<<
>>

Начало “Третьей опиумной война” в Центральной Азии

Задолго до того, как случились известные теперь всему миру события в кыргызском Бишкеке и узбекском Андижане, их появление предсказал с практически 100-процентной точностью российский политолог Антон Суриков. Впрочем, его предсказания тогда мало кто принял всерьез. Большинство политических аналитиков и экспертов посчитало, что А. Суриков чрезмерно сгущает краски и чуть ли не облачается в тогу предсказателя Апокалипсиса. Но сейчас выясняется, что он оказался более

прозорливым прогнозистом, чем его критики.

Впрочем, посудите сами. 10 февраля т.г. им было сказано следующее: “Правда,

американцы, а еще в большей степени англичане, просчитывают возможную реакцию Китая. По-видимому, где-то весной они могут запустить свой (антикитайский. — Авт.) контрпроект в Центральной Азии. Его сценарий заключается в последовательной дестабилизации и хаотизации Ошской области Киргизии, затем Ферганской долины Узбекистана с подключением Ташкента и Хорезмской области, потом южного Казахстана и Таджикистана. Исламистские силы и недовольные региональные элиты для этого практически выстроены. Если подобный план пройдет, будет создан мощный плацдарм для давления на китайский Синьцзян, населенный уйгурами- мусульманами. Но одновременно с этим РФ захлестнет мощное цунами беженцев из Центральной Азии” (“Навстречу развалу”, “Правда.инфо”).

До событий в Бишкеке в этот момент оставалось полтора месяца. В Андижане — все три. Случившаяся потом дестабилизация и хаотизация в Ошской, а также в Джалал-Абадской областях привели в конечном итоге к выходу юга Кыргызстана из-под контроля режима А.Акаева, что кончилось силовой сменой власти в самом Бишкеке. Сейчас уже начинает сбываться вторая часть прогнозного сценария А.Сурикова, касающаяся Ферганской долины Узбекистана. Третья его часть предполагает повторение аналогичных событий в южном Казахстане и Таджикистане. По мнению А.Сурикова, в основе всей этой цепи дестабилизационных событий лежит контрпроект американцев и англичан с задачей противодействия нарастающему влиянию Китая в Центрально-Азиатском регионе. Одна из видимых целей при этом - перекрытие маршрута планируемого транзита нефти из Западного Казахстана в Китай. Речь прежде всего идет о трубопроводе Атасу - Алашанькоу, строительство которого началось в прошлом 2004 году и должно быть завершено в текущем году.

А. Сурикову можно верить или не верить. Но обратим внимание на такую деталь. В начале вышеприведенной цитаты он намекает на то, что в реализации такого сценария англичане заинтересованы еще больше, чем даже американцы. И вот сейчас, когда случились события в Андижане, особо громко звучит озвученное по Би-би-си осуждение британским министром иностранных дел Джеком Стро “нарушений прав человека и отсутствия демократии” в Узбекистане. А между тем его американская коллега Кондолиза Райс отправилась в обставленную максимальной секретностью поездку в Ирак, где с местными официальными лицами рассматривала вопрос о введении федеральной государственной системы в этой стране. То есть американцам пока вроде как не до Узбекистана. А вот

Великобритания, опережая всех на Западе (в том числе и Европейский союз, членом которого она является), поспешила заявить о своей озабоченности событиями в далеком Узбекистане. Настолько далеком, что в Ташкенте подвергают сомнению адекватность осведомленности британского форин-офиса о реальности событий в Ферганской долине.

Министр иностранных дел Узбекистана выразил удивление тем, “откуда г-ну Стро стало известно, что силы правопорядка открыли огонь по манифестантам, тогда как этого не было”. Одним словом, пока “разборки” на официальном уровне с Ташкентом по поводу ферганских событий из всех центров мировой политики устраивает лишь Лондон. Зададимся вопросом: что бы это значило?..

Если согласиться с тем, что все идет так, как это прописано в прогнозном сценарии А.Сурикова, надо нам тут в Казахстане, наверное, делать выводы из того, что в третьей их части дестабилизационные события перекинутся на южный регион нашей страны.

У нас буквально полтора месяца тому назад судебным решением запретили деятельность партии “Хизб-ут-Тахрир”. Произошло это сразу же после того, как в Кыргызстане был свергнут режим А.Акаева. Считается, что “Хизб-ут-Тахрир” принял самое активное участие в кыргызской революции. Эту же партию теперь уже президент Узбекистана И.Каримов обвинил в том, что она стоит за восстанием в Андижане. Случайно это или нет, но штаб-квартира “Хизб-ут-Тахрир” находится не где-нибудь, а именно в Лондоне, столице Великобритании. Весьма странная получается картина. За ферганские события из Лондона официально осуждают власти Узбекистана, находящиеся в Ташкенте. В это же время из Ташкента официально обвиняют за то же самое партию “Хизб-ут-Тахрир”, которая в лице своего руководящего органа находится в Лондоне. Впрочем, режим И.Каримова отнюдь не в первый раз обвиняет ее в организации насильственных акций на территории Узбекистана. Ответственность за прошлогодние террористические акты в Ташкенте и Бухаре также были в свое время возложены им на нее. Но тогда американской стороной был выдвинут контрдовод, что-де нет никаких подтверждений тому, что “Хизб-ут-Тахрир” совершал террористические акты. Сейчас Великобритания, которая стремится обвинить Ташкент в “антидемократических грехах”, совершенно игнорирует факт того, что узбекское руководство ответственность за андижанские события возлагает на эту международную партию, чья штаб-квартира находится там же, где и форин-офис под началом Джека Стро, — в Лондоне. Это напоминает спор глухого с немым.

Но в любом случае ясно, что все эти общественно-политические потрясения последнего времени в регионе являются звеньями одной цепи. Даже если поверить в то, что, как утверждал в последней передаче еженедельной обзорно-аналитической программы Марианны Максимовской на российском “Ren-TV” Борис Березовский из все того же Лондона, волна “революций” на постсоветском пространстве вызвана не извне, нельзя не обращать внимания на самую горячую поддержку, оказываемую “свергателям” режимов в странах СНГ из западных столиц. К примеру, на прошлой неделе побывал с официальным визитом в Тбилиси у молодого президента М.Саакашвили сам президент США. Такой чести не удостоилась ни одна из стран Центральной Азии за все почти 15 лет после обретения ими независимости. Трое из пяти здешних глав государств правят уже более полутора десятилетия. Таджикский президент Э.Рахмонов также находится на своем посту уже долго — более десяти лет. Но им всем на такую же честь, какая была оказана М.Саакашвили, пришедшему к власти в результате “революции роз”, рассчитывать, совершенно очевидно, не приходится. То, что не произошло за прошедшие 10-15 лет, едва ли теперь произойдет в ближайшем будущем. Следовательно, здешние руководители лидерами Запада также рассматриваются как потенциальные кандидаты на отправление в отставку тем или иным путем. Вопрос лишь в том, кто же окажется следующим.

Проверка на крепость в отношении режима И. Каримова, похоже, произведена. Но он пока устоял. И за него заступилась Москва, которая во время событий в Бишкеке занимала позицию пассивного наблюдателя. А ведь еще недавно говорилось, что она больше не станет брать чью-то сторону в спорах за власть на постсоветском пространстве. Похоже, в Кремле тоже поверили наконец-то прогнозам таких апокалиптически настроенных политологов, как А.Суриков.

К сожалению, все то, что нарисовал в свое время этот эксперт, с угрожающей быстротой приобретает черты реальности. Теперь уже нет стабильности в двух из трех соседних с Казахстаном центрально­азиатских государствах. Как дальше станут развиваться события — пока остается гадать. Если они пойдут по сценарию, который предполагается у А. Сурикова, следующей страной должен оказаться Казахстан. И Таджикистан. Выбор тут и вправду совсем небольшой. Остается еще лишь Туркменистан, чья отстраненность от остальной Центральной Азии и большая, чем у других стран региона, связанность с Ираном оказываются подспорьем в обеспечении своей безопасности от не всегда безобидного внешнего влияния. А остальным четырем государствам, по-видимому, не избежать общественно-политических потрясений в самом ближайшем будущем. Они, похоже, предопределяются самим ходом развития геополитики в этой части света.

Почему Великобритания проявляет нынче особое рвение в отношении событий в Центральной Азии? По А. Сурикову получается, что англичане затевают чуть ли третью опиумную войну (Первая и Вторая опиумные войны велись ими против Китая в 1840­1842 гг. и в 1856-1860 гг.) — на этот раз чужими руками и уже не на Дальнем Востоке, а в Центральной Азии. Как известно, они официально отвечают за борьбу с наркотиками на всей территории Афганистана. За те почти 4 года, в течение которой они несут такую ответственность, производство опиумного героина там увеличилось, по данным ООН, почти в 40 раз. Пустили, что называется, козла в огород. Вот как характеризует тенденцию, которую впору назвать началом третьей опиумной войны, А.Суриков: “Фактически же британские спецслужбы в Афганистане занимаются “крышеванием” наркоторговли. Аналогична ситуация на Памире, который сейчас полностью открыт для наркотрафика: недавно оттуда были выведены последние пограничники РФ и единственной влиятельной силой там остается “Фонд Ага-Хана IV”, штаб-квартира которого также расположена в Лондоне. Если в Оше и, более широко, во всей Ферганской долине и вокруг нее реальный контроль перейдет к “Хизб-ут-Тахрир” и в северном направлении хлынет поток беженцев, весь маршрут наркотрафика из Афганистана в РФ окажется открытым... Более того, через 3-4 года англичане вполне могут перенести производство опиума и героина непосредственно в Ферганскую долину. То есть, образно говоря, передвинуть “нарко- Афганистан” на 1000 километров на север” (“Революция тюльпанов ” и хаос на постсоветском пространстве”, “Правда-инфо”). Если этот российский политический эксперт все же прав, получается, что Ферганской долине британцами уготована такая же роль, какую играла в XIX веке Бенгалия. Напомним, что тогда в этой индийской провинции для англичан производился опиум, который они силой оружия навязывали Китаю в качестве товара... В любом случай образ британского министра иностранных дел Дж.Стро, который в связи с андижанскими событиями проявляет из ряда вон выходящую своей пристрастностью озабоченность при том, что министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер призывает “все стороны к достижению мирного разрешения конфликта”, а “Вашингтон отмалчивается”, наводит на размышления на тему “В самом деле, не прав ли А.Суриков и тут?!.”.

А теперь о том, почему же проявляют пассивность американцы. Тот же А.Суриков дал такой линии поведения свое объяснение задолго до того, как она проявилась: “В отличие от британских союзников цели американцев в Центральной Азии выглядят более размыто. Пожалуй, за исключением цели превращения Оша и Ферганы в полигон для отработки “перманентной исламской социальной революции” и плацдарм для ее экспорта в Казахстан и Волжско-Уральский регион РФ, где она должна соединиться с северокавказским джихадом. Еще одна видимая цель — перекрыть возможный транзит нефти из Западного Казахстана в Китай”. Последний фактор назывался и называется и другими экспертами. В том числе и китайскими.

И этот фактор имеет свое вполне конкретное обоснование. Сейчас зона Персидского залива, где США после победоносной войны в Ираке заметно усилили свое присутствие, поставляет 2/3 покупаемой китайцами за рубежом нефти. А к 2010 году, если официальный Пекин не совершит прорыва в ином направлении, доля Среднего Востока в импортируемых Китаем объемах достигнет 80 процентов. Китайцы и раньше, то есть еще до того, как США взяли под свой контроль иракскую нефть, не скрывали своей заинтересованности в прорыве в такие регионы, откуда нефть могла бы попадать к ним, минуя пролив Малакка, находящийся под наблюдением все тех же американцев. Самый близкий и доступный из них — это Центральная Азия. В этом регионе самая близкая и богатая нефтью страна — Казахстан. Но и в этом направлении не все представлялось китайским аналитикам безоблачным. Вот что писал по этому поводу в свое время Ф.Бобен, корреспондент французской газеты “Монд” в Пекине: “Если верить некоторым китайским аналитикам, американская стратегия предполагает отторжение от Китая его западных окраин — Тибета и Синьцзяна — с целью возведения барьера в виде “мини-государств”, отрезающего его от углеводородных богатств Центральной Азии” (27.09.01 г.). Такого рода точка зрения по прошествии войны в Ираке стала находить подтверждение. Китай на фоне еще более усилившейся позиции американцев в районе Персидского залива заметно активизировал свою деятельность в нефтегазовой сфере Казахстана. Вот теперь, то есть с началом весны 2005 года, американцы и англичане, как утверждает А.Суриков, запускают свой “контрпроект”. Согласно его версии, также речь идет о “появлении” мини-государств. Но уже в виде не китайских, а центрально-азиатских провинций.

Конкретно же у него говорится о фрагментации Центральной Азии на основе предполагаемой договоренности США с северными кланами Кыргызстана, кулябцами в Таджикистане и самаркандско­бухарскими кланами в Узбекистане. Сейчас регион к этому, кажется, подошел как никогда прежде близко. Если такой процесс пойдет, Казахстан, ясное дело, не останется в стороне. Режим власти в Астане куда более демократичный и куда менее авторитарный, чем в Ташкенте, следовательно, он куда меньше готов к сопротивлению. В случае критического развития событий в Казахстане Москва, конечно, не останется в стороне. Но как далеко она готова пойти? И как она поведет себя, если предполагаемая А. Суриковым фрагментация коснется и Казахстана?

<< | >>
Источник: Зеркалов Д. В.. Политическая безопасность. Проблемы и реальность. Книга 1. 2009

Еще по теме Начало “Третьей опиумной война” в Центральной Азии:

  1. Китай и Россия в Центральной Азии
  2. ХОЛОДНАЯ ВОЙНА В ВОСТОЧНОЙ АЗИИ И ПРОБЛЕМА «СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЙ»
  3. Открытие Центральной Азии
  4. Новая роль Центральной Азии
  5. Растущая роль Китая в Центральной Азии
  6. Китайско-американские отношения в Центральной Азии
  7. Политика Японии в Центральной Азии
  8. Перспективы национально-коммунистической революции в Азии. Война в Корее и ее международные последствия
  9. Интеграционный процесс в Центральной Азии
  10. Российские интересы в Центральной Азии
  11. Что ждет политику США в Центральной Азии?
  12. Признаки экономической дезинтеграции в Центральной Азии
  13. Основные черты китайской политики в Центральной Азии
  14. Проблемы обеспечения безопасности в Центральной Азии
  15. Оппозиционное движение в Центральной Азии
  16. Американское военное присутствие в Центральной Азии: взгляд из Пекина
  17. Место Центральной Азии в китайской дипломатии