<<
>>

Политическая система и внешняя политика Российской Федерации

Наиболее важная роль в области внешней политики принадлежит исполнительной ветви государственной власти. Именно эта ветвь спо­собна обеспечить единство внешней политики государства. Только ис­полнительная власть, в отличие от законодательной или судебной, может полноценно представлять государство на арене международных отноше­ний.

Плодотворное участие государства в международных отношениях предусматривает последовательность и непротиворечивость его полити­ки, высокий профессионализм его представителей, наличие у них зна­чительных информационных, организационных, интеллектуальных и иных ресурсов. Все это может обеспечить исполнительная власть.

В президентских республиках, например в нынешней России, ис­полнительная власть замыкается на главе государства. В соответствии с пунктом 4 ст. 80 Конституции РФ Президент Российской Федерации представляет ее в международных отношениях. В его ведении нахо­дятся как дипломатические, так и иные каналы связи с иностранными государствами, разведывательные органы, научные центры и центры анализа информации, наконец, аппарат, необходимый для реализации принимаемых внешнеполитических решений.

Полномочия Президента в области международных отношений определены Конституцией и соответствуют стандарту, принятому в президентских республиках. Он осуществляет руководство внешней политикой Российской Федерации (пункт «а» ст. 86), утверждает во­енную доктрину РФ (пункт «з» ст. 83) и, хотя это прямо не оговорено, доктрину внешней политики. Президент обращается к Федеральному собранию с ежегодными посланиями об основных направлениях вну­тренней и внешней политики (пункт «е» ст. 84), он вправе отклонить одобренный Федеральным собранием закон, в том числе и по внешне­политическим соображениям (ч. 3 ст. 107).

Президент ведет переговоры и подписывает международные дого­воры Российской Федерации (пункт «б» ст. 86 Конституции). С учетом Закона о международных договорах РФ Президент может заключать и договоры, не нуждающиеся в ратификации парламентом. После кон­сультаций с соответствующими комитетами или комиссиями палат Федерального собрания он назначает и отзывает дипломатических представителей России в иностранных государствах (пункт «м» ст. 83).

Как Верховный главнокомандующий Президент осуществляет права, предусмотренные законами страны и международным правом на случай вооруженного конфликта, включая применение Вооружен­ных сил в порядке самообороны, объявление нейтралитета, заключе­ние соглашений и перемирия.

В парламентских республиках ведущая роль в осуществлении внешней политики принадлежит правительствам. В России правитель­ство традиционно, и в дореволюционное время, и в период существо­вания СССР, и сегодня, было скорее экономической, хозяйственной структурой, чем политической. Однако это не исключает участия пра­вительства в формировании и осуществлении внешнеполитического курса, прежде всего в вопросах его компетенции. Роль Федерального собрания Российской Федерации, как и большинства других парла­ментов, сводится к принятию законодательных актов, необходимых для осуществления внешней политики. Например, закона о ратифика­ции международных договоров, а также бюджета, в котором целый ряд статей обеспечивает внешнеполитическую деятельность государства.

Не являясь официальным органом внешних сношений (по нор­мам международного права), парламент не может обращаться непо­средственно к иностранным правительствам. Одновременно активные связи с парламентами других стран — обмен опытом, координация за­конотворческой деятельности, совместное участие в работе Межпар­ламентского союза — одно из важнейших направлений деятельности представительного органа власти. Российский парламент в лице двух его палат — Государственной Думы и Совета Федерации может оказы­вать определенное воздействие на внешнюю политику. В обеих палатах созданы профильные комитеты, занимающиеся проблемами между­народных отношений. Делегации Государственной Думы и Совета Федерации нередко выезжают за рубеж для участия в различных ме­роприятиях межпарламентского сотрудничества. Руководители палат Федерального собрания РФ встречают и ведут переговоры не только с руководителями зарубежных парламентов, но и с представителями исполнительной власти иностранных государств, лидерами политиче­ских партий и движений. Естественно, темы таких контактов выходят далеко за узкие рамки межпарламентских связей и касаются широких проблем мировой политики и международных отношений.

Значительная часть депутатского корпуса первых созывов Государ­ственной Думы была оппозиционно настроена по отношению к пре­зиденту и правительству. При этом парламентская оппозиция часто использовала внешнеполитические проблемы в целях внутриполити­ческой борьбы. Государственная Дума делала резкие и не всегда обду­манные заявления по вопросам отношений с зарубежными странами, затягивала процесс ратификации некоторых международных догово­ров. Сегодня конституционное большинство в Государственной Думе принадлежит «Единой России», которая полностью поддерживает пре­зидента и правительство. Таким образом, открытый конфликт между парламентом и исполнительной властью по поводу внешней политики стал невозможным. Одновременно ослаб парламентский контроль над внешнеполитической сферой деятельности государства.

Все возрастающее значение для внешней политики и международ­ной деятельности государств имеет институт судебной власти. В про­шлом суды стремились уйти как можно дальше от международных проблем, но сегодня ситуация изменилась. Во многом это связано с возрастанием роли международного права во внешней политике госу­дарств и проникновением этого права в те сферы общественной жиз­ни, которые ранее регулировались исключительно внутренним правом каждого государства. Особенно это касается прав человека. Их соблю­дение стало в последние десятилетия важнейшим принципом между­народного права. Государства объективно заинтересованы в том, чтобы споры по поводу прав их граждан на территории иных государств ре­шались в обычном судебном порядке, а не поднимались на межгосу­дарственный уровень, внося тем самым осложнения в международные отношения. Судам приходится рассматривать множество дел, в той или иной степени затрагивающих интересы как иностранных граждан, так и иностранных государств в целом. Качество судебных решений по по­добным делам не может не оказывать воздействия на межгосударствен­ные отношения. Можно констатировать, что деятельность судебной власти в целом имеет немаловажное значение для поддержания в нор­мальном состоянии отношений между государствами и для выполне­ния этими государствами своих международных обязательств.

В отличие от официальных органов государственной власти, роль государственного аппарата в формировании и осуществлении внешней политики бывает иногда менее заметной, но зато более существенной. Если рассматривать международные отношения в самом широком пла­не, то в них участвуют практически все министерства и ведомства. По­этому большое значение имеет координация деятельности различных государственных структур в международной сфере. В советские време­на такую функцию выполнял негосударственный орган — Политбюро ЦК КПСС. В его состав входили представители тех органов власти и государственного управления, которые имели прямое и непосред­ственное отношение к внешней политике. В современной России по­добную роль выполняет Совет Безопасности Российской Федерации, созданный на основании ст. 83 Конституции РФ. Как правило, в состав данного органа входят премьер-министр, министр обороны, министр иностранных дел, руководители органов безопасности и внешней раз­ведки, т.е. те должностные лица, деятельность которых связана с обе­спечением жизненно важных интересов общества и государства, в том числе и в сфере международных отношений. Подобного типа органы существуют и в других государствах.

Важнейшим государственным ведомством в области международ­ной политики в каждой стране является Министерство иностранных дел. В современной России на МИД РФ возложены следующие задачи: разработка общей стратегии внешней политики Российской Федера­ции; практическая реализация внешнеполитического курса России; правовое обеспечение внешнеполитической деятельности РФ; коорди­нация международных связей субъектов Федерации и международной деятельности федеральных органов исполнительной власти в целях проведения единой политической линии в отношениях с иностранны­ми государствами и международными организациями.

Роль Министерства иностранных дел Российской Федерации как органа государственного управления значительно возросла по срав­нению с советскими временами. В те времена многие направляющие международной политики фактически находились в ведении партий­ного аппарата, а внешнеполитическое ведомство выполняло лишь дипломатические функции. Сегодня именно МИД является главным системообразующим центром всего внешнеполитического процесса Российской Федерации, и это требует дальнейшего совершенствова­ния структуры и самой деятельности этого ведомства.

В условиях демократии внешняя политика не может не быть резуль­татом сложного взаимодействия различных государственных структур при активном участии гражданского общества и его институтов.

Одно из основных направлений воздействия гражданского обще­ства на внешнюю политику связано с деятельностью политических партий. Хотя партия — основной элемент современных политических систем, ее корни находятся в недрах гражданского общества. Поли­тическая партия, выражая и представляя интересы определенных со­циальных слоев, формулирует свое отношение не только к вопросам внутренней, но и международной политики. Правящая партия при формировании внешней политики государства в значительной мере (нельзя сказать «в полной мере») исходит из своих программных уста­новок и интересов тех общественных сил, которые она представляет. Однако и оппозиционные партии обладают некоторыми ресурсами для влияния на внешнюю политику, прежде всего, через парламентскую деятельность, поскольку за парламентами, как правило, закреплено право ратификации международных договоров и принятия бюджетов. А именно бюджеты, а также международные соглашения и договоры имеют непосредственное отношение к международной политике.

В современной России партийная система приобрела достаточно устойчивый характер. Имеющая статус правящей, партия «Единая Рос­сия» завершила процесс своего организационного становления. Но ее внешнеполитические установки не имеют самостоятельного характера и полностью дублируют установки исполнительной власти. Подходы оппозиционных партий к проблемам международной политики, как правило, только внешне отличаются от официальной государствен­ной точки зрения. Так, Либерально-демократическая партия и ее ли­дер В. Жириновский шокировали в свое время мировое общественное мнение эпатажными заявлениями о возможности нанесения ядерного удара по соседним странам, о необходимости «последнего броска на юг», целью которого было объявлено достижение берегов Индийского океана. Националистические лозунги и сегодня широко представлены в лексиконе партии и ее лидера. Однако на практике ЛДПР всегда под­держивает действующую исполнительную власть по большинству во­просов внешней политики, оппозиционность этой партии существует только на словах.

Левая оппозиция негативно оценивает внешнюю политику нынеш­него президента, прежде всего курс на сближение и сотрудничество с ведущими странами Запада. Восприятие международных процессов со стороны левых, особенно КПРФ, до сих пор основано на стереотипах времен «холодной войны». Традиционные «классовые» лозунги у со­временных коммунистов вполне уживаются с националистическими. Не имея рычагов влияния на исполнительную власть, в 1990-х годах левые активно использовали парламентскую трибуну. Сегодня, в связи с резким ослаблением позиций левых в парламенте, возможности их воздействия на внутреннюю и внешнюю политику невелики.

Четвертая из представленных в Государственной Думе пятого созы­ва партий — партия «Справедливая Россия», выступающая как оппози­ционная. Представители данной партии нередко критикуют правитель­ство по тем или иным аспектам внутренней социально-экономической политики. Во внешней политике «Справедливая Россия» традицион­но поддерживает курс, проводимый исполнительной властью. Лидер «Справедливой России» на протяжении многих лет возглавляет Совет Федерации и в этом качестве нередко представляет Россию на между­народной арене. Но говорить о какой-либо особой внешнеполитиче­ской концепции партии «Справедливая Россия» не приходится.

Непарламентские политические партии, даже если имеют соб­ственные взгляды на международные отношения, ограничены в воз­можностях их публично артикулировать и влиять на российскую внеш­нюю политику.

Основными институтами гражданского общества являются все­возможные организованные группы интересов, в их числе ассоциации предпринимателей, профсоюзов. Начиная с 60-х годов XX в. многие исследователи внешнеполитического процесса государства обращают внимание на чрезвычайно важную роль некоторых заинтересован­ных групп в принятии внешнеполитических решений. В отличие от партий заинтересованные группы действуют не публично, прибегают к теневым формам лоббирования своих интересов, но результатив­ность их деятельности может быть весьма велика. На внешнюю поли­тику современной России наибольшее влияние способны оказывать группы, представляющие интересы военно-промышленного (ВПК) и топливно-энергетического комплексов (ТЭК). А интересы ВПК и ТЭК выходят далеко за пределы страны, поэтому они объективно стремятся оказывать воздействие на принятие внешнеполитических решений.

Военно-промышленный комплекс включает вооруженные силы, военную промышленность и военную науку, т.е. все, что обеспечи­вает безопасность и определяет такую важнейшую часть внешнепо­литического потенциала, как военная мощь государства. Отдельные структуры ВПК имели возможность оказывать влияние на принятие внешнеполитических решений еще в советские времена, в услови­ях тоталитарной политической системы. Этому способствовал высо­кий уровень милитаризации СССР. После развала коммунистической системы и исчезновения Советского Союза с политической арены военно-промышленный комплекс оказался в сложном положении. Резкое снижение расходов на оборону, потеря налаженных военно­-технических связей с бывшими союзниками по Варшавскому дого­вору и некоторыми государствами «третьего мира» поставили многие предприятия ВПК на грань полного прекращения выпуска продукции. Чтобы не допустить полной остановки этих предприятий, необходимо было расширить экспорт военно-технической продукции. Торговля оружием тесным образом переплелась с политикой, поэтому заинте­ресованность ВПК в международных вопросах усилилась. Требовалось отстаивать существующие рынки сбыта оружия и боевой техники, за­воевывать новые.

Интересы ВПК в значительной степени совпали с интересами госу­дарства и общества. Во-первых, на предприятиях ВПК работают мил­лионы людей, такие предприятия часто являются градообразующими, а возможности конверсии, т.е. перехода на выпуск мирной продукции, ограничены. Остановка предприятий ВПК могла бы ухудшить и так не­простую социальную ситуацию внутри страны. Во-вторых, оборонные заказы со стороны российских вооруженных сил были небольшими по объемам и оборонная промышленность нуждалась в зарубежных заказах для сохранения рентабельности. Поэтому вопросы военно­-технического сотрудничества занимали важное место во внешней по­литике России, а в отношениях с отдельными странами выступали на первое место. ВПК всегда обладал определенными возможностями для лоббирования своих интересов.

Топливно-энергетический комплекс в последние десятилетия свои позиции еще более усилил. Основные доходы предприятия ТЭК по­лучают от экспорта продукции на мировой рынок, что обусловливает повышенный интерес представителей комплекса к международным делам. В состав современного российского топливно-энергетического комплекса входят в значительной степени контролируемый государ­ством РАО «Газпром» и многочисленные частные нефтяные компа­нии. У всех сегментов российского ТЭК есть существенные интересы за пределами России. Газпром интересуют долгосрочные контракты на поставку газа в зарубежные страны, вопросы оплаты этих поставок, маршруты транспортировки российского газа. Нефтяные компании также заинтересованы в маршрутах и способах транспортировки неф­ти. Кроме того, нефтяные компании обращают внимание на многие факторы, определяющие мировые цены на нефть. В последние годы у российских компаний появились и новые интересы, связанные с их участием в проектах добычи нефти за пределами нашей страны. В свя­зи с возрождением в мире интереса к атомной энергетике РОСАТОМ стремится получить контракты на строительство атомных электро­станций в зарубежных странах. Для реализации подобных интересов за границей ТЭК требуется государственная поддержка, поэтому лица и структуры, представляющие топливно-энергетический комплекс, пы­таются влиять на внешнюю политику.

Интересы предприятий ТЭК, государства и общества могут со­впадать, так как формирование федеративного бюджета по-прежнему в первую очередь зависит от экспорта нефти и газа, но могут и рас­ходиться. Так, в 1990-е годы нефтяная компания «Лукойл» заключи­ла контракт с азербайджанским правительством о разведке и добыче нефти на шельфе Каспийского моря в то время, когда еще не было до­стигнуто соглашение между Россией, Азербайджаном и другими при­каспийскими странами о разделе шельфа. Сегодня такая ситуация вряд ли возможна.

Гражданское общество как целое имеет и такой важный инструмент воздействия на внешнюю политику, как общественное мнение. Под воз­действием общественного мнения могут быть отменены или, наоборот, приняты те или иные внешнеполитические решения, скорректирован внешнеполитический курс государства в целом. Общественное мнение находит свое отражение в средствах массовой информации, они же ак­тивно его формируют. Учитывая это, можно признать справедливыми выводы, сделанные в свое время известным американским политоло­гом Алмондом, который среди других внешнеполитических элит, ак­тивно влияющих на внешнюю политику, специально выделил «элиту средств массовой информации». Взаимодействие государства и граж­данского общества в сфере внешней политики должно в оптимальном варианте способствовать максимальной реализации национальных государственных интересов. Отсутствие должного контроля со сторо­ны гражданского общества над внешнеполитической деятельностью государства может привести к излишней бюрократизации внешней политики, снижению ее эффективности. Но и чрезмерная активность заинтересованных групп способна подменить национальные интересы групповыми, корпоративными интересами, что неприемлемо ни для государства, ни для общества. Далеко не всегда и общественное мне­ние справедливо в своих оценках внешней политики государства. Ино­гда эти оценки несут на себе заметный отпечаток некомпетентности и субъективности.

<< | >>
Источник: Ачкасов В. А., Ланцов С. А.. Мировая политика и международные отношения. 2011

Еще по теме Политическая система и внешняя политика Российской Федерации:

  1. ТЕМА 5. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  2. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  3. Политическая система России и основные группы влияния в российской внешней политике
  4. РЕСУРСЫ И ПРИОРИТЕТЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  5. Концептуальная база внешней политики Российской Федерации
  6. ЛАТИНОАМЕРИКАНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  7. ЛАТИНОАМЕРИКАНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  8. Глава 1. Движущие силы внешней политики Российской Федерации
  9. Из концепции внешней политики Российской Федерации от 7 июля 2000 года
  10. АМЕРИКАНСКИЕ ОЦЕНКИ МЕЖДУНАРОДНОГО СТАТУСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МЕСТА ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ США
  11. Внешняя политика Российской Федерации на современном этапе : структура и механизмы управления
  12. Из «Основных положений концепции внешней политики Российской Федерации» от 23 апреля 1993 года
  13. Глава 3 Внешняя политика Российской Федерации на рубеже второго и третьего тысячелетий
  14. Лекция 7. Общая характеристика политической системы Российской Федерации
  15. Лекция 15. Эволюция партийно-политической системы Российской Федерации
  16. Глава 5. Внешние и внутренние факторы, влияющие на состояние национальной безопасности Российской Федерации
  17. Политика Российской Федерации