<<
>>

Международная помощь развитию

Реформы, необходимые для повышения производственного и торгового потенциала стран Юга, предполагают, наряду с мобилизацией их внутренних ресурсов, совершенствование системы внешней помощи, предоставляемой макрорегиону индустриальным Севером.

Относительно масштабные инициативны, предпринимавшиеся в этом направлении, зашли в тупик после нефтяного кризиса 1973 г., а дальнейшие меры неизменно подвергались разнообразной критике. Уже десятилетиями ведется оживленная дискуссия вокруг таких вопросов, как виды и масштабы помощи, механизмы ее распределения, преодоление неэффективности местных органов власти, условия, которые вправе выдвигать развитый мир перед бедными странами- рецепиентами международной финансовой поддержки. Все эти проблемы постоянно встают на повестку дня как на уровне отдельных государств, так и в международных структурах.

В целом в 1990-е гг. официальная помощь развитию со стороны индустриальных стран заметно сокращалась. Если к началу прошлого десятилетия она ежегодно составляла 45-60 млрд дол., то в 2000-2001 гг. ее показатели упали примерно на 20% (по данным ВБ 2002 г.). Эта помощь предоставляется в основном не на двусторонней основе, а по линии международных финансовых институтов, таких как Международный валютный фонд, Всемирный банк, Международный банк реконструкции и развития (МБРР).

В 1980-1990-е гг. ВБ и МВФ активно включились в разработку и финансирование структурных преобразований, которые проводились в жизнь правительствами многих развивающихся стран. Несмотря на то, что эти начинания в значительном числе случаев явились фактором стабилизации кризисных ситуаций, в среднесрочной перспективе они во многом привели к противоположному эффекту. Строго говоря, негативный эффект как таковой был прогнозируем, но логика построения модернизационных программ, исключавшая учет человеческого фактора, и конкретные технические просчеты оказались неприемлемыми.

Ошибки, допущенные международными финансовыми институтами, привели к смене их руководства (ВБ в 1997 г., а МВФ несколько позднее - в 2000 г.) и началу пересмотра системы основных рабочих установок.

Наиболее радикальной коррекции подверглись базовые принципы деятельности ВБ. Его руководство признало, что макроэкономический подход недостаточен для обеспечения прогресса развивающихся стран и что существует настоятельная необходимость параллельного развития производственной и социальной сфер. В начале нынешнего десятилетия руководство ВБ, апеллируя к общим интересам Севера и Юга, неоднократно призывало довести сумму финансовой помощи развивающимся странам до 100 млрд дол. в год и открыть рынки индустриальных стран для сырьевых товаров третьего мира. Такая позиция и порядок искомой суммы заслуживают внимания, поскольку аналитические службы ВБ - одни из самых авторитетных структур, занимающихся комплексным изучением мирового Юга.

Итогом первого этапа коррекции стратегии МВФ и МБРР стали решения их Пражской сессии (2000 г.). В ее ходе была достигнута договоренность о списании долгов в размере 5 млрд дол. с 20 беднейших государств-клиентов и установление дифференцированной шкалы кредитования развивающихся стран в зависимости от их экономического положения. Эти меры дополнили введенную ВБ чуть ранее практику заключения со странами-клиентами Стратегического пакета соглашений для улучшения качества оказываемой помощи и недопущения кризисных ситуаций, подобных событиям в Мексике (1994-1995 гг.) и Азии (1997-1998 гг.). В этот пакет входят такие условия, как поддержка этих стран в борьбе с коррупцией, освоении современных коммуникационных технологий, укреплении банковских систем, планов сельскохозяйственного развития, а также меры по обеспечению соответствия инициируемых программ социальным и культурным потребностям их получателей.

На основе указанных инициатив международные финансовые институты утверждают новые подходы к разработке стратегии помощи развивающимся странам, в том числе за счет ее обсуждения всеми заинтересованными сторонами.

Значительным новшеством с недавних пор являются и довольно активные контакты ВБ с различными неправительственными организациями. Показательно, что в последние годы деятельность ВБ и МВФ стала предметом пристального анализа примерно 1200 неправительственных организаций из 65 стран, изучающих последствия структурной политики в развивающихся регионах. Подобная беспрецедентная коалиция позволяет надеяться, что в определении перспектив сокращения разрыва между Севером и Югом появился новый конструктивный участник, способный корректировать технократические и узкокорпоративные решения.

Практическая деятельность ВБ, МВФ и МБРР часто подвергается критике. Их обвиняют в неуважении прав суверенных государств, ибо предоставление займов и помощи жестко оговорено согласием на реализацию специальных программ. Но такие обвинения упрощают суть проблемы.

Принятие предлагаемых программ оставляет достаточную свободу экономического маневра. Иногда развивающиеся страны вообще отказывались от них. Во второй половине 1970-х гг. так поступила Республика Корея, а в начале 1980-х - Индия. В дальнейшем обе страны приняли значительную часть отвергнутых рекомендаций, но в адаптированном к местным условиям виде. Вместе с тем очевидно, что большинство пораженных кризисом государств Юга не смогут выйти из него без внешней поддержки. Помимо нехватки материальных ресурсов, преодолению кризисных тенденций часто препятствует расстановка местных социально-политических сил, из-за которой правящие круги не готовы к проведению жизненно необходимых реформ.

Несмотря на важную роль МВФ и ВБ в оказании внешней помощи мировому Югу, международные финансовые институты не являются абсолютными монополистами в этой области. Политика многих западных стран (например, Франции) в отношении третьего мира отмечена традиционной спецификой. Особые акценты на диверсификацию и адресность помощи развитию характерны для США. Нужно отметить и альтернативные официальным представления о помощи развивающимся странам, в частности, предложения неформального объединения политиков социал-демократического толка («Стокгольмская инициатива»).

Еще в 1991 г. участники этого объединения призвали существенно увеличить финансовую помощь Югу, установив ее в размере 1% ВВП государств Севера. Нетривиальна и более чем спорна по своим последствиям недавняя инициатива Нобелевского лауреата в области экономики, американского ученого Дж. Тобина обложить налогом в 0,1% все совершающиеся в мире краткосрочные финансовые сделки, что позволило бы собрать примерно 160 млрд дол. Всего лишь половины этой суммы, по мысли Тобина, было бы достаточно для решения неотложных социальных проблем как Юга, так и Севера.

Вариативность «северных» подходов к проблемам Юга более ощутима на стадии обсуждения концептуальных аспектов, чем в сфере политической практики. Представляется, что в идущих ныне дебатах об изменении международной финансовой архитектуры будут предложены довольно эффективные пути коррекции деятельности ВБ, МВФ и МБРР. Среди различных пожеланий, высказываемых в данной связи, выделяются такие, как повышение способности международных финансовых организаций оперативно реагировать на ухудшение экономической ситуации в тех или иных странах, а также обеспечение прозрачности денежных и иных потоков.

Итак, перспективы мобилизации внешних ресурсов в интересах развития мирового Юга в начале ХХІ в. представляются более благоприятными, чем в недавнем прошлом. Они приобретают большую качественную завершенность и характеризуются укреплением механизмов взаимодействия между донорскими структурами различного уровня и странами-реципиентами финансовой помощи. Немаловажен и фактор ожидаемого увеличения объемов многостороннего финансирования специализированных программ.

Расширению предпосылок устойчивого развития значительного числа государств Юга способствует позиция восьми ведущих индустриальных стран мира, вклад в разработку которой внесла и Россия. Так, на конференции в Генуе летом 2001 г. лидеры «большой восьмерки» выразили единодушную решимость активно действовать в борьбе с бедностью, в первую очередь в Африке, продолжить процесс ослабления долгового бремени беднейших стран мира.

Они поддержали также специальный план действий по ликвидации информационного разрыва между богатыми и бедными регионами.

Линия на конструктивное рассмотрение членами «большой восьмерки» мер по сокращению разрыва между Севером и Югом была продолжена и на летнем саммите в канадском Кананаскисе в 2002 г. Вопросы экономического роста и устойчивого развития рассматривались там параллельно с таким проблемами, как усиление противодействия терроризму, защита окружающей среды, урегулирование ближневосточного конфликта, снижение напряженности в отношениях между Индией и Пакистаном, а также на Корейском полуострове. Другими словами, перспективы улучшения условий жизни в регионах мирового Юга неизменно определяются не только экономическими, но и политическими обстоятельствами, предполагающими снижение напряженности в хронически нестабильных зонах планеты.

Комплексный подход к вызовам развития на Юге был подтвержден и на Эвианском саммите «большой восьмерки» в 2003 г. Они рассматривались во взаимосвязи с такими ключевыми аспектами его повестки дня, как возрождение мировой экономики, борьба с терроризмом и нераспространение оружия массового уничтожения. Вместе с тем в рамках встречи в Эвиане был дан новый импульс гармонизации экономического сотрудничества ведущих индустриальных стран мира с развивающимися, усилилось осознание того, что пропасть между Севером и Югом не только препятствует экономической глобализации, но и ухудшает условия хозяйственного роста крупнейших индустриальных держав.

Дискуссия участников Эвианского саммита во многом опиралась на предварительные результаты проекта НЕПАД. В отличие от прежних инициатив, этот план построен преимущественно не на расчетах увеличения международной помощи «бедным странам», а на идеях привлечения частных инвестиций в конкретные проекты, совершенствования законодательных рамок управления в экономической и политической областях.

Существенным вкладом в разработку конструктивных решений проблем экономического партнерства в интересах развития стали также материалы проведенной накануне Эвианского саммита (по инициативе Франции) рабочей встречи «большой восьмерки» и 11 развивающихся стран.

Практика неформального обмена мнениями по приоритетам развития между членами «большой восьмерки» и представителями Юга имеет важное качество. В условиях усиливающейся глобализации логика развития международных процессов позволяет все решительнее отходить от стереотипов «полярной» картины мира. Сейчас «большая восьмерка», которую по инерции довольно часто называют «элитарным клубом», расширила традиционные рамки и вопросы диалога Севера и Юга. Некоторые развивающиеся страны стали, наряду с «большой восьмеркой», фактическими участницами системы многоформатного сотрудничества, ориентированного на ликвидацию самых опасных проявлений социально­экономического неравенства.

В данной связи «большая восьмерка» продолжила в Эвиане обсуждение темы задолженностей наиболее бедных государств. На развитие диалога руководителей стран Севера и Юга направлены и основные решения этой встречи по экономического блоку вопросов (приняты с участием России): План совместных действий в сфере мировой торговли и Декларация об ответственности рыночной экономики. В первом из этих документов особое внимание уделено принципам учета международных и внутренних экономических интересов государств в развитии внешнеэкономических связей. Во втором члены «большой восьмерки» зафиксировали необходимость еще большей интеграции международной экономики, в том числе для пресечения «отмывания» незаконных капиталов, борьбы с терроризмом и криминальными финансовыми операциями. В Декларации отмечено, что углубление экономической кооперации в мире должно стать важным условием для повышения эффективности глобальной экономики и ее прозрачности, а также подтверждена готовность бороться с коррупцией как серьезным препятствием для экономического и социального прогресса.

Сейчас проблема разрыва между Севером и Югом приобретает характер многоформатного международного сотрудничества, ориентированного на достижение к 2115 г. стратегических целей, выдвинутых мировым сообществом на Саммите тысячелетия. Для достижения этого нужны не только материальные ресурсы, но и постоянный многосторонний диалог с участием правительственных, корпоративных и общественных структур. В его рамках нельзя недооценивать роль Движения неприсоединения (ДН), одного из старейших объединений развивающихся стран. В конце 1990-х гг. оно во многом адаптировалось к новым мировым реалиям, отказавшись от характерного в прошлом радикализма. Помимо традиционных направлений деятельности, в рамках ДН все большее место занимает выработка общих подходов развивающихся стран к оценке глобализации. Понимая, что она имеет объективные корни и способна открыть новые возможности для экономического развития многих государств, участники ДН ратуют за усиление социальной составляющей глобализации с тем, чтобы предотвратить маргинализацию стран Африки и значительной части азиатских государств. В данной связи они придают всевозрастающее значение предметному диалогу Север — Юг, основанному на общности интересов, совместной ответственности и взаимозависимости, а также налаживанию механизмов консультаций с «большой восьмеркой», Евросоюзом и АТЭС.

* * *

Современные измерения проблемы разрыва между Севером и Югом вряд ли могут быть оценены однозначно. Вызовы, существующие в связи с неравномерностью развития различных стран и регионов мира, не стали факторами всемирной катастрофы, но и не будут сняты с повестки дня многих государств мира в ближайшие 10-15 лет. Несмотря на разносторонние усилия, перспективы улучшения положения в развивающихся странах пока оцениваются очень осторожно. По прогнозам ВБ, в 2003-2004 гг. последние опередят по темпам экономического роста государства с высоким уровнем доходов. Суммарный ВВП развивающихся стран в 2003 г. вырастет на 3,9%, в следующем - на 4,7% против 2,1% и 2,7%, соответственно, в развитых странах. Учитывая демографические тенденции мирового Юга, усредненные показатели выглядят относительно скромными и, скорее всего, преодоление нищеты во многих его регионах будет идти более медленными темпами, чем это предусмотрено решениями Саммита тысячелетия. Однако «качество» разрыва между Севером и Югом теперь таково, что позволяет надеяться на продолжение формирования социальных основ устойчивого развития всех регионов мира.

Преодоление разрыва между Севером и Югом - это довольно длительный процесс ликвидации вопиющих форм нищеты и отсталости, распространенных в развивающихся странах. Меры, направленные на эти цели, оставляют слишком много вопросов в том, что касается увеличения объемов помощи Югу, контроля за деятельностью международной бюрократии, ограничения авантюрного капитала и ряда других. Важным, но пока не нашедшим отражения аспектом является и такой, как поддержка не самых бедных, а относительно продвинувшихся в своем развитии государств, которые испытывают значительные трудности в адаптации к глобализации мировой экономики. Однако указанные и многие иные недостатки не могут рассматриваться как предлог для возрождения пессимизма в отношении общих перспектив развивающихся стран.

На рубеже ХХ-ХХІ вв. изменилась система взглядов на проблемы бедности и развития. Характерное в прошлом преобладание моральных мотивов в странах Севера и популистской риторики в зоне Юга отходит на второй план. Более или менее удовлетворительное решение чрезвычайно политизированной в прошлом проблемы разрыва между Севером и Югом видится не за счет конфронтации богатства и бедности, а на основе конструктивного сближения усилий развитых и развивающихся стран, осознания единства интересов и взаимозависимости всех членов мирового сообщества.

Процессы экономической глобализации объективно увеличивают объемы материальных ресурсов, которые человечество может тратить для снижения рисков неравномерного развития отдельных стран и регионов, осуществления стратегии устойчивого развития, оказания чрезвычайной гуманитарной помощи. Нередко эти начинания тормозятся по политическим соображениям или в связи с опасениями по поводу нецелевого использования средств, но фактор возросших возможностей поддержки развития имеет большой положительный эффект.

Опыт структурных преобразований в развивающихся регионах конца ХХ в. позволяет принимать более обоснованные решения, предвидеть и устранять проявления социальной напряженности, коррупции, корпоративного эгоизма, а иногда и ситуации прямого нарушения национальных интересов. Сегодня эти вполне универсальные риски изучены применительно к специфическим условиям всей зоны мирового Юга и даже отдельных стран. Все более оригинальными становятся и модели преодоления подобных рисков, которые проводятся в жизнь правительствами развивающихся стран и их внешними партнерами.

Приоритеты отечественной политики в отношении проблемы разрыва между Севером и Югом довольно очевидны: использование имеющихся внешнеполитических ресурсов для укрепления мира и стабильности в зоне развивающихся стран, поддержка и посильное участие в инициированных под эгидой ООН проектах, обеспечение интересов соотечественников, работающих в качестве иностранных специалистов за рубежом, гуманитарное сотрудничество с Югом, условно говоря, на двусторонней основе. Однако надо учитывать, что неоднозначность результатов социальной динамики, противоречивость прогнозов относительно ситуации в развивающихся странах таят опасность неоправданного распыления государственных ресурсов, повышения затрат на внешнеполитический курс. Вероятно, снижение значимости этих рисков возможно на путях расширения профессиональной научной экспертизы социально-политических процессов в зоне мирового Юга.

<< | >>
Источник: Торкунов А.В. (ред.). Современные международные отношения и Мировая политика. 2004

Еще по теме Международная помощь развитию:

  1. Анализ конкурентоспособности социума с помощью индекса человеческого развития
  2. Европейский банк реконструкции и развития. Европейский инвестиционный банк. Банк международных расчетов. Международная финансовая корпорация. Международная ассоциация развития
  3. Проблемы международного экономического развития и его роль в международных отношениях
  4. 10.3. Продовольственная помощь
  5. Адресная федеральная помощь
  6. Финансовая помощь из федерального бюджета
  7. § 112. Помощь крестьянскому хозяйству
  8. 10.4. ПРИНЦИПЫ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ФИНАНСОВОЙ ПОМОЩИ РОССИИ ЗАПАДОМ
  9. Управление группой с помощью комитетов
  10. Замыкание контура с помощью «ложного сознания»
  11. Программы помощи при формировании первоначального взноса