником конфликтности вплоть до окончания «холодной войны». Однако, по мнению С. Хантингтона, все эти типы конфликтов были конфликтами внутри западной циви­лизации. «С окончанием “холодной войны”, — указывает политолог, — подходит к концу и западная фаза развития международной политики. В центр выдвигается взаимодействие между Западом и незападными цивилизациями».

С. Хантингтон определяет цивилизации как социокультурные общ­ности самого высшего ранга и как самый широкий уровень культурной идентичности людей. Для каждой цивилизации характерно наличие не­которых объективных признаков: общности истории, религии, языка, обычаев, особенностей функционирования социальных институтов, а также субъективной самоидентификации человека. Опираясь на рабо­ты А. Тойнби и других исследователей, С. Хантингтон выделяет восемь цивилизаций: западно-христианскую и православно-христианскую, ис­ламскую, конфуцианскую, латиноамериканскую, индуистскую, японскую и африканскую. С его точки зрения, цивилизационный фактор в международных отношениях будет постоянно усиливаться. Этот вывод обо­сновывается таким образом.

Во-первых, различия между цивилизациями, основу которых со­ставляют религии, наиболее существенны, эти различия складывались столетиями, и они сильнее, нежели, между политическими идеологиями и политическими режимами. Во-вторых, усиливается взаимодействие между народами разной цивилизационной принадлежности, что ведет как к росту цивилизационного самосознания, так и к пониманию раз­личия между цивилизациями и общностью в рамках своей цивилизации. В-третьих, возрастает роль религии, причем последняя проявляется не­редко в форме фундаменталистских движений. В-четвертых, ослабевает влияние Запада в незападных странах, что находит выражение в про­цессах девестернизации местных элит и усиленном поиске собственных цивилизационных корней. В-пятых, культурные различия менее под­вержены изменениям, чем экономические и политические, и, следо­вательно, менее способствуют компромиссным решениям. «В бывшем Советском Союзе, — пишет С. Хантингтон, — коммунисты могут стать демократами, богатые превратиться в бедных, а бедняки — в богачей, но русские при всем желании не могут стать эстонцами, а азербайджанцы — армянами». В-шестых, политолог отмечает усиление экономического регионализма, неразрывно связанного с цивилизационным фактором — культурно-религиозная схожесть лежит в основе многих экономических организаций и интеграционных группировок.

Воздействие цивилизационного фактора на мировую политику по­сле окончания «холодной войны» С. Хантингтон видит в появлении «синдрома братских стран». Этот синдром заключается в ориентации государств во взаимоотношениях между собой уже не на общность идеологии и политической системы, а на цивилизационную близость. Кроме этого, в качестве примера реальности цивилизационных разли­чий он указывает на то, что основные конфликты последних лет происходят на линиях разлома между цивилизациями — там, где проходит граница соприкосновения цивилизационных полей (Балканы, Кавказ, Ближний Восток и т.д.).

Прогнозируя будущее, С. Хантингтон приходит к выводу о не­избежности конфликта между западной и незападными цивилиза­циями, причем главную опасность для Запада может представлять конфуцианско-исламский блок — гипотетическая коалиция Китая с Ираном и рядом арабских и иных исламских государств.

Для подтверж­дения своих предположений американский политолог приводит ряд фактов из политической жизни начала 1990-х годов.

С. Хантингтон предлагает меры, которые, по его мнению, долж­ны укрепить запад перед нависшей над ним новой опасностью. Среди прочего, американский политолог призывает обратить внимание на так называемые «расколотые страны», где правительства имеют проза­падную ориентацию, но традиции, культура и история этих стран ни­чего общего с Западом не имеют. К таким странам Хантингтон относит Турцию, Мексику и Россию. От внешнеполитической ориентации по­следней в значительной степени будет зависеть характер международ­ных отношений обозримого будущего. Поэтому С. Хантингтон особо подчеркивает, что интересы Запада требуют расширения и поддержа­ния сотрудничества с Россией.

Свои идеи С. Хантингтон отстаивал и развивал в 90-е годы XX сто­летия. В 1996 г. он опубликовал книгу «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка». В этой работе американский политолог особое внимание уделяет взаимоотношению западно­христианской и исламской цивилизаций. По его мнению, истоки кон­фликта между ними имеют многовековую историю.

Конфликтное взаимоотношение христианства и ислама начинается с арабских завоеваний в Северной Африке, на Иберийском полуостро­ве, Ближнем Востоке и в других регионах. Противостояние христиан­ского и арабского миров продолжалось в Реконкисте — войне за осво­бождение Испании от арабов и берберов, «крестовых походах», когда в течение 150 лет западноевропейские властители пытались утвердиться на палестинских землях и прилегающих к ним районах. Знаковым со­бытием этого противостояния стал захват турками Константинополя в 1453 г. и осада ими же Вены в 1529 г. С падением Византийской импе­рии на ранее входивших в ее состав территориях Малой Азии, Балкан и Северной Африки возникла турецкая Османская империя, ставшая крупнейшим политическим и военным центром исламского мира. От нее долгое время исходила непосредственная угроза многим христиан­ским странам и народам.

С наступлением эпохи Великих географических открытий и на­чалом модернизации западно-христианского мира соотношение сил в противостоянии с исламом меняется в пользу Запада. Европейские государства стали устанавливать свой контроль над обширными терри­ториями за пределами Европы — в Азии и Африке. Немалая часть этих территорий была населена народами, традиционно исповедовавшими ислам. По данным, на которые ссылается С. Хантингтон, в период с 1757 по 1919 гг. произошло 92 захвата мусульманских территорий нему­сульманскими правительствами. Экспансия европейского колониализ­ма, так же как и сопротивление ему со стороны населения незападных, преимущественно исламских стран, сопровождались вооруженными конфликтами. Как указывает Хантингтон, половина войн, которые ве­лись между 1820 и 1929 гг., были войнами между государствами с преоб­ладанием разных религий, прежде всего христианства и ислама.

Конфликт между ними, по мнению Хантингтона, с одной сторо­ны, стал результатом различий между мусульманской концепцией ис­лама как образа жизни, выходящего за пределы религии и политики, и концепцией западного христианства, гласящей, что Богу Богово, а кесарю кесарево. С другой стороны, этот конфликт обусловлен их схо­жими чертами. И христианство, и ислам являются монотеистическими религиями, которые, в отличие от политеистических, неспособны к безболезненной ассимиляции чужих богов и смотрят на мир через при­зму понятия «мы — они». Обе религии носят универсальный характер и претендуют на роль единственной истинной веры, которой должны следовать все живущие на Земле. Обе являются миссионерскими по своему духу, возлагая на своих последователей обязанность прозели­тизма. С первых лет существования ислама его экспансия осуществля­лась путем завоеваний, и христианство тоже не упускало такую возмож­ность. С. Хантингтон отмечает, что параллельные понятия «джихад» и «крестовый поход» не только схожи друг с другом, но и выделяют эти религии среди других ведущих религий мира.

Обострение в конце XX в.

давнего конфликта между христианской и мусульманской цивилизациями, по мнению Хантингтона, обуслов­лено пятью факторами:

1) рост мусульманского народонаселения привел к всплеску безра­ботицы и недовольству молодежи, примыкающей к исламским движениям и мигрирующей на Запад;

2) возрождение ислама дало мусульманам возможность вновь по­верить в особый характер и особую миссию своей цивилизации и своих ценностей;

3) острое недовольство среди мусульман вызвали усилия Запада по обеспечению универсализации своих ценностей и институтов, по сохранению своего военного и экономического превосход­ства наряду с попытками вмешательства в конфликты в мусуль­манском мире;

4) крушение коммунизма привело к исчезновению общего врага, имевшегося у Запада и у ислама, в результате чего главную угро­зу они стали видеть друг в друге;

5) все более тесные контакты между мусульманами и представите­лями Запада заставляют и тех, и других переосмысливать свою самобытность и характер своего отличия от других, обостряют вопрос об ограничении прав представителей меньшинств в тех странах, большинство жителей которых относится к другой цивилизации.

В 80-90-х годах XX в. в рамках как мусульманской, так и христиан­ской цивилизации взаимная терпимость резко пошла на убыль.

По мнению Хантингтона, ушло в прошлое традиционное геополи­тическое измерение конфликта между западной и мусульманской ци­вилизациями. Фактическое сведение на нет западного территориаль­ного империализма и прекращение мусульманских территориальных экспансий привело к географической сегрегации, в результате которой западные и мусульманские общины непосредственно граничат друг с другом лишь в нескольких точках на Балканах.

Таким образом, конфликты меж

Всплеск активности исламского терроризма в начале XXI в. вновь вызвал интерес к концепции «столкновения цивилизаций». Однако сам Хантингтон после 11 сентября 2001 г. пытался дезавуировать собствен­ные тезисы о противостоянии западно-христианской и исламской ци­вилизаций.

Скорее всего он сделал это из соображений политкорректности. В США после атаки террористов на Нью-Йорк и Вашингтон резко усилились антимусульманские настроения, поэтому упоминание о конфликте цивилизаций могло подогреть подобные настроения и привести к нежелательным эксцессам.

Споры вокруг идей С. Хантингтона продолжаются и после его смерти в 2008 г. Одни ученые и политики, опираясь на эти идеи, объ­ясняют многие происходящие в мировой политике процессы. Другие, напротив, считают, что реальная практика международных отношений не соответствует положениям концепции «столкновения цивилиза­ций». Например, отношения России с православной по своим циви­лизационным корням Грузией складываются в постсоветский период сложнее, чем с соседним Азербайджаном, имеющим исламскую циви­лизационную природу. Для такой многонациональной и многоконфес­сиональной страны, как Российская Федерация, муссирование вопро­са о религиозных различиях, тем более утверждение о неизбежности межцивилизационных конфликтов, могут иметь опасные последствия для стабильности и безопасности.

Усматривая такую угрозу, многие политики и ученые выступают за укрепление взаимопонимания между представителями различных культур и цивилизаций. Проблемы обеспечения диалога цивилизаций регулярно обсуждаются на одноименном мировом общественном фо­руме, ежегодно собирающемся на греческом острове Родос. В июле 2005 г. тоглашний Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан поддер­жал инициативу о создании глобального Альянса цивилизаций, кото­рый помог бы преодолеть недоверие и недопонимание между разными народами и, прежде всего, между представителями западной и неза­падных цивилизаций. Все это свидетельствует, что цивилизационный фактор сохраняет свою роль в мировой политике, хотя она может быть и не совсем той, о которой в свое время писал С. Хантингтон.

<< | >>
Источник: Ачкасов В. А., Ланцов С. А.. Мировая политика и международные отношения. 2011

Еще по теме Концепция «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона:

  1. 4. КОНЦЕПЦИЯ "СТОЛКНОВЕНИЯ ЦИВИЛИЗАЦИЙ" С.ХАНТИНГТОНА
  2. Концепция столкновения цивилизаций Хантингтон
  3. 2.5 Столкновение цивилизаций: неоатлантизм Хантингтона
  4. 2.5 Столкновение цивилизаций: неоатлантизм Хантингтона
  5. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций?
  6. 19.1. Концепция столкновения цивилизаций
  7. «Конец истории» и «столкновение цивилизаций»
  8. Современный ученый, написавший книгу "Столкновение цивилизаций":
  9. 19.2. Не столкновение цивилизаций и культур, а конфликты интересов
  10. Концепция С. Хантингтона
  11. 4.2 Морская цивилизация = торговая цивилизация
  12. 4.2 Морская цивилизация = торговая цивилизация
  13. С. Хантингтон
  14. 4. Конкретные рекомендации (Анти-Хантингтон)
  15. ЦИВИЛИЗАЦИОННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ: ПРОГНОЗЫ С. ХАНТИНГТОНА И РЕАЛИИ XXI века
  16. 3.1. Геокультурный подход западной школы: Иммануил Валлерстайн, Самюэль Хантингтон, Питирим Сорокин