<<
>>

Новейшие украинские исторические мифы и российско-украинское гуманитарное сотрудничество: риски и вызовы

Представляется, что решение вопроса о формировании единого гуманитарного пространства между Украиной и Россией затруднено в данный момент по причине идеологизации и политизации неоднозначных или откровенно спорных страниц совместной истории.

Подобная политизация истории, вероятно, имеет место в обеих странах. Однако, есть основания считать, что именно украинский вклад в такую политизацию создаёт большие проблемы для конструктивных двусторонних отношений в гуманитарной сфере.

На Украине в течение всего постсоветского этапа независимого развития, как и в других республиках бывшего СССР, которые никогда ранее не имели собственной государственности, идёт активный процесс формирования украинской нации и, соответственно, украинской национальной идентичности. Этот процесс связан, в том числе, с вычленением в истории народа наиболее выгодных событий и явлений, которые могут использоваться при создании некоего минимального набора общих ценностей, способных объединить всех граждан Украины. В ситуации конструирования национальных ценностей история становится неисчерпаемым арсеналом разнообразнейшего материала для интерпретаций и оценок, на основе которых вырабатывается объединительная идеология. При этом характер оценок, их культурная, идеологическая и политическая направленность зависят от способа формирования национальной идентичности.

На Украине по этому вопросу до сих пор сохраняется двойственная позиция. С одной стороны, предпринимаются попытки консолидировать всех граждан Украины, независимо от этнической принадлежности, в украинскую гражданскую нацию в целом. По крайней мере, именно исходя из такого подхода в 1992 году, был принят нулевой подход при предоставлении украинского гражданства.

С другой стороны, за время независимого существования украинского государства постепенно укоренилась и стала частью официальной идеологической доктрины Украины концепция «титульного украинского этноса», как основы украинской политической нации.

Очевидно, что именно данная концепция лежит в основе политики опережающей украинской этнической консолидации, по сравнению с консолидацией всей украинской нации на основе всех культурно-языковых групп Украины. В этом случае украинская национальная идентичность формируется на сугубо этнической основе, которая в украинском случае, часто понимается в примитивном биологическом ключе. Пока, фактически, приоритет отдаётся именно этому варианту.

В этом процессе формирования украинской национальной идентичности на основе этнического компонента, истории, интерпретациям исторических фактов и их оценкам, как было показано выше, отводится роль строительного материала для новых символов и новых ценностей. Всё это объясняет востребованность интенсивных исследований по украинской истории, изучение новых фактов и создание новых исторических интерпретаций. Но это же создаёт условия для появления новых исторических мифов и легенд.

Помогая формировать новую украинскую идентичность и объединять общество, они же мешают адекватному изучению истории, особенно, совместной истории русских и украинцев в общих государствах, которые они совместно создавали. Именно, исторические мифы, которые в украинском варианте имеют к тому же явную антирусскую и антироссийскую направленность, создают серьёзные препятствия для двустороннего гуманитарного сотрудничества, тем более, для формирования общего гуманитарного пространства.

Реализация варианта украинской нации, как этнонации, влечёт целый ряд обязательств в области истории, в частности, и в интерпретациях задач и целей гуманитарного сотрудничества вообще. Среди таких обязательств — отрицание позитивного опыта совместной деятельности в общих государствах — Российской империи и СССР, отрицание позитивного взаимодействия двух народов, их культур в этих государствах, оценка советского периода в истории УССР, как оккупации и т.д. В этом случае, исторические интерпретации искусственно подгоняются под задачи формирования этнического типа украинской национальной идентичности.

Создаваемые на базе таких интерпретаций мифы, не только плохо объясняют исторические факты, но они ещё и целенаправленно формируют искажённую картину исторического развития украинского и соседних с ним народов. Всякие попытки доброжелательного гуманитарного сотрудничества, не говоря уже о создании единого гуманитарного пространства, при таких условиях с украинской стороны крайне затруднены.

В данный момент украинцам пытаются навязать несколько таких мифов, но, если процессу не противодействовать, их будет больше. То, что эти мифы сознательно формируются и сознательно же используются в интересах политической конъюнктуры — нет сомнений. Среди них миф о «голодоморе», как геноциде украинского народа и миф об освободительной войне ОУН-УПА.

Согласно мифологическому подходу, голод на Украине был организован сознательно с целью уничтожения именно украинцев, т.е. голод был спланирован по этническому признаку. При, этом все факты, которые могут быть объяснены, исходя из сугубо экономического подхода, как трагические издержки индустриализации и коллективизации, игнорируются, а попытки включить их в иную гипотезу или точку зрения — политизируются и используются для наклеивания идеологических ярлыков.

Тема ОУН-УПА ярко показывает, как исторические мифы приспосабливаются под нужды текущей политики по созданию украинской национальной идентичности на базе «титульного» этноса. ОУН — идейный руководитель УПА, придерживалась идеологии расово-этнического превосходства украинцев над соседними народами и разделяла основные положения гитлеровской теории о полноценных и неполноценных народах. Именно идеология расово этнического превосходства и направляла действия, как главарей этой организации, так и большинства рядовых членов. Кроме того, нуждается в тщательном исследовании гипотеза об агентурном сотрудничестве первых деятелей ОУН с разведслужбами СССР на рубеже 20-30 гг. прошлого века. Предполагается, что они охотно принимали финансирование от советской разведки и, решая свои задачи, попутно участвовали в планах СССР по нейтрализации разведдеятельности Польши на советской территории.

Если это так, то подобные страницы никак не согласуются с той репутацией, которую ОУН-УПА создают некоторые историки и общественные деятели на Украине.

Во-первых, эта организация ориентировалась на нацистскую идеологию расово-этнического превосходства «полноценных» народов, которая допускала этнические чистки, что изначально делало её преступной группировкой, а во-вторых, лидеры ОУН, принимающие деньги от советских разведчиков на нейтрализацию Польши, как-то не соответствуют создаваемому сейчас образу «принципиальных борцов за освобождение украинской нации от московского империализма», что компрометирует их в глазах современных последователей этнической диктатуры.

Попытки героизации коллаборационистов и превращение их в общенациональные символы могут быть преодолены, в том числе, и совместными усилиями историков России и Украины.

Представляется, что одна из задач политиков, общественных деятелей и экспертов двух дружественных стран — совместная борьба с идеологизацией и политизацией проблем и страниц совместной российско-украинской истории. Разрушение таких мифов и предвзятых исторических интерпретаций, имеющих, к тому же значительную антироссийскую и антирусскую составляющую. В этой работе у российских коллег есть на Украине не только друзья и партнёры, но и оппоненты.

Так, сознательной мифологизацией, т.е. именно конструированием (написанием заново) истории Украины, занимается Институт национальной памяти в г. Киеве. Эта контора на основе исторического материала из истории Украины и СССР, конструирует новые, удобные легенды, символы и исторические ценности, придумывает исторические сюжеты для национальной героизации, приспосабливая результаты под потребности формирования новой национальной украинской идентичности. При этом мифы и легенды конструируются так, чтобы разрушить все исторические и культурные ценности, оставшиеся у большинства населения ещё со времени совместного — Российского и Советского государственного прошлого.

Именно этот Институт разработал законопроект «О вооруженной борьбе украинского народа за независимость Украины», который маскирует идею реабилитации этнических экстремистов и галицийских пронацистских формирований во время войны.

Туда планируется зачислить, в качестве освободительных, все восстания и войны, в том числе и сотрудничество ОУН-УПА с гитлеровцами, которые велись на территории Украины, даже если они и велись против СССР, частью которого была Украина. Законопроект опасен тем, что, разрушает остатки памяти о совместном для русских и украинцев государстве СССР, изменяет оценки совместной истории и, как следствие, делает невозможным полноценное гуманитарное российско-украинское сотрудничество.

Подобные исторические мифы, в конечном счете, создают у населения Украины ложное ощущение, что совместная с русскими государственность — это была не их собственная история, что десятки поколений украинцев не были причастны к созданию общих с русскими государств мирового значения — Российской империи и СССР. Вместо этого навязываются исторические интерпретации, которые крайне сложно обосновать фактами, но которые призваны убедить граждан Украины в необходимости развития украинского государства лишь на украинской этнической основе в её галицийском варианте. Для этого используется логически ошибочный, но пропагандистски эффективный методологический приём — все события прошлого задним числом ad hok выстраиваются и толкуются так, чтобы предстать, как неизбежный и закономерный путь к независимости. Учитывая, что реальная, а не сконструированная идентичность современных украинцев органично включает общие с русскими ценности Российско-имперского и советского прошлого, этнофундаменталистская мифологизация истории повлечёт за собой формирование в независимой Украине нового народа с новой идентичностью. Есть опасность, что вслед за этим, два родственных народа в массе своей перестанут понимать друг друга.

Частью ценностей и символов юго-востока и центра пока ещё остаётся либо нейтральное, либо в целом позитивное (пусть и с оговорками) общее российское, но особо советское прошлое. Это составная часть идентичности этого населения, часть его представлений о себе, своём прошлом и база на которой основываются оценки текущих политических событий и постсоветской истории. Это то, что создаёт общее гуманитарное пространство.

Для противодействия описанному сценарию необходимо, поддерживая постоянный диалог в рамках единого гуманитарного пространства, наращивать тематику совместных исследований и обсуждений по наиболее спорным темам и сюжетам истории. При этом деконструкция исторических мифов, должна стать предметом специальных усилий.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д. В.. Политическая безопасность. Проблемы и реальность. Книга 1. 2009

Еще по теме Новейшие украинские исторические мифы и российско-украинское гуманитарное сотрудничество: риски и вызовы:

  1. БЕЛОРУССКО-УКРАИНСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
  2. Российско-украинские отношения
  3. Российско-украинские отношения
  4. Проблема Крыма в российско-украинских отношениях
  5. Вооруженная борьба украинских националистов
  6. Вопрос о древних истоках украинской государственности
  7. Российские приоритеты в экономическом и гуманитарном сотрудничестве в Европе
  8. Развитие украинской политической мысли тесно связано с европейскими политическими поисками XIX - начала XХ века.
  9. Риски, вызовы и угрозы безопасности
  10. 2.3. Риски, вызовы и угрозы национальной безопасности
  11. Сотрудничество в гуманитарной сфере
  12. Культурно-гуманитарное сотрудничество
  13. Гуманитарное сотрудничество в деятельности международных организаций
  14. Роль и место России в системе международного гуманитарного сотрудничества
  15. Международные гуманитарные организации: их типология, принципы сотрудничества
  16. 2.3. Большое историческое событие как лейтмотив прогностической фазы вызова