<<
>>

Политика Японии в Центральной Азии

Как известно особая роль Евразии в мировой истории человечества, была предсказана еще в начале прошлого века известным ученым и одним из основоположников геополитики Х. Маккиндером в докладе «Географическая ось истории» в 1904 г.

Суть его основных идей заключалась в том, что с окончанием эпохи великих географических открытий, большое значение приобретает развитие сухопутных транспортных систем, проходящих через Евро- Азию — осевого региона в мировой политике, где центральное место занимает Российская Империя. И контроль над сухопутными транспортными артериями региона, дает неоспоримое преимущество. В другой его известной работе идеи получили дальнейшее развитие и оформились в тезис о том, что «хартлэнд Евразии (Центральная Азия и большая часть Урала и Сибири) играют существенную роль в мировых делах».

В свою очередь идеи Маккиндера были переосмыслены другим геополитиком Н. Спайкменом — «тот, кто контролирует Римлэнд, (периферийные районы евразийского континента) правит Евразией; а кто правит Евразией, тот контролирует весь мир».

В современный период, 3. Бжезинский назвал район Центральной Азии и Кавказа «Евразийскими Балканами», который из-за своего стратегического положения на Евразийском континенте, а также богатых природных ресурсов, является объектом пристального внимания и зоной пересечения интересов великих держав. Эти и другие идеи, безусловно, оказывали сильнейшее влияние на формирование и выработку стратегии многих западных стран в отношении этой части Евразийского континента, и во многом служили в качестве побудительных мотивов их внешней политики.

В настоящее время в дела Центральной Азии вовлечены практически все крупные державы мирового сообщества. Правда, не все из них представляют собой отдельные центры силы в международной политике, но очевидно, что они в той или иной мере представляют группы стран, связанные между собой исторически, политически, либо стратегически обусловленными причинами, например страны Западного сообщества.

Вторым по значимости событием в истории Центральной Азии, после распада СССР в 1991 г., стало появление военных баз США в регионе. То, что невозможно было представить в советское время, является реальностью современности — военное присутствие США в Центральной Азии всерьез и надолго.

Но если предположить, что военное присутствие США на территории бывшего Советского Союза явилось одной из важнейших стратегических задач США на пути к действительному мировому господству, то, вероятно, оно не могло быть результатом случайного стечения обстоятельств, как это считают некоторые исследователи. Наиболее вероятен сценарий того, что на протяжении определенного периода времени осуществлялась подготовка для обеспечения военного присутствия в Центральной Азии. В этой связи, возрастает особая значимость союзнических отношений стран Западного сообщества и в особенности Японии с США.

США, Япония и ЕС, являются крупнейшими политическими, экономическими и финансовыми центрами мира. И все они, в разной степени, связанны тесными узами союзнических и партнерских отношений, сложившихся в период «холодной войны». В условиях, когда «пережитки» времен биполярной системы мироустройства как НАТО, японо- американский договор безопасности, договоренности в области обороны в АТР и Юго­-Восточной Азии, не только не исчезли после распада Организации Варшавского Договора и СССР, а продолжают расширяться и трансформироваться, нет объективных причин для отказа от уже отработанной системы взаимоотношений между странами, вовлеченными в эту систему. Она находится на стадии нового эволюционного развития, в соответствии с реалиями современного мира. Исчезновение СССР как угрозы для Запада и их союзников, отнюдь не означало эру взаимного процветания и мира, а наоборот доказало, что ослабление одного государства, вызывает желание стремительно заполнить образовавшийся вакуум в бывших сферах влияния и удерживать новые позиции, чтобы не дать возможность вновь восстановить утраченный потенциал, порождая очередной виток соперничества.

В этих условиях, особый интерес представляет роль Японии в этой глобальной стратегии Запада, поскольку именно эта страна в настоящее время, обладает экономическим, финансовым и техническим потенциалом после США, достаточным для решения крупных стратегических задач в мировом масштабе.

На протяжении всей послевоенной истории позиция Японии в международных отношениях основывалась на наличии «мирной» Конституции (в которой закреплялся отказ от применения военной силы, для разрешения конфликтов), японо-американского договора безопасности (защищавшего Японию в случае агрессии и определявшего ее подчиненное положение перед США в международных отношениях в целом), а также сильной экономики, впечатляющие достижения в которой, были обеспечены благодаря собственным усилиям и военному союзу с США, так как он снимал с Японии тяжелое бремя военных расходов на оборону. В дальнейшем, превращение Японии в мощную индустриальную и финансовую державу трансформировало прежние политические и экономические отношения с США — от односторонней зависимости до взаимозависимости. Япония продолжает зависеть от США в области военной защиты, но США оказались в еще большей зависимости от японских финансов и промышленности для воспроизводства своего защитно-производственного аппарата.

Хорошо слаженный и отработанный механизм взаимодействия времен «холодной войны», неизбежно, должен был быть задействован и в Центральной Азии. Причем в сравнении с Европой у Японии больше предпосылок склоняться к применению такого формата отношений не только в АТР, но и в новом для нее регионе. Если в 90-91 гг. в Лондоне, а затем в Риме и возникали дискуссии о целесообразности сохранения НАТО как института, что в принципе не помещало принять решение о ее последующем расширении, то в Японии вопрос «сохранения общей политики безопасности с США не подвергался сомнению». Поскольку уже тогда для Японии было очевидно возрастающее влияние Китая как мощной державы АТР. Расширение НАТО на Восток было необратимо из-за потенциально сильной и непредсказуемой России, в то же время укрепление японо-­американского сотрудничества в области безопасности в АТР было предрешено из-за растущего военного и экономического потенциала Китая.

Однако для многих исследователей цепочка причин, ведущих к обоснованию крепнущих связей Японии и США в АТР, заканчивалась на необходимости совместного сдерживания Китая и, отчасти России, в этом регионе. В данном же случае вполне уместно ее продолжить и довести до Центральной Азии, в которой переплетается интересы России (связующего звена Центральной Азии с Европой), Китая (связующего звена Центральной Азии с АТР) и США, для которых исключительно важно препятствовать усилению этих стран по всем перечисленным направлениям, поскольку достижение этой цели, является необходимым условием действительного мирового господства. В этом контексте, финансово экономические возможности Японии, ее особые связи с США, подталкивают к выводу о вероятном единстве стратегических целей в отношении Центральной Азии с того момента как перестал существовать СССР.

Если проанализировать объемы оказанной за 15-ти летний период финансовой помощи Японии странам Центральной Азии, а также выявить объекты инвестирования (вложения в развитие и модернизацию инфраструктуры транспортных коммуникаций), то получается, что на протяжении многих лет Япония оплачивала будущее присутствие США в регионе. Возможно, этот тезис и будет воспринят с «натяжкой», однако более чем очевидно, что деньги Японии сыграли традиционную вспомогательную роль в обеспечении американского присутствия.

Так, после событий 11 сентября 2001 г. власти США официально пошли на признание необходимости оказания финансового содействия Узбекистану и попросили Японию это сделать, так как ожидалось, что «Узбекистан сыграет ключевую роль в военной компании против соседнего Афганистана». Между тем, уже до того момента общая сумма вложенных Японией инвестиций в нефтегазовую отрасль, транспортную инфраструктуру (железнодорожное сообщение, строительство и модернизация автомагистралей и аэропортов) составила к 2001 г. более 1,6 млрд. долл.

При этом становится очевидным, что благодаря Японии поддерживалась лояльность Узбекистана к США и стало возможным и необратимым принятие решения об открытии американской военной базы в Ханабаде в рамках объявленной войны с терроризмом, не говоря уже о финансовых договоренностях, по которым США обязались выплачивать Узбекистану за использование базы.

Военная операция в Афганистане предоставила возможность США укрепить свои позиции в регионе, что выразилось в подписании в марте 2002 г. Соглашения о стратегическом партнерстве между США и Узбекистаном.

Подписание идентичного соглашения о стратегическом партнерстве с Японией в июле 2002 г., скорее всего, было сделано под давлением США на Японию для дальнейшего укрепления особых политических отношений. Для еще большей активизации экономической помощи Узбекистану, Япония заключила соглашение о развитии экономического сотрудничества и содействии экономическим реформам в Узбекистане. Примечательно, что Узбекистан единственная страна Центральной Азии, с которой Япония подписала отдельное соглашение об экономическом сотрудничестве.

Хотя стоит отметить, что в 2005 г. Узбекистан потребовал закрыть военную базу США в Ханабаде и это привело к ухудшению их отношений. Но важно помнить, что сотрудничество между Японией и Узбекистаном продолжает оставаться на довольно высоком уровне и можно быть уверенным, что в случае изменения ситуации внутри Узбекистана, Япония приложит все усилия для того, чтобы способствовать возобновлению тесного сотрудничества с США, и не исключено, что и в военной сфере.

Стратегическое присутствие США в Центральной Азии охватывает еще один важный участок — военная база в Кыргызстане, расположенная в международном аэропорту «Манас». В 1996 г. Япония выделила первый грант на модернизацию аэропорта в размере 5 млн. долларов. В 2000 году завершился 2 этап: расширение взлетно-посадочной полосы для приема большегрузных самолетов, строительство современных терминалов для приема и отправки грузов, замена радиолокационного оборудования и т.д. В общей сложности было выделено около 55 млн. долл. на эти цели. В результате аэропорт «Манас» стал одним из хорошо оснащенных аэропортов Центральной Азии, отвечающий требованиям нынешнего времени. В данном случае, небольшие по меркам Японии и США средства, решили чисто технический вопрос о возможности размещения войск США в Кыргызстане.

В то время как на согласие Кыргызстана открыть военную базу на своей территории, было затрачено значительно меньше финансовых средств по сравнению с Узбекистаном.

В военной операции в Афганистане «Манас» был задействован как один из основных пунктов оправки грузов и личного состава коалиционных сил, а также взлетов военной авиации. По мере решения главных задач в Афганистане, присутствие иностранного контингента войск сократилось за счет вывода подразделений других стран. Однако присутствие США сохранилось, при этом увеличилась площадь военной базы, основные силы которых были перенесены на арендованные у Кыргызстана территории вблизи аэропорта. Военная база США, получившая название «Ганси», решает задачи в двух стратегических направлениях — Афганистан и Китай. В этом случае, задачи Японии и США по сдерживанию Китая в АТР и Центральной Азии становятся более чем реалистичными.

Помимо существования единых стратегических целей Японии и США в Центральной Азии, особую важность приобретает видение Японией собственной роли в международных отношениях и понимание необходимости «играть более весомую роль в международной политике, в соответствии с занимаемым положением второй экономической державы мира после США». Не последнюю роль в этом играет стремление занять место постоянного члена Совета Безопасности ООН. По сути, появление на политической карте мира новых независимых государств, представило Японии уникальный шанс апробации новых возможностей и расширения горизонтов экономического и политического влияния.

Необходимо при этом подчеркнуть, что политика Японии в Центральной Азии с самого начала являлась одновременно не только частью своего внешнеполитического курса в мире, решающего собственные задачи в регионе, но и вспомогательным элементом политики США в Центральной Азии, обеспечивая там продвижение американских интересов. И именно в Центральной Азии, благодаря ее уникальному геополитическому расположению на стыке многих регионов, в самом центре Евразийского континента, деятельность Японии приобрела особенное значение в XXI в., которое будет определять ее положение не только в системе японо- американских отношений, в АТР и Центральной Азии, но и в мире в целом.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д. В.. Политическая безопасность. Проблемы и реальность. Книга 1. 2009

Еще по теме Политика Японии в Центральной Азии:

  1. Что ждет политику США в Центральной Азии?
  2. Основные черты китайской политики в Центральной Азии
  3. Экономизация политики и перспективы интеграции в Центральной Азии
  4. Китайская политика в отношении американского присутствия в Центральной Азии
  5. Внешняя политика Китая в Центральной Азии: основные методы и инструменты
  6. Экологическое измерение региональной политики стран Центральной Азии
  7. Китай и Россия в Центральной Азии
  8. Открытие Центральной Азии
  9. Новая роль Центральной Азии
  10. Растущая роль Китая в Центральной Азии