<<
>>

Появление и эволюция термина «международная безопасность».

Попытки ограничивать войны имело место и раньше. Один из основателей международного права Гуго Гроций еще в начале XVII в. в трактате «О праве войны и мира» выдвинул тезис: поскольку войн избежать невозможно, они должны вестись по общеприемлемым правилам.
В 1815 г. Венский конгресс, на котором были подведены итоги Наполеоновских войн, создал систему сдержек и противовесов европейского баланса сил, поддержание которого сдерживало бы развязывание войн. На Гаагской конференции 1899 г., проведенной по инициативе России, на военные и политические круги которой большое влияние в то время оказал упомянутый труд И. С. Блиоха, была предпринята попытка разработать взаимные обязательства по неприменению «негуманных» видов вооружений.
Но перелом произошел на завершающем этапе Первой мировой войны, особенно радикальный — в первые годы после ее окончания. Под впечатлением беспрецедентных на ту пору бедствий, которые она принесла, в том числе и официальным победителям, формируется широкий консенсус относительно необходимости не только более жестких правил ведения войн, но и их предотвращения и запрещения. Задачи разоружения, предотвращения военных конфликтов, создания коллективной безопасности стали главными в Статуте Лиги Наций. Пакт Бриана—Келлога 1928 г. явился договором об отказе от войны как орудия национальной политики, к которому присоединилось большинство существовавших на тот момент государств мира. Именно тогда впервые сформировалось понятие «международная безопасность» как институт предотвращения войн и профилактики их зарождения.
Сегодня принято несколько снисходительно относиться к «наивности» архитекторов системы международной безопасности того периода, которая не смогла предотвратить развязывание Второй мировой — самой масштабной и разрушительной войны в истории человечества. Частично эти упреки оправданны. Но нельзя забывать и того, что зарождение института международной безопасности стало началом длительного процесса кардинального изменения отношения мирового сообщества к институту войны, которое существовало до этого на протяжении тысячелетий.
Больше того, Вторая мировая война не разрушила, а укрепила консенсус относительно необходимости развития института международной безопасности, потребовала создания Организации Объединенных Наций.
«Определенно объявляется, что всякая война или угроза войны, затрагивает ли она прямо или нет кого-либо из членов Лиги, интересует Лигу в целом и что последняя должна принять меры, способные действительным образом оградить мир Наций» (Статут Лиги Наций).
«Поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира и проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира» (Устав Организации Объединенных Наций).
Текст Устава ООН открывается словами: «Мы, народы Объединенных Наций, преисполнены решимости избавить грядущие поколения от бедствий войны, дважды в нашей жизни принесшей человечеству невыразимое горе». Можно в полной мере согласиться с мнением, что реализация этой цели неоднократно нарушалась в послевоенные годы. Холодная война стала пиком подготовки к глобальной военной конфронтации беспрецедентных масштабов. Но она не переросла в третью мировую, «горячую» войну. Значительную роль сыграло изобретение ядерного оружия, которое гарантировало взаимное уничтожение, ликвидировало институт победы в такой войне, сдерживало развязывание «центральной» войны между двумя ядерными полюсами. Войны были вытеснены на периферию биполярного противостояния и велись через «подставных лиц», но и там, как правило, они завершались патовыми ситуациями. Больше того, после Карибского кризиса параллельно с продолжавшейся гонкой вооружений в самом контексте холодной войны начинает формироваться институт контроля над стратегическими вооружениями. Одновременно Москва и Вашингтон дозировали свою поддержку участникам войн на периферии, внимательно следили за тем, чтобы эти войны не втянули их в третью мировую войну.
Даже завершение холодной войны отличалось от традиционной многовековой логики завершения войн, когда победители открыто диктовали волю побежденным.
Таким образом, можно предположить, что в XX в. феномен «международной безопасности» как институт коллективного сдерживания войн постепенно, с крупными сбоями все же начинает теснить феномен войны в качестве основного и, как казалось до той поры, неизбежного инструмента международных отношений. Военная сила оставалась важным фактором мирового взаимодействия, но новая логика «хочешь мира — укрепляй международную безопасность» постепенно дополняла, а нередко и брала верх над многовековой догмой «хочешь мира — готовься к войне».
До недавней поры международная безопасность рассматривалась в первую очередь как феномен военной безопасности и сфера приоритетной «высокой политики». Она обеспечивалась путем поддержания национальных вооруженных сил в состоянии достаточном для отражения возможной агрессии со стороны другого государства или группы государств, формированием военных союзов, а также в определенных случаях и продвижением своих интересов с применением вооруженных сил или угрозой их применения. Постепенно фактор военной силы дополнялся комплексом дипломатических и иных политических инструментов, призванных сокращать масштабы военного противостояния, гонки вооружений, вероятность развязывания вооруженных конфликтов. Важными инструментами политической части института военной международной безопасности являются контроль над вооружениями, меры доверия, переговоры по спорным вопросам, следование нормам международного права, и прежде всего решениям Совета Безопасности ООН.
Важна и диалектическая связь военной и политической составляющих института международной безопасности. Война всегда являлась институтом политическим, поскольку решение о ее начале, формулирование целей и задач, стратегии, выделении средств, определении момента и условий ее завершения — прерогатива политического руководства государства. Хорошо известно сформулированное военным теоретиком XIX в.
Клаузевицем принципиальное положение о том, что война — это продолжение политики иными средствами. Еще более значимым политический компонент становился по мере дальнейшего развития института международной безопасности, поскольку здесь акцент смещался к политическим средствам предотвращения и профилактики войны.
С учетом этого система международной безопасности всегда являлась специфической, весьма влиятельной, но производной составляющей более широкой и комплексной системы международных отношений, содержание которой определялось особенностями экономических, социальных, идеологических, технологических и других факторов.
Надо признать, что в современной литературе по международным отношениям еще не выработано единого краткого определения современного феномена «международной безопасности». Нередко под «международной безопасностью» традиционно понимается ее военно-политическое измерение и игнорируется расширяющийся «невоенный», «гражданский» компонент, например, противодействие экологическим, экономическим и ряду других опасностей. В других случаях, как отмечалось, наблюдается тенденция рассматривать почти все проблемы международных отношений под углом зрения безопасности. Довольно свободно, а зачастую противоречиво используются такие термины, как «вызовы», «угрозы», «опасности».
Не претендуя на попытку исправить все вышеотмеченные пробелы и разночтения, ниже предлагаются некоторые рабочие определения и термины, которые необходимы для единообразного обсуждения сегодняшнего состояния международной безопасности, по крайней мере в рамках данной главы.
Национальная безопасность — состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства .
Национальная безопасность — это стабильность, которая может поддерживаться на протяжении длительного времени, состояние достаточно разумной динамической защищенности от наиболее существенных из реально существующих угроз и опасностей, а также способности распознавать такие вызовы и своевременно принимать необходимые меры для их нейтрализации.
(Н. А Косолапов)
Традиционно в качестве первостепенных опасностей в контексте международной безопасности рассматривались те, которые имели внешнее происхождение. Но, как известно, безопасности государств могут угрожать и те опасности, которые возникают внутри них, например, сепаратизм и вооруженный экстремизм. С другой стороны, другие угрозы могут иметь не государственное, а транснациональное происхождение, например, джихадистский терроризм. Подобные опасности могут оказывать серьезное негативное влияние не только на страны их происхождения, но и на безопасность других государств и даже безопасность всего мирового сообщества. Больше того, в последнее время актуализируются также опасности невоенного характера, например, кризисные явления в области экологии, экономики, крупномасштабные природные и техногенные катастрофы, которые все чаще также имеют преимущественно транснациональный характер и глобальные последствия. Поэтому для более полного охвата определения сегодняшнего феномена международной безопасности требуется дополнение его предыдущего, преимущественно военного и межгосударственного измерения.
Как представляется, одним из продуктивных способов уточнения понятия современной международной безопасности является заимствование методологии, используемой государствами при формулировании дефиниции «национальная безопасность». В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. понятие «национальная безопасность» формулируется как «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойное качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства».
Проецируя данное определение на международный масштаб, можно сказать, что в самом общем виде международная безопасность — это состояние защищенности государств мира и всего мирового сообщества от внешних и в определенных случаях от внутренних угроз, оказывающих разрушительное влияние на такие интересы и принципы.
Составными частями международной безопасности является защищенность от военных угроз и вызовов невоенного (гражданского) характера — как внешних, ис- ходящих от других государств, а также имеющих транснациональное происхождение, так в определенных случаях и внутренних, оказывающих негативное влияние на общее состояние международной безопасности.
Международная безопасность в ее военном измерении обеспечивается поддержанием собственной вооруженной мощи на достаточном уровне для сдерживания вероятной агрессии или для принуждения к миру, а также коллективными политическими мерами, направленными на профилактику вероятности международных войн и вооруженных конфликтов с участием государств и негосударственных действующих лиц.
Невоенная (гражданская) международная безопасность обеспечивается индивидуальными и коллективными мерами политического и экономического характера для противодействия общим невоенным (гражданским) опасностям.
Как правило, в рамках международной безопасности рассматриваются не только состояние защищенности и меры по ее обеспечению, но также и опасности, которые могут нанести ущерб общим интересам государств и мирового сообщества.
Для целей данной главы примем использование термина «угроза» как возможности нанесения ущерба в военной области, а термина «вызов» — как возможности нанесения ущерба в невоенной (гражданской) области международной безопасности.
В качестве объединяющего эти два понятия условимся использовать термин «опасность».
<< | >>
Источник: А. В. Торкунов. Современные международные отношения. 2012

Еще по теме Появление и эволюция термина «международная безопасность».:

  1. 1.1. Эволюция термина
  2. Понятие и содержание международной безопасности. Актуальные проблемы обеспечения международной безопасности
  3. 1.1.Правовые основы национальной безопасности, основные термины и определения
  4. Эволюция интересов внешних сил и безопасность региона
  5. 6. МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА: ОСНОВНЫЕ ВЕХИ ЭВОЛЮЦИИ
  6. Определение термина «международный терроризм» в УК Черногории
  7. Представления о геополитических кодах (кодексах). Понятие «национальной» и «международной» безопасности, «мирового» и «международного» порядка
  8. 42. Биполярность и мультиполярность системы международных отношений в аспекте поддержания международной безопасности и стабильности.
  9. США – основная доминанта в международных отношениях, определяющая международную безопасность
  10. Эволюция западных теоретических подходов к исследованиям международных отношений
  11. 60. МЕЖДУНАРОДНАЯ ВАЛЮТНАЯ СИСТЕМА: СУЩНОСТЬ, СТРУКТУРА, ЭВОЛЮЦИЯ
  12. Эволюция системы международных отношений после окончания «холодной войны»
  13. Международные конфликты и международная безопасность.
  14. Международная безопасность
  15. МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  16. МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  17. 3.1. Понятие международной безопасности