<<
>>

Национальная безопасность и политическая система

В настоящее время контуры политической системы России в целом определены — Конституцией РФ, целым комплексом законов, сложившейся практикой их применения. Однако политические институты и политическая культура не могут считаться пока достаточно зрелыми и соответствующими требованиям высокоразвитого демократического общества.

Поэтому одна из главных задач на данном этапе — гарантировать стабильность правил и незыблемость демократических принципов.

Это не означает «консервирования» существующей ситуации. Однако общий курс — укрепление реального суверенитета, создание в России политической системы суверенной демократии, соответствующей уровню развития общества, его традициям, и ориентированной на защиту национальных интересов — будет сохранен.

В современных российских условиях требуется укрепление государства как составляющей части политической системы. Слабость государства, его недостаточная эффективность существенно отражается на темпах развития России во всех отраслях. Соответственно, повышение эффективности государства — среди центральных задач.

Одной из важнейших задач государства является обеспечение национальной безопасности, в том числе обороноспособности страны. Президентом России в его Послании Федеральному Собранию РФ было уделено большое внимание проблемам укрепления национальной безопасности страны.

Подавляющая часть нашего депутатского корпуса (особенно «ЕР») поддерживает усилия Президента по обеспечению национальной безопасности, по такому развитию нашей политической системы, которое позволило бы противостоять всему спектру угроз национальной безопасности (включая попытки внешнего воздействия на наши внутриполитические процессы, попытки установления контроля со стороны внешних сил над стратегическими отраслями экономики страны, над медиапространством, территориями, полезными ископаемыми).

Решение многих этих проблем требует законодательного оформления, как того требуют стандарты современной системы политической демократии. Полномасштабное обеспечение интересов национальной безопасности России связано с обретением нашей страной статуса, реального положения современной великой державы. Нет сомнения в том, что обеспечение достойного места в мире для нашей страны, приобретение такого статуса современной великой державы невозможны без создания демократической политической системы в ее классическом понимании — со всеми атрибутами, включая сильные и авторитетные политические партии. В Послании Федеральному Собранию РФ 2005 г. Президент России В. В. Путин, анализируя пройденный путь становления демократии в России, говорил о необходимости сохранить собственные ценности, не растерять безусловных достижений и подтвердить жизнеспособность российской демократии. Он подчеркнул, что мы «должны были найти собственную дорогу к строительству демократического, свободного и справедливого общества и государства». В Послании Президента России Федеральному

Собранию РФ 2006 г. говорится, что «ни одну из актуальных задач, стоящих перед нашей страной, мы не сможем решить без обеспечения прав и свобод граждан, без эффективной организации самого государства, без развития демократии и гражданского общества».

Суверенная демократия для нас должна быть не предметом веры, а формой правления, обеспечивающей более высокую степень эффективности управления и саморегулирования в обществе и государстве.

Нельзя не отметить, что рациональные (и реалистические) представления о демократии как о системе управления, обеспечивающей более высокую степень эффективности российского общества нами усвоены недостаточно. Очевидно, что в конце 1980-х — первой половине 1990-х годов, когда демократия воспринималась как предмет веры, а не как реальный инструмент управления, ее атрибуты явно идеализировались. Происходило это, безусловно, под значительным и разнообразным воздействием извне, которое сказывается и по сей день.

Одна из важнейших задач демократической политической системы состоит в том, чтобы обеспечивать устойчивую обратную связь при прохождении управляющего воздействия — как сверху вниз по иерархии государственного и политического управления, так и снизу вверх: импульсы, управляющие функционированием и развитием системы могут идти в обоих направлениях. Слабость, а во многом и практическое отсутствие такого рода обратных связей были в числе важнейших факторов, обусловивших деградацию значительной части советской экономики и социальной сферы в 1970-е — 1980-е годы.

Нельзя забывать и о такой важнейшей задаче демократии, как отбор адекватных потребностям общества компетентных и ответственных перед обществом политических лидеров, государственных руководителей и контроль над административной бюрократией (в том числе антикоррупционный), на что обращал внимание еще Макс Вебер.

Наличие суверенной демократии в России (конечно, как и в других странах), повышающей нашу национальную конкурентоспособность, увеличивающей наш вес в мировой экономике и политике, является одним из условий укрепления демократии в мирополитической системе в целом и в системе международных отношений, в частности.

Реальный суверенитет и суверенная демократия — два столпа политического и экономического развития России, обеспечения достойного места для нашей страны в международном сообществе. Однако в укреплении реального суверенитета и достижении суверенной демократии Россия столкнулась во внешнем мире с активным противодействием сил не заинтересованных в том, чтобы она выступала на мировой арене как самостоятельный «центр силы».

* * *

Система обеспечения национальной безопасности, включая обороноспособность страны, ее военную мощь, — один из важнейших компонентов современного государства, политической системы любой страны. Военная мощь в том числе служит защите экономических интересов, и именно по этой причине в современных условиях ее необходимо рассматривать и как средство повышения капитализации национальной экономики.

Президент России в своем Послании отметил обозначившуюся угрозу эрозии стратегической стабильности. Следует сразу же отметить, что стратегическая стабильность обеспечивается как мерами по надежному ядерному сдерживанию, так и мерами по ограничению и сокращению вооружений. Стратегическая стабильность обеспечивается и разного рода мерами по ограничению соответствующей военной деятельности, по сокращению вооружений, по поддержанию линии «горячей связи». Так что постановка в повестку дня мировой политики президентом России вопроса об ограничении и сокращении вооружений — это весьма актуальная тема для обеспечения стратегической стабильности.

Ядерное оружие сегодня для нашей страны играет особую политическую и оборонную роль. Сейчас и на обозримую перспективу оно является едва ли не единственным видимым фактором, обеспечивающим для нашего государства статус великой державы. При этом нужно учитывать, что значение ядерного фактора в иерархии мировой политики начинает вновь возрастать.

Мы должны делать все возможное, чтобы обеспечивать стратегическую стабильность, преимущественно используя асимметричные стратагемы, поддерживать должный военно­стратегический баланс, и прежде всего в его центральном российско-­американском сегменте, не давая втянуть себя в разорительную гонку вооружений.

Одновременно мы не должны забывать о том, что происходит за пределами российско-американской сферы ядерного взаимодействия.

В обозримой перспективе можно предположить, что число ядерных государств будет возрастать. Могут возникать сложные «ядерные конфигурации» с неотработанными «правилами игры». Наличие таких конфигураций тоже может серьезно нарушить имеющуюся на протяжении десятилетий стратегическую стабильность.

Но стратегический ядерный баланс оценивается далеко не только количеством средств доставки и ядерных боезарядов. Исключительно

важны качественные показатели, в том числе способность к преодолению системы ПРО, боевая устойчивость группировок СЯС, качество СБУ, СПРН, СККП. В этом отношении и МБР «Тополь-М», и «Булава», о которых говорил Президент России в своем Послании Федеральному Собранию, знаменуют собой новое поколение ракетно-ядерного оружия. (Можно развить!) Мы не раз могли бы ожидать использования средств «принуждения к миру» в каких-то районах, которые входят в зону наших стратегических интересов, если бы у России не было сил ядерного сдерживания, причем обновляемых, модернизируемых.

Ядерное сдерживание прежде всего базируется на способности к ответным действиям с мощным поражающим эффектом даже в самых тяжелых условиях, в которых оказалась подвергшаяся нападению сторона. Речь идет о возможности нанести ответный удар с разрушениями такого масштаба, который сделает невыгодной любую агрессию против тебя, причинит противнику то, что оценивается как неприемлемый ущерб.

Каждый оппонент государства, обладающего системой ядерного сдерживания, вынужден десять раз подумать, прежде чем начать какую-то акцию силового давления, которая может привести его к вовлечению в вооруженный конфликт с ядерной державой. Я имею в виду лестницу эскалации от конфликта с применением обычных вооруженных сил до конфликта, который предполагает применение ядерных сил и средств.

В количественном отношении — по числу боезарядов — США на обозримую перспективу будут, по-видимому, превосходить Россию. Но это не тот кратный отрыв, который существует между Россией и США, с одной стороны, и остальными членами ядерного клуба, с другой. Арсеналы России, претерпевая сокращения, развиваются при этом в качественном отношении.

Сейчас очень важно обеспечить развитие нового поколения наших стратегических ядерных сил на основе того, что было сделано и в девяностые, и в самые последние годы. Речь идет о развертывании в достаточном количестве межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М», о завершении отработки перспективной системы «Булава», о вводе в строй подводных стратегических ракетоносцев по проекту «Борей» и реализации ряда других программ. Все эти системы обладают как более высокой степенью неуязвимости, а их группировки, соответственно, большей боевой устойчивостью, так и более значительными возможностями по преодолению какой-либо перспективной системы ПРО.

Надо сохранять и развивать достойную авиационную составляющую стратегических ядерных сил, которая обеспечивает необходимую устойчивость всей ядерной триады. Замечу также, что в России имеются и весьма серьезные заделы для развития систем контроля космического пространства, для глубокой модернизации системы предупреждения о ракетном нападении, развития системы боевого управления всем комплексом сил и средств ядерного сдерживания.

В этих условиях необходимым является повышение политико­военной и военно-стратегической эффективности ядерного сдерживания, обеспечение высокого уровня его интегральности и возможности многовариантных действий (и особенно действий асимметричного характера) для высшего государственного руководства в кризисных условиях.

Вместе с тем следует иметь в виду, что ядерное сдерживание не дает возможности парировать все военные угрозы безопасности России. Мировой и отечественный опыт говорит о том, что ядерное оружие оказывается малоэффективным политическим средством для сдерживания или успешного ведения разного рода ограниченных войн и вооруженных конфликтов, особенно — конфликтов низкой интенсивности. А именно такого рода конфликты рассматриваются большинством экспертов как наиболее вероятные в перечне потенциальных угроз военной безопасности России.

***

России необходимы достойные, современные, хорошо

оснащенные, компактные силы общего назначения, способные быстро и решительно действовать, в т.ч. с нашими союзниками и друзьями, — готовые к проведению операций прежде всего на евразийском пространстве, в том числе операций по обеспечению безопасности наших друзей и союзников. Такого рода действия могут оказаться необходимыми и для спасения жизни, здоровья наших соотечественников, проживающих в тех или иных зарубежных странах.

В этих целях важно наращивание как стратегической (оперативно-стратегической), так и тактической мобильности соответствующих компонентов сил общего назначения.

Всеобъемлющее значение имеет наличие современной системы информационно-аналитического обеспечения их действий. Особое внимание необходимо уделить отработке действий с применением сетевых систем управления, которые интегрируют разведку и обработку данных, целеуказания, передачу команд и контроль за их исполнением, управление высокоточным оружием, навигационное обеспечение.

Очень важно в современных условиях обеспечение высокой степени объединенности, интегральности всех видов Вооруженных сил и родов войск — на стратегическом, оперативном и особенно тактическом уровне.

Это все должно найти свое отражение в бюджете на 2007 г. и последующие годы; необходимо иметь долгосрочное планирование бюджета.

* * *

Нашей стране необходима достойная военно-морская мощь, обеспечивающая политические, оборонные и экономические интересы нашей страны в различных районах мира, в ряде акваторий Мирового океана, (надо иметь в виду, что Военно-Морской Флот был и есть один из наиболее гибких многоцелевых военных инструментов политики государства). Перед российским Военно-морским флотом стоят новые задачи. Они, в частности, связаны с обеспечением безопасности транспортировки нефти с различных российских месторождений. Масштабность этой задачи особенно возрастает после того, как десятки миллионов тонн сибирской нефти пойдут через дальневосточные порты на мировые рынки. При наличии достаточно мощного военного флота надежность России как поставщика углеводородов будет явно большей, чем при другом положении.

Одной из важнейших задач должно стать ускоренное качественное перевооружение российских Вооруженных сил, других силовых структур. Обоснованным можно считать решение руководства Министерства обороны РФ по определению в качестве первоочередного приоритета переоснащение на новую технику ВВС и ПВО. Это среди прочего явится также одной из мер по сохранению и развитию отечественной наукоемкой промышленности в целом. Крайне важно переоснастить Вооруженные Силы новыми информационными средствами, с тем чтобы в том числе была обеспечена насыщенность ими в тактической исполнительном звене. Здесь у нас отставание сложилось еще в советское время.

Развитие Вооруженных сил, других компонентов военной мощи необходимо осуществлять на основе глубокого понимания закономерностей, особенностей нынешней «революции в военном деле» (не первой в мировой истории). Она имеет как ряд общих характеристик, так и специфические черты для конкретных государств, развивающих свою оборонную мощь в рамках политики обеспечения реального суверенитета.

Мы должны всячески способствовать развитию технологий двойного назначения, соответствующих производств, научно-исследовательских коллективов, от которых зависит надежность нашего ракетно-ядерного щита, всей нашей системы ядерного сдерживания. (Это нашло свое отражение, в частности, в решениях VI съезда партии «Единая Россия».) Развитая наука, наукоемкие технологии двойного назначения - это наш главный страховой полис на случай всякого рода неприятных неожиданностей в сфере обеспечения национальной безопасности.

В целом нам удалось сохранить способность к созданию сверхсложных технических систем военного и гражданского назначения. Сейчас стоит задача по интенсивному производству тех систем вооружения, которые уже успешно прошли стадию ОКР, испытаны на полигонах. Серьезные заделы есть. Но нужна масштабная подготовка промышленности к серийному выпуску новой техники.

России нужна в целом национальная промышленная политика. На новой технической основе обязательно необходимо создать отечественную микроэлектронику общего назначения, а не только иметь микроэлектронику для спецтехники. (Здесь нам уже неплохо было бы обратиться и к опыту Китая и Индии в развитии информационных технологий.) Необходимы мощные инъекции в науку, технологии, в частности в производство материалов с заранее заданными свойствами. Это крайне важный компонент любых систем вооружений, да и многих видов гражданской техники. Необходим толчок в развитии спецхимии — в производстве специальных видов топлива, взрывчатых веществ и др. По многим направлениям следует переходить на нанотехнологии.

Государственным руководством России объявлены сейчас очень серьезные приоритеты, предстоит колоссальная работа по их реализации. России крайне необходимы лидеры промышленности, бизнеса, способные работать с наукоемкими технологиями, которые «потянут» все это дело в новых условиях. Реализовав эти задачи, мы по-настоящему будем обеспечивать свою безопасность в военной сфере и военной силой будем обеспечивать наши законные экономические и политические интересы. Поиск таких лидеров, их поддержка, продвижение — это тоже она из задач для депутатского корпуса, где он должен оказывать содействие Президенту, работать вместе с исполнительной властью.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д.В.. Политическая безопасность. Книга 2. 2009

Еще по теме Национальная безопасность и политическая система:

  1. 2.5. О системе обеспечения национальной безопасности, разработках в области управления национальной безопасностью и их реализации
  2. Политическая система как фактор национальной безопасности
  3. РАЗДЕЛ II. СИСТЕМА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  4. Цели, принципы и система обеспечения национальной безопасности РФ.
  5. Глава 3. Структура системы национальной безопасности
  6. 2.2. О субъекте национальной безопасности и предмете обеспечения национальной безопасности
  7. Пять обобщенных задач системы обеспечения национальной безопасности
  8. ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ, РЕГИОНАЛЬНОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  9. Глава 4. Негосударственная система обеспечения национальной безопасности России
  10. Глава 2. Государственная система обеспечения национальной безопасности Российской Федерации
  11. Политическая элита как фактор национальной безопасности
  12. Глава 1. Безопасность как социальное явление и категория общей теории национальной безопасности
  13. 38. Какие идеи обосновывал Ф. Лист в книге «Национальная система политической экономии»?
  14. 30.1. Национальная безопасность
  15. 17. ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  16. Проблемы национальной безопасности России