<<
>>

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

О6 определении «глобализации». На сегодняшний день существует большое разнообразие определений понятия «глобализация», но большинство из них отличается чисто формальным статистическим, а не сущностным подходом. О наличии феномена глобализации судят по росту объемов товарооборота между государствами, по удельному весу ТНК в мирохозяйственном производстве и обмене и т.п. При этом упускается главный научный критерий — качественные социально-экономические характеристики самого феномена глобализации, принципиально отличающие ее от предшествующих этапов интернационализации мировой экономики.
В данной главе глобализация рассматривается как третий этап интернационализации мирового хозяйства, в основе которой лежит возникновение информационнотехнологического уклада и формирование постиндустриальных производительных сил.
Первая историческая фаза (или этап) интернационализации связана с деятельностью торгового купеческого капитала и Великими географическими открытиями середины XV—XVII вв., открытиями новых торговых путей и стран. При этом уровень производительных сил в Европе и транспортных средств (парусные суда) был довольно низким. Важным отличием этого этапа завязывания торговых связей было не завоевание территорий и покорение народов, а получение того, что впоследствии стали называть колониальным товаром, — шелка, фарфора, пряностей, чая, драгоценных камней, металлов и т.п. местных традиционных товаров. В лучшем случае на новых территориях создавались торговые фактории.
Принципиальный сдвиг в процессе интернационализации связывают с началом промышленной революции в Европе (в XVIII—XIX вв.), в ходе которой произошел скачок в развитии производительных сил — переход от мануфактуры к машинному производству. Тогда же начались и колониальные завоевания, потому что фабрикам нужно было сырье и рынки сбыта, причем машинное производство требовало регулярности поставок и, соответственно, более совершенных средств доставки (пароходы, паровозы). Теперь интернационализация мирового хозяйства стала приобретать системный характер, только система эта — «метрополия—колония» была основана на эксплуатации одних народов другими и жесткой привязке сырьевой колониальной экономики к промышленной метрополии. После Второй мировой войны с развалом колониальной системы развивающиеся страны стали политически независимыми, но старое разделение труда в мировом масштабе все еще сохранялось в течение длительного переходного периода, получившего название неоколониализм. Капитализм развивался в мире весьма неравномерно. Как формация и как международная система он складывался первоначально в сравнительно узкой группе европейских стран, и по мере его перехода от фазы к фазе эпицентр перемещался от одной из этих стран к другой. Это и породило феномен догоняющего развития, который вплоть до середины XIX в. происходил в основном в рамках этой передовой группы стран (Нидерланды, Англия, Франция). С 60-х годов XIX в. началось запоздалое, стимулируемое и направляемое государством развитие капитализма в еще одной группе стран (Германия, Италия, Россия, Япония и др.). По сути дела, это и явилось одной из главнейших глубинных причин возникновения обеих мировых войн.
В ходе послевоенного восстановительного периода, осуществлявшегося под эгидой США, в Европе началось постепенное стирание граней между первичной и вторичной моделями капитализма с последующей экономической консолидацией их в рамках Европейского сообщества, а потом и союза.
Однако превращение США в подлинного формационного лидера началось в 1960-х — начале 1970-х годов с формированием в этой стране информационнотехнологического уклада. (Особенно после того, как корпорация «Интел» разработала в 1971 г. интегрированную схему — компьютерный чип, положивший начало широкому распространению информационных технологий.) К. Маркс в «Капитале» блестяще проанализировал, как с каждой новой фазой и стадией развития капитализма расширялись рамки непосредственно общественного труда, оставаясь, правда, в частнособственнической оболочке. Но, конечно, ни Маркс, ни даже Энгельс, доживший до эпохи зарождения монополистической фазы, не могли себе представить сегодняшнего высокого уровня развития производительных сил, которые основаны на информационных технологиях и создают реальные предпосылки (пока только предпосылки!) для максимального расширения рамок непосредственно общественного труда, причем не только в национальных, но и в транснациональных масштабах.
Можно возразить, что и до этого времени ряд крупнейших западных монополий действовал одновременно во многих других странах мира, в связи с чем и появился термин «многонациональные корпорации» (МНК). Но они были всего лишь высшей формой развитого индустриализма. Эти корпорации лишь создавали в других странах автономные филиалы однотипных производств. В том-то и заключается принципиальное отличие ИТ от производительных сил, что они впервые создали широкие и эффективные возможности организации труда на трансграничной основе через использование различных форм аутсорсинга. Отсюда и их название — трансгранациональные корпорации (ТНК). Возникновение ИТ-уклада в США прошло ряд этапов. На этапе зарождения (послевоенный период вплоть до начала 1970-х годов) это был, так сказать, «уклад в себе», анклав, изолированный (даже географически — Силиконовая долина) от остального массива высокоиндустриализированной экономики США. На этапе становления в качестве одной из активнейших структур американской экономики (начиная с 1970-х годов) этот уклад активно проникал сначала в наиболее «удобные», легкодоступные и восприимчивые сервисные сферы — связь, финансы, торговлю. Труднее всего было это проникновение в промышленность, отягощенную массированными капитальными инвестициями. Но когда информационно-технологический или постиндустриальный уклад сформировался и над ним даже возникла собственная виртуальная надстройка НАСДАК, Америку захлестнула волна всеобщей эйфории. Значительная часть экономистов и СМИ писали об американской экономике в целом не иначе как о «новой» и «постиндустриальной» (что не соответствовало действительности). В результате такого ажиотажа на виртуальной площадке НАСДАК в 1990-х годах стал надуваться огромный «пузырь», который в 2001 г. благополучно и лопнул. Тогдашняя рецессия сопровождалась спадом экономического роста и снижением производительности труда.
Несмотря на серьезную структурную перестройку американской экономики, она и сегодня остается двухслойной. Если судить по чисто экономическим показателям «долларового» вклада нового уклада в ВВП, то он быстро рос в последние годы и, безусловно, преобладал над вкладом традиционной, т.е. индустриальной, части экономики США. Это в долларовом исчислении. Но есть и социальная сторона проблемы, в центре которой оказывается не доллар, а человек. Огромные трудовые ресурсы сосредоточены в традиционной (индустриальной) национальной американской экономике, где производится немалая часть продукции страны, удовлетворяющей потребности основной массы американского населения. Конечно, в этих традиционных секторах американской экономики происходит модернизация, в том числе и с использованием компьютерной техники, но важно отличать инновационную «новую» экономику от модернизации индустриальных структур.
Понятие модернизации подразумевает, что где-то существует передовой образец, к которому следует подтягивать устаревшее оборудование и/или технологический процесс, в то время как «инновация» — это технологическое новшество, которое нигде пока не существовало и не применялось.
Вообще, рассуждая о глобализации, нельзя, очевидно, поддаваться чрезмерной эйфории. И не только потому, что мы имеем дело с чрезмерно сложным и многополярным феноменом, но и прежде всего потому, что процессы глобализации мирохозяйственных связей находятся пока в начальной стадии и уже проявили свойственную им диалектическую противоречивость. Современный мир все еще являет свою симбиозную структуру. Если судить по степени вовлеченности или причастности к процессам глобализации, то в нем можно условно выделить следующие группы стран:
— высокоиндустриальные страны, где уже существует или ускоренно формируется ИТ-уклад, от которого идут импульсы разной степени интенсивности в другие районы мира;
— некоторые крупные развивающиеся страны, которые весьма успешно развиваются в рамках индустриальной парадигмы и в которых уже возникают «вторичные» (заимствованные) элементы будущего ИТ-уклада;
— обширная группа развивающихся стран, просто занятых решением задач традиционной индустриализации;
— значительная часть развивающихся стран, которые все еще сталкиваются с проблемами выживания и которым оказывается Западом «официальная помощь развитию»;
— есть еще в мире и категория failed states — несостоявшихся государств, которым до сих пор не удалось решить проблему консолидации своей государственности (Афганистан, Сомали, Йемен и многие другие).
Даже из этой предельно краткой обобщающей картины мира очевидно, что для абсолютного большинства членов мирового сообщества пока еще наиболее актуальными и даже насущными являются проблемы модернизации индустриального типа, а не собственно глобализация, влияние которой ощущается ими лишь косвенным образом.
<< | >>
Источник: А. В. Торкунов. Современные международные отношения. 2012

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ:

  1. Международная политическая экономия
  2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  3. 49.2. КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  4. Предыстория мировой политической экономии
  5. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ: ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ
  6. § 1. «Экономикс» и традиционная политическая экономия
  7. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ ВНЕШНИХ ШОКОВ
  8. Мировая политическая экономия: исследовательская повестка дня
  9. 85. М. И. Туган-Барановский: проблемы методологии и теории политической экономии.
  10. Сравнительная политическая экономия: политика социального обеспечения
  11. 38. Какие идеи обосновывал Ф. Лист в книге «Национальная система политической экономии»?
  12. Структура международных политических отношений
  13. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
  14. Понятие международных политических отношений
  15. Объекты международных политических отношений