<<
>>

(Макро)региональное членение мирового пространства.

Пространственное (спатиальное или плоскостное) членение мира в международных отношениях исходит из внутренней цивилизационно-географической и культурно-политической логики развития стран, т.е. из определения международно-политического макрорегиона как привязанной к территориально-экономическому и национально-культурному комплексу (основывающемуся на специфической однородности географических, природных, экономических, социально-исторических, политических, национально-культурных условий, служащих основанием для его выделения) региональной совокупности явлений, объединенных общей структурой и логикой таким образом, что эта логика и историко-географические координаты ее существования являются взаимообусловленными. Такое определение региона как базового понятия мирового комплексного/зарубежного комплексного регионоведения {global/ world regional studies) и одновременно вспомогательного в международных отношениях позволяет расположить материал в определенной пространственной (спатиальной/плоскостной) системе координат.
Если исходить главным образом из географических параметров, то можно выделять географические макрорегионы, мезорегионы (средние регионы), а также отдельные регионы и субрегионы, основываясь на их физико- географических характеристиках. Так, мы выделяем мировые континенты: Америку (Северную и Южную), Африку, Евразию, Австралию, Антарктиду — подразделяя их, в свою очередь, на субконтиненты (Европа, Азия) и более мелкие таксономические единицы (географические регионы и субрегионы): Северную, Центральную и Южную Америку, Северную, Центральную, Западную, Восточную и Южную Африку, Северную, Центральную, Западную, Восточную и Южную Европу, Северную, Центральную, Восточную, Юго- Восточную, Южную, Юго-Западную и Западную Азию.
Под регионом в широком смысле понимается определенная территория, представляющая собой сложный территориально-экономический и нацио-
нально-культурный комплекс, который может быть ограничен признаками наличия, интенсивности, многообразия и взаимосвязанности явлений, выражающихся в виде специфической однородности географических, природных, экономических, социально-исторических, национально-культурных условий, служащих основанием для того, чтобы выделить эту территорию.
Международно-политический регион — привязанная к территориальноэкономическому и национально-культурному комплексу (основывающемуся на специфической однородности географических, природных, экономических, социально-исторических, политических, национально-культурных условий, служащих основанием для его выделения) региональная совокупность явлений, объединенных общей структурой и логикой таким образом, что эта логика и историко-географические координаты ее существования являются взаимообусловленными.
Исходя из историко-культурных параметров, можно выделять историко- культурные регионы: китайский, корейский, вьетнамский (Вьетнам, Лаос, Камбоджа), индийский (Индия, Непал, Бутан, Шри-Ланка), индо-иранский (Пакистан, Афганистан, Иран, Таджикистан), тюркский, арабский, российский (Россия, Украина, Белоруссия или, в другой интерпретации, страны СНГ), европейский (состоящий из тринадцати стран). Североамериканский, латиноамериканский, африканский регионы объединяются в соответствующие региональные общности по таким параметрам, как геополитическая традиция (принадлежность к единому государственному образованию), современная тенденция к интеграции (межгосударственному взаимодействию), этнолингвистическое, этнокультурное или этнопсихологическое единство.
К культурнорелигиозным макрорегионам обычно относят: конфуцианско-буддийский, индуистский, мусульманский, православный, западнохристианский и др.
Геополитические параметры позволяют разделить зарубежную Азию на Центральную, Южную, Юго-Восточную и Восточную (или Дальний Восток), Ближний Восток и Средний Восток. При этом нередко возникает проблема «пограничных» государств, не принадлежащих в полной мере ни одному региону или принадлежащих сразу нескольким геополитическим регионам. Так, некоторые исследователи полагают, что Афганистан принадлежит не к Средневосточному, а к Южно-Азиатскому региону, поскольку эта страна входит в число государств Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК). В соответствии с той же логикой сочетания исторических и гео- экономических параметров десять стран, образующих Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), — Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд и Филиппины, — относят к Юго-Восточно-Азиате кому региону, при этом исключая из него «пограничные» государства Папуа—Новую Гвинею и Тимор-Леште. Другие считают, что логика политического развития позволяет отнести страны Центральной Азии скорее к Ближневосточному региону, чем к какому-либо другому, а при характеристике политического развития Монголии, относящейся географически к Центральной Азии, с точки зрения цивилизационной специфики целесообразнее рассматривать ее вместе с государствами Восточной Азии.
В рамках системного подхода к международным отношениям была предусмотрена возможность рассмотрения частей системы как подсистем, в том числе региональных, обладающих собственными закономерностями международного взаимодействия. Взгляды на функционирование региональных подсистем представлены следующими подходами:
1) параметры международной политической динамики едины для всего мира, региональные подсистемы формируют международное взаимодействие более низкого уровня, однако идентичное по своим характеристикам глобальной системе;
2) регионы уникальны, изучение параметров функционирования одной региональной подсистемы может иметь ограниченное значение для понимания функционирования других региональных подсистем;
3) регионы рассматриваются как отдельный уровень анализа, понимание структуры и особенностей функционирования одной региональной подсистемы может помочь в понимании других регионов, даже если процессы, происходящие в их рамках, принимают различные формы.
Соответственно этим рассуждениям, по-видимому, сегодня с той или иной степенью определенности можно говорить о латиноамериканской, североамериканской (иногда их условно объединяют в панамериканскую или межамериканскую), европейской, африканской, азиатской региональных подсистемах международно-политических отношений и соответствующих этим подсистемам международно-политических макрорегионах, а также о некоторых более или менее четко определяемых субрегиональных подсистемах (международно-политических регионах) — западноевропейской и восточноевропейской как частях европейской подсистемы (причем специфика этих субрегиональных подсистем стирается на наших глазах), североамериканской и южноамериканской (или латиноамериканской) как частях панамериканской (межамериканской) подсистемы, ближне- и средневосточной, центральноазиатской, южноазиатской, юговосточноазиатской, восточноазиатской как частях азиатской (или, в ряде случаев, азиатско-тихоокеанской) подсистемы международных отношений и т.д.
Региональная подсистема МО — это совокупность специфических политико-экономических, культурно-цивилизационных, историко-социаль- ных и социокультурных взаимодействий в пространственном кластере системы МО, т.е. региональная подсистема МО — это совокупность специфических взаимодействий подсистемного типа, в основе которых лежит общая регионально-географическая, социально-историческая и политико- экономическая принадлежность.
Ясно, что отдельные страны могут входить в соответствии с различными параметрами не в один, а в два или даже три перекрещивающихся региональных кластера. Кроме того, часто выделяются и другие культурногеографические агломерации государств, которые могут строиться по принципу экономической кооперации и совместной системы безопасности и/или «скрепляться» историческими конфликтами, спорными проблемами, традиционной враждой, т.е. возможно и правомерно деление мира на геоэкономические и геополитические регионы, к тому же и некоторые исторические регионы в последнее время приобретают довольно четко выраженные геоэкономические черты. Эти перекрещивающиеся принципы цивилизационно-пространственного членения, позволяющие выделять «базовые» или «структурообразующие» регионы, и послужили основой определения наиболее важных международно-политических макрорегионов. В рамках границ этих макрорегионов имеет смысл проводить параллели и строить различного рода сравнения и сопоставления. Такие сопоставления могут послужить основой и для более широких кроссрегиональных сравнительных моделей универсального характера. Одновременно они являются основой традиционного практического историко-дипломатического и структурного политико-экономического анализа и используются МИД разных стран в своей организационной деятельности.
Кроме цивилизационно-пространственной (спатиальной/плоскостной) существует, как мы отмечали выше, и возможность содержательной (аналитической) группировки стран (классификация versus типология). Она так же в принципе конвенциональна и субъективна, как и использованная нами спатиально-плоскостная. Однако аналитическая модель, как правило, при этом не позволяет акцентировать внимание на общности исторического/цивилизационного/политического развития стран региона, т.е. не позволяет в полной мере осмысливать историческую/цивилизационную общность и одновременно специфику политических процессов конкретных стран в рамках региона. Спатиальный принцип подачи содержательного материала позволяет проследить региональную динамику международно-политического развития, судьбу местных и импортированных политических институтов, появление возможных «политических разломов» и политических конфликтов в регионах, имеющих общие цивилизационные (исторические) корни и сходные принципы формирования и эволюции политической культуры, сходные формы реакции на явления международной жизни. Такой методологический подход более практикоориентирован и в некотором смысле, конечно же, более утилитарен. В то же время и в аналитических моделях есть свои сильные стороны, они позволяют вычленять общие типологические/структурные черты, увидеть закономерности, нередко скрываемые пространственными или «страновыми» характеристиками, поэтому продуктивным представляется разработка комплексных спатиально-аналитических принципов дифференциации, позволяющих сочетать элементы пространственного анализа (классификации) с аналитическими принципами построения типологий.
<< | >>
Источник: А. В. Торкунов. Современные международные отношения. 2012

Еще по теме (Макро)региональное членение мирового пространства.:

  1. Глава 1. Членение пространства и времени в Европе
  2. Региональные организации на пространстве СНГ
  3. 9.1. Экономическое пространство России, его макроэкономические региональные пропорции
  4. Действие международного права в национальном, региональном и универсальном пространстве.
  5. 4.2. Формирование единого мирового пространства
  6. 1. Основной парадокс: мировое экономическое пространство со множеством барьеров и зон неравномерного развития
  7. 10.2. Планування на макро- та мікрорівні
  8. КРИЗИСЫ В ТЕНДЕНЦИЯХ МАКРО- И МИКРОРАЗВИТИЯ
  9. СОВРЕМЕННЫЕ МЕГАТЕНДЕНЦИИ В ЭКОНОМИКЕ И ИХ ПРОЯВЛЕНИЯ НА МАКРО- И МИКРОУРОВНЕ
  10. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КРИЗИСЫ В ТЕНДЕНЦИЯХ МАКРО- И МИКРОРАЗВИТИЯ
  11. Раздел III. Региональные факторы мировой политики
  12. 1.5. УРОВНИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА: МАКРО-, МЕДИУМ- И МИКРОАНАЛИЗ
  13. 14.3. Россия: региональная или мировая держава
  14. 5.2. Макро- та мікросередовище організацій
  15. 25.4. Что полезно использовать из мирового опыта регионального развития
  16. 2.2.2. Експортна діяльність в макро- та мікроекономічному вимірах
  17. 3.3. Региональная экономическая интеграция — форма развития мирового производственного процесса
  18. 3.5.1. Схема формирования регионального бюджета. Бюджетный федерализм (мировой опыт).
  19. 1.1. Особенности управления современной макро- и микроэкономикой в России