<<
>>

Перспективы Единого Экономического Пространства в Центральной Азии

Центральная Азия — регион еще совсем недавно стоявший у черты политической нестабильности и экономической неопределенности, сейчас не только вызывает интерес у деловых кругов и государственных структур крупнейших держав, но и начинает демонстрировать стремление к особому статусу и волю к изменению своего значения в мировой экономике.

Для того чтобы быть последовательными в этих вопросах и получить шансы на успех странам центрально-азиатского региона приходится рассматривать непростой вопрос — перспективная возможность интеграции на базе общего экономического пространства. На сегодняшний день очевидна неравномерность интеграционных усилий стран региона, частое несовпадение ожиданий и интересов, несогласованность путей и действий. Тем не менее, исторические обстоятельства вынесли этот предмет в первые строки повестки дня для всех без исключения государств Центральной Азии, вопрос интеграции уже нельзя игнорировать, осталось лишь выработать чёткое к нему отношение.

Самым первым свое видение и форму грядущей интеграции озвучил Казахстан. Нурсултан Назарбаев выдвинул идею Союза центрально-азиатских государств без потери суверенитета. С этих пор Казахстан во всё возрастающем объёме генерирует интеграционные проекты и активно участвует в уже существующих, рассматривая себя в качестве вероятного лидера и координатора существенных политических и экономических вопросов региона. Для этого у Назарбаева есть все основания: ВВП Казахстана почти в 2 раза превосходит ВВП всех остальных стран региона вместе взятых. По этому показателю на душу населения Казахстан уже догнал ряд стран Восточной Европы, и при сохранении текущих тенденций в недалеком будущем готов соперничать даже с Россией. Национальный казахский бизнес активно вкладывается не только в экономику соседних государств, но также имеет интерес в ряде отдалённых государств, например в Болгарии или Непале.

Крупнейшие региональные организации, такие как ШОС, ЕврАзЭС, ОДКБ, сейчас невозможно представить без казахстанского участия. Несмотря на предрекаемые экспертами проблемы с «перегревом» экономика Казахстана находится в состоянии неуклонного роста в основном за счёт высокого спроса на энергоносители. Используя это обстоятельство, Казахстан может без особых жертв со своей стороны стать локомотивом интеграционного процесса в Центральной Азии, взять на себя ответственность за экономическое развитие стран региона, и, как мы видим, в этом направлении уже предпринимаются конкретные шаги. Постоянно инициируя различные площадки для международного диалога, Казахстан подчеркивает, что именно он является единственным государством в регионе, которое готово стать посредником в решении многочисленных проблем. Успехи Казахстана отмечены и международным сообществом. Компания Standard & Poor's присвоила стране положительный инвестиционный рейтинг ВВВ. Европейский Союз и Соединенные Штаты признали Казахстан «рыночной экономикой», и у него есть все шансы вступить в скором времени во Всемирную Торговую Организацию. Казахстан традиционно сохраняет значительную зависимость от России во многих вопросах, но на ресурсном рынке играет по своим правилам; присоединение к проекту нефтепровода Баку—Тбилиси—Джейхан — явное тому свидетельство.

Узбекистан долгое время нейтрально относился к большинству региональных инициатив своих соседей, отдавая предпочтение прямым партнёрским отношениям с США. Однако андижанские события показали, что эта стратегия требует значительных дополнений и серьёзного пересмотра. Политическая практика показала, что национальная стабильность становится весьма хрупкой вещью без опоры на крепкий региональный союз и прямую заинтересованность соседних государств в сохранении действующего руководства страны. В 2006 году Узбекистан, наглядно демонстрирую изменившийся вектор внешней политики, присоединился к двум организациям, определяющим экономическое и военное развитие региона — ЕврАзЭС и ОДКБ.

Совсем недавно было подписано соглашение о безвизовом режиме поездок для граждан Беларуси, на очереди уже одобренное соглашение подобного рода для граждан Кыргызстана.

Таджикистан, испытавший на себе последствия пятилетней гражданской войны, по-прежнему остаётся небогатой страной с неопределёнными перспективами роста. Серьёзным преимуществом, которое имеет страна на сегодняшний день — дешевая электроэнергия, базирующаяся на богатых гидроэнергетических ресурсах (8-е место в мире), что позволяет Таджикистану развивать энергоёмкие производства — один завод по производству алюминия дает 60% экспорта страны. Это понимают российские компании и активно вкладывают средства в энергетику страны, в частности в строительство Рогунской ГЭС. Важной частью национального дохода являются также денежные трансферты трудовых мигрантов. В этой связи Таджикистан охотно способствует интеграционным инициативам, поскольку заинтересован в упрощении визового режима в регионе.

Туркменистан довольно осторожно подходит к интеграционному процессу в Центральной Азии. Связано это как с особенностями политической системы в стране, так и с внешнеполитическими возможностями, основанными на мощной ресурсной базе туркменского газа. Туркменистан имеет возможность вести успешные переговоры и даже оказывать некоторое давление на страны, зависимые от газовых поставок, причём делать это полностью самостоятельно, без опоры на региональные коалиции. Это подтверждается недавним соглашением с Газпромом, когда Туркменистану удалось относительно легко договориться о повышении цены на свой газ фактически в обмен на отказ от участия в альтернативном проекте газотранспорта.

Кыргызстан пытается встать на путь стабилизации после серьёзных перемен во внутренней политике. На сегодняшний день этот процесс далёк от завершения. Тем не менее, киргизская экономика по своей сути является открытой, что уже проложило дорогу для масштабных инвестиций со стороны России и Казахстана. Страна испытывает зависимость от поставок газа из соседнего Узбекистана. Кыргызстан, Узбекистан, Казахстан стоят на пути создания гидроэнергетического консорциума.

Учитывая эти факторы, а также то, что экономика Кыргызстана переживает не лучшие времена, а внешний долг республики превысил 2 млрд. долларов и продолжает расти, страна вынуждена искать источники перспективного развития во внешней среде, обращать внимание на любые процессы в регионе, способствующие потенциальному улучшению ситуации внутри страны.

Ни один значительный геополитический шаг, каким, несомненно, является интеграция огромного региона, не может обойтись без внимания крупнейших мировых держав и международных организаций. Здесь в первую очередь необходимо выявить жизненные интересы всех внешних сторон, действующих в регионе, а также саму цену вопроса.

Согласно прогнозам, товарооборот между Европой и Азией к 2010 году должен вырасти до триллиона долларов. Для Центральной Азии это значит существенное повышение значения региона в мировой политике. Огромный ресурсный потенциал, в том числе пользующиеся всё возрастающим спросом энергоносители, позволяют рассчитывать на постоянный приток средств в регион и рост инвестиционной привлекательности отдельных национальных экономик.

США постоянно подтверждают наличие своих интересов в Центральной Азии. В первую очередь это касается каналов транспортировки нефти и газа. США имеет свой собственный взгляд на то, каким путём должна пойти интеграция региона. Концепция «Большой Центральной Азии» предполагает помимо основной пятерки стран, объединённых общим советским прошлым: Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Кыргызстан, Таджикистан, включение в новый союз Афганистана. Желание американцев, на которых перманентно давит угроза радикального ислама, стабилизировать регион за счёт традиционно светских рыночно ориентированных режимов, вполне оправданно, но пока не находит существенных точек приложения. США имеет основания предъявлять претензии в нарушении демократических принципов практически ко всем странам региона, и этой возможностью пользуется с разной периодичностью и интенсивностью. Важное политическое значение для США имеет безъядерный статус всех без исключения стран ЦА, официально подтверждённый региональным договором.

Впрочем несмотря на гигантскую мощь и дипломатический авторитет, желание США оказывать прямое влияние на страны региона наталкивается на укрепляющуюся Шанхайскую организацию сотрудничества, которая в первую очередь представляет интересы Китая и России в Центральной Азии. Продуктом интенсивной работы ШОС стала декларация о необходимости вывода военных контингентов и объектов инфраструктуры армии США из стран- членов ШОС в связи с завершением активной фазой антитеррористической кампании в Афганистане.

Китай, экономика которого испытывает растущую потребность в энергоносителях, принимает энергичные меры по проникновению в ТЭК Центральной Азии, стремится не допустить передел сырьевых рынков в странах этого региона без его участия. Как надежный инструмент укрепления региональной безопасности и развития многостороннего сотрудничества КНР рассматривает ШОС. Успешность этой организации в первую очередь подтверждается активностью самих её участников, а также практическим опытом борьбы за влияние в ЦА с таким серьёзным соперником, как США. Важными составляющими экономики КНР, способными задействовать центрально-азиатский региона, становятся путь китайских товаров в Европу и импорт энергоносителей из России. Активность Китая в регионе продиктована также необходимостью налаживания взаимодействия по противоборству уйгурскому сепаратизму, пресечению поддержки извне сепаратистских сил, ставящих себе целью создание там, а также на территории соседних центрально-азиатских стран так называемого государства Восточный Туркестан.

Европейский Союз рассматривает Центральную Азию, как потенциальное прикрытие, защищающее Европу от исламского экстремизма, наркотрафика и нелегальной миграции. Евросоюз крайне заинтересован в надёжности, стабильности и прозрачности энергопотока из России и ЦА. Так, 75 % импорта Европейского союза из Казахстана приходится на энергоносители.

Для России Центральная Азия «свой» регион. Во многом отношения с бывшими советскими республиками строятся не на принципах поисках нового, а на попытках восстановления преждевременно разрушенного старого.

Современное экономическое положение России позволяет начать эффективное «возвращение» в Центральную Азию. Важным внешнеполитическим резервом России является дальнейшее развитие ее взаимодействия с Китаем по проблемам ЦА, в том числе в рамках Шанхайской организации сотрудничества, организационно-правовое становление которой близится к завершающему этапу. Экономическую и смысловую нагрузку этому направлению недавно придал Президент России. По его словам через 10-15 лет 30% российского экспорта энергоносителей будет обеспечено поставками на азиатские рынки. Несмотря на техническую несостоятельность СНГ (из более чем 1600 принятых документов в рамках Содружества реально работает только десятая часть), Россия и Казахстан имеют мощную интеграционную основу в виде ЕврАзЭС, в рамках которого заключен ряд критически важных для региона договоров, а вопрос создания единого экономического пространства в ЦА перешел в плоскость прямой дискуссии.

На повестке стоит вопрос о полноценном таможенном союзе, единой валюте и унификации финансовых рынков и рынков труда, что на практике и будет означать создание общего экономического пространства. Несмотря на разнообразие специфических политических и социально-экономических систем, пять разных уровней интеграции в систему международных экономических и политических отношений, движение от периферии к мировому центру, который в свою очередь постепенно смещается на Восток, является пока слабо артикулированной, но неуклонной задачей стран Центральной Азии. На сегодняшний день большая часть пути всё ещё впереди.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д. В.. Политическая безопасность. Проблемы и реальность. Книга 1. 2009

Еще по теме Перспективы Единого Экономического Пространства в Центральной Азии:

  1. Перспективы интеграции стран Центральной Азии
  2. Экономизация политики и перспективы интеграции в Центральной Азии
  3. Перспектива региональной безопасности в странах Центральной Азии и Южного Кавказа
  4. Признаки экономической дезинтеграции в Центральной Азии
  5. 4.2. Формирование единого мирового пространства
  6. 4.4. Формирование единого информационо-телекоммуникационного пространства
  7. Китай и Россия в Центральной Азии
  8. Открытие Центральной Азии
  9. Новая роль Центральной Азии
  10. Интеграционный процесс в Центральной Азии
  11. Китайско-американские отношения в Центральной Азии
  12. Растущая роль Китая в Центральной Азии
  13. Политика Японии в Центральной Азии
  14. Проблемы обеспечения безопасности в Центральной Азии