Можно ли преодолеть "войну парадигм"?

Теоретическая парадигма вовсе не обязательно представляет собой верную модель трактовки и решения исследовательских задач. Она может быть также ошибочной. Но даже если она верна (т.е. отвечает данным условиям и состоянию науки), то и в этом случае надо помнить об ее относительности: новые повороты в эволюции изучаемого объекта и в развитии самой научной практики способны потрясти и даже разрушить все принадлежащие ей установки.

Именно данное обстоятельство питает непрекращающийся спор между парадигмами в теории международных отношений: сторонники каждой из них считают, что взгляды их оппонентов не соответствуют быстро меняющейся мировой реальности, а также развивающейся науке и ее методам. Расхождение мнений между ними по основным вопросам исследования международных отношений столь велико, что ряд наблюдателей даже полагает: никакое примирение между парадигмами невозможно. При этом различия в подходах между приверженцами реализма, либерализма и марксизма (и их неоклассическими вариантами) так велики, что случившаяся между ними "война парадигм" препятствует развитию самой ТМО.

Однако есть и противоположная тенденция. Склоняясь к политическому реализму, Э.Х. Карр, вместе с тем, еще в 1939 г. стремился как раз подняться над спорами между представителями разных взглядов на исследование международных отношений, найти общие аспекты в их подходах и в этом смысле примирить парадигмы. Вообще за пределами США (например, в Великобритании, Франции, России) научные сообщества в области МО гораздо меньше интересуются межпарадигмальными дебатами. Подспудно разногласия в подходах, конечно, угадываются. В то же время налицо стремление избежать противопоставления парадигм, которое проявляется в попытках классифицировать указанные разногласия по другим принципам. Например, согласно одному из основателей английской школы в ТМО М. Уайту, специалистов по международной теории можно разделить на три традиции - "3 Р": реалисты, рационалисты и революционаристы. Первые из них продолжают линию Макиавелли о властной, силовой политике государств, конфликтующих друг с другом в анархической среде. Вторые - сторонники позиций одного из "отцов" международного права Г. Гроция, согласно которому межгосударственные конфликты могут и должны разрешаться с помощью выработанных совместно законов и правил. Наконец, третьи - приверженцы идей И. Канта о необходимости преобразования отношений между государствами на основе универсальных нравственных норм.

Как видим, данная классификация не вполне совпадает с вышеприведенными межпарадигмальными различиями. Стремление к их преодолению характерно для развития английской школы. В центре ее внимания - разработка теории международного общества с основной идеей о наличии общих правил и норм в отношениях между государствами. Сторонники данной теории разделяют ряд положений политического реализма: государства как главные субъекты, национальные интересы как основа внешней политики, регулирующая роль баланса сил, неизменность базиса межгосударственных отношений. Вместе с тем их мнения выходят за пределы реалистической парадигмы, частично сближаясь с либерализмом, поскольку они подчеркивают роль обычных и правовых норм, а также не только конфликтов, но и сотрудничества между государствами на основе общих интересов.

Наличие и характер подобных интересов вытекают из осознания государствами-членами международного общества пользы от соблюдения единых правил поведения в отношениях друг с другом как для их собственного суверенитета, так и для стабильности в мире.

Взаимное совпадение неореализма и неолиберализма имеется и по другим основаниям. Например, представители обеих парадигм склонны считать государства основными игроками на международной сцене (хотя и по-разному относятся к проблеме суверенитета); и те, и другие исходят из того, что поведение государств в мире обусловлено национальными интересами (правда, неодинаково понимаются основы этих интересов: для реалистов - это военная, а для либералов - экономическая безопасность); наконец, оба направления не исключают как сотрудничества, так и противоборства на планете, а также ведущей роли в этих процессах великих держав.

Современные представители английской школы еще целенаправленнее исследуют эту проблему и показывают сближение, даже совпадение структурного реализма и неолиберализма. Так, по мнению Б. Бузана, ключевые идеи теории международного общества государств не противоречат, а напротив, дополняют и усиливают идеи теории мирового сообщества людей. Структурный реализм исходит из того, что степень и последствия международной анархии не являются постоянной величиной, как это утверждал Уолтс, а варьируются в зависимости от уровня и типа взаимодействия в межгосударственной системе. Чем ниже его уровень и чем более оно стихийно, тем выше степень анархии и меньше возможностей для становления и развития международного общества. Потенциал конфликтности между отдаленными элементами подобной системы вообще невысок, но он резко возрастает с повышением уровня взаимодействия при сохранении, а, тем более, при увеличении стихийности этого взаимодействия. Наоборот, рост уровня последнего при внесении в него элементов организованности (от заключения договоров о торговле, ненападении, союзнических отношениях; обмена посольствами до формирования международных режимов), следовательно, и порядка, создает возможности для образования и расширения международного общества с уменьшением конфликтов между его членами. Ограниченность взаимодействия между Древним Римом и Китайской империей, сводившегося к обмену лишь некоторыми идеями, технологиями и людьми, не позволяли им систематически торговать или воевать друг с другом как, например, европейским государствам в ХІХ в. Соответственно, они имели меньше стимулов для упорядочения своих отношений. Это говорит о том, что различия в структуре исторических типов международных систем содержатся в основе неодинаковой степени их анархичности. Условия ее снижения - понимание политическими лидерами неудобств постоянного хаоса в международных отношениях и стремление установить в них некий порядок. Заключение договоров, закрепляющих пределы использования силы, учреждение институтов, призванных гарантировать их соблюдение, взаимные обязательства уважать собственность друг друга - таковы элементарные условия формирования международного общества. Они не приводят к полному освобождению от анархичности международных отношений, но способствуют снижению ее степени. Создавая и укрепляя международные режимы (в области безопасности, торговли, передвижения товаров и людей, прав человека и т.п.), международное общество упорядочивает межгосударственные отношения. Такой порядок, или зрелая анархия, - промежуточный этап на историческом пути от естественного состояния с его неумеренной анархией к мировому обществу. С этой точки зрения, противопоставление реализма и либерализма теряет смысл, ибо они взаимно дополняют друг друга.

В свою очередь, тяготеющие к постмодернизму американцы Х. Алкер и Т. Бирстекер, японец Т. Иногучи и пакистанец Т. Амин предлагают отказаться от межпарадигмальных споров как одномерных подходов к анализу международных отношений и рассматривать понятие мирового порядка в виде многомерного явления. Изучив современные теоретические дискуссии в соответствующих странах, они пришли к двум важным выводам. Во-первых, это заключение о примерном совпадении содержания указанных полемик в самых разных странах, что свидетельствует о распространении международных исследований как профессиональной дисциплины на все новые регионы мира. Во-вторых, это вывод о том, что основные вопросы дискуссий о международном порядке (военная безопасность, политэкономия, социетальные процессы, геополитика) не совпадают с разделительными линиями господствующих теоретических парадигм. Поэтому, утверждают данные авторы, анализ международных отношений в терминах межпарадигмальных споров не отвечает реальному состоянию современного мира, где сосуществуют, взаимно дополняя друг друга, несколько мировых порядков.

Таким образом, нынешняя теория международных отношений стремится освободиться от ограничивающих ее развитие крайностей в противопоставлении имеющихся в ее рамках теоретических парадигм.

Впрочем, существует и противоположная, не менее устойчивая динамика. Тенденции к синтезу исследовательских программ противостоит их дальнейшая плюрализация. Расширение влияния постмодернизма, способствуя трансформации классических парадигм, не приводит их к отказу от своих основополагающих постулатов. С середины 1970-х гг. в США, а затем в Великобритании бурно развивается международная политическая экономия, многообещающий творческий потенциал которой привлекает растущий интерес научного сообщества. После холодной войны в Европе, в особенности во Франции, укрепляются позиции социологии международных отношений. Вопреки некоторым ожиданиям, ни той, ни другой не удалось избежать внутренних разногласий, корни которых связаны с межпарадигмальными спорами. Конструктивизм, в свою очередь, эволюционирует в противоположном направлении: по мнению многих специалистов, при всех присущих ему противоречиях он все заметнее оформляется в самостоятельную парадигму, внося свой вклад в вышеуказанные споры. В США, например, рост авторитета рефлективизма, связанный с усилиями Корнелльского университета и Университета штата Миннесота, не ослабляет положение позитивизма, который явно подминает под себя конкурирующие подходы. Позиции "рационального выбора", предпочитаемые подавляющим большинством американских университетов, отличаются здесь не только устойчивостью, но и агрессивностью. Господствующее место в анализе международных отношений принадлежит реализму и неолиберализму. Реализм остается доминирующей парадигмой и при всех трансформациях содержания настаивает на адекватности своих основных положений (конфликтности международных отношений, национальных интересах как основе мировой политики, роли власти и действенности силы как способов ее достижения и удержания и т.п.) современным международным реалиям. Данная констатация гораздо меньше относится к Европе, в частности, к Великобритании, хотя здесь очень популярны работы таких реалистов, как Бузан, О. Вэвер, Р. Литтл и др.

Таким образом, для эволюции теоретических подходов к исследованию международных отношений характерны не только изменения, но и преемственность. Трансформация классических парадигм не мешает сохранению их основополагающих постулатов. Новейшие направления не избавлены от межпарадигмальных споров. Методологические установки все более разнообразны, но позитивизм и "рациональный выбор" сохраняют довольно прочные позиции. Здесь же фигурируют идейные и теоретические предпочтения, присущие любому исследованию международных отношений. Все это накладывает отпечаток на анализ животрепещущих вопросов мирового развития - безопасности и конфликтов, общего достояния и государственных интересов, глобальных тенденций и региональных особенностей. Приоритет тех или иных предпочтений в трактовке проблем международных отношений и мировой политики может быть большим или меньшим, преднамеренным или стихийным, признаваемым или скрываемым, но он составляет неизбежную черту любого исследования.

В связи с этим знание основных положений теоретических парадигм - лишь предварительное условие на пути исследования международных отношений. Оно поможет нам продвинуться в осмыслении их характера и тенденций только в том случае, если мы поймем условность, относительность каждой из парадигм в осмыслении перипетий международной политики, осознаем необходимость их взаимного сочетания при рассмотрении тех или иных проблем и, наконец, научимся видеть, что и такое сочетание еще не гарантирует полностью достоверного знания о стремительно эволюционирующих международных реалиях. Их большая часть не охвачена ни одной из существующих парадигм, так же как и межпарадигмальными спорами, ибо международная жизнь гораздо богаче и сложнее любой теории.

<< | >>
Источник: Торкунов А.В. (ред.). Современные международные отношения и Мировая политика. 2004

Еще по теме Можно ли преодолеть "войну парадигм"?:

  1. Семинарское занятие: "Методология и методы анализа политических явлений".
  2. "Общенародное социалистическое государство трудящихся"
  3. "Общество без антагонистических классов"
  4. "Отчуждение" при реальном социализме
  5. "Азиатский способ производства"
  6. Древний "новый класс"
  7. "Управляющие" – номенклатура
  8. "И прочие антиподы"
  9. "Номенклатура неотчуждаема"
  10. "Конструктивный национализм"