Предисловие

Любой автор пытается в предисловии объяснить, почему стоит читать именно эту книгу. Хотя всем понятно, что все истины давно открыты и если бы мы дали себе труд прочитать книгу нашей жизни, то все бы давно поняли.
И все же…

Израиль и Россия за период с 1990 по 2003 год испытали тяжелый кризис. Обе страны в течение 90-годов прошлого века пытались выбрать новое направление развития. Россия стремилась стать либеральной демократической страной и провести рыночные реформы. Израиль пошел по пути мирных переговоров с палестинцами. Другими словами, обе страны пытались стать такими же, как и все западные страны, но обеим это не удалось. Я не буду объяснять, почему я пришел к данному выводу, ответ очевиден.

Автор 10 лет наблюдал за этими попытками. И, как и все пытался понять, какой же путь предназначен обеим его Родинам. В попытке понять это родилась эта книга.

Мне кажется, что эту книгу было бы любопытно прочесть, всем, кто подобно автору прошел десятилетний путь "борьбы и надежд", пытаясь и умом и сердцем понять судьбы Израиля и России. Автор, последние 10 лет сделавший это занятие своей профессией (в 1994 году вышла моя первая статья в газете "Московские новости") решил поначалу подытожить свои труды и извлечь некий вывод. Но вывод был неутешителен. Ни его, ни работы других аналитиков так и не дали ответа на главные вопросы. Поэтому пришлось начать сначала и попытаться найти ответ на вопрос: в чем состоят на современном этапе тенденции развития Израиля и России.

Каждый человек, живущий в Израиле, а особенно тот, кто приехал сюда из бывшего СССР, почти ежедневно (в моменты обострения ситуации) или ежемесячно (в периоды успокоения) спрашивает себя - что я здесь делаю? Ни в одном из общепринятых воззрений, он не может найти приемлемого ответа. Если он знаком с основами сионизма, то он понимает, что классический сионизм потерпел крах. Современное Государство Израиль отнюдь не то место, которое является для него государством-убежищем. И это не та страна, где он чувствует себя "своим". И даже его детям в нынешней ситуации вряд ли придется лучше.

С точки зрения классического иудаизма, необходимость пребывания российского еврея в Израиле также сомнительна. Ортодоксальный иудаизм с самого начала не приветствовал создание государства, возлагая надежды на Мессию.

С точки зрения прав человека и базовых ценностей западного демократического государства жизнь в Израиле даже для галахических евреев отнюдь не сахар. А что говорить об ассимилированных евреях, смешанных семьях, их детях и т.д. и т.п. И наконец с экономической точки зрения Израиль не представляет собой особого экономического выигрыша даже по сравнению с тем, что творится сегодня во многих странах СНГ.

Наилучшим образом кризис современной парадигмы, в которой жило большинство русскоязычных евреев характеризует тот факт, что в 2002 году число евреев, уехавших из стран СНГ в Германию впервые превысило число тех, кто уехал в Израиль.

Вряд ли на все эти вопросы можно дать рациональный, то есть лежащий в рамках "обыденного состояния сознания" (или, как говорят современные психологи, "сознание в состоянии консенсуса") ответ.

Но это не снимает остроту вопроса или вернее вопросов, для тех выходцев из СССР, которые приехали в Израиль в период большой алии, то есть в начале 90-х годов.
Эти фундаментальные вопросы можно вкратце сформулировать следующим образом.

Что ждет Израиль в обозримом будущем?

Что ждет "русскую" общину в Израиле?

Что ждет Россию в обозримом будущем? (Согласно последним исследованиям 69 % репатриантов ощущают себя русскими израильтянами, а еще 16.7% - русскими, волею обстоятельств, живущими в Израиле. При это 57% следит за событиями в России и СНГ постоянно, а еще 31% - периодически. Таким образом порядка 85 процентов из миллиона русскоязычной общины продолжают ощущать тесную связь с Россией. *

На эти три вопроса, которые волнуют меня, как и подавляющее большинство членов нашей общины, я постараюсь дать ответы, а заодно, как указано в вышеприведенном анекдоте и поставлю некоторые вопросы.

Для того, чтобы сделать это нам потребуется ни много, ни мало, в том числе исследовать то, как отвечает современная мысль на фундаментальные вопросы бытия, и в частности рассмотреть вопрос о том, что первично, материя или дух, бытие или сознание, куда идет история и есть ли в ней смысл, и тому подобные "проклятые вопросы". Ибо без онтологической (базовой) картины мира невозможен ни анализ нынешнего состояния, ни прогноз будущего.

Современный человек (и выходцы из стран СНГ, приехавшие в Израиль не исключение) в подавляющем большинстве имеет довольно эклектичное мировоззрение. В нем понемногу намешано всего: часть диалектического материализма (бытие первично, дух вторичен), материя - это объективная реальность…., религия - это пережиток, но все-таки наверное где-то есть какая-то высшая сила.

Жесточайший кризис онтологии (то есть картины мира или мировоззрения) постиг большинство русскоязычных израильтян, как минимум трижды. Первый раз это был кризис коммунистической идеологии (неважно, у кого когда наступило прозрение до перестройки или после), подавляющее большинство до какого-то времени верило в эти идеалы, и их крушение было болезненным.

Второй кризис - либерально-демократической идеологии (и опять неважно, у кого когда он наступил, еще в России 90-х или уже в Израиле). Гримасы демократии и рынка в странах СНГ и ненамного меньшие в Израиле быстро показали нам, что капитализма с человеческим лицом не бывает.

Третий кризис - сионистской, еврейской или национальной идеологии доконал тех, кто пытался абсорбироваться, интегрироваться или просто стать своим среди чужих.

И хотя можно пожалеть русскоязычных израильтян, что они испытали одним кризисом больше, чем большинство тех, кто проживает в западном мире, но, по сути, они оказались с ними в одинаковом положении. Со времени провала тезиса Френсиса Фукуямы о "конце истории", провозглашенном им после развала СССР, кризис современной западной картины мира, базирующейся на примате материального над духовным; приоритетности принципов демократии, свободного рынка и общества потребления как венца человеческой истории стал самоочевиден. В то же время и восточная философия, к которой Запад сегодня во многом обратился за ответами (буддизм, индуизм, конфуцианство) не сделала населяющие Восток народы счастливее. Индию тормозит система кастовости, а Китай до сих пор идет по пути Мао. Отчасти исключением является Япония, но и она разрывается между традициями и культурой потребительского общества, навязанного Западом.

Желающих подтверждения наиболее острого кризиса, переживаемого человечеством в настоящий момент, я отсылаю за доказательствами к самим западным и восточным философам.

Какое мировоззрение может подсказать выход из кризисной ситуации, постигшей человечество на современном этапе, и на чем оно может быть основано? Собственно для ответа на этот вопрос и написана эта книга, и подробнее это будет рассмотрено в соответствующих разделах. Для введения нам достаточно сказать, что есть целый ряд глобальных теорий объясняющих развитие человечества и истории тем или иным образом. В наиболее общем виде их можно разделить на две базовые идеи. Одни концепции являются так называемыми прогрессистскими или линейными, другие - циклическими. К линейным относятся те, кто считает, что путь развития человечества развивается по универсальным законам всеобщего прогресса. Наиболее известной до него времени являлась, как мы помним, теория исторического материализма, но в последнее время ее потеснила другая концепция "конца истории" Френсиса Фукуямы, полагающего либеральную демократию и рынок - венцом истории цивилизации. Циклическими или нелинейным концепциями называются такие, которые полагают, что история развивается циклически, а у разных цивилизаций - свои законы развития. Исчерпав свой цикл - цивилизация - умирает. Среди этих взглядов - наиболее известны работы Освальда Шпенглера (Закат Европы) и Арнольда Тойнби (Постижение истории).

Как в тех, так и в других теориях принимаются в расчет законы либо общественного развития, которые могут быть поняты обществом, либо законы б-жественные.

На базе этих концепций рождаются частные политические теории, которые объясняют и развитие отдельных стран и международных отношений в целом. В современном мире наиболее фундаментальными являются три подхода, пытающиеся объяснить нынешнюю ситуацию, сложившуюся в мире. Это геополитическая теория, наиболее авторитетная по возрасту возникновения (примерно конец 19 века). Второй по масштабности стала теория геоэкономики, начавшая формироваться в начале 60-х годов, в период создания транснациональных корпораций. Со временем с ней стал успешно конкурировать так называемый геокультурный подход, расцветший в 80-е годы прошлого века.

И в самое последнее время (начало 90-х годов) стала формироваться новая парадигма развития мира - теория синергетики. Мы проанализируем указанные подходы и посмотрим, какие прогнозы развития ситуации можно сделать на этой основе.

В качестве перспективы (ибо от теории геокультуры всего лишь шаг до теорий, объясняющих развитие мира с привлечением, скажем так, "космических" сил) мы попытаемся рассмотреть попытку формирования принципиально иного подхода - синергософского. Синергософия соединяет в себе три ключевых элемента: антропософию, СМД-методологию и так называемую социальную алхимию.

Антропософия - это философское учение, разработанное в начале 20-века немецким ученым Рудольфом Штейнером, чья теория объединила в себе достижения классической немецкой философии, восточные философские концепции и некоторые теологические установки, близкие взглядам русских религиозных философов начала 20 века.

Системо-мыследеятельностная методология, учение о принципах мышления и деятельности - самобытный философский подход, разработанный в 50-е годы прошлого века русским мыслителем Георгием Петровичем Щедровицким, широко применяемый в последнее время в России.

Социальная алхимия - система взглядов на строение социума как на социальный организм и учение о методах его трансформации, не разрушающих социальные связи. Тем, кого смущает название социальная алхимия рекомендуем почитать книгу Джорджа Сороса "Алхимия финансов".

В качестве исторических рамок нашего исследования мы определим 90-е годы прошлого века, чтобы на базе анализа процессов, происшедших в эти десятилетия, попытаться построить сценарии будущего развития, хотя бы на ближайшие 10-15 лет. В качестве политических рамок возьмем два глобальных события, ставших ключевыми для Израиля в этот период: "мирный процесс" и большая алия из стран СНГ.

Для России этот период также являлся переломным, в эти годы здесь проходил процесс политических и экономических реформ, сопровождавшийся конфликтами с новыми независимыми республиками и массовой миграцией русскоязычного населения. Разумеется, для понимания этих процессов мы будем исследовать и процессы, происходящие как в регионе в целом, так и во всей мировой политике.

И последнее примечание. Как увидит читатель, заглянувший в оглавление книга содержит описание множества теорий, учений и подходов. Дать подробный библиографический аппарат с необходимыми ссылками, как это принято для научных работ автор был не в состоянии в отведенное для написания книги время. Плюс еще два обстоятельства. Эта книга не является строго научной по жанру, хотя и уходит от "чистой публицистики". Это скорее исследование, написанное в жанре политического эссе. Поэтому ссылки даются, таким образом и в той мере, в какой это необходимо для понимания текста, к тому же ряд источников был доступен автору только в электронном виде, то есть зачастую без указания страниц. И напоследок еще одна цитата из Л. Гумилева "не стоит писать того, о чем и так напишут немцы", - сказал знаменитый историк. Автор по мере сил старался следовать этому принципу.
| >>
Источник: В.С. Поляк. Израиль и Россия в 21 веке: Геополитика - геоэкономика - геокультура. 2004

Еще по теме Предисловие:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. Предисловие
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ
  4. Предисловие
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. ПРЕДИСЛОВИЕ
  7. ПРЕДИСЛОВИЕ
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ
  9. Предисловие
  10. ПРЕДИСЛОВИЕ
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ
  12. Предисловие
  13. ПРЕДИСЛОВИЕ
  14. ПРЕДИСЛОВИЕ
  15. Предисловие
  16. Предисловие
  17. Предисловие
  18. Предисловие
  19. Предисловие