<<
>>

Основные направления реформирования ООН

Вопрос о реформе Организации Объединенных Наций встал в по­вестку дня мировой политики в конце 80-х годов XX в. Необходимость реформирования главной универсальной организации объяснялась тем, что за десятилетия ее существования мир радикально изменился.

Многократно увеличилось число государств-членов ООН. В процессе ее деятельности выявились недостатки функционирования некоторых органов, потребовалось уточнить круг их задач. Например, руководя­щий орган ООН Совет по опеке обнаружил свою нежизнеспособность, а деятельность такого органа как ЭКОСОС оказалась более востребо­ванной, чем предполагалось ранее.

В конце 1980-х годов общепринятой стала точка зрения, в соответ­ствии с которой считалось необходимым прежде всего преобразовать Совет Безопасности ООН за счет увеличения числа его постоянных и непостоянных членов. Остро критиковалась миротворческая деятель­ность ООН, поскольку далеко не все проведенные миротворческие операции были эффективными и не все они достигли изначально де­кларировавшихся целей.

В 90-е годы XX в. и в начале XXI в. критика миротворческой дея­тельности ООН усилилась. Неспособность ООН обеспечить выпол­нение собственных решений по предупреждению и урегулированию конфликтов во многих «горячих точках» мира, возникших после окон­чания «холодной войны», привела к тому, что некоторые региональные организации, не обладая для этого соответствующими полномочиями, стали присваивать себе ее функции. Отдельные государства пытались действовать самостоятельно, в обход решений Совета Безопасности ООН с нарушением ее Устава. Свои действия они оправдывали тем, что ООН устарела и не всегда способна соответствовать меняющимся реалиям мировой политики, отвечать на новые вызовы глобальной и региональной безопасности. Примеры этого — действия НАТО против Югославии в 1999 г., а также вооруженное вторжение в Ирак в 2003 г.

Проблема реформы Организации Объединенных Наций постоян­но обсуждалась в рамках дискуссий, шедших как в среде научной об­щественности, так и среди политиков и дипломатов самого высокого уровня.

Не осталась в стороне от таких дискуссий и сама Организация. Несколько раз вопросы реформирования ООН обсуждались в рамках проводившихся под эгидой этой же Организации международных фо­румов, на заседаниях ее руководящих органов. В качестве примера мож­но назвать «Саммит тысячелетия», прошедший в 2000 г., и Всемирный саммит 2005 г. В сентябре 2003 г. Кофи Аннан, бывший тогда Генераль­ным секретарем ООН, выступил на 58-й сессии Генеральной Ассамблеи и предложил создать Группу высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам. Такая группа, получившая неофициальное название «группы мудрецов», была впоследствии создана. В ее состав вошли авторитетные политические и общественные деятели, ученые из разных стран мира. От России в «группу мудрецов» вошел Е. М. Примаков, который был из­вестен как крупный специалист в области международных отношений и имел большой опыт политической и научной деятельности.

Не все выработанные в рамках «группы мудрецов» предложения по совершенствованию деятельности ООН нашли поддержку, но некото­рые были использованы для выработки практических решений по ре­формированию организации. В частности, это относится к созданию таких новых структур в рамках ООН, как Совет по правам человека и Комиссия по миростроительству.

Совет по правам человека (СПЧ) был создан взамен ранее суще­ствовавшей Комиссии по правам человека (КПЧ) на основе принятой 15 марта 2006 г. резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. Деятельность КПЧ в начале XXI в. часто подвергалась критике со стороны разных государств мира. Одним не нравился в деятельности Комиссии излиш­ний, по их мнению, интерес к внутренней политике суверенных госу­дарств, другие, напротив, критиковали КПЧ за отсутствие действенных результатов в защите прав человека во многих странах мира. Третьих не устраивал неопределенный статус Комиссии и ее слишком большая численность. Так или иначе, КПЧ раздирали серьезные противоречия, негативно влиявшие на ее деятельность.

По сравнению с Комиссией по правам человека Совет по правам че­ловека получил более высокий статус в рамках Организации Объединен­ных Наций.

Теперь он считается вспомогательным органом Генеральной Ассамблеи ООН. Численность членов СПЧ ограничена 47 государства­ми, которые должны соответствовать специально установленным кри­териям. Одновременно признается, что все государства—члены ООН имеют право на вхождение в состав Совета на основе принципа ротации.

Главная задача СПЧ — создание механизма универсального периоди­ческого обзора ситуации с правами человека в отдельных странах (УПО). При разработке параметров УПО столкнулись разные подходы и мнения. Российской делегации удалось закрепить диалоговый характер УПО и подтвердить ведущую роль государств в нем. По мнению российской стороны, готовящиеся в СПЧ обзоры должны быть беспристрастными и иметь своей основной целью содействие всестороннему соблюдению прав человека, а не реализацию внешнеполитических интересов отдель­ных государств. Кроме того, оценивая состояние с правами человека, следует учитывать уровень социально-экономического развития, религи­озные и культурные традиции, особенности правовых систем отдельных стран. Пока Совет по правам человека только начал свою работу, поэтому о том, насколько данная структура будет эффективной, судить еще рано.

Другая новая структура в рамках ООН — Комиссия по мирострои­тельству (КМС) — была создана в соответствии с резолюциями Гене­ральной Ассамблеи и Совета Безопасности Организации Объединенных Наций от 20 декабря 2005 г. Создание КМС обусловлено качественными изменениями в миротворческой деятельности ООН, происшедшими на рубеже XX и XXI вв. Если прежде в этой деятельности преобладали опе­рации по поддержанию мира, имевшие ограниченные задачи, связанные с предотвращением открытого насилия в зонах вооруженных конфлик­тов и обеспечением минимальных условий для выполнения решений по их мирному урегулированию, то в последнее десятилетие все чаще воз­никала необходимость проведения операций по миростроительству. Та­кие операции, кроме традиционных мер, направленных на пресечение рецидивов возобновления вооруженного противоборства, предусматри­вают осуществление комплекса мероприятий, направленных на восста­новление социальной инфраструктуры в зонах конфликтов после завер­шения первых этапов процесса их урегулирования.

Проведение операций по миростроительству требует привлечения, помимо воинских контингентов, действующих под эгидой ООН или региональных международных организаций, также полицейского и административного персонала, многочисленных специалистов в раз­личных сферах общественной жизни. Операция по миростроитель­ству — весьма затратное мероприятие, она обеспечивается ресурсами из самых различных источников: взносы международных организа­ций, государств-доноров, различные фонды, а также пожертвования от частных лиц и структур. Все это обусловливает сложный и комплекс­ный характер операций по миростроительству, требующий тщательной координации и серьезного организационного обеспечения.

По изначальному замыслу Комиссия по миростроительству должна строить свою деятельность на стыке усилий, предпринимаемых Сове­том Безопасности, Экономическим и социальным советом ООН, пред­ставителями международных финансовых институтов и донорского сообщества, для стабилизации ситуации в зонах, где удалось добиться прекращения вооруженной фазы конфликта. При создании КМС было оговорено, что в ее оргкомитет должны войти представители 31 госу­дарства. В результате проведенных консультаций и дискуссий были определены следующие принципы представительства в КМС: 7 госу­дарств представляют Совет Безопасности ООН (5 постоянных членов и 2 непостоянных члена); 7 членов ЭКОСОС, избранных от государств различных регионов; 5 членов представляют крупнейшие государства-доноры фондов, программ, бюджетов ООН и ее специализированных учреждений; 5 членов от стран, предоставляющих крупнейшие воин­ские контингенты для проведения миротворческих операций под эги­дой ООН; 7 членов избираются Генеральной Ассамблеей ООН с учетом представительства всех стран и регионов, переживших и переживаю­щих постконфликтное восстановление.

Методы, формы и направления своей деятельности КМС апроби­ровала на примере двух африканских стран — Бурунди и Сьерра-Леоне. На основе информации, собранной в этих странах полевыми миссия­ми, были выработаны стратегии миростроительства для каждой из них.

В своей деятельности члены КМС стремятся сотрудничать с раз­личными заинтересованными сторонами — структурами гражданского общества, политическими партиями, религиозными общинами, пред­ставляющими население зоны конфликтов, с работниками миссий ООН, других международных организаций, оказывающими содействие в восстановлении мирной жизни.

Поскольку наличных финансовых средств к началу проведения операций по миростроительству бывает недостаточно, по решению Ге­нерального секретаря ООН был создан специальный Фонд мирострои­тельства. Этот Фонд должен стать специальным механизмом КМС, по­зволяющим оперативно выделять минимально необходимые ресурсы странам, которые только начинают выходить из конфликтной ситуации.

Внутри Организации Объединенных Наций продолжается обсуж­дение вопросов о дальнейшей деятельности КМС, поскольку процесс становления этой новой структуры, призванной повысить эффектив­ность миротворческой деятельности, продолжается.

Центральным вопросом дискуссий по проблемам реформирования Организации Объединенных Наций изначально был вопрос о количе­ственных и качественных изменениях в составе Совета Безопасности ООН. К концу первого десятилетия XXI в. выявились различные под­ходы к решению этого вопроса со стороны разных государств мира. Наиболее активно идею расширения Совета Безопасности ООН под­держивают Германия, Япония, Индия и Бразилия, получившие в связи с этим неофициальное название «группа четырех». Все эти государства давно назывались в качестве вероятных претендентов на получение статуса постоянных членов этого важнейшего для мировой политики органа. «Группа четырех» в 2005 г. предложила свой проект реформы Со­вета Безопасности. В соответствии с ним СБ ООН должен быть расши­рен до 25 членов. При этом предлагается создать 6 новых постоянных мест (2 для Азии, 2 для Африки, по 1 для Западной Европы и Латинской Америки) и 4 дополнительных непостоянных места. Авторы этого про­екта считают, что для его принятия достаточно получить поддержку 2/3 членов Генеральной Ассамблеи ООН.

Затем путем тайного голосования должны быть избраны новые постоянные члены Совета Безопасности. Проведенные изменения следует закрепить в Уставе ООН, для чего по­требуется ратификация соответствующих поправок в этот важнейший нормативный акт парламентами не менее 2/3 государств-членов ООН. Причем в это число должны войти все пять нынешних постоянных чле­нов Совета Безопасности.

Предложение «группы четырех» не было единогласно принято все­ми государствами. Категорически против него выступила, например, Италия. Для этой страны предоставление Германии и Японии, потер­певших поражение во Второй мировой войне, статуса постоянного чле­на Совета Безопасности ООН выглядит как дискриминация Италии, бывшей в те годы союзницей этих стран.

Группа африканских государств, преследуя собственные цели, пред­ложила свой проект расширения Совета Безопасности ООН до 26 чле­нов. Эти государства добиваются выделения Африке 2 постоянных и 5 непостоянных мест в данном органе. Однако по вопросу кандидатур на постоянное членство в Совете Безопасности ООН от Африканского континента пока согласованного решения нет, и споры продолжаются.

Большая группа стран, представляющая разные континенты, со­ставила так называемый «кофейный клуб», впоследствии получивший название «Объединившиеся в поддержку консенсуса». Участники этой группы, куда входят такие государства, как Алжир, Канада, Кения, Ис­пания, Мексика, Южная Корея и др., считают, что увеличение числа постоянных членов СБ ООН противоречит курсу на демократизацию международных отношений, поскольку усиливает дифференциацию внутри мирового сообщества. По мнению этой группы, лучшим ре­шением будет увеличение числа непостоянных членов СБ ООН на 10 государств, выдвигаемых на основе справедливого географического принципа. Предусматривается возможность переизбрания непостоян­ных членов Совета Безопасности до истечения срока их полномочий, если они не справляются со своими обязанностями.

Нет пока единого мнения относительно изменений в Совете Без­опасности ООН и среди его постоянных членов. Великобритания и Франция готовы поддержать проект «группы четырех», поскольку он предусматривает сохранение за данными государствами нынешнего статуса. А есть и другое предложение — предоставить единое постоянное место в СБ ООН всему Европейскому Союзу.

Позиции США и КНР частично сходятся, но в чем-то диаметраль­но противоположны. С одной стороны, и США и Китай высказываются против проекта «группы четырех», с другой — США поддерживают пред­ложение о предоставлении места постоянного члена СБ ООН Японии, а КНР выступает резко против. Китайская сторона считает, что Япония еще не искупила своей вины за преступления, совершенные в годы Вто­рой мировой войны. По мнению США, Совет Безопасности ООН может быть увеличен не более чем до 19—20 членов. США предложили вырабо­тать критерии постоянного членства в этом важнейшем органе, вклю­чающие численность населения страны, ее экономический потенциал, военную мощь, способность участвовать в миротворческих операциях, приверженность принципам демократии и соблюдения прав человека, участие в борьбе с терроризмом, размер финансовых взносов в бюджет ООН и ее специализированных учреждений и организаций.

Отношение Российской Федерации к вопросу реформы Совета Безопасности ООН можно назвать противоречивым. С одной стороны, высшие представители российской власти неоднократно высказыва­лись в поддержку Бразилии, Индии, Германии и Японии как возможных кандидатур на место постоянных членов этого органа. С другой — для России важно сохранить нынешний статус одного из пяти постоянных членов СБ ООН. А некоторые из предлагающихся вариантов могут по­ставить этот статус под сомнение. Кроме того, в Москве опасаются, что разногласия по вопросу изменений состава СБ ООН могут вызвать рас­кол среди государств—членов организации. Поэтому Российская Феде­рация выступает за такой поиск приемлемой формулы расширения чис­ла членов Совета Безопасности, который найдет широкую поддержку и будет способствовать не ослаблению, а усилению Организации Объеди­ненных Наций. Поскольку такая формула пока не найдена, дискуссия о реформе Совета Безопасности, в частности, и о реформировании Орга­низации Объединенных Наций в целом продолжается.

<< | >>
Источник: Ачкасов В. А., Ланцов С. А.. Мировая политика и международные отношения. 2011

Еще по теме Основные направления реформирования ООН:

  1. Роль ООН в современной мировой политике и возможности ее реформирования. Устав ООН: основные положения и проблемы практической реализации
  2. Основные направления деятельности ООН
  3. 7.2. Основные направления деятельности ООН
  4. ООН: СТРУКТУРА. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ, ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  5. 16.3. Масштабы и направления реформирования экономики
  6. Другие направления реформы ООН
  7. 11. Основная структура ООН.
  8. ООН. Основные демократические принципы уставы ОНН
  9. 40. Основные задачи и особенности операций ООН по поддержанию мира.
  10. 2. Роль ООН в международных отношениях. Проблема реформы ООН
  11. Возникновение ООН, ООН как международная организация
  12. Основные направления деятельности ЛАГ
  13. Основные направления
  14. 3. Основные направления приватизации в России
  15. 7. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ПОЛИТИКИ
  16. Основные направления внешней политики
  17. 1. 1. 2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ