<<
>>

Международная политическая экономия

С.А. Афонцев

Включение экономической проблематики в круг тем, активно изучаемых специалистами в области мировой политики, относится к началу 1970-х гг. Ключевую роль в этом сыграли такие важнейшие для международных экономических и политических отношений события, как отказ США от поддержания размена доллара на золото, фактически ознаменовавший крах Бреттон-Вудской системы фиксированных валютных курсов (1971 г.), и резкий рост мировых цен на нефть, ставший результатом картельной политики вновь созданной Организации стран- экспортеров нефти (1973-1974 гг.).

Данные события и вызванные ими дискуссии в политических и академических кругах дали мощный импульс исследованиям, лежащим на пересечении экономики и теории международных отношений. Благодаря появлению работ таких исследователей, как Д. Болдуин, Р. Гилпин, Ч. Киндлбергер, Р. Кохейн (в другом написании - Кеохейн или Кохэн), Дж. Най, С. Стрендж и др., произошло оформление данного направления исследований в самостоятельную научную дисциплину. Она получила название международной политической экономии (МПЭ), или политической экономии международных отношений. Нередко эти термины используются как синонимы, однако в современных условиях, когда роль негосударственных акторов мировой политики становится все более выраженной, второй из указанных терминов, традиционно ассоциирующийся с изучением межгосударственных отношений, представляется менее предпочтительным. В последние годы в научный оборот активно вводится понятие глобальной политической экономии, связанное с необходимостью изучения глобальных экономико-политических процессов, находящихся за рамками контроля со стороны наций-государств.

В последующие годы такие события, как международный долговой кризис начала 1980-х гг., интенсификация европейской интеграции, усиление процессов экономической глобализации стимулировали дальнейшее развитие МПЭ, способствовав ослаблению традиционного для международных исследований деления политики на «высокую» (прежде всего внешнюю и оборонную) и «низкую», связанную с управлением экономическими процессами.

Экономические проблемы, традиционно рассматривавшиеся в рамках реалистической школы международных отношений главным образом сквозь призму «элементов могущества» нации- государства, выдвинулись в ранг одного из ключевых факторов, формирующих повестку дня широкого спектра акторов мировой политики. Этот сдвиг приоритетов стал особенно заметен в 1990-е гг., когда, с одной стороны, благодаря завершению холодной войны ощутимо снизился сравнительный вес военно-политического фактора в международных отношениях, а с другой стороны, создание Всемирной торговой организации (ВТО), либерализация международного рынка капиталов и рыночные преобразования в постсоциалистических странах существенно подняли значимость экономической составляющей мировой политики. Все это благоприятствовало быстрому росту числа работ, посвященных теоретическому осмыслению взаимодействия экономических и политических процессов на международной сцене.

В то же время нельзя сказать, что в рамках МПЭ были выработаны общие определения проблемного поля дисциплины или аналитические подходы, которые разделялись бы большинством авторов. Преимущественным авторитетом пользуются следующие дефиниции МПЭ. Первая из них, принадлежащая Р. Гилпину, предполагает изучение «динамического взаимодействия в международных отношениях, направленного на преумножение богатства и приращение мощи (power)». Вторая, автором которой является Р. Кохейн, делает акцент на «пересечении [изучения] производства и обмена, с одной стороны, и власти (power) - с другой». Понятие политической экономии применительно к изучению международной проблематики используется преимущественно для «указания на набор вопросов, подлежащих рассмотрению с использованием эклектической комбинации аналитических методов и теоретических перспектив» (Гилпин). Как следствие, сам термин МПЭ приобретает характер своего рода метафоры, «отражающей, во-первых, изучение взаимосвязей между властью и богатством и, во-вторых, исследования на границе теории международных отношений и экономической науки» (Р.

Хигготт).

Отсутствует единство и в определении методологического фундамента МПЭ. С одной стороны, четко прослеживается тенденция к адаптации специалистами в области международных отношений терминологии и концептуального аппарата из области экономической науки с попытками встраивания его в привычные для них аналитические схемы. С другой - налицо прямое заимствование моделей и аналитических приемов, разработанных в рамках так называемого основного течения (англ. mainstream) современной экономической науки, с целью использования их для изучения проблем МПЭ. Особенно активно этому процессу способствуют специалисты в области теории общественного выбора - раздела экономической науки, в рамках которого экономические модели используются для анализа политических процессов и феноменов. В данном случае можно говорить об одном из проявлений феномена, названного экономическим империализмом, т.е. распространения методов и моделей экономической науки на проблемные области, традиционно относившиеся к компетенции других общественных наук. Оба методологических подхода обеспечили получение важных научных результатов, однако между их представителями сохраняются существенные расхождения. В частности, амбиции экономического империализма отвергаются большинством политологов, которые указывают на упрощенность представления о том, что к сфере политического применима та же логика рационального экономического расчета, что и к рыночным трансакциям. В целом сегодня по-прежнему остается актуальным утверждение С. Стрендж о том, что «интеллектуальная проблема синтеза» в рамках МПЭ остается нерешенной.

Более того, между различными направлениями МПЭ существуют расхождения, которые, по-видимому, в принципе непреодолимы. Дело в том, что эти расхождения связаны с фундаментальными, выходящими за научные рамки различиями в осмыслении феноменов мировой политики и экономики. Гилпин предложил называть подобные направления альтернативными «идеологиями» МПЭ, дающими разные ответы на вопросы о соотношении государства и рынка в экономико-политической системе, ее основных акторах и характере их взаимодействия и т.д. Согласно Гилпину, в рамках МПЭ можно выделить три основные направления: либеральное; государственно-центристское (англ. nationalist); марксистское.

На протяжении 1990-х гг. активное приложение теории общественного выбора к проблематике МПЭ побудило некоторых авторов рассматривать ее в качестве еще одного направления международной политической экономии. Основные черты четырех направлений МПЭ представлены в таблице 1.

Таблица 1. Сравнительная характеристика основных направлений МПЭ

Направление МПЭ
Либеральное Общественный

выбор

Государственно­

центристское

Марксистское
Представление о соотношении экономики и политики Независимость

сфер

экономического и политического

Экономические

субъекты

воздействуют на

экономическую

политику,

экономическая

политика влияет

на деятельность

экономических

субъектов

«Примат

государства»:

государственная

политика

определяет ход

экономических

процессов

Экономический

детерминизм:

уровень

развития

производительных сил

определяет

классовый

состав

населения и

политику

господствующег

о класса

Основная

единица

поведенческого

анализа

Индивиды,

принимающие

решения

Индивиды,

принимающие

решения

Нации-

государства и их правительства

Социальные

классы

Характер

интересов

акторов

Субъективный,

индивидуальны

й

Субъективный,

индивидуальны

й

Объективный, надындивидуал ьный (на уровне нации- государства) Объективный, надындивидуал ьный (на уровне социальных классов)
Характер международного взаимодействия в экономической сфере Добровольный, кооперативный: игра с

положительной

суммой

Добровольный, кооперативный: игра с

положительной

суммой

Конфликтный: игра с нулевой или

отрицательной

суммой

(столкновение

национальных

интересов)

Конфликтный: игра с нулевой или

отрицательной

суммой

(отношения

эксплуатации)

Критерий

оценки

результатов

взаимодействия

Абсолютные

выгоды

Абсолютные

выгоды

Относительные

выгоды

Относительные

выгоды

Характер

международного

регулирования

Саморегулирова ние в системе экономических рынков Саморегулирова ние в системе экономических и политических рынков Гегемонистская

модель

стабильности

Классовая

борьба,

революционные

изменения

Как можно убедиться, три «классических» направления МПЭ имеют очевидные параллели с либеральной (идеалистической), реалистической и марксистской школами в теории международных отношений. Течение, связанное с общественным выбором, сохраняет основные методологические предпосылки либерального направления (представления о том, что интересы и действия коллективных акторов правомерно анализировать только сквозь призму интересов и действий составляющих их индивидов, что международное взаимодействие носит добровольный и взаимовыгодный характер). Вместе с тем его представители отказываются от разделения сфер экономического и политического, опираясь на более широкий подход к рыночным процессам, связанный с моделированием принятия политических решений в рыночных терминах.

Во взглядах авторов, представляющих то или иное направление МПЭ, могут наблюдаться существенные расхождения, однако они, как правило, рассматривают проблемы в одной «системе координат» с использованием одинаковых терминов и методологических подходов. Напротив, научное общение представителей разных направлений МПЭ нередко осложняется непониманием используемого оппонентами концептуального аппарата. Характерным примером являются дискуссии вокруг понятия национального интереса. Представители либерального направления и общественного выбора понимают его как результат агрегирования индивидуальных интересов или вообще отрицают за этим понятием научный статус. Для сторонников государственно-центристского направления национальный интерес - объективно существующая категория, которая может не иметь непосредственного отношения к интересам конкретных индивидов, а марксисты выдвигают на первый план понятие классового интереса, в целом скептически относясь к возможности существования интересов, общих для представителей разных классов. В то же время наличие конкурирующих направлений позволяет сопоставить различные теоретические интерпретации одних и тех же процессов и событий, обеспечивая лучшее понимание проблематики МПЭ применительно к реалиям современного мира.

<< | >>
Источник: Торкунов А.В. (ред.). Современные международные отношения и Мировая политика. 2004

Еще по теме Международная политическая экономия:

  1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  3. 49.2. КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  4. Предыстория мировой политической экономии
  5. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ: ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ
  6. § 1. «Экономикс» и традиционная политическая экономия
  7. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ ВНЕШНИХ ШОКОВ
  8. Мировая политическая экономия: исследовательская повестка дня
  9. 85. М. И. Туган-Барановский: проблемы методологии и теории политической экономии.
  10. Сравнительная политическая экономия: политика социального обеспечения
  11. 38. Какие идеи обосновывал Ф. Лист в книге «Национальная система политической экономии»?
  12. 22. В чем вы видите основную заслугу А. Смита и Д. Рикардо – основоположников классической школы политической экономии?