<<
>>

Пиратство: международно-правовые аспекты.

Еще одним явлением, которое по формам его проявления, некоторым причинам, вызыва ющим его возникновение, равно как и силам, стоящим за ним, примыкает к терроризму, является пиратство.
Пиратство с момента появления всегда представляло угрозу морскому судоходству и торговле.
Государства постоянно уделяли серьезное внимание борьбе с этим явлением.
Уже древнегреческие города-полисы и Древний Рим рассматривали пиратов как врагов человеческого рода (hostis generis humani). И впоследствии пиратство считалось самим тяжким преступлением, посягающим на интересы всех государств. Более того, в XIX столетии пиратство стало рассматриваться как преступление, нарушающее международное право. Так, известный британский юрист Т. Твисс писал в 1861 г.: «Поддержание мира на море является одной из целей Общего права (народов), и все преступления против мира на море являются преступлениями против международного права». Такой подход сохранился идо наших дней. Обычно в зарубежной правовой доктрине пиратство относят к международным преступлениям. В наказании за такие деяния заинтересованы все государства. Кроме того, любое государство может привлечь к ответственности виновных, независимо от их гражданства и от места совершения деяния.
К началу XX в. в связи с развитием военно-морских флотов эта борьба дала определенные результаты, и пиратство почти до конца XX столетия уже не носило массового характера.
Однако в последние годы в ряде районов Мирового океана, особенно вблизи Африканского континента, участились нападения пиратов на морские суда. Это обусловлено политической нестабильностью, экономико-социальными потрясениями и беззаконием в таких государствах, как, например, Сомали. При этом пиратство достигло таких масштабов, что стало представлять угрозу международному миру и безопасности, и проблема пиратства стала предметом озабоченности Совета Безопасности ООН.

Следует отметить, что правовой основой борьбы государств с пиратством вплоть до середины XX в. служили только международно-правовые обычаи. Это создавало определенные трудности в квалификации того или иного деяния в качестве пиратства. В частности, не было единого подхода к определению понятия пиратства. Естественно, что унифицированного подхода к данной проблеме можно было бы достичь только на основе универсального договора. Поскольку подавляющее большинство норм международного морского права, регулирующих отношения государств по использованию пространств Мирового океана, являлись по своему характеру обычными (не только в отношении пиратства), возникла необходимость кодификации и более точного формулирования действующих обычных норм.
Известно, что Генеральная Ассамблея ООН еще в 1947 г. образовала в качестве своего вспомогательного органа Комиссию международного права для осуществления подготовительной работы по кодификации и развитию международного права. Комиссия, подготавливая проекты статей по морскому праву, которые стали основой будущих конвенций по морскому праву, обобщила, в частности, многовековую практику, касающуюся борьбы с пиратством. Ею были даны четкие формулировки норм относительно пиратства. Эти нормы были закреплены уже в качестве договорных в принятой в 1958 г. в Женеве Конвенции об открытом море. Именно эта конвенция способствовала единообразному подходу государств в деле сотрудничества в борьбе с пиратством.
Кроме того, Комиссия международного права ООН подготовила комментарий к указанным статьям по морскому праву. В сущности, комментарий является обобщением международной практики и международно-правовой доктрины по вопросам морского права, в том числе и пиратства.
Нормы ст. 14—22 Женевской конвенции об открытом море 1958 г. относительно пиратства были включены 3-й Конференцией ООН по морскому праву почти без изменения в Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г. (ст. 100-107, 110).
Конвенция 1982 г. предусматривает обязанность государств сотрудничать «в максимально возможной степени в пресечении пиратства в открытом море или в любом другом месте за пределами юрисдикции какого-либо государства» (ст.
100). Интересно отметить, что в Женевской конвенции об открытом море 1958 г. говорилось об обязанности государств содействовать уничтожению пиратства. Как показала практика, уничтожить пиратство, как и иные уголовные преступления, вообще невозможно.
В соответствии со ст. 101 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. «пиратством является любое из перечисленных ниже действий:
а) любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами какого- либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный:
i) в открытом море против другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящихся на их борту; и) против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства;
b) любой акт добровольного участия в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, совершенный со знанием обстоятельств, в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом;
c) любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению действия, предусматриваемого в подпункте “а” или “Ь”».
Конвенция определяет пространственную сферу действий, подпадающих под понятие пиратства, т.е. первым квалифицирующим признаком является место совершения действий, перечисленных в ст. 101 Конвенции ООН 1982 г. Совершенные в открытом море действия, представляющие собой любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, либо такие действия, совершенные вне юрисдикции какого бы то ни было государства, являются пиратством.
Конвенция 1982 г. не включала открытое море в исключительную экономическую зону.
Развитие же международного морского права привело к появлению такого института, как исключительная экономическая зона, в которой прибрежные государства имеют право осуществлять определенные суверенные права и юрисдикцию в отношении некоторых видов морской деятельности. Ширина этой зоны составляет 200 морских миль и отсчитывается от тех же исходных линий, что и территориальное море.
Хотя исключительная экономическая зона и не является частью открытого моря, однако, как указывается в п. 2 ст. 58 Конвенции 1982 г., ст. 88—115 применяются и к исключительной экономической зоне.
С формальной точки зрения существует ряд проблем в применении термина «пиратство» в случаях, когда речь идет об архипелажных, территориальных водах, о внутренних морских водах. Однако ничто не препятствует государствам называть такие деяния пиратством.
В качестве примера можно сослаться на Уголовный кодекс Российской Федерации, в ст. 227 которого под пиратством понимается «нападение на морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения».
Следует отметить, что международное право не препятствует государствам распространить действие конвенционных положений о пиратстве на акты насилия, захвата или грабежа в отношении частновладельческих судов, их экипажа, пассажиров или имущества, совершаемые в морских водах, находящихся под их суверенитетом. Это может осуществляться либо путем принятия соответствующего национального акта, либо в виде заключения международного договора.
Так, в целях имплементации положений Конвенции 1982 г. о пиратстве в 2005 г. был заключен первый многосторонний договор — Региональное соглашение о сотрудничестве по борьбе с пиратством и вооруженным разбоем против судов в Азии. Этим соглашением положения о пиратстве распространяются за пределы открытого моря на действия, которые совершаются во внутренних водах, территориальном море и архипелажных водах, т.е. в водах, находящихся под суверенитетом прибрежных государств. Естественно, что положения названного соглашения могут быть применены только к гражданам договаривающихся государств либо к судам, имеющим их национальность.
Еще одним квалифицирующим признаком пиратства в Конвенции 1982 г. называется «любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж». Современное же пиратство осуществляется в форме не только захвата судна и его груза, но и путем захвата заложников, членов экипажа или пассажиров с целью выкупа, захвата оборудования, убийства, грабежа, потопления судна и др.
В 1988 г. была заключена Римская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства. Статья 3 конвенции устанавливает:
«1. Любое лицо совершает преступление, если оно незаконно
и преднамеренно:
— а) захватывает судно или осуществляет контроль над ним силой или угрозой силы или путем любой другой формы запугивания; или
— Ь) совершает акт насилия против лица на борту судна, если этот акт может угрожать безопасному плаванию данного судна; или
— с) разрушает судно или наносит судну или его грузу повреждение, которое может угрожать безопасному плаванию данного судна; или
— d) помещает или совершает действия в целях помещения на борт судна каким бы то ни было способом устройства или вещества, которое может разрушить это судно, нанести этому судну или его грузу повреждение, которое угрожает или может угрожать безопасному плаванию данного судна; или
— е) разрушает морское навигационное оборудование, или наносит ему серьезное повреждение, или создает серьезные помехи его эксплуатации, если любой такой акт может угрожать безопасному плаванию судна; или
— 0 сообщает заведомо ложные сведения, создавая тем самым угрозу безопасному плаванию судна; или
— g) наносит ранения любому лицу или убивает его в связи с совершением или попыткой совершения какого-либо из преступлений, указанных в подпунктах “а”—“Г’».
Такие деяния подпадают под действие этой конвенции, если они совершены в водах, как указывается в ст. 4, «за внешней границей территориального моря». Иными словами, пространственной сферой действия Римской конвенции являются те же пространства, что и пространственная сфера действий положений Конвенции 1982 г. о пиратстве.
Если сравнить пиратские акты, как они определены в ст. 101 Конвенции ООН 1982 г., с актами, подпадающими под действие Римской конвенции, то может сложиться впечатление, что составы правонарушений совпадают. Между тем Римская конвенция направлена, как это указано в ее преамбуле, на борьбу с террористическими актами на море и с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, безопасности людей и имущества, которые, в сущности, также следует отнести к террористическим. Такие акты, как указывается в преамбуле Римской конвенции, «серьезно нарушают морское сообщение и подрывают веру народов мира в безопасность морского судоходства».
Борьба с пиратством предполагает необходимость определения морского судна (или летательного аппарата) в качестве пиратского. В соответствии со ст. 103 конвенции судно или летательный аппарат будут рассматриваться как пиратские, если они предназначены «лицами, имеющими над ними власть» для совершения пиратских действий. Таковым оно будет считаться до тех пор, пока будет находиться под властью лиц, совершающих пиратские действия.
Возникает вопрос о том, сохраняют ли пиратские суда национальность либо ее утрачивают. Национальность морского судна означает его государственную принадлежность, т.е. право плавать под флагом какого-либо государства и право на защиту со стороны государства флага. В прошлом пиратские суда рассматривались как не имеющие национальности.
Современное международное право решает вопрос о национальности иначе. Так, в соответствии со ст. 104 Конвенции 1982 г. «судно или летательный аппарат могут сохранять свою национальность, несмотря на то что они стали пиратским судном или пиратским летательным аппаратом. Сохранение или утрата национальности определяется внутренним правом того государства, которым она была предоставлена». Таким образом, государство само решает вопрос о национальности пиратского судна. Однако, даже если пиратское судно сохраняет государственную принадлежность, это не означает, что судно и лица, пребывающие на нем и являющиеся пиратами, продолжают находиться под защитой государства.
Конвенция ООН 1982 г. устанавливает универсальную юрисдикцию в отношении пиратских судов, летательных аппаратов и пиратов. Суть ее заключается в том, что, как следует из ст. 105, «в открытом море или в любом другом месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства любое государство может захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат, либо судно или летательный аппарат, захваченные посредством пиратских действий и находящиеся во власти пиратов, арестовать находящихся на этом судне или летательном аппарате лиц и захватить находящееся на нем имущество». При этом не имеет никакого юридического значения национальность пиратского судна или летательного аппарата и гражданство (подданство) пиратов. Универсальная юрисдикция включает право любого государства, осуществившего захват пиратского судна, подвергнуть судебному преследованию пиратов. Суды налагают наказание в соответствии с законодательством. Они же могут определить те меры, которые «должны быть приняты в отношении таких судов, летательных аппаратов или имущества, не нарушая прав добросовестных третьих лиц».
В международном праве с давних времен установилось правило о том, какие средства можно использовать для борьбы с пиратством. Это правило нашло закрепление в ст. 21 Женевской конвенции 1958 г. и ст. 107 Конвенции ООН 1982 г. В соответствии со ст. 107 последней «захват за пиратство может совершаться только военными кораблями или военными летательными аппаратами либо другими судами или летательными аппаратами, которые имеют четкие внешние знаки, позволяющие опознать их как состоящие на правительственной службе, и уполномочены для этой цели». Иными словами, эта статья направлена против произвола.
Конвенция ООН 1982 г. содержит положения, направленные на предупреждение произвола при осуществлении актов борьбы с пиратством. Так, в соответствии со ст. 106 если государство, захватившее судно или летательный аппарат по подозрению в совершении пиратства, не имело для этого достаточных оснований, то оно несет ответственность перед государством, которое предоставило свою национальность этому судну или летательному аппарату. При этом государство несет ответственность за любой ущерб или любые убытки, вызванные захватом.
Конвенция ООН 1982 г. предусматривает еще одно исключение из принципа свободы судоходства, связанное с пиратством. Так, в соответствии со ст. 110 военный корабль может в открытом море подвергнуть осмотру иностранное судно, если имеются достаточные основания подозревать, что это судно занимается пиратством.
Сотрудничество государств в борьбе с пиратством предполагает главным образом принятие государствами надлежащего законодательства. В противном случае борьба с такого рода преступлениями будет малоэффективной.
Совет Безопасности ООН в ряде резолюций, принятых в связи с пиратством, призывает государства принять соответствующее законодательство, направленное на борьбу с пиратством.
Для привлечения пиратов к уголовной ответственности следует, как представляется, создать специальные суды, которые должны располагаться в портах. Это обусловлено особенностями как пиратских действий, так и морского судоходства.
Предложение Российской Федерации о создании специального международного суда для преследования пиратов встретило положительный отклик со стороны других государств, а также Совета Безопасности ООН. Однако необходимо учитывать, что подобного рода суды работают очень медленно. Если даже такой суд будет создан, то он сможет рассмотреть небольшое количество дел. Между тем пиратство приобрело у берегов таких государств, как Сомали и Нигерия, массовый характер, и это приведет к тому, что большинство пиратов избегнут судебного преследования. В связи с этим можно было бы предложить международному сообществу создать несколько региональных международных судебных органов для преследования пиратов.
Пиратство в современный период представляет серьезную угрозу безопасности международного судоходства, посягая на принцип свободы судоходства, а также на жизнь пассажиров и экипажа морских судов. Тем самым, как уже указывалось, оно ставит под угрозу международный мир и безопасность. Это обусловило то, что вопросам сотрудничества государств в борьбе с пиратством стал уделять значительное внимание Совет Безопасности ООН. Именно Совет Безопасности является главным органом, на который возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности.
Пиратские действия и морской разбой в последнее время совершались в основном сомалийскими пиратами в открытом море и морских водах, прилегающих к сухопутной территории Сомали. Эти действия приобрели такой характер, что оказывали весьма негативное влияние, прежде всего на внутриполитическую обстановку в Сомали. Международное сообщество признало, что внутриполитические конфликты в Сомали создают угрозу международному миру и безопасности. В частности, Совет Безопасности в ряде своих резолюций указал, что «акты пиратства и вооруженного разбоя в территориальных водах и в открытом море у побережья Сомали усугубляют ситуацию в этой стране, которая по-прежнему представляет угрозу международному миру и безопасности в регионе».
Сомалийские пираты, совершив пиратские акты в открытом море, укрываются в территориальных или внутренних морских водах и на побережье Сомали. Между тем Сомалийское переходное федеральное правительство не в состоянии справиться с очагами пиратства в пределах территории. В связи с этим в 2008 г. Совет Безопасности ООН по просьбе Сомали принял 2 июня 2008 г. резолюцию S/RES 1816 (2008), на основании которой государства и региональные организации могут после уведомления Генерального секретаря ООН в течение 6 месяцев входить в территориальные воды Сомали в целях борьбы с пиратством и вооруженным разбоем. Затем этот срок резолюцией Совета Безопасности S/RES1846 (2008) от 2 декабря 2008 г. также по просьбе Сомали был установлен в 12 месяцев и впоследствии продлевался на следующие двенадцать месяцев резолюциями Совета Безопасности ООН S/RES1950 (2010) от 23 ноября 2010 г. и S/RES/2020 (2011) от 22 ноября 2011 г.
Таким образом, пиратские действия могут пресекаться любым государством в территориальных водах Сомали. Однако данное положение является исключением из общепринятой международной практики, обусловленным объективными обстоятельствами. Этими обстоятельствами является неспособность правительства Сомали в настоящее время самостоятельно решить проблему борьбы с пиратством, очаги которого расположены на его территории.
В последнее время стали наблюдаться акты пиратства и вооруженного разбоя в Гвинейском заливе. В связи с этим Совет Безопасности ООН в принятой 29 февраля 2012 г. резолюции S/RES/2039 (2012) призвал государства, расположенные в районе Гвинейского залива, совместно с региональными организациями активизировать деятельность по борьбе с указанными деяниями.
Как видно, борьба с пиратством на современном этапе приобретает новый характер. Не только отдельные государства или группы государств ведут эту борьбу. Организация Объединенных Наций в лице Совета Безопасности осуществляет координирующую роль в сотрудничестве государств по борьбе с пиратством. Несомненно, что только с помощью различных форм и средств, как организационных, так и правовых, возможно устранить угрозу пиратства международному судоходству и тем самым обеспечить международный мир и безопасность.
<< | >>
Источник: А. В. Торкунов. Современные международные отношения. 2012

Еще по теме Пиратство: международно-правовые аспекты.:

  1. НОВЫЕ АСПЕКТЫ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: ПИРАТСТВО И ЧАСТНЫЕ ВОЕННЫЕ (СИЛОВЫЕ) КОМПАНИИ
  2. Международно-правовой аспект независимости Косово
  3. Правовые аспекты международных связей субъектов Российской Федерации
  4. Международные усилия по борьбе с пиратством у берегов Сомали.
  5. Пренебрежение к правовым аспектам политики в Великобритании
  6. СНГ: некоторые институционально-правовые аспекты
  7. 42. Биполярность и мультиполярность системы международных отношений в аспекте поддержания международной безопасности и стабильности.
  8. В соответствии с Соглашением по торговым аспектам зашиты прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), действующего в рамках правовой базы ВТО, цепью соглашения является ...
  9. Международно-правовые средства разрешения международных споров
  10. Глава 19. МЕЖДУНАРОДНЫЕ АСПЕКТЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  11. Международные аспекты налогообложения
  12. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  13. НЕВОЕННЫЕ АСПЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  14. 1. Международная безопасность и её военные аспекты
  15. Военно-политические аспекты международной безопасности
  16. 2. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ПРОБЛЕМЫ
  17. Энергетический аспект международных отношений на пространстве СНГ