<<
>>

Основные положения политического реализма

— Государства являются главными акторами на международной арене.
— Универсальные моральные принципы неприменимы к государствам.
— Государства определяют национальные интересы в категориях силы.
— Эффективность международного права и институтов вызывает сомнения.
— Международная политика по сути своей конфликтна.
— Развитие человечества не позволит ему преодолеть конфликт рациональными способами.
— Основой взаимодействия между государствами является баланс сил.
— Международная система анархична.
— Международная система сохраняет высокую степень неопределенности.
— Сила играет конструктивную роль в международных отношениях.
— Политика — не функция этики; государственная разумность выше этики.
— Государственным интересом является выживание.
— По своей природе человек конфликтен.
Составлено по: Foreign Policy: Theories, Actors, Cases / Ed.
by Steve Smith, Amelia Hadfield, Tim Dunne. Oxford: Oxford University Press, 2008. P. 38.
Некоторые критики высказывают сомнение в адекватности политического реализма в условиях глобализации, когда место межгосударственных войн во все большей степени занимает «структурное насилие». Они выступили в качестве резких критиков политики США в Ираке, Афганистане и других районах мира, причем по стратегическим основаниям, считая утрату баланса сил и утверждение «гегемонистской однополярности» США крайне опасной для них самих. Однако неореалисты не смогли предложить какую-то реальную альтернативу. Их главной слабостью является отказ от учета этических требований мировой политики в эпоху глобализации. С позиции национальных интересов, которой они продолжают придерживаться, этика оказывается неспособной дать конкретную ориентацию для действий. Кроме того, реалисты исторически отнюдь не руководствовались этическими соображениями в отношении других стран в своих расчетах.
На фоне размывания национальных государств и быстрого развития глобальных взаимосвязей приверженность реалистов идее национального государства также начинает вызывать сомнения. Однако следует признать, что реализм обладает высокой степенью адаптивности к изменяющейся ситуации. Так, политический реализм сумел пережить окончание холодной войны. Другое дело, что он существенно расширил сферу своих интересов. Некоторые из его сторонников даже попытались перенести принципы реализма на проблемы трансгосударственного насилия, которое, по их мнению, занимает в глобализирующемся и быстро изменяющемся мире то место, которое ранее занимали межгосударственные конфликты.
Как бы там ни было, политический реализм с момента своего появления долгое время оставался доминирующей школой в теории международных отношений. Несмотря на постоянные попытки сместить его с пьедестала, он продолжает находиться в центре практически всех дебатов. Более того, его влияние на специфику и характер дисциплины по-прежнему весьма велико.
Либеральный идеализм. Либеральный идеализм считает основной целью ТМО научное обоснование условий и принципов достижения мира. Не случайно идеалисты видят истоки своей доктрины в знаменитой работе Иммануила Канта «К вечному миру».
Идеализм в международных отношениях обычно связывается в американской дипломатической истории с именем Вудро Вильсона («вильсонизм»). Представители школы идеализма полагали, что государство должно сделать свою внутреннюю политическую философию целью внешней политики, в случае США это, безусловно, либерализм. Школа идеалистов в теории международных отношений, таким образом, сосредоточена преимущественно на проблемах обеспечения свободы, справедливости и взаимовыгодного сотрудничества на межгосударственном уровне и в принципе придает важное значение морализму во внешней политике.
В отличие от реалистов идеалисты рассматривают международные отношения как сферу позитивных изменений в направлении прогресса. Государства постепенно учатся сотрудничать друг с другом, несмотря на состояние анархии в международных отношениях: они вступают в переговоры, торгуются между собой, нередко жертвуя краткосрочными преимуществами во имя долгосрочных целей.
С точки зрения внутренней политики они ограничены требованиями демократии, нормами права и потребностями рыночной экономики. Либералы видят свою задачу в обеспечении стабильности внешней среды и распространении либерально-демократических принципов среди других суверенных государств. Наивысшей ценностью для них является свобода индивида, соответственно государство должно воздерживаться от каких-либо действий, будь то внутри страны или вовне, которые потенциально могли бы подорвать и разрушить эту свободу.
В анализе внешней политики с либеральных позиций особое значение придается оценке соблюдения государствами индивидуальных прав человека, защите коммерческих интересов, республиканских институтов и т.д.
Либералы-идеалисты соглашаются с реалистами в том, что международная система находится в состоянии анархии, но анархию понимают по-другому. Если реалисты видят в ней гоббсовскую «войну всех против всех», то — сочетание позитивной и негативной игры, отдельно выделяемой либеральной «зоны мира» («свободный мир»). Отношения с другими либеральными государствами должны обладать абсолютным приоритетом для всякого либерального правительства, поскольку они не только не представляют угрозы друг для друга, а наоборот, создают условия для взаимовыгодной торговли и в случае необходимости — надежных союзов против нелиберальных государств: «либеральные демократии не воюют между собой».
Как и в политическом реализме, в идеализме имеется несколько течений, заметно различающихся между собой. Обычно выделяют три направления: индивидуалистическое, коммерческое и республиканское. Индивидуалистическое течение (иногда его называют по имени английского философа Дж. Локка — локковским) исходит из того, что анархическая система международных отношений базируется на представительстве и согласии. Задачей внешней политики является защита жизни, свободы и собственности рациональных граждан. Отсюда проистекает необходимость для содружества наций поддерживать мир, однако слабость международных институтов приводит к постоянным его нарушениям.
Поэтому исследователи этого направления концентрируют свое внимание на искусстве переговоров, проблеме доверия и рационально-экономическом торге между государствами. Коммерческие ш- бералы рассуждают о способностях свободного рынка и капитализма создавать условия для мирного взаимодействия государств. Демократический капитализм предполагает свободную торговлю и мирную внешнюю политику, поскольку они соответствуют интересам рационального большинства в капиталистическом обществе. Отсюда — энтузиазм по отношению к глобальной демократизации и капиталистической модернизации как единственному пути к миру и «концу истории» (Ф. Фукуяма). Наконец, республиканские интернационалисты как наиболее последовательные сторонники Канта видят возможность установления прочного мира между народами, развивая три положения, высказанные им еще в проекте договора «К вечному миру»: 1) представительское, республиканское правление, включающее избираемый законодательный орган, разделение властей и правовое государство; 2) уважение к правам каждого человека, отсутствие дискриминации; 3) социальная и экономическая взаимозависимость.
В конце XX столетия произошло возрождение либерального институционализма, особенно популярного в 1930-х и в первые послевоенные годы. Либералы-институционалисты полагают, что только международные институты могут позволить нациям успешно сотрудничать в современной системе международных отношений. Отсюда — идея создания Лиги Наций после окончания Первой мировой войны, Организации Объединенных Наций (ООН) в ходе и после окончания Второй мировой войны. Особое внимание они уделяют также проблемам глобализации, деколонизации, демократизации и модернизации отсталых стран через развитие международного сотрудничества, укрепление транскультурных и трансграничных связей экономического, политического и культурного характера.
Таким образом, либеральный идеализм вносит важный вклад в теоретическое исследование международных отношений, объясняя, каким образом индивиды с их идеями и идеалами (права человека, свобода, демократия и т.д.), социальные силы (капитализм, рыночная экономика, торговля), а также политические институты (демократия, представительское правление, правовое государство) влияют на международные отношения. В то же время это не только не исключает, но даже предполагает агрессивное поведение по отношению к нелиберальным государствам в определенных обстоятельствах.
Либерализм нередко преувеличивает напряженность в отношениях с нелиберальными государствами, что нередко провоцировало конфликты.
Коммунитаризм. В последние годы важное место в дискуссиях международников занял спор между сторонниками коммунитаризма и либеральной политической теории по ряду важных вопросов политической теории. Коммун итаристс кая критика либерализма выражается в следующем: 1) коммуни- таристы считают, что формальный процедурный подход к правам человека затушевывает их содержательную сторону, т.е. не обращает должного внимания на ценности, — между тем реализация прав человека невозможна без учета ценностных ориентаций; 2) либерализм является формой индивидуализма, он не принимает во внимание то, в какой степени идентичность человека зависит от сообщества, в котором личность формируется; 3) коммунитаристы сомневаются в универсальности либерализма и возможности его применения в незападных культурах; наконец, 4) под сомнение ставится акцентируемый либералами моральный приоритет индивидуального выбора, коммунитаристы придают большое значение общему благу. Иными словами, коммунитаризм делает акцент на «сообществе», которое придает нашей жизни смысл, формирует личность человека, и в этом смысле они опираются на идею Аристотеля о человеке как «политическом животном» (zoonpolitikon).
Коммунитаризм, таким образом, пытается найти «средний путь» между индивидуализмом и универсализмом. Коммунитаристы верят в общее благо, признавая идею «общей воли», как ее формулировал французский философ XVIII в. Жан-Жак Руссо. Известный канадский теоретик Уилл Кимлика, например, считает, что общество создает представление о благе, которое, в свою очередь, предопределяет образ жизни и критерии, с которыми соотносятся индивидуальные предпочтения индивида. Отсюда вытекает приоритетность государства по отношению к его гражданам. Кимлика утверждает, что коммунитаризм — это идея совершенного государства, отражающего текущую практику данного сообщества.
В теории международных отношений идеи коммунитаристов пользуются успехом главным образом благодаря тому, что они создают моральный базис для национального государства.
Вопреки мнениям теоретиков космополитического направления, считающих источником морали индивида, коммунитаристы настаивают на том, что корни морали следует искать в национальном государстве — индивид не может быть человеком в полном смысле слова вне связи со своим сообществом. То, что мы понимаем под благом, имеет тесную связь с культурными традициями и образом жизни нашего сообщества. Таким образом, в некоторых отношениях коммунитаризм вполне совместим с политическим реализмом, по крайней мере в той части, где речь идет о роли национальных государств.
Как считают коммунитаристы, сообщество возникает внутри государства, в то время как сами государства вступают во взаимодействие с другими государствами вовне в ситуации анархии. Поэтому мировое и международное сообщество пока еще остается просто лозунгом. Более того, многие коммунитаристы отнюдь не считают, что мировое сообщество станет следующим шагом на пути развития после национального государства. В этом вопросе они также противостоят либералам-космополитам.
Однако такой известный американский коммунитарист, как Амитаи Эт- циони, все же попытался применить коммунитаристские воззрения к анализу не внутригосударственных, а глобальных процессов. По его мнению, новая глобальная архитектура, включающая ООН, ВТО, ЕС, Киотский протокол и т.д., создает нормативный синтез между «западными» (преимущественно либеральными ценностями, исповедующими автономию и индивидуальные права человека) и «восточными» ценностями социального порядка и равенства, позволяя разрешать проблемы, с которыми не могут справиться отдельные государства. Он также призывает с ббльшим уважением относиться к ценностям и культурам других народов, тем самым противопоставляя свои взгляды неолиберальным теориям глобализации.
Марксистская школа в теории международных отношений сегодня представлена классическим марксизмом, неомарксизмом, теорией зависимости, критической теорией, мир-системным подходом и т.д.
Классический марксизм опирается в своих исследованиях преимущественно на учение об историческом материализме. По Марксу, исторический материализм — это теория развития и познания общества, которая исходит из признания первичности материальной жизни общества — общественного бытия по отношению к общественному сознанию. Истмат выделяет производственные отношения как экономическую структуру (базис общества), определяющую надстройку (политику, право, мораль и т.д.); рассматривает историю как закономерный естественно-исторический процесс развития и смены общественно-исторических формаций (от первобытно-общинного строя через рабовладельческий и феодальный к капитализму, в результате краха которого должно утвердиться бесклассовое общество — коммунизм). Движущей силой этого эволюционного процесса является классовый конфликт, в случае капитализма — антагонизм между трудом и капиталом.
Несмотря на распад СССР в 1991 г. как главного носителя марксистской идеологии, влияние марксизма на исследование международных отношений осталось довольно сильным, в особенности в развивающихся странах. Сохраняется интерес к трудам таких марксистов-международников, как Гюнтер Франк, Фернандо Кардозо, Рауль Пребиш и др. Неомарксисты рассматривают международную систему как интегрированную капиталистическую систему, в основе которой лежит стремление к постоянному накоплению капитала.
В марксистскую парадигму может быть включен также мир-системный подход Иммануила Валлерстайна. Для него мир-система, эквивалентная системе капиталистических государств, — основная единица анализа, а отнюдь не национальные государства. Единство мир-системы носит исторический характер и сегодня обеспечивается разными политическими единицами, действующими на разных уровнях, включающими в том числе государственные структуры. Начало формирования мир-системы Валлерстайн относит к «долгому XVI столетию» — с 1450 по 1670 г. В силу кризиса феодализма и массовых эпидемий, уничтоживших значительную часть крестьянского населения, в Европе начинается развитие рыночной экономики. Валлерстайн выделяет два периода в этом процессе: 1) XVI—XVII вв. — развитие капитализма в Европе; 2) пространственная экспансия рынка, включение в зону обмена Азии и Африки, скачок в производстве товаров — в результате возникла новая мировая экономика, радикально отличающаяся от империй предшествующих эпох: с одной стороны, ей присуща множественность политической юрисдикции; с другой — единый тип разделения труда между «ядром» (местом концентрации капитала в наиболее развитых формах) и «периферией» (т.е. зонами, в которых отсутствует централизованное правление, преобладает принудительный труд, а не продажа своей рабочей силы за зарплату; основным источником экспорта является сырье, а не готовая продукция). Таким образом, предполагается, что капиталистические страны сумели преодолеть присущие им по определению противоречия, создав «ядро» капиталистической системы, которое, в свою очередь, безгранично эксплуатирует «периферию» — страны третьего мира. Буферное положение между ними занимает «полупериферия» — географически расположенные в зоне «ядра» страны, переживающие период упадка, или, наоборот, периферийные страны на подъеме. Их эксплуатирует «ядро», но и они также пользуются преимуществами «периферии». К началу XX в. мир- система приобретает глобальный характер.
Эти идеи были в дальнейшем развиты латиноамериканской «школой зависимости», а также многочисленными критиками современного глобализма преимущественно «левых» ориентаций.
Таким образом, марксистские концепции социального неравенства и эксплуатации широко используются теми исследователями международных отношений, которые выступают против глобального капитализма и империализма Запада. Можно предположить, что до тех пор, пока капитализм будет доминировать в современном мире, марксизм будет оставаться влиятельным источником идей, противостоящих глобальному капитализму.
<< | >>
Источник: А. В. Торкунов. Современные международные отношения. 2012

Еще по теме Основные положения политического реализма:

  1. Основные положения и представители классической парадигмы. Реализм и неореализм
  2. Осн положения школы полит реализма в теории междунар отнош. Зарожд полит реализма в США
  3. Политический реализм
  4. Политический реализм в США
  5. "ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ”
  6. Политический реализм в Западной Европе
  7. 21.3. Структура теории политического реализма
  8. 2. Межгосударственное сотрудничество с позиций политического реализма
  9. 3. «Большие споры»: место политического реализма
  10. 1.2. Понятие международных отношений в политическом реализме/неореализме
  11. 3. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПОРЯДОК В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ ПРОТОРЕНЕССАНСА И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ: ОТ УТОПИЗМА ДАНТЕ К РЕАЛИЗМУ МАКИАВЕЛЛИ
  12. 2. «Канонические» парадигмы: основные положения
  13. Основные положения региональной политики РФ
  14. Географическое положение территории и его основные компоненты
  15. Основные положения концепции национального интереса
  16. Основные положения спора неореализма и неолиберализма