<<
>>

Особенности современного международного терроризма.

Современный международный терроризм, оформившийся во второй половине 1990-х годов и начале XXI в., представляется иным, более сложным и многогранным явлением. В подходе к толкованию данного вида терроризма многие специалисты нередко высказывают противоположные мнения.
Именно поэтому отсутствует однозначная квалификация его различных проявлений. Вместе с тем можно выделить и некоторые его специфические черты.
Во-первых, главной целью современного международного терроризма является переустройство мира на иных, более справедливых, по мнению террористов, началах. Таким образом, транснациональный терроризм является методом реализации альтернативного глобального проекта политического развития. Никогда ранее в истории человечества террористические группы не ставили перед собой столь масштабных задач.
Во-вторых, сегодня главными акторами международного терроризма являются формально негосударственные организации и группы. В основном они осуществляют свою деятельность на территории нескольких государств и располагают достаточно развитой инфраструктурой, включающей органы управления, лагеря для подготовки боевиков и т.д. К структурам такого типа может быть отнесена исламская экстремистская организация «Аль-Каида».
В-третьих, на современном этапе своей деятельности международный терроризм представляет угрозу международному правопорядку и безопасности, что всегда наносит ущерб нескольким государствам. Примером такой деятельности могут служить захваты заложников, среди которых находятся граждане разных государств, или угоны самолетов.
В-четвертых, за последние полтора десятилетия между отдельными террористическими организациями было налажено постоянное сотрудничество. Все больше расширяется практика оказания террористическими организациями взаимной помощи друг другу кадровым составом, опытом, военнотехническими средствами и т.д.
Чтобы лучше понимать феномен международного терроризма на современном этапе, целесообразно выявить основные особенности, отличающие его от терроризма прошлых лет.
По мнению Дж.
Ная, развитие современного терроризма определяют две группы факторов. Во-первых, это научно-технический прогресс. Современная цивилизация состоит из сложных высокотехнологичных систем и практически немыслима без их бесперебойного функционирования. Однако по мере их усложнения эти системы делаются более уязвимыми и хрупкими. В результате научно-технический прогресс приводит к тому, что инфраструктура становится «уязвимой для локальных аварий, которые уже в свою очередь могут вызвать широкомасштабные или катастрофические аварии». В то же время прогресс «демократизировал технологию», что сделало инструменты массового уничтожения более компактными, дешевыми и доступными для широкого круга индивидов и групп. Сегодня затраты на захват самолета подчас лишь немного превышают цену авиабилета. Кроме того, повсеместное внедрение информационных технологий дает возможность пользоваться относительно недорогими средствами связи, позволяющими группам, ранее действовавшим в рамках юрисдикции национальных правоохранительных органов, стать глобальными. Сегодня благодаря Интернету глобальная связь стала практически бесплатной для любого лица, имеющего доступ к модему и телефонной линии. Кроме того, появление и широкое распространение Интернета серьезно сократило затраты на поиск информации и заведение необходимых контактов.
Во-вторых, это изменение мотивации и организации террористических групп. Террористы в середине XX в. имели, как правило, конкретные политические цели, для реализации которых широкомасштабные террористические акты были малопригодны. Как уже отмечалось, многие террористические группы поддерживались и даже скрытно контролировались национальными правительствами. К концу XX в. радикально настроенные организации стали черпать вдохновение в религии. Хотя националистский и сепаратистский терроризм продолжает преобладать (например, «Ирландская республиканская армия», «Эускади та Аскатасуна»), возросшее количество религиозно мотивированных негосударственных террористических групп с неопределенными целями приводит к серьезному опасению относительно возможного отсутствия каких-либо сдерживающих факторов в выполнении террористических актов, в том числе и с использованием оружия массового поражения.
Обе группы факторов, как технологических, так и идеологических, способствовали тому, что терроризм стал, с одной стороны, более смертоносным, а с другой — более стойким к попыткам противодействия.
Другой важный аспект современного терроризма — это изменение структуры и функционирования самой группы.
В прошлом террористические организации были закрытыми подпольными ячейками с иерархической структурой, во главе которой стоял лидер, а члены этой организации находились в постоянном контакте между собой. В связи с этим большая часть исследований была посвящена анализу взаимоотношений между членами группы в попытке понять мотивацию совершения террористических актов, оценить уязвимость иерархической и организационной структур и т.д. Иногда террористические атаки предпринимались для сохранения самой организации, для укрепления связей между членами организации, предотвращения возникновения распрей относительно лидерства или возвышения группы по отношению к другим конкурирующим террористическим структурам. Подход организационного процесса, анализирующий поведение организации с точки зрения потребностей самой организации, очень помог в исследовании поведения террористических организаций. Он приобрел особую ценность в изучении поведения ультралевых, этнонационалистских и сепаратистских групп в 1970-х и 1980-х годах.
Многие исследователи терроризма утверждают, что современный международный терроризм начала XXI в. эволюционировал в другую модель. Новейшие террористические организации, например «Аль-Каида», используют децентрализованную, неиерархическую структуру своих ячеек, которые связаны новыми технологиями, такими как Интернет и спутниковая связь, и черпают вдохновение из общей идеологии или религии. Новые структуры в гораздо меньшей степени зависят от внутренней организационной динамики для самомотивации и совершения терактов, а также характеризуются децентрализованной организационной схемой с отдельными независимыми группами и скрытыми транснациональными связями.
На сегодняшний день, несмотря на существование большого количества ячеек и неформальных групп, работающих по всему свету, количество дочерних групп «Аль-Каиды» составляет примерно 30—40. Среднестатистическая дочерняя группа насчитывает в своих рядах до 500 боевиков, то есть общее число членов всех этих организаций исчисляется тысячами.
Ассоциированные группы в исламском мире включают: «Асбат аль-Ансар» (Ливан), «Сала- фистская группа для проповедей и сражения» (Алжир), «Вооруженная исламская группа» (Алжир), «Ансар аль-Ислам» (Ирак) и «Исламская армия Адена» (Йемен). Другие ассоциированные с «Аль-Каидой» структуры, попадавшие на первые полосы газет в последние годы, включают «Аль-Иттихад» (Сомали), «Джайш Мухаммед» (Пакистан), «Исламское движение Узбекистана», «Ласкар-и-Тоиба» (Пакистан), «Освободительный исламский фронт Моро» (Филиппины), «Джемаа Исламия» (Индонезия) и «Абу Сайаф» (Филиппины). Эксперты склонны считать, что «Аль-Каида» подстроилась под новые условия, сделав основную ставку на инфраструктуру оставшихся дочерних групп и на отдельных оперативных сотрудников. В данной неформальной системе дочерние группы «обмениваются данными и ресурсами, обсуждают общую стратегию и даже проводят совместные операции» с другими группами. Они также предоставляют свои возможности по «управлению, привлечению новых членов, обучению и материально-техническому обеспечению глобальной террористической сети, в результате чего “Аль-Каида” продолжает относительно спокойно существовать».
В практическом смысле последствий изменения структуры новых террористических организаций несколько. Во-первых, с ячейками, которые действуют независимо друг от друга, труднее бороться. Уничтожение же террористических лидеров будет иметь лишь ограниченное воздействие на общее состояние организации. Во-вторых, и это связано с первым пунктом, у новых организаций нет единого центра управления, что сводит практически к нулю все усилия по поиску уязвимых мест, поразив которые можно нанести террористической группе смертельный удар. Вместо того чтобы направлять удар в одно узловое место, уничтожение которого ставит крест на всей дальнейшей деятельности группы, в новых условиях при существовании множества независимо действующих друг от друга ячеек надо уничтожать каждую ячейку в отдельности. В-третьих, связь между терроризмом и религией крайне опасна, потому что по мере становления организации «вдохновение» на террористические акты уже ищется в трактатах, вере или даже в каком-нибудь божестве, а не в речах лидеров.
В деловом мире целевые организации считаются более сильными, чем организации с высокой ролью лидера. Данную организационную особенность перенял и транснациональный терроризм. Технические средства связи, используемые членами организации (и даже, возможно, членами других организаций со схожими целями), заменили личные встречи, которые можно было контролировать и разоблачать. Кроме того, на международной арене сетевые организации обладают большей автономией, чем те организации, которые зависят от поддержки государства.
Важным фактором современного терроризма является развитие средств массовой информации, в том числе электронных. Именно благодаря СМИ террористы могут, совершив один теракт, вызвать резонанс во всем мире и привлечь внимание всей мировой общественности к отстаиваемой цели. Без газет, радио и телевидения террористы не привлекали бы такого внимания и не были бы в состоянии создать атмосферу страха. С широким распространением СМИ возникла возможность их превращения в инструмент манипулирования массовым сознанием. Возможно, именно поэтому террористы стали проводить своего рода «шоу-террор», рассчитанный на широкую публику и «красивую узнаваемость», а не только на нанесение максимального ущерба или вреда.
К фактору развития СМИ можно отнести и определенный «рекламный» характер современного терроризма, характеризующийся стремлением посеять панику в массах, направить демонстрационный эффект террора на максимальное количество людей. Ранее, как это было упомянуто выше, террористические акты носили тактический характер, и главной их целью были политическое убийство конкретного лица и воздействие не столько на население в целом, сколько на правящие круги государства. Сегодня главная мишень террористов — не непосредственные жертвы их акций, а те, кто следит за развертывающейся драмой на экранах телевизоров.
Современные террористические акты являются, как правило, крупномасштабными и с большим числом жертв. Терроризм стал «слепым», или массовым. Отчасти это можно объяснить тем, что в современном религиозно мотивированном терроризме есть четкое различение на «тех, кто с нами, и тех, кто против нас».
Последние, естественно, подлежат уничтожению без разбора. Кроме того, демократическая форма правления предполагает наличие полной власти у народа. Соответственно, именно население должно стать главным объектом террора, для того чтобы впоследствии на выборах и референдумах они сделали правильные выводы и подчинились требованиям террористов. Отчасти это произошло во время парламентских выборов в Испании в 2004 г. Взрывы в пригородных электричках, произошедшие за несколько дней до парламентских выборов, вызвали бурную реакцию населения, и по результатам выборов партия власти, долго лидировавшая в предварительных опросах, проиграла социалистической партии, в предвыборные обещания которой входил вывод испанского военного контингента из Ирака.
В большинстве громких терактов последних лет, как удавшихся, так и нет, террористические организации активно использовали смертников. Впервые опробованные «Тамильскими тиграми» из Шри-Ланки, а ныне активно используемые как палестинскими террористами, так и чеченскими, террористы- смертники все еще являются относительно новым явлением в терроризме. Раньше террористы все-таки пытались как донести свои требования, так и остаться при этом в живых. Использование террористов-смертников, вероятно, связано с ужесточением позиции государств по отношению к террористам, заключающимся в отказе от ведения с ними переговоров, и общей тенденцией на их физическое уничтожение. Таким образом, использование террористов- смертников можно считать ответом на усиленные меры по противодействию террористам со стороны государства.
<< | >>
Источник: А. В. Торкунов. Современные международные отношения. 2012

Еще по теме Особенности современного международного терроризма.:

  1. 27.4. Особенности терроризма в современной России
  2. Глава 4 Терроризм в контексте современных международных отношений
  3. Типология терроризма. Международный и внутренний терроризм
  4. Особенности международных конфликтов современности
  5. Особенности современного этапа международных отношений
  6. 4. Особенности современного этапа международного порядка
  7. 7. Особенности современного этапа развития международной экономики
  8. 1.3. Международная конкуренция и особенности ее проявления в современных условиях
  9. 4. МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ И ОСОБЕННОСТИ ЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  10. 2. Особенности современного международного права и его основные принципы
  11. Глава 10. Особенности современной системы международной безопасности и геополитические угрозы и вызовы
  12. 27.2. Международный терроризм
  13. Особенности идеологии современного протестантизма. Экуменическое движение и его влияние на международные отношения
  14. Лекция 27. Терроризм и его проявления в современной России
  15. Противодействие терроризму в современном мире
  16. Современный терроризм и его истоки
  17. К современным особенностям международных экономических отношений (МЭО) относятся ... (укажите не менее двух вариантов ответа)
  18. ФЕНОМЕН МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА
  19. Международное сотрудничество в борьбе с терроризмом