<<
>>

Мир-системный анализ И. Валлерстайна

Для полноты картины приведем еще один прогноз о будущей роли нашей страны в системе международных отношений известного аме­риканского социолога Иммануила Валлерстайна. Его внешнеполи­тическая концепция часто определяется как неомарксистская. Такая характеристика справедлива лишь в том отношении, что, подобно К. Марксу, И. Валлерстайн видит главную детерминанту политики, в данном случае международной, в экономике. В своей основе между­народные отношения, по Валлерстайну, есть прежде всего отношения экономические.

Главная категория его анализа — «современная мир-система», не сводимая к отдельным государствам. Объединяет эту со­временную мир-систему единая капиталистическая мир-экономика, возникновение которой Валлерстайн относит приблизительно к 1500 г. Каждое государство занимает в мир-системе определенное место, из­менить которое чрезвычайно трудно, а подчас просто невозможно. Логика капиталистической мир-экономики неизбежно воспроизводит деление стран мира на «ядро» и «периферию», причем первое всегда находится в привилегированном положении по отношению ко второй. Государства, входящие в состав ядра капиталистической мир-системы, имеют возможность жить за счет эксплуатации периферии. Такой по­рядок не изменится никогда, поскольку он вытекает из самой сущно­сти мир-экономики. Помимо государств, входящих в состав ядра или периферии, существуют еще и полупериферийные государства. Эти государства не входят в состав ядра мир-системы, но и не относятся целиком к периферии.

Таким типичным полупериферийным государством, по мнению Валлерстайна, была Россия, начиная с реформ Петра I и Екатерины II. Несмотря на эти и последующие попытки реформирования, России не удалось войти в состав ядра, но одновременно она сумела избежать участи периферийных стран, ставших в большинстве колониальными придатками ведущих государств мира. Традиционный «товар», опреде­ляющий место и роль России в мир-системе, — это ее геополитическая мощь и военная сила. Именно эти факторы заставляли считаться с Рос­сией другие государства и позволяли ей иметь статус «сверхдержавы». Принципиально не изменили эту ситуацию и годы Советской власти. Как считает И. Валлерстайн, перемены в отдельной стране или даже группе стран не способны оказать влияние на фундаментальные свойства мир-системы. С его точки зрения, мировая система социализма была полной фикцией, поскольку определяли логику мирового эконо­мического развития законы капиталистического рынка.

Оценки, которые дал Валлерстайн «холодной войне» и ее итогам, а также перспективам развития международных отношений после ее окончания, весьма оригинальны и даже экстравагантны, они резко расходятся с общепринятыми оценками. Валлерстайн считал, что пик могущества США пришелся на 1945 г., когда эта страна вышла из вто­рой мировой войны в качестве мирового экономического и политиче­ского лидера. Соединенные Штаты оказались единственным государ­ством в рамках ядра мир-системы, избежавшим разрушений и других негативных последствий войны. Напротив, эта страна нарастила свой промышленно-экономический потенциал.

Для дальнейшего функционирования и развития американской экономики необходимо было восстановить и сохранить остальную часть ядра мир-системы — Западную Европу и Японию. Поэтому в Ялте США и СССР договорились о разделе мира на две сферы влияния. В американскую сферу вошли прежде всего страны ядра, в советскую — преимущественно периферийные и полупериферийные государства.

Как полагает Валлерстайн, США сознательно пошли на такой раздел, поскольку не имели ни достаточного количества ресурсов, ни желания осуществлять глобальный контроль над всем миром. В границах сво­ей зоны ответственности США сначала способствовали восстановле­нию экономики Западной Европы и Японии, а затем, пользуясь своим превосходством, привязали их к себе военно-политически, заключив соответствующие договоры (НАТО для Западной Европы, Договор о совместной безопасности для Японии). Для поддержания дисциплины внутри своего блока США необходим был образ внешнего врага, кото­рый весьма кстати стал олицетворять Советский Союз. Вместе с СССР США начали большую игру под названием «холодная война». Совет­ский Союз выступал в качестве подыгрывающего партнера, поскольку преследовал свою цель — усилить контроль над союзниками.

На начальном этапе «холодной войны» и на Западе, и на Востоке весьма схожим образом боролись с инакомыслием — это маккартизм с его «охотой на ведьм» в США и политические процессы в СССР и в восточноевропейских странах. На самом деле, полагал Валлерстайн, устранялись подлинно левые силы, представлявшие угрозу для са­мой мир-системы и лежащей в ее основе капиталистической мир-экономики. Вопреки общепринятому мнению, Валлерстайн не считал, что в годы «холодной войны» сложилась биполярная система междуна­родных отношений, поскольку экономический потенциал Советского Союза никогда не был равноценен экономическому потенциалу США. Но этим странам было выгодно играть роль противостоящих друг другу сверхдержав, и они долгое время делали это.

В отношении стран периферии, превратившихся в особый «третий мир», и СССР и США проводили схожую политику, основанную на од­них и тех же принципах. Валлерстайн не видел существенных различий между идеями американского президента В. Вильсона и В. Ленина по поводу судеб колониальных и зависимых народов. Оба считали необхо­димым сначала предоставить им независимость, а затем помочь прео­долеть экономическую отсталость и выйти на уровень развитых стран. Разница заключалась в том, что, с точки зрения либерала В. Вильсона, идеалом экономического устройства являлся свободный рынок, а боль­шевик В. Ленин предлагал отсталым народам путь к экономическому процветанию, который минует капиталистическую стадию развития. И Советский Союз, и Соединенные Штаты пытались расширить зону своего влияния за счет развивающихся стран, но место этих стран в мир-системе принципиально не менялось. По Валлерстайну, лишь от­дельные государства периферии и полупериферии могут войти в состав ядра мир-системы. Для большинства остальных изменить их положе­ние объектов эксплуатации со стороны наиболее развитых стран невоз­можно, пока существует капиталистическая мир-экономика. Однако долгое время сохранялась иллюзия возможности национального раз­вития. В отдельные периоды некоторые развивающиеся страны могли пользоваться благоприятными для себя колебаниями мировой эконо­мической конъюнктуры.

Большая игра под названием «холодная война» продолжалась до тех пор пока основные игроки — СССР и США — сохраняли к ней ин­терес и могли ее продолжать. Со временем интерес стал угасать, а воз­можности для ее ведения уменьшаться.

США утратили роль безоговорочного экономического лидера в рамках ядра мир-системы, следовательно, утратили возможность ре­ально контролировать своих ближайших союзников, поэтому потеряла смысл и затеянная с целью оправдания такого контроля игра. Совет­ский Союз исчерпал ресурсы для продолжения этой игры, поскольку его неэффективная экономика не выдерживала ни бремени гонки воо­ружений, ни бремени поддержки многочисленных друзей и союзников по всему миру.

В итоге по взаимному согласию США и СССР «холод­ную войну» прекратили.

Вопреки распространенному мнению, в частности высказывав­шемуся З. Бжезинским, окончание «холодной войны» — это не победа США и наступление Pax Americana, а наоборот, конец эпохи американ­ской гегемонии и лидерства. Окончание «холодной войны» не стало «концом истории» как некоего «золотого века» человечества, а привело к обострению старых и появлению новых конфликтов. В отличие от С. Хантингтона причины грядущих конфликтов он видит не в цивилизационных, а в экономических факторах. Так, Валлерстайн полагает, что уже в начале XXI в. можно ожидать вызовов и даже прямых напа­дений государств маргинализированного, бедного и отсталого Юга на богатый Север, а также захватнических войн между самими государ­ствами Юга, может быть, и с применением ядерного оружия. Но самая главная угроза, которая может исходить от периферии по отношению к ядру мир-системы, — массовая миграция населения с Юга на Север.

Представления К. Маркса о том, что целью пролетариата является уничтожение капитализма, по мнению Валлерстайна, не соответству­ют современным условиям. В конце XX в. под пролетариатом в рам­ках мир-системы следует понимать все население стран периферии. В предшествующие десятилетия в «третьем мире» сохранялись надеж­ды на лучшее будущее, но с окончанием «холодной войны» эти надеж­ды рухнули. Большинство стран Юга утратило свое прежнее стратеги­ческое значение, а в экономическом отношении они отодвигаются еще дальше на периферию мирового хозяйства. Большинство инвестиций в рамках мир-экономики в обозримом будущем будут направлены, по мнению Валлерстайна, в Китай, отчасти в Россию и восточноевропей­ские страны. Положение большинства периферийных стран и их насе­ления будет только ухудшаться. Современный пролетариат — население стран Юга — хочет не уничтожить капитализм, а жить при капитализме. Поскольку это невозможно на его родине, масса мигрантов из Аф­рики и Азии стремится в благополучные страны Севера. Этот исход уже начался, и он повлечет за собой различные негативные последствия. Как уже отмечалось, Валлерстайн в противоречие с распространенным мнением утверждает, что «холодная война» закончилась не победой, а историческим поражением либерализма. В качестве аргументов он приводит, с одной стороны, фактическое крушение вильсоновского плана самоопределения и последующего развития колониальных стран и народов, с другой — предрекает свертывание всех завоеваний соци­ального либерализма и либерального социализма в развитых странах.

В развитых странах благодаря деятельности либеральных и социал-демократических партий и профсоюзов утвердились принципы уваже­ния и соблюдения прав человека. Наемные трудящиеся заняли достой­ное положение в обществе и обрели высокий уровень материального благосостояния. Наплыв нелегальных мигрантов заставит власти бла­гополучных стран Западной Европы и Северной Америки принимать меры к сдерживанию миграции, что, по мнению Валлерстайна, приве­дет к усилению репрессивных мер, нарушению прав человека, которые будут принесены в жертву интересам защиты коренного населения. Но полностью остановить миграцию невозможно, число незаконных ми­грантов будет расти, оказывая негативное воздействие на рынок труда. Выходцы из стран «третьего мира» станут быстро растущим резервом дешевой рабочей силы, что повлечет за собой рост безработицы и сни­зит заработную плату основной массы трудящихся. Все это неизбежно спровоцирует конфликты между коренным населением и мигрантами, имеющими более низкий уровень образования, исповедующими иные религии и обладающими иной системой ценностей. Усиление социальной и национальной напряженности будет сопровождаться усилением репрессивных действий властей и, тем самым, отходом от принципов либеральной демократии. Наступит конец и социальному государству всеобщего благосостояния. Не в последнюю очередь это произойдет и потому, что наплыв выходцев из стран Юга, неспособных полностью интегрироваться в общество западных стран, подтолкнет часть вчераш­них мигрантов на криминальный путь. Рост уголовной преступности, конфликты национального, социального и религиозного характера повлекут за собой увеличение расходов на обеспечение безопасности. Перераспределение ресурсов из сферы общественного производства и социальных услуг в сферу охраны общественного порядка негатив­но скажется на уровне жизни основной части населения. По мнению Валлерстайна, к середине XXI в. уровень жизни в США может прибли­зиться или даже стать ниже того, какой был на рубеже 80-90-х годов XX столетия.

Отрицая биполярный характер системы международных отноше­ний в прошлом, И. Валлерстайн, снова противореча общепризнанным представлениям, предполагает возможность появления биполярности в будущем, после окончания «холодной войны». Это обусловлено про­цессами, которые разворачиваются во всей мир-системе.

Политолог предполагает, что нестабильными будут отношения вну­три ядра мир-системы. Валлерстайн не исключал, что постепенно будет нарастать противостояние между двумя основными центрами капитали­стической мир-экономики: США и Западной Европой. На фоне этого противостояния, по его мнению, усилится роль крупных полуперифе­рийных стран, к которым он в первую очередь относил Китай и Россию.

Обозримое будущее, по крайней мере до середины XXI в., Валлерстайн видит в мрачных тонах: конфликты, кризисы на периферии и в центре мир-системы неизбежны, пока существует капиталистическая мир-экономика. Неомарксизм в лице Валлерстайна далек от социаль­ного оптимизма, который был характерен для К. Маркса, Ф. Энгельса и В. Ленина. Но у Валлерстайна можно найти суждения и выводы, схо­жие с классическим марксизмом. Так, он сохраняет веру в возможность революционного переустройства мира, правда, относя ее на неопреде­ленно далекое будущее и обусловливая такую возможность появлением новых антисистемных сил, способных бросить вызов господствующей капиталистической мир-экономике.

и глубоки, что для адекватного их осмысления и объяснения политической науке по­требуется, очевидно, еще немало времени.

<< | >>
Источник: Ачкасов В. А., Ланцов С. А.. Мировая политика и международные отношения. 2011

Еще по теме Мир-системный анализ И. Валлерстайна:

  1. Мир-системный анализ об истоках холодной войны
  2. Валлерстайн И. Геополитические миро-системные изменения: 1945 – 2025 годы
  3. Системный анализ
  4. 8.2. Системный анализ политики
  5. 1. Политика в контексте системного анализа
  6. Зарождение и развитие системного анализа политики
  7. 2. Особенности и основные направления системного подхода в анализе международных отношений
  8. И. Валлерстайн
  9. Внешнеролитическая теория Валлерстайна
  10. 3.1. Геокультурный подход западной школы: Иммануил Валлерстайн, Самюэль Хантингтон, Питирим Сорокин
  11. РОССИЯ И МИР
  12. Системный подход в управлении
  13. РАБОТА: НОВЫЙ МИР
  14. Системно-ситуационная школа
  15. Системный подход
  16. 41. Развивающ стр (РС)в мир эк
  17. 1. Принципы системного описания политики