<<
>>

Проблема урегулирования кризиса вокруг ядерной программы Ирана

Осуществление иранской ядерной программы началось в 1967 году, когда Америка дала Шаху Ирана Мухаммеду Реза Пехлевиатомный реактор мощностью 5 МВт. Технологическую помощь в строительстве реакторов затем оказывали Германия и Франция.
Иран подписал Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в 1968 году и ратифицировал его в 1970. США обвиняют Иран в том, что он тайно ведёт работы по созданию ядерного оружия. Ещё в 2002 г. президент США Джордж Буш причислил Иран к странам «оси зла», которые финансируют террористов и стремятся завладеть ядерным оружием. США пытаются добиться международной изоляции Ирана, чтобы не допустить создания этой страной ядерной бомбы. Однако усилия США наталкиваются на противодействие со стороны Франции, Германии и Великобритании, а также России, связанной с Ираном контрактами на поставку военной техники и строительство АЭС в Бушере.

В конце 2003 года главы МИД Франции, Германии и Великобритании убеждают Иран согласиться на подписание дополнительного протокола к Договору о нераспространении ядерного оружия, который позволяет инспекторам МАГАТЭ проверять любой иранский объект. Этот документ, однако, так и не был ратифицирован иранским парламентом, а потому Иран зачастую игнорирует требования инспекторов МАГАТЭ о проверках.

Инспекторам МАГАТЭ всё же удаётся обнаружить в Иране центрифуги для обогащения урана. В июне 2003 года Израиль, озабоченный ядерной программой Ирана, подписывает контракт на 319 млн долларов о покупке 5 тысяч управляемых бомб производства США, 2004 США обвиняют Иран в том, что он тайно ведёт работы по созданию ядерного оружия. Ещё в 2002 г. президент США Джордж Буш причислил Иран к странам «оси зла», которые финансируют террористов и стремятся завладеть ядерным оружием. США пытаются добиться международной изоляции Ирана, чтобы не допустить создания этой страной ядерной бомбы. Однако усилия США наталкиваются на противодействие со стороны Франции, Германии и Великобритании, а также России, связанной с Ираном контрактами на поставку военной техники и строительство АЭС в Бушере.

В конце 2003 года главы МИД Франции, Германии и Великобритании убеждают Иран согласиться на подписание дополнительного протокола к Договору о нераспространении ядерного оружия, который позволяет инспекторам МАГАТЭ проверять любой иранский объект.

Этот документ, однако, так и не был ратифицирован иранским парламентом, а потому Иран зачастую игнорирует требования инспекторов МАГАТЭ о проверках.

Инспекторам МАГАТЭ всё же удаётся обнаружить в Иране центрифуги для обогащения урана. В июне 2003 года Израиль, озабоченный ядерной программой Ирана, подписывает контракт на 319 млн долларов о покупке 5 тысяч управляемых бомб производства США, из них 500 — GBU-28 (2270-кг бомба с лазерным наведением, предназначенная для уничтожения объектов, расположенных глубоко под землей). В своё время Израиль провёл успешный авиудар по иракскому ядерному центру. В феврале 2004 года начались поставки Израилю 102 истребителей-бомбардировщиков F-16I, оборудованных специальными дополнительными топливными баками, которые позволяют самолётам долететь до Ирана и вернуться обратно. Летом 2004 года инспекторы МАГАТЭ получили доступ к территории, на которой находилось снесённое здание Лавизан-Шиян. По результатам анализа взятых на объекте проб грунта и воздуха был сделан вывод о том, что на объекте не велась какая-либо работа с делящимися материалами. В Лавизане существовал исследовательский центр вооружённых сил Ирана. По заявлению иранских властей, в задачу центра входила разработка комплекса мер, необходимых для борьбы с последствиями аварий наядерно-опасных объектах и ядерных ударов потенциальных противников по иранской территории. Этот центр был демонтирован по решению суда (в результате иска муниципальных властей Тегерана, претендовавших на занимаемый центром земельный участок). Вашингтон, получив спутниковые фотографии снесённого здания, заявил, что в Лавизане велась тайная деятельность по созданию ядерного оружия. Комиссия МАГАТЭ также отметила, что отдельные виды оборудования (например, спектрометры для определения излучения поражённого человека), были поставлены американскими компаниями. ОднакоСША продолжали настаивать на досмотре демонтированного с объекта оборудования. Август — посол Ирана в Москве заявляет, что Иран согласен возвращать в Россию отработанное ядерное топливо (ОЯТ) с АЭС в Бушере и вскоре подпишет соглашение на этот счет.

Ранее Федеральное агентство по атомной энергии РФ заявляло, что поставка ядерного топлива для первого энергоблока АЭС «Бушер» будет осуществлена сразу после подписания протокола о возврате ОЯТ в Россию. Сентябрь — США согласуют с Великобританией, Францией и Германией текст резолюции МАГАТЭ, требующей от Ирана рассекретить все его ядерные программы. Европейские страны заявляют о намерении резко ужесточить давление на Иран в этой связи. Британский МИД призывает Иран немедленно прервать все работы по обогащению урана. Великобритания, Франция иГермания заявляют, что Иран проводил тайные работы по производству ядерного оружия в течение 12 лет, но подробности этой деятельности стали известны лишь 18 месяцев назад. 14 сентября — власти Ирана отказываются взять на себя обязательства по бессрочной остановке программы обогащения урана и производства центрифуг. Это заявление совпадает с требованием США к МАГАТЭ до 31 октября 2004 года представить доклад по результатам проверки ядерной программы Ирана, в котором должны быть полные данные об имеющихся у Ирана ядерных материалах и сведения о поставщиках с чёрного рынка. Предъявляя такое требование, США на самом деле пытаются добиться своей главной цели — заставить МАГАТЭ передать вопрос о ядерной программе Ирана на рассмотрение Совета Безопасности ООН. 16 сентября — Институт науки и международной безопасности (США) публикует спутниковые фотоснимки, на которых, по мнению экспертов, запечатлён секретный иранский полигон для разработки ядерного оружия в 30 км к юго-востоку от Тегерана, в местечкеПарчин. Одновременно в администрации США говорят о возможном нанесении превентивных ударов по иранской территории. 18 сентября — МАГАТЭ принимает резолюцию, в которой от Ирана требуется в срок до 25 ноября приостановить все работы, связанные с обогащением урана, и открыть свои объекты международным инспекторам. Столь жёсткую резолюцию иранские власти считают оскорбительной и заявляют, что Иран не примет никаких ультимативных требований, связанных с прекращением обогащения урана. 21 сентября — Иран сообщает о начале широкомасштабной переработки урановой руды — первого этапа обогащения урана. Пробная переработка примерно 37 тонн руды прошла успешно. В дальнейшем переработанная руда будет обогащаться в специальных центрифугах. По мнению западных экспертов, полученного в результате этого процесса обогащённого урана будет достаточно для производства пяти атомных бомб. Одновременно президент Ирана Мохаммад Хатами заявляет, что Тегеран не стремится создавать ядерное оружие, «так как это будет противоречить нашей религии и культуре». На военном параде в Тегеране демонстрируются новые иранские ракеты «Шехаб-3» с радиусом действия от 1300 до 1700 км, созданные на основе северокорейских ракет «Нодон-1». 15 ноября — Иран соглашается приостановить работы по обогащению урана с 22 ноября. При этом представители Евросоюзаобещают поставлять Ирану ядерное топливо и атомные технологии, а также поставить ему легководный реактор. 29 января — директор МАГАТЭ М. Эль-Барадеи заявляет о существенном прогрессе в процессе достижения компромисса по ядерной программе Ирана 31 января — в ходе «европейского турне» госсекретарь США К. Райс сообщает о готовности США поддержать «евротройку» на переговорах с Ираном. 22 февраля — аналогичное заявление делает на пресс-конференции в Брюсселе президент США Дж. Буш.27 февраля — Россия и Иран подписывают протокол об обязательном возвращении атомного топлива с Бушерской АЭС в Россию

11 марта — госсекретарь США К. Райс подчеркивает, что в обмен на свертывание ядерной программы Вашингтон предлагает Ирану разрешить закупки американских авиационных двигателей и авиационного электронного оборудования и поддержать вступление Тегерана во Всемирную торговую организацию. 28 апреля — в ходе визита в Иерусалим В. Путин официально заявил, что Россия выступает за отказ иранской стороны от создания технологий полного ядерного цикла и постановку под контроль МАГАТЭ ядерных объектов Ирана. Возникла перспектива компромисса между США и Россией по вопросу о ядерной программе Ирана.

26 июня — президентом Ирана избран М. Ахмадинежад. Позиция Ирана на переговорах со странами ЕС и США ужесточается. 2 августа — министры иностранных дел Великобритании, ФРГ и Франции предъявили Ирану ноту, в которой указывалось, что возобновление работ по переработке урана будет означать конец переговоров по иранской ядерной программе.8 августа — Иран не принимает предложений «евротройки». Тегеран снимает пломбы с ядерного центра в Исфахане и возобновляет работы по конверсии урана. 9 — 10 августа — на экстренном совещании в Вене МАГАТЭ сообщает о нарушении Ираном условий Парижских соглашений 2004 г. 24 сентября — Совет управляющих МАГАТЭ принимает резолюцию о возможности передачи иранского досье в Совет Безопасности ООН 3 ноября — Россия предлагает Ирану создать совместное предприятие по обогащению урана на российской территории. Иран заявляет о своей заинтересованности в этом предложении, но однозначного ответа не дает.

20 ноября — иранский парламент принял резолюцию, согласно которой Тегеран возобновит ядерные исследования в случае передачи его досье в Совет Безопасности ООН. декабрь 2005 — в СМИ появляются сведения о возможности проведения Израилем самостоятельной военной операции противядерных объектов Ирана. 2006 январь Мировое сообщество возражает против того, чтобы Иран обогащал уран на своей территории, опасаясь, что в этом случае Тегеран непременно приступит к созданию ядерного оружия. Иран же отказывается идти на какие-либо компромиссы и подчёркивает свое право на развитие ядерной программы. Москва пытается действовать в качестве посредника — ещё осенью 2005 года Россия предложила Тегерану перенести процесс обогащения урана на российскую территорию и осуществлять его силами совместного предприятия. Тегеран длительное время фактически отвергает российское предложение, демонстративно игнорируя советы Москвы проявлять сдержанность и не провоцировать мировое сообщество на жёсткие меры. После обнародования идеи Москвы о создании СП по обогащению урана Тегеран в течение нескольких месяцев делает вид, что никакого предложения не получал. Его позиция меняется лишь в начале января 2006 года — 7-8 января в ходе визита в Тегеран российской делегации во главе с заместителем секретаря Совета безопасности РФ Валентином Соболевым проходит первый раунд переговоров, однако стороны только договариваются продолжить консультации. Через две недели Тегеран вновь делает вид, что заинтересован российским предложением. Переговоры продолжаются ещё примерно месяц. Российская сторона, включая президента Путина и главу Росатома Сергея Кириенко, делает сверхоптимистические заявления — при этом, однако, Иран выдвигает условия, заведомо неприемлемые ни для Запада, ни для России — ограничение работы совместного предприятия двумя годами, после чего обогащение с российской территории должно быть перенесено на иранскую; допуск иранских специалистов на российские объекты; подтверждение права Ирана на дальнейшее проведение собственных исследовательских работ в ядерной области. Тем временем в начале января Иран уведомляет МАГАТЭ о том, что возобновляет свои ядерные исследования. 10 января власти Ирана в присутствии представителей МАГАТЭ снимают пломбы с ядерных исследовательских центров страны в Натанзе, Парсе и Фараянде. 18 января Россию посещает представительная израильская делегация, в которую входят глава совета национальной безопасности Израиля Гийора Айленд и гендиректор комиссии по атомной энергии Гидеон Франк. Делегация, встретившаяся с представителями МИД РФ, Совбеза и Росатома, предложила России присоединиться к комплексным экономическим санкциям Запада против Ирана, но получила отказ.

29 января Иран удовлетворяет запрос группы инспекторов под руководством заместителя генерального директора МАГАТЭ Олли Хейнонена на доступ к оборудованию, ранее использовавшемуся на демонтированном военном объекте «Лавизан-Шиян». Однако Хейнонен сообщает после завершения инспекции, что инспекторам «не удалось прояснить ряд вопросов, связанных с прошлой ядерной деятельностью Ирана, а также возникли новые вопросы относительно мирного характера его ядерной деятельности». В частности, из его слов следует, что ещё в ноябре 2005 года в руки экспертов МАГАТЭ попали иранские документы, в которых описывался процесс переработки гексафторида урана в металлический уран и изготовления из него полусфер, которые, как известно, применяются лишь в ядерных боезарядах, но не в мирной энергетике.

30 января проходят переговоры «евротройки» (Великобритания, Германия, Франция) с заместителем секретаря Высшего Совета национальной безопасности Исламской Республики Джавадом Ваиди по иранской ядерной программе, которые, однако, не приносят результатов. Тегеран в очередной раз заявляет, что готов продолжать диалог, но исследования в ядерной сфере прекращать не намерен. Через несколько часов после этого встретившиеся в Лондоне Россия, Евросоюз, США и Китай приходят к согласию о передаче ядерного досье Ирана в Совет Безопасности ООН. Правда, Москва и Пекин добиваются ещё одной отсрочки — пока СБ ООН будет лишь «проинформирован» об иранской ядерной программе, но никаких санкций против Ирана не будет вводить по крайней мере до марта. Февраль Администрации США, которая вот уже несколько лет последовательно добивается ужесточения политики мирового сообщества по отношению к Ирану, к концу января удаётся убедить всех постоянных членов Совета Безопасности ООН, в том числе Россию и Китай, что пришло время передать иранский вопрос в ведение СБ. Несмотря на некоторые вынужденные отсрочки, процесс движется в нужном для Вашингтона направлении. 4 февраля Совет управляющих МАГАТЭ 27 голосами «за» (трое — «против», пять — «воздержались») принимает решение информировать Совет Безопасности ООН о неотложных шагах, которые необходимо сделать Ирану, чтобы снять опасения относительно военного характера своей ядерной программы. На это глава иранской делегации в МАГАТЭ Джавад Ваиди заявляет, что Иран ограничит международные инспекции на своих ядерных объектах и приступит к полномасштабной программе по обогащению урана. В тот же день президент Ирана Махмуд Ахмади-Нежад приказывает «приостановить выполнение дополнительного протокола к Договору о нераспространении ядерного оружия и других видов сотрудничества, выходящих за его рамки, и начать всю исследовательскую и промышленную деятельность в целях использования мирных ядерных технологий для производства энергии». 6 февраля глава республиканского большинства в Сенате США Билл Фрист (Bill Frist) — давний близкий друг президента Буша — заявляет, что в случае необходимости конгресс обязательно поддержит применение военной силы против Ирана. Не менее влиятельный сенатор-республиканец Джон Маккейн соглашается с ним, заявляя, что война с Ираном лучше, чем Иран, обладающий ядерным оружием. 7 февраля в Совет Безопасности ООН поступают из МАГАТЭ документы о ядерной программе Ирана. 11 февраля президент Ирана Махмуд Ахмади-Нежад заявляет, что Тегеран никогда не откажется от своего права на развитие мирного атома, и угрожает выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия. 16 февраля МИД Франции Филипп Дуст-Блази впервые обвинил Иран в развитии «секретной военной ядерной программы». По мнению наблюдателей, беспрецедентно жёсткое заявление отражает растущее раздражение стран Евросоюза по поводу неуступчивости Ирана. 26 февраля вице-президент Ирана Гулям-Реза Агазаде заявляет об успешном завершении переговоров с главой «Росатома»Сергеем Кириенко по вопросу создания СП между Россией и Ираном для обогащения урана и о том, что в скором времени в Москве начнутся двусторонние технические консультации. Кириенко, со своей стороны, сообщает, что Россия поставит в срок ядерное топливо для обеспечения пуска атомной электростанции в Бушере, на строительстве которой работают свыше трёх с половиной тысяч специалистов из России. 16 марта комитет по международным делам конгресса США одобряет законопроект, ужесточающий экономические санкции в отношении правительств и компаний стран, действия которых могут помочь Ирану получить доступ к оружию массового уничтожения, увеличить объёмы обычных вооружений или содействовать в развитии энергетического сектора экономики Ирана 30 марта в Берлине проходит встреча глав МИД постоянных членов Совета Безопасности ООН (России, США, Франции, Великобритании и Китая) и Германии с целью найти пути решения иранской ядерной проблемы. Два члена «шестёрки» — Россия и Китай — выступают против введения каких-либо санкций против Ирана. Перед встречей в Берлине глава МИД РФ Сергей Лавров вновь заявляет, что урегулирование ядерной проблемы Ирана должно опираться на предложения МАГАТЭ и какое-либо силовое решение не может быть поддержано. США, Германия, Франция и Великобритания, со своей стороны, не исключают применения против Ирана жёстких санкций, если тот не будет следовать мораторию на обогащение урана. Накануне берлинской встречи Совет Безопасности ООН подписывает совместное заявление, текст которого за три недели до этого был предложен Великобританией и Францией. За время обсуждения текст претерпел значительные изменения благодаря позиции России и Китая, добивавшихся максимального смягчения формулировок с целью не допустить выхода Ирана из МАГАТЭ. В конце концов Россия и Китай добились того, чтобы в совместном заявлении СБ ООН главная роль в решении иранского кризиса была отдана МАГАТЭ, а из текста были удалены все упоминания о возможных санкциях против Тегерана. При этом в тексте сохранилось указание на то, что ответственность за поддержание мира всё же лежит на СБ ООН. В принятом заявлении СБ призывает Иран к полной и длительной приостановке всей деятельности, связанной с обогащением урана, включая научно-исследовательские работы. Эта деятельность должна быть прекращена в месячный срок. Указывается, чтоТегеран должен более активно сотрудничать с МАГАТЭ, предоставляя агентству полный доступ к специалистам, местам и документам, связанным с ядерными разработками. Иран продолжает настаивать на том, что его ядерная программа носит исключительно мирный характер. Вместо прекращения работ по обогащению урана глава иранского МИД Манучер Моттаки предложил создать некий «региональный консорциум», который бы занялся этой деятельностью под эгидой МАГАТЭ. 23 декабря 2006 — Совет Безопасности ООН единодушно одобрили резолюцию, предусматривающую введение санкций против Ирана, который отказывается приостановить свою ядерную программу, в частности, работы по обогащению урана, имеющего двойное применение — в мирных и военных целях. В соответствии с решением ООН всем странами мира запрещено поставлять Тегерану материалы, оборудование и технологии, которые могут внести свой вклад в разработку ядерных и ракетных программ Ирана. Министерство иностранных дел Ирана отклонило как «недействительную» и «незаконную» резолюцию Совета Безопасности ООН, налагающую санкции против Ирана за то, что последний отказывается приостановить обогащение урана и поклялся продолжать работы по своей ядерной программой. В начале декабря 2007 года был рассекречен доклад одного из американских разведчиков в Иране, где тот утверждает, что Иран свернул свою военную ядерную программу. При этом активизировались опасения по поводу американского военного вторжения в Иран, критикуемый Штатами за ядерную программу, развитие ракетного вооружения и поддержку терроризма. Военная кампания США против Ирана ожидается уже не первый год. Особенно актуальным вопрос стал после вторжения США и их союзников в Ирак и начала партизанской войны, поддерживаемой, направляемой и финансируемой в первую очередь из Ирана. В 2008 г. ситуация вокруг иранской ядерной программы продолжала оставаться одной из наиболее актуальных проблем международных отношений. Несмотря на все усилия мирового сообщества и принятые в 2007 г. резолюции СБ ООН, нацеленные на свертывание Ираном своей ядерной программы, взаимного согласия в отношениях с Ираном установить в 2007 г. не удалось. Иран продолжал апеллировать к своим правам как члену ДНЯО на развитие атомной энергетики, отрицая наличие в своей ядерной программе военного компонента. СБ ООН настаивал на полном прекращении Ираном работ по обогащению урана, исходя из докладов МАГАТЭ, в которых не содержалось доказательств военной составляющей, но и не было гарантий того, что таковая отсутствует. Не последнюю роль в принятии столь жесткой резолюции сыграли проведенные Ираном в начале февраля 2008 г. испытания ракеты "Кавешгяр-1" для вывода на орбиту иранского космического спутника "Омид". Принятие данной резолюции вызвало в Иране крайне негативную реакцию, она была расценена как ответ на проявленное Ираном желание смягчить ситуацию, практически ответив на все поставленные МАГАТЭ вопросы. Однако среди членов Совета Безопасности, как среди постоянных, так и среди временных, нет единого мнения о том, следует ли принять более радикальные меры для того, чтобы Иран заявил о своем согласии выполнить условия резолюции. К этому времени Иран укрепил свои позиции на Ближнем Востоке, а весенний конфликт в районе Басры между правительственными войсками и "армией Махди" практически исключал целесообразность военного давления на Иран. Летом ситуация вокруг иранской ядерной программы достигла такой напряженности, что появляющаяся информация о возможном военном разрешении проблемы казалась возможной. Информационная война проходила на фоне учений вооруженных сил Ирана и Израиля. После переговоров в Женеве напряженность была снижена, начался новый раунд проверок и совещаний с МАГАТЭ. На женевских переговорах 19 июля Ирану были даны дополнительные две недели на рассмотрение предложений, которые были выработаны "шестеркой" еще в мае и предлагали выгодные экономические проекты, а также приостановку на шесть недель подготовки новых санкций в обмен на замораживание работ по обогащению урана. Однако ни положительной, ни отрицательной реакции от Тегерана не последовало. Иран не отказался от своих планов по реализации программы обогащения урана, фактически проигнорировав предложения женевской встречи. В ответ правительство США пригрозило наложить на Иран новые санкции, если Иран не закроет свою ядерную программу в обмен на снятие экономических санкций, наложенных СБ ООН. Иран проигнорировал и эти заявления пресс-секретаря Совета национальной безопасности США Гордона Джонроу . Вновь стала обсуждаться возможность военной акции против Ирана. В ответ Иран пригрозил в случае военной агрессии против него перекрыть Ормузский пролив, через который перевозится более 25% мировой нефти. Получение согласия СБ на ужесто-чение новых санкций осложнилось из-за того, что из-за ситуации вокруг конфликта на Кавказе добиться от России согласия на новые санкции стало труднее. 16 сентября 2008 г. генеральный директор МАГАТЭ опубликовал новый доклад для обсуждения его на предстоящей сессии Совета управляющих. В докладе было отмечено, что все ядерные объекты на заводе по производству ядерного топлива, ядерные материалы и участок каскадов в Натанзе находились под кон-тролем МАГАТЭ. Постоянно брались пробы, показывавшие, что производство велось в заявленных параметрах, с марта по 16 сентября на заводе в Натанзе было проведено 17 внеплановых инспекций. 27 августа агентство провело инспекцию тяжеловодного реактора в Араке, осуществляется постоянный спутниковый контроль реактора. Инспектируется АЭС в Бушере, все поставленное из России топливо хранится под пломбами МАГАТЭ . Тем не менее этот доклад был более жестким, чем предыдущие. В нем было отмечено, что число центрифуг в Натанзе увеличилось с мая по сентябрь с 3300 до 3820, и ведется установка еще двух тысяч центрифуг. В докладе также указывалось, что агентство так и не смогло убедиться в отсутствии военной компоненты и ожидает от Ирана большей транспарентности. Так как Иран считал предъявленные ему документы фальшивыми, не связанными с ядерным оружием, и требовал хотя бы копий этих документов, Эль-Барадеи обратился к государствам - членам МАГАТЭ, передавшим упомянутые документы агентству, дать согласие на ознакомление с ними иранской стороны. Он выразил надежду, что удастся достичь таких договоренностей, которые позволят МАГАТЭ убедиться в том, что ядерные материалы не используются для военных целей. России удалось убедить остальных членов СБ не ужесточать экономических санкций и продолжить попытки решить иранскую проблему мирным путем, особенно в ситуации надвигавшегося мирового кризиса. Действительно, сентябрьский доклад МАГАТЭ отчетливо отразил те небольшие сдвиги, которые произошли на протяжении 2008 г. в результате постоянных контактов сотрудников агентства с представителями иранской Организации атомной промышленности. Министр иностранных дел России С. Лавров отметил, что можно и нужно продолжать усилия по созданию условий для начала переговоров на основе предложений, которые группа "3+3" или "5+1" - ее по-разному называют - внесла на рассмотрение иранской стороны" . Поддержка позиции России в отношении иранской ядерной проблемы выявила совпадение взглядов на более глобальную проблему - проблему сохранения всей системы нераспространения ядерного оружия, особенно в условиях тогдашнего похолодания в российско-американских отношениях из-за кавказских событий. Однако иранское руководство прекрасно понимает, что выход из Договора поставит Иран в состояние полной изоляции. И уже вскоре Иран заявил о намерении продолжать переговоры как с МАГАТЭ, так и с "шестеркой". Наметились определенные подвижки в смягчении позиции ИРИ. Так, уже в октябре представитель Ирана при МАГАТЭ Али Асгар Солтание заявил, что Иран готов рассмотреть возможность прекратить работы по обогащению урана, если мировое сообщество предоставит гарантии поставок топлива для иранских АЭС в форме четких международных соглашений. В случае приостановок поставок Иран оставит за собой право продолжить работы по обогащению. 19 ноября был опубликован очередной доклад МАГАТЭ по Ирану. В нем, в частности, говорилось, что, несмотря на резолюции Совета Безопасности ООН, Иран не приостановил свою деятельность, связанную с обогащением, продолжил установку новых каскадов центрифуг, а также испытания центрифуг нового поколения. Такая позиция Ирана заводила в тупик весь переговорный процесс. Члены "шестерки", чтобы усилить давление на Иран с точки зрения предотвращения военных разработок, провели 16 декабря консультативную встречу по ядерной программе Ирана с представителями ряда арабских стран - Бахрейна, Египта, Иордании, Кувейта, Ирака, Объединенных Арабских Эмиратов иСаудовской Аравии. Арабские страны выразили единодушную озабоченность в отношении иранской ядерной программы и изъявили готовность сделать такие консультативные встречи регулярными. Таким образом, ситуация вокруг иранской ядерной программы в 2008 г. так и не получила своего полного разрешения. Иран продолжал настаивать на мирном характере своей программы, не отказываясь от своих обязанностей члена ДНЯО, ссылаясь на то, что Израиль, обладающий ядерным оружием, не подписал до-говор о нераспространении и не несет никаких обязанностей. С точки же зрения СБ ООН Иран, как член ДНЯО, должен предоставить более убедительные доказательства мирного характера своей ядерной программы, сделать ее прозрачной. В 2008 г. Иран так и не прекратил своих работ по обогащению урана. По мнению Эль-Барадеи, не последнюю роль в этом сыграл подход прежней администрации США, в котором превалировала политика давления без намерения установить прямой диалог с Ираном. В ответ Иран, продолжая политику переговоров, также не смягчал свою позицию. Но ситуация за 2008 г. изменилась. Иран достиг определенных успехов в реализации своей ядерной программы, было закончено строительство АЭС в Бушере. Наученный опытом прошлых лет, когда подписанные в шахский период с США и Германией договоры по атомной энергетике и обеспечению ее топливом были нарушены, Иран счел вполне легитимным для себя наладить собственное производство для работы будущих АЭС.

<< | >>
Источник: Шпаргалка. История международных отношений и мировая политика. 2011

Еще по теме Проблема урегулирования кризиса вокруг ядерной программы Ирана:

  1. Политика США в отношении Ирана в контексте развития иранской ядерной программы
  2. Иран: кризис по поводу ядерной программы
  3. Проблемы вокруг ДОВСЕ, отношения Россия—НАТО и нарастание разногласий по проблеме создания системы ПРО в Европе
  4. Стратегии урегулирования кризисов
  5. Глава 2 Конфликт и кризис с точки зрения их урегулирования
  6. Кризисы легитимности и способы их урегулирования
  7. Пути урегулирования политических конфликтов и кризисов
  8. 10.2. Кризис внешней задолженности и пути его урегулирования
  9. Становление СНГ. Проблема ядерного наследии СССР
  10. Проблема запрещения ядерных испытаний (ЯИ) в деятельности Конференции по разоружению (КР).
  11. 3. Проблемы урегулирования конфликтов в России
  12. 19.1. «Новый курс» Ф.Д. Рузвельта — программа вывода американской экономики из кризиса
  13. «НОВЫЙ КУРС» Ф.Д. РУЗВЕЛЬТА - ПРОГРАММА ВЫВОДА АМЕРИКАНСКОЙ ЭКОНОМИКИ ИЗ КРИЗИСА
  14. Палестинская проблема и ближневосточное мирное урегулирование
  15. Проблема урегулирования палестино-израильского конфликта
  16. «Новый курс» Ф. Д. Рузвельта – программа вывода американской экономики из кризиса
  17. Шельф Северного Ледовитого Океана: проблемы урегулирования
  18. Сокращение ядерных вооружений и ядерное разоружение