<<
>>

Приоритеты России в Азийско-Тихоокеанском регионе

В последние годы российские власти уделяют большое внимание развитию именно азийского направления своей внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии. При этом инициатива не ограничивается только государственным участием, но зачастую исходит от представителей бизнес сообщества.

Так, в октябре 2006 г. в Москве состоялся Международный экономический форум «Россия — Азийско-Тихоокеанский регион: к стратегическому экономическому партнерству и диалогу цивилизаций».

Процесс подготовки форума, высокий интерес к нему, участие в его работе представителей более 25 стран региона показали актуальность формирования эффективной авторитетной площадки — постоянно действующего международного форума — для позиционирования России на азиатском направлении и формирования в официальных и деловых кругах азиатских стран правильного восприятия России, как современной динамично развивающейся страны, надежного и перспективного делового партнера с широкими ресурсными, интеллектуальными, технологическими возможностями для развития перспективного взаимовыгодного экономического диалога. Также важной задачей было придание форуму ежегодного формата с проведением в Москве или на других альтернативных площадках стран АТР.

Необходимо также отметить, что, имея традиционные партнерские отношения с такими государствами, как Китай и Индия, Россия в течение ряда лет проводит политику взаимодействия с интеграционными объединениями, такими например, как АСЕАН.

Таким образом, планы социально-экономического развития России как евразийской державы — особенно в Сибири и на Дальнем Востоке — тесно связаны с активным участием в региональной интеграции. По оценке экспертов, для России это естественный и стратегически необходимый подход.

Конструктивный диалог России и Китая

Китайско-российские отношения переживают лучший период за всю свою историю и характеризуются устойчиво высокой динамикой развития, прочной правовой базой и активными связями на всех уровнях.

Взаимоотношения между Россией и Китаем носят характер как глобального, так и регионального масштаба.

Китайско-российское экономическое сотрудничество

характеризуется поступательным и динамичным развитием. Россия представляется развивающемуся Китаю, чья экономика в существенной степени зависит от экспорта, весьма перспективным потенциальным рыком сбыта и одновременно партнером, способным обеспечить приграничные регионы КНР значительным объемом необходимых сырьевых ресурсов. Для России Китай — перспективный рынок сбыта энергоносителей, возможность развития приграничных районов, потенциальный источник инвестиций в экономику. Быстрому развитию китайско-российского экономического сотрудничества способствует экономический подъем в России и КНР.

Позитивные изменения в развитии российско-китайского торгово-экономического сотрудничества во многом являются следствием отлаженной работы созданного механизма регулярных встреч глав правительств России и Китая.

В рамках Российско-китайской комиссии по подготовке регулярных встреч глав правительств созданы межправительственные подкомиссии по различным направлениям сотрудничества. Расширяются контакты с Китаем на многостороннем уровне в рамках форума АТЭС и Шанхайской организации сотрудничества.

На сегодняшний день Китай является важным экономическим партнером России, занимая четвертое место в удельном весе внешней торговли РФ; на его долю приходится 6,2% от удельного веса общего товарооборота России.

Россия находится на 9 месте по объему внешней торговли с Китаем (после Японии, США, Гонконга, Республики Корея, Тайваня, Германии, Малайзии и Сингапура), ее удельный вес в общем внешнеторговом обороте КНР в 2004 г. составил 1,8%.

При этом ведущими составляющими российского сырьевого экспорта являются черные металлы, удобрения, машины и оборудование, цветные металлы, химические товары, минеральное топливо и масла, рыба и морепродукты. На их долю в целом приходится 89,9% общего объема экспорта России. Китайский рынок является весьма важным для российских предприятий- производителей, прежде всего сырьевой направленности.

В китайском экспорте наибольший удельный вес занимают товары народного потребления и продукты питания (в общей сложности около 80%, в том числе товары ширпотреба — примерно 65%). Если в российском экспорте 98,5% приходится на весьма узкий круг 10 товарных групп, главным образом сырьевого назначения, то 90,7% всего импорта из Китая формируют товары более 20 основных товарных групп обрабатывающих отраслей промышленности КНР. Импорт России из Китая в 2004 г. увеличивался практически по всем основным позициям, а на первое место вышли поставки машинно­технической продукции (19,1%), на втором месте изделия из кожи (13,6%).

Вместе с тем товарооборот РФ и КНР в 2005 г. достиг 29,1 млрд. долл., за девять месяцев текущего года он вырос на 18,8% — до 24,6 млрд. долл. К сожалению, этот рост идет за счет поставок российского сырья, в то время как доля высокотехнологичной продукции из РФ падает.

В целом взаимодействие России и Китая в экономической сфере продолжает быстро развиваться и приносит ощутимые плоды для экономик обеих стран. Но все же уровень российско-китайских экономических связей сдерживается рядом фундаментальных обстоятельств:

• во-первых, узость товарной структуры российского экспорта (энергоносители, промышленное сырье и полуфабрикаты);

• во-вторых, отсутствие надежного и благоприятного климата для иностранных, в том числе китайских, инвестиций в России;

• в-третьих, отсутствие у российских бизнесменов свободного капитала для вложения его в совместные предприятия в Китае.

После присоединения России к ВТО можно ожидать оптимизации структуры китайско-российской торговли. Кроме того, качество торгово-экономического сотрудничества Китая и России будет повышаться вслед за расширением сотрудничества в таких областях, как авиация, космонавтика, биотехнологии и т. д.

Взаимному притяжению двух стран также способствует объективное совпадение растущих потребностей Китая в энергетических ресурсах и наличия в России запасов нефти и газа. Экономика КНР будет требовать все больше энергии - в количествах, отсутствующих на материковой части Китая. Естественно, что Китай видит в России поставщика нефти и газа с месторождений на Дальнем Востоке и в Сибири. Пекин рассчитывает, что в перспективе более чем половина получаемой Китаем из-за рубежа нефти должна поступать из России и Казахстана. По плану китайского руководства это должно способствовать устойчивому развитию нефтеперерабатывающих заводов Китая, прежде всего в слаборазвитых западных и северо-восточных регионах.

Для российских компаний, осваивающих нефтяные и газовые месторождения Восточной Сибири, принципиально необходимо выйти на азиатские рынки сбыта. В целом для России диверсификация экспортно-сырьевых направлений — одно из ключевых положений в программе «Энергетическая стратегия развития до 2020 года». Невысокий спрос на сырье на внутреннем рынке и, в большей степени, ценовой дисбаланс внутри страны и за ее пределами фактически предопределили рынок сбыта сырья. Ведется активная разработка крупных проектов по строительству нефте- и газопроводов для поставок российских углеводородов в КНР, а также объектов топливно-энергетического комплекса внутри Китая (трубопроводы, подземные хранилища газа, оборудование для перевода автотранспорта на газовое топливо и др.).

В настоящее время на разных стадиях проработки находятся, в частности, следующие проекты в области энергетики между РФ и КНР:

1. Проект поставок природного газа с Чаяндинского и других месторождений Республики Саха (Якутия) в восточные районы КНР. Прорабатывается с января 1999 года, на основании Соглашения между Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (КННК) и «Саханефтегаз» об организации совместного сотрудничества в области газовой промышленности и Контракта по составлению ПТЭО, проекта поставки газа из Чаяндинского и других месторождений Республики Саха в КНР.

2. Взаимодействие ОАО «Газпром» с КННК начиная с конца 90-х годов прошлого века характеризуется достаточным динамизмом и диверсифицированностью направлений.

За истекший период стороны проделали определенный объем работ по проекту поставок природного газа из Западной Сибири в восточные районы КНР, продолжено техническое сотрудничество и обмен опытом в области подземного хранения газа (ПХГ), обучения китайского персонала, предпринят ряд усилий по определению месторождений на территориях двух стран для организации их совместной разработки.

Победив в международном тендере по строительству транскитайского газопровода «Запад-Восток» — переброска газа из Таримской впадины (Северо-Запад КНР) в индустриально развитые восточные районы (конечный пункт на Востоке КНР — Шанхай), «Газпром» подписал с компанией «Петрочайна» рамочное Соглашение о совместном предприятии по участию в проекте «Запад- Восток».

3. Китайская сторона проявляет интерес к таким нефтегазовым месторождениям, как Юрубчено-Тохомское, Куюмбинское, Верхнечонское и Талаканское (Восточная Сибирь).

Но добыче и транспортировке энергетических ресурсов из Сибири и Дальнего Востока России в Китай препятствуют следующие факторы:

• отсутствие трубопроводов;

• необходимость привлечения капитала для финансирования строительства и содержания трубопроводов (без финансовой помощи извне планы России и Китая не смогут осуществиться);

• усиливающаяся конкуренция со стороны Японии;

• неблагоприятный инвестиционный климат России, в особенности на Дальнем Востоке.

Китайские интересы в инвестиционном сотрудничестве на территории России направлены на получение доступа к разработке необходимых Китаю энергетических природных ресурсов, переработку леса и морских продуктов, расширение своих позиций в производстве телекоммуникационного оборудования, электронной бытовой техники, продукции текстильной промышленности и сельского хозяйства, сферу обслуживания и торговли, строительство объектов недвижимости.

По вопросу о долевом участии в создаваемых в России совместных предприятиях следует отметить, что инвесторы из КНР по-прежнему предпочитают учреждать структуры со 100%-ным китайским капиталом и минимальным уставным фондом.

Инвестиционные приоритеты российских предприятий в КНР сосредоточены в производственных отраслях, в которых можно организовать более дешевое, чем в России, экспортное производство (строительные материалы, легкая, пищевая, текстильная, химическая промышленность и др.), а также в тех секторах местной экономики, которые заинтересованы в привлечении передовых иностранных технологий.

Также наряду с вышеуказанными сферами достаточно устойчиво развивается российско-китайское инновационное сотрудничество. Наиболее активный интерес Китай испытывает к заимствованию передовых технологий запатентованных российских технологий и высокотехнологичных товаров. Россия заинтересована в привлечении инвестиций в НИОКР на своей территории, а также проработку путей совместной реализации прикладных научных исследований в областях, в которых Китай достиг мирового уровня.

Вместе с тем на сегодняшний день отличительной чертой российско-китайских отношений является курс на стабильные взаимоотношения, что обусловлено кардинальными факторами геополитического и регионального масштаба:

• экономическое и военное превосходство США, их гегемонистская политика на мировой арене побуждает Россию и Китай к укреплению двусторонних политических отношений;

• сходство позиций на международной арене;

• потребность в торгово-экономическом сотрудничестве для решения стратегических задач экономического развития;

• единство позиций по проблемам сепаратизма.

Соответственно, Москвой и Пекином продолжается

поступательное развитие политического сотрудничества по двусторонним вопросам, снятие, сглаживание или обход мешающих ему препятствий, но однозначно подчеркивается несоюзнический характер российско-китайских отношений.

В двусторонних декларациях Китай и Россия подчеркивают приверженность курсу на многополярность и сохранение существующей системы международных отношений, в которой центральная роль принадлежит ООН. Но в действительности обе стороны в Совете Безопасности ощущают нестабильность своего сотрудничества и не могут быть уверены в однозначной поддержке партнером своей позиции по важным внешнеполитическим вопросам. В ходе последнего иракского кризиса Китай, высказав негативное отношение к войне в Персидском заливе, тут же дал понять, что не собирается блокировать американо-британскую резолюцию и поддерживать в СБ ООН Францию, Германию и Россию. Похожей тактики Пекин держался и ранее, например во время международной дискуссии о выходе США из договора по ПРО.

Российско-китайские отношения характеризует не только состояние сотрудничества, но и состояние конкурентности, борьбы за улучшение отношений с США с тем, чтобы в отношениях между собой каждая из сторон имела бы более прочную позицию. Иначе говоря, и Китай и Россия стремятся улучшить свои отношения с тем, чтобы укрепить свои позиции в отношениях с Западом, и наоборот.

Иракский кризис показал, что обе страны по-своему заинтересованы в том, чтобы не портить отношения с США. Если для России это вопрос скорее политический и статусный, то для Китая - в большей степени экономический.

Приоритетом стратегии развития Китая является экономическое развитие страны. Это означает, что будет продолжаться укрепление экономического сотрудничества со всеми странами НАТО, включая США, поскольку только эти страны способны на полномасштабное сотрудничество с КНР в рамках тех грандиозных планов, которые реализует Пекин. Следовательно, «железная» логика экономических реалий не даст китайскому руководству допустить чрезмерный спад в отношениях, тем более открытую конфронтацию с США. Для Китая «потеря» США неприемлема по ряду параметров, в первую очередь по политической, экономической, интеллектуальной, технологической и военной значимости. По этим показателям Россия не может конкурировать с Соединенными Штатами. Без финансовой, экономической, технологической помощи со стороны Запада, в первую очередь США, Китаю намного труднее будет проводить масштабные реформы. Сближение с Россией в качестве политического маневрирования и для сохранения своих позиций в Азии, а также «выбивание» из США дополнительных дивидендов — более вероятный сценарий поведения Китая на среднесрочную перспективу.

В глобальном контексте одним из основных факторов, препятствующих развитию двустороннего сотрудничества КНР и России, является внешняя инвестиционная зависимость двух стран, вынуждающая Москву и Пекин конкурировать за иностранные инвестиции. Китай сейчас является более привлекательным государством в плане инвестиций, а планируемая либерализация китайского фондового рынка может сделать его отрыв по уровню инвестиционной привлекательности еще более значительным. Соответственно быстрый рост Китая провоцирует сильные беспокойства в России по поводу изменения баланса сил между двумя странами, как в военном, так и в экономическом отношении. Но в случае благоприятного развития российско-американских стратегических отношений Россия может стать крупным конкурентом Китаю на мировых рынках кредитных заимствований. Пока у России незначительные объемы заимствований, она не беспокоит Китай как конкурент, угроза переориентации мировых финансовых потоков из Китая в Россию теоретически может привести к трениям в российско-китайских отношениях и к ответным ходам Китая.

Это означает, что заявления о «стратегическом партнерстве», декларируемые правительствами двух стран, по крайней мере на данный момент, имеют политико-военное звучание. В то же время как для России, так и для Китая предпочтительнее развивать отношения с Западом, чем друг с другом. И даже в политическом плане «стратегическое партнерство» иногда, по сути, остается на заднем плане. Так, на практике одна сторона не всегда учитывает интересы другой (например, Россия одобрила американское стратегическое присутствие в Центральной Азии после 11 сентября).

Российско-индийское стратегическое партнерство

В связи с распадом биполярной системы Россия была поставлена перед необходимостью поиска оптимального, с точки зрения своих национальных интересов, положения в новых геополитических условиях. При этом особенно важным для страны было определение внешнеполитической стратегии по отношению к существующим (США-ЕС) и нарождающимся (Китай-Индия) мировым и региональным центрам силы.

Однако индийские аналитики уже не первый год пишут о том, что руководство России не имеет ясного представления о реальной расстановке сил на мировой политической арене. Существует в Индии и мнение о «несамостоятельности» российского внешнеполитического курса. Безусловно, такие высказывания имеют полемически заостренный характер.

Однако заявления, сделанные по итогам государственного визита президента России в Индию в марте 2006 г., выглядят скорее как констатация достигнутых успехов, нежели как выражение готовности сторон предпринимать дальнейшие шаги в сотрудничестве. Новый формат стратегического партнерства между Индией и США дает основания предполагать, что отсутствие и в дальнейшем серьезных инициатив Москвы на индийском направлении чревато окончательной маргинализацией России в сознании не только индийского политического истеблишмента, но и глобальной элиты.

Хотя многолетний опыт советско-индийского, а затем и российско-индийского взаимодействия говорит совсем о другом. И прежде всего о том, что два государства имеют идентичные представления о принципах построения и развития мирового сообщества, об общих угрозах стабильности и безопасности и по ряду других основополагающих вопросов.

Интересы Индии и России совпадают по широкому спектру торгово-экономических вопросов. Касаясь ситуации, складывающейся в сфере двусторонних торговых отношений, необходимо отметить сравнительно узкую номенклатуру российско­индийского товарооборота. В 2005 г. товарооборот двух стран составил около 3,1 млрд долл. За период с января по август 2006 г. он, тем не менее, превысил 2 млрд долл., что на 11% выше соответствующих показателей за аналогичный период 2005 г.

Наиболее крупными совместными проектами являются: строительство на юге Индии (при содействии России) АЭС «Куданкулам», освоение нефтегазового месторождения «Сахалин-1» (при участии индийской нефтегазовой корпорации (ONGC)), разведка и разработка газового месторождения на шельфе в Бенгальском заливе (при участии ОАО «Газпром»).

Тем не менее, необходимо отметить, что более 80% всего объема экспорта из России составляют минеральные удобрения, цветные и черные металлы, газетная бумага, химические продукты и сырьевые товары. Доля машин, оборудования и транспортных средств (авиатехника, металлорежущие станки, электротехника) в последние годы сократилась до 5-10% в год. Основные статьи импорта из Индии — текстильные изделия, сельскохозяйственные и продовольственные товары, фармацевтические препараты.

В целом двусторонняя торговля характеризуется недостаточной долей высокотехнологичной продукции. Налицо явное доминирование сырья и сопутствующих товаров. Такое положение вещей не может продолжаться долго, поскольку на мировом рынке появляются игроки, способные предложить аналогичные товары по более низким ценам и на более выгодных условиях.

Между тем расширению двусторонних связей способствуют налаженные механизмы для углубления взаимодействия в рамках Межправительственной Российско-Индийской комиссии по торгово­экономическому, научно-техническому и культурному сотрудни­честву (Межправкомиссия). На XI заседании Межправкомиссии (26 октября 2005 г., Москва) подписан Протокол, предусматривающий радикальное увеличение масштабов торгово-экономических связей и приоритетное развитие сотрудничества в таких областях, как космос, информационные технологии, энергетика, фармацевтика, биотехно­логии, машиностроение, а также крупные инфраструктурные проекты.

Кроме того, во время визита в Индию Министра экономического развития и торговли Российской Федерации 3-7 февраля 2006 г. достигнуты договоренности о создании Совместной исследовательской группы (СИГ) для подготовки Программы по существенному увеличению масштабов сотрудничества, а также для изучения возможности разработки Соглашения о всеобъемлющем экономическом сотрудничестве. Приняты решения об организации Форума по торговле и инвестициям (сопредседатели — главы Минэкономразвития России и Минторгпрома Индии) и о создании совместного российско-индийского сайта в сети Интернет. Подписаны российско-индийский Протокол о присоединении России к ВТО и Меморандум о сотрудничестве между Минэкономразвития России и Минторгпромом Индии, в котором зафиксировано намерение увеличить к 2010 г. двусторонний товарооборот до 10 млрд долл.

Плодотворно развивается и двустороннее научно-техническое сотрудничество, на основе заключенного в 1994 г. соответствующего межправительственного соглашения. Как известно, в 2000 г. в Дели была подписана Комплексная долгосрочная программа научно-технического сотрудничества на период до 2010 г., в рамках которой в настоящее время осуществляется более 130 различных проектов с акцентом на развитие прикладных исследований. Действует ряд совместных российско-индийских научно-исследовательских центров: в Москве — перспективных компьютерных технологий; в индийских городах Дели, Ченнаи, Аллахабаде, Буландшахре и Хайдарабаде - биотехнологий, по исследованию землетрясений, газогидратов, производству поливакцины, исследованиям в области порошковой металлургии и новых материалов.

Таким образом, в перспективе приоритетным в стратегическом плане направлением развития российского экспорта продукции невоенного назначения будет оставаться наращивание доли наукоемкой машинно-технической и электронной продукции. Однако и здесь имеется парадокс, поскольку самые высокотехнологичные производства в России аккумулированы в оборонной промышленности. Именно ее предприятия способны производить по-настоящему конкурентоспособную продукцию.

Тем не менее, торгово-экономическое сотрудничество можно без преувеличения назвать основным рычагом продвижения политического взаимодействия Индии и России.

Еще одним успешно развивающимся компонентом российско­индийского взаимодействия является военно-техническое сотрудничество (ВТС). Тем не менее, в данном случае необходимо отметить, что в последние годы в России осознали, что российские вооружения и военная техника не обладают достаточной конкурентоспособностью для занятия ощутимых позиций на западном технорынке.

Проблема российского экспорта вооружений заключается в том, что российские производители более не способны выпускать весь модельный ряд военной техники; они производят только небольшое количество востребованных зарубежными клиентами товаров. Именно поэтому на современном этапе особенно важной в России считается необходимость перехода от обычных продаж вооружений к реализации совместных военных программ.

Если проанализировать структуру ВТС, станет понятно, что основной его частью (почти 70%) является авиационная техника и сопутствующие вооружение и оборудование.

По оценкам российских аналитиков, кооперационная модель ВТС с Индией позволит частично преодолеть нарастающее военно­технологическое отставание России от Запада.

Но и здесь у России возникают проблемы, поскольку отношения Дели и Москвы в последние годы ослабели под давлением стран Запада, которые активно продвигаются на индийский рынок вооружений.

Главными причинами отдаления Индии от России в этой сфере, по замечаниям индийских экспертов, являются отсутствие послепродажного техобслуживания и политика США, активно осваивающих индийский рынок.

Тактика, которую в перспективе Россия будет использовать в ВТС с Индией, проста: продажа самых современных вооружений, а также передача технологий и организация производства определенных видов вооружений в самой Индии.

Кроме того, чтобы окончательно не утратить спои позиции на индийском рынке вооружений, Россия в перспективе будет позиционировать себя как ближайшего союзника и партнера Индии в сфере безопасности.

Между тем достаточно перспективной отраслью взаимодействия Индии и России признается и атомная энергетика, поскольку на современном лапе весь мир стоит на пороге атомного ренессанса, а крупнейшие державы приняли амбициозные программ!.] по продолжению развития атомной энергетики.

В США в начале 2006 г. вступил в силу закон, определяющий развитие энергетики на ближайшую перспективу, где атомной энергетике отведена ключевая роль. Китай. Индия и Иран в ближайшие 15 лет должны построить более 30 энергоблоков АЭС.

Однако отношения, складывающиеся на международном ядерном рынке, свидетельствуют о пошатнувшемся статусе России, как великой ядерной державы. Руководство страны в последнее время часто проигрывает при лоббировании интересов своих производителей на международных рынках.

Свидетельством тому, к примеру, является индийско­американское соглашение о ядерном сотрудничестве или поражение, которое, несмотря на стабилизацию двусторонних отношений, Россия потерпела в ходе тендера на строительство АЭС в Китае.

Таким образом, в последние годы Россию фактически вытеснили с международного рынка строительства АЭС, что в свою очередь постепенно приведет к реальной угрозе окончательной утраты атомного машино- и приборостроения.

На данном фоне активизация индийско-российского

взаимодействия по ядерным вопросам происходит по той же логике, что и в сфере ВТС: России важно окончательно не уступить свои позиции западным странам на индийском рынке.

Как показал прошедший год, энергетическая безопасность являлась одним из принципиальных пунктов повестки председательствования России в «Большой Восьмерке». В этой связи именно в этот период Индия реализовала свои шансы на расширение с Россией сотрудничества в области атомной энергетики.

В июне 2006 г. на саммите «Большой Восьмерки» в г. Санкт- Петербург был принят основной документ о построении всемирной системы энергетической безопасности, а также стратегию по обеспечению бедных стран атомной энергией без риска распространения ядерного оружия.

Ранее источники в администрации президента США сообщали, что Буш намерен предложить России программу монополизации атомной энергетики. Суть ее заключается в том, что только Россия и США будут обогащать уран и экспортировать его на АЭС развивающихся стран.

Глобальной целью проекта станет предотвращение создания ядерного оружия в странах третьего мира. В частности, США и Россия будут поставлять для АЭС стран-клиентов обогащенный уран и забирать обратно отработанное топливо — для утилизации его на своей территории. Таким образом, ядерные отходы, на основе которых может быть потенциально создано оружие, не попадут в руки террористов.

По мнению экспертов, США предлагают партнерство именно России, потому что эта страна уже имеет технологии переработки ядерного топлива, которые совершенно не развиты и запрещены в США.

Именно поэтому совместная программа будет носить название «Глобальное партнерство по ядерной энергетике», где слово «партнерство» подчеркнет роль России в проекте, а в дальнейшем и других ядерных держав, которые захотят присоединиться к инициативе.

Однако перспектива монополизации рынка ядерных технологий не находит подтверждения в России. Для нее на современном этапе важно не помешать развитию конструктивного диалога по ядерным энергетическим вопросам с Францией, которая также занимает лидирующие позиции на международном рынке. Весьма вероятно, что в перспективе Россия в первую очередь объединит свои усилия, направленные на стабилизацию позиций на индийском рынке, с Францией.

Таким образом, в современных геополитических условиях стратегический и военный баланс сил, складывающийся вокруг Центральной Азии, оказывает косвенное влияние на индийско­российские отношения. Но, тем не менее, данный фактор нельзя не учитывать.

По оценкам экспертов, ситуация, складывающаяся в регионе, свидетельствует о том, что здесь, с одной стороны, ощутимым является влияние США наряду с активизацией деятельности НАТО на Кавказе, с другой — усиление позиций России и Китая.

При этом центральноазийский вектор внешней политики России призван продемонстрировать потенциал российского влияния на мировую политику, несмотря на широко популяризованное мнение о том, что страна утратила статус сверхдержавы.

Важно отметить, что Россия традиционно считает Центрально- Азийский регион стратегическим буфером против внешних угроз, и многие внешнеполитические интересы вынуждают ее сохранить ЦА в сфере своего влияния. При этом защита экономических интересов является одной из важнейших внешнеполитических целей.

При этом чтобы осознать региональную политику России, необходимо иметь в виду интересы Китая в Центральной Азии, для которого регион сегодня выступает в качестве стратегического тыла военному региональному присутствию США, однако наиболее существенной ролью обладают энергетические запасы региона. В целом в перспективе Китай будет стремиться к укреплению своего военно-политического и экономического доминирования в Центральной Азии, чтобы не допустить одностороннего превалирования и закрепления в регионе интересов только одной внешней силы, будь то США или Россия.

Для Индии Центрально-Азиатский регион важен не только в качестве источника энергоресурсов, потенциального рынка сбыта информационных технологий, но и как геополитически важный район, который можно использовать для повышения своего военного присутствия.

В свете происходящих событий, по мнению ряда наблюдателей, из стран-членов ШОС Россия проявляла самую большую заинтересованность в участии Индии в этой организации.

Однако на современном этапе, в связи с опасениями Москвы по поводу усиления Пекина не только в Центральной Азии, но и в рамках ШОС, Россия будет стремиться ориентировать развитие организации в сторону Южной Азии. Учитывая перспективу укрепления российских внешнеполитических связей в Центральной Азии, она будет способствовать активному вовлечению Индии в данный процесс.

Индийско-американское сближение не окажет существенного влияния на отношения Дели и Москвы в рамках Центрально- Азиатского региона, поскольку укрепление индийских региональных позиций при непосредственной опоре на Россию является достаточно выгодным для США.

В целом ситуация на современном этапе свидетельствует о том, что механизм российско-индийских отношений достаточно разрегулирован. В сравнении с США, которые оказывают существенное влияние на различные сегменты индийской экономики, российское руководство страдает от неразработанности механизмов взаимодействия.

Торговые отношения России с Индией носят сырьевой характер, а признаков оживления торговли за счет других видов товаров не наблюдается. И, тем не менее, Россия заинтересована в стабилизации своих позиций на индийском рынке, откуда она активно вытесняется странами Запада.

В этой связи в ближнесрочной перспективе в Индии начнется процесс профессионального лоббирования российских экономических интересов, а в России усилится компания в поддержку индийских производителей.

По прогнозам экспертов, наиболее перспективными областями взаимодействия между двумя странами станут атомная энергетика, развитие кооперационных связей в области транспорта, сотрудничество в сфере нано-, био- и информационных технологий.

Вероятнее всего, в текущем году и на обозримую перспективу перед Россией обозначится необходимость стабилизации своего положения на индийском рынке ВПК (на современном этапе доля Индии в общем пакете заказов составляет 18%).

Для России заинтересованность в ВТС с Индией заключается в возможности использовать потенциал своего ВПК для решения финансовых проблем страны. Наиболее востребованным на индийском рынке продолжают оставаться тяжелые истребители четвертого поколения Су-27/Су-30.

Однако тенденцией, обозначившейся в последние годы, является процесс снижения объема закупаемых российских вооружений и постепенный переход к приобретению лицензий и самостоятельному выпуску систем вооружений и запасных частей.

В этой связи особой перспективностью для России обладает создание совместных военно-технических проектов России и Индии, которое находится на начальной стадии развития на современном этапе. В среднесрочной перспективе Россия осуществит масштабный переход от обычных продаж вооружений в Индию к реализации совместных программ, что позволит преодолеть нарастающее военно­технологическое отставание России от Запада.

Кроме того, перспективной отраслью взаимодействия признается дальнейшее практическое сотрудничество в области безопасности, то есть проведение совместных военных учений, поскольку борьба с нетрадиционными угрозами, несомненно, является одним из полюсов совпадения индийско-российских интересов.

Полномасштабное партнерство по диалогу: Россия и АСЕАН

Россия является полномасштабным партнером по диалогу АСЕАН с июля 1996 г. Кроме того, министр иностранных дел РФ ежегодно принимает участие в Постминистерских конференциях Ассоциации с диалоговыми партнерами в форматах «АСЕАН+10» и «АСЕАН+1». Между тем в 2005 г. одним из новых приоритетов внешнего взаимодействия АСЕАН стал переход к комплексному диалогу с Россией.

Примечательным данный факт стал во многом благодаря подписанию межправительственного соглашения о сотрудничестве России и АСЕАН в области экономики и развития, а также комплексной программы действий по развитию сотрудничества России и АСЕАН на 2005-2015 гг.

На современном этапе развития взаимоотношений России и стран-членов АСЕАН большинство экспертов склонно рассматривать их экономическую составляющую в качестве ключевой. Тем не менее, в последние годы между странами зафиксировано и растущее политическое взаимодействие. Кроме того, по официальным меркам, в основном подходы России и стран АСЕАН по ключевым международным проблемам совпадают. В данном случае прочность политического диалога считается гарантией эффективности диалога по экономическим вопросам.

Необходимо отметить, что на современном этапе созданы и действуют следующие рабочие механизмы диалога Россия-АСЕАН:

• совещания старших должностных лиц (на уровне замглавы МИД) по политическим вопросам (проводятся раз в полтора года);

• совместный комитет сотрудничества (СКС) (заседания проводятся раз в полтора года);

• совместный планово-распорядительный комитет (заседания проводятся по мере необходимости).

Кроме того, функционируют рабочая группа СКС по торгово­экономическому сотрудничеству, рабочая группа СКС по научно­технологическому сотрудничеству и Московский комитет АСЕАН в составе послов стран-членов АСЕАН в России.

В целом усиление сотрудничества инициировано самой Россией. Взаимодействие со странами АСЕАН проводится в многостороннем формате, что свидетельствует о стремлении России быть вовлеченной в интеграционные процессы в Азии. Необходимо отметить, что АСЕАН при этом выступает лишь первым звеном в логической интеграционной цепочке. Это означает, что Россия стремится создать в АТР благоприятные внешние условия для социально-экономического развития страны в целом, и прежде всего — для Сибири и Дальнего Востока. Таким образом, начинающееся сотрудничество в своей основе имеет долгосрочные приоритеты.

В ближнесрочной перспективе в МИД России рассчитывают утвердить создание фонда диалогового партнерства с региональной организацией, который должен функционировать с 1 января 2007 г. и будет использоваться для реализации совместных проектов. По оценкам экспертов, одна из главных задач России и АСЕАН — «подтянуть экономическую составляющую партнерства до уровня политического диалога».

Одна из ключевых задач взаимодействия — повышение качества и объемов торгово-экономического сотрудничества. Так, в 2004 г. объем торговли России со странами АСЕАН составил 2,5 млн долл. При этом экспорт России в данном направлении состоит преимущественно из минерального сырья и руд металлов, в то время как страны АСЕАН поставляют в Россию товары широкого потребления, офисное оборудование, бытовые приборы, полуфабрикаты и растительные жиры.

Но нельзя не заметить, что планы экономического сотрудничества со странами АСЕАН хронически «забегают» вперед по сравнению с сегодняшней реальностью. Главная черта этой реальности - стремительный рост товарооборота на 20, 30, иногда 40% в год. Таким образом, торговые позиции РФ в регионе пока крайне слабы. Для сравнения: объем товарооборота России с основными партнерами (Германией или Китаем) превышает 10 млрд долл. в год.

В этой связи стороны намерены поощрять участие компаний России и государств-членов АСЕАН в крупных совместных проектах, в том числе инвестиционных. При этом весьма вероятным в ближайшей перспективе станет расширение промышленного сотрудничества в отдельных отраслях производства и сфере высоких технологий, таких как тяжелое машиностроение, станкостроение, автомобилестроение, производство дорожно-строительной и сельхозтехники, электротехнических изделий. Россия и АСЕАН также планируют наращивать взаимодействие в сфере научных исследований, инноваций и внедрения появляющихся передовых технологий в горнодобывающей промышленности.

Наименее перспективным является сотрудничество России и АСЕАН в области энергетики. Однако речь в данном случае может идти о долгосрочных поставках сырьевых ресурсов.

Между тем специфика стран АСЕАН заключается в том, что сюда, в отличие от Китая или Европы, нельзя протянуть российские трубопроводы. Да и незачем - регион обладает своими углеводородами. По оценкам экспертов, здесь нужно отрабатывать нетрадиционные для России пути проникновения на рынки. И происходит это с большим трудом.

На современном этапе Россия и государства-члены АСЕАН планируют выявлять инвестиционные возможности для развития инфраструктуры в сфере энергетики, нефти и природного газа на коммерческой основе, обмениваться разработками и технологиями в различных областях энергетики, развивать взаимодействие и сотрудничество в области разведки, добычи, транспортировки и потребления нефти, газа и продуктов их переработки, включая технический обмен в нефтегазовой отрасли и производить обмен опытом в области гидро- и ядерной энергетики, в проведении пилотных исследований альтернативных источников энергии и использовании энергосберегающих технологий.

Тем не менее, по сравнению с той основной ролью, которую играют поставки в АСЕАН ресурсов из стран Ближнего Востока, российский энергетический фактор в краткосрочной перспективе не будет играть заметной роли в регионе.

Еще одной потенциальной областью взаимодействия обеим сторонал видится практическое сотрудничество, связанное с реагированием на стихийные бедствия и техногенные катастрофы. Приоритетными отраслями взаимодействия при этом выступают:

• создание и укрепление национальных служб стран АСЕАН по чрезвычайным ситуациям и оснащение их российским оборудованием и специальной техникой, включая авиационную;

• применение российских авиационных технологий для борьбы с лесными пожарами в странах АСЕАН;

• использование современных российских технологий предупрежден и ликвидации чрезвычайных ситуаций, в том числе систем оценки устойчивости зданий и различных сооружений, а также прогнозирования ущерба от стихийных бедствий;

• внедрение в странах АСЕАН российских технологий и опыта мониторинга опасных техногенных и экологических процессов и программного обеспечения принятия решений по реагированию на стихийные бедствия;

• использование возможностей российских информационных спутников и технологий по защите информации.

Таким образом, если проанализировать структуру торгового баланса РФ, становится очевидно, что пока в России приоритет остается за странами ЕС. Вместе с тем отдельные отрасли российской экономики могут предложить вполне конкурентоспособную продукцию странам АСЕАН — речь, в частности, идет о поставках военной техники.

Именно поэтому многостороннее сотрудничество в краткосрочной перспективе призвано продемонстрировать значительное превосходство России в сфере научно-технических разработок, информационных технологий, авиа- и машиностроения для дальнейшего налаживания взаимодействия в данной сфере, а также гарантированного увеличения продаж российской военной техники.

Однако, по мнению большинства экспертов, в силу естественных причин, политическое значение взаимодействия с АСЕАН для России превосходит экономический резонанс достигнутых договоренностей. При этом российские эксперты призывают активизировать выработку стратегии страны на азиатском направлении, что должно помочь ускоренному развитию Дальнего Востока и привлечению инвестиций из стран-членов Ассоциации.

В настоящее время в странах региона имеется достаточно большой интерес к военной технике и отдельным категориям товаров, производимых в России. В то же время степень участия России в энергетическом снабжении стран АСЕАН в ближайшем будущем не будет велика. Поэтому политическая роль сотрудничества больше, чем его экономическое значение. Россия не оказывает и в ближайшее время не будет оказывать серьезного влияния на рынок стран АСЕАН. В то же время для ряда стран довольно существенное значение может иметь та политическая поддержка, которую способна оказать им Россия в связи с неустойчивым балансом сил в АТР.

В целом все шаги, направленные на усиление российского регионального влияния в АСЕАН, будут способствовать решению ряда глобальных внешнеполитических и экономических задач:

• во-первых, перспективные и динамично развивающиеся азиатские рынки станут более доступными для российских компаний, а азиатские инвестиции - для России;

• во-вторых, усиливая свое влияние в исламском мире, Россия сможет более эффективно противодействовать угрозе терроризма;

• в-третьих, путем объединения усилий Москвы и стран Азиатского и Ближневосточного регионов Россия укрепит свое влияние на принятие политических и экономических решений в рамках крупнейших международных организаций и объединений.

Но и сегодня, когда региональные эксперты говорят о том, какая польза АСЕАН от России, они называют первым делом политические причины. Например, статус России как постоянного члена Совета Безопасности ООН, ее особое влияние в мусульманском мире - в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. И только после этого упоминают нефтегазовые ресурсы России или ее технологические возможности. То есть Россию в Юго-Восточной Азии пока не видят в качестве ключевого экономического партнера, такого как США или Китай. Это есть тот пробел, который придется заполнять в ближайшие годы.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д.В.. Политическая безопасность. Книга 2. 2009

Еще по теме Приоритеты России в Азийско-Тихоокеанском регионе:

  1. Взаимодействие в сфере энергетики России и Центрально-Азийского региона
  2. Отношения России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР)
  3. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ВОСТОЧНОЙ АЗИИ И АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ
  4. ПОЛИТИКА РОССИИ ПО ПОДДЕРЖАНИЮ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ
  5. Центрально-азийский регион - выбор без вариантов
  6. ТЕМА 9. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ
  7. АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКИЙ РЕГИОН – ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОТНОШЕНИЙ
  8. Экономическая интеграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе
  9. Геополитические проблемы Азиатско-Тихоокеанского региона
  10. 15.2. Россия и Азиатско-Тихоокеанский регион
  11. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ
  12. 11. АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКИЙ РЕГИОН — ФОРМИРУЮЩИЙСЯ ЦЕНТР МИРОВОГО РАЗВИТИЯ
  13. 11.1. Общая характеристика Азиатско-Тихоокеанского региона