<<
>>

Проблемы безопасности и военно-политическое взаимодействие постсоветских стран.

За последние двадцать лет на постсоветском пространстве сложились свои, пусть и не идеальные, механизмы, традиции, а отчасти и режимы военно-политического взаимодействия и обеспечения безопасности.
Центральным и наиболее плотным элементом этой сферы является Организация Договора о коллективной безопасности. Существует отработанная и юридически закрепленная практика двустороннего сотрудничества России со странами СНГ, в том числе связанная с охраной внешних границ, размещением на постоянной основе военных объектов (сил) России на территории соседних государств, действуют механизмы миротворчества и поддержания стабильности в конфликтных зонах, отработана определенная практика противодействия международному терроризму, а также этническому и религиозному экстремизму.
Отношения в сфере безопасности и военно-политического сотрудничества на постсоветском пространстве прошли несколько этапов эволюции, которые схематично можно определить следующим образом.
1991 — 1994 гг. — становление институционально-правовой основы отношений и осуществление правопреемства в отношении бывшего СССР, в том числе в военнополитической сфере. Этот этап характеризовался как попытками сохранения определенного единства военного механизма Советского Союза, так и параллельно шедшими процессами становления национальных вооруженных сил, что в ряде стран СНГ (Азербайджан, Армения, Грузия, Молдавия) сопровождалось наиболее острой фазой конфликтности в отношениях с территориями, претендовавшими на собственный суверенитет.
1995—1999 гг. — период относительной стабилизации военно-политических отношений на постсоветском пространстве, характеризовавшийся как попытками выстраивания общей системы военно-политических связей на основе Ташкентского договора о коллективной безопасности 1992 г., так и закреплением на новой политико-правовой основе российского военного присутствия в постсоветском ареале.
Этот период также отмечен первичными, еще не систематизированными попытками внешних акторов влиять на военно-политическое сотрудничество на пространстве бывшего СССР. К концу этого периода окончательно формируются три группы стран, склонные к принципиально различным сценариям взаимодействия по военно-политическим вопросам .
1999—2004 гг. — период активизации сотрудничества в сфере безопасности и военной сфере, что в целом совпадает с более активной политикой России в СНГ. Основным побудительным мотивом и направлением взаимодействия становится борьба с международным терроризмом, вооруженными проявлениями этнокон- фессионального экстремизма. Договор о коллективной безопасности преобразовывается в Организацию, которая сочетает в себе черты классического военнополитического союза и международной региональной организации.
2005—2008 гг. характеризуются нарастанием кризисных тенденций в Содружестве, что в значительной степени было связано с неспособностью быстрого осознания и преодоления тех вызовов, которые несли с собой «цветные революции». Происходит резкий рост значения проблематики НАТО, «евроатлантического выбора» на постсоветском пространстве. В ряде стран СНГ формируется иллюзорное представление о возможности решения проблем безопасности исключительно с опорой на внешние силы. Вместе с тем продолжает нарастать нестабильность в Центральной Азии и в Закавказье. За исключением ОДКБ, которая продолжает свою внутреннюю консолидацию, военно-политическое сотрудничество находится фактически в состоянии стагнации. Период завершается возобновлением «замороженного» конфликта между Грузией и Южной Осетией, в который оказывается вовлечена Россия.
2008—2011 гг. — период кардинального пересмотра идеологии военнополитического взаимодействия, причиной чего стало изменение геополитического ландшафта в закавказском субрегионе, равно как и изменения в более широком международном контексте. На второй план уходит проблема расширения НАТО, военно-политическая проблематика СНГ становится частью многосторонней дискуссии о новой европейской архитектуре безопасности.
Происходит прагматизация отношений Россия—ЕС, Россия—НАТО по вопросам безопасности и военной активности в Евразии. В качестве консенсусного элемента выступает вопрос Афганистана, а также ситуация в Центральной Азии. Продолжается и международно-правовая институциализация ОДКБ, хотя можно фиксировать ряд расхождений в видении этой организации ее участниками.
Постсоветские многосторонние соглашения военно-политического характера, заключавшиеся в начале 1990-х годов, имели предельно размытые стратегические цели и задачи и, как правило, ориентировались на создание паллиативных механизмов переходного характера. Вместе с тем эти соглашения позволили создать первичную политико-правовую основу для размещения российских военных сил и средств на территории стран СНГ. В силу неартикулированности национальных интересов в сфере безопасности и военно-политического взаимодействия большинство стран СНГ до середины 1990-х годов следовало схемам многостороннего взаимодействия, предлагавшимся российской стороной. Принципиальная позиция, отличная от российской, идентифицировалась только в ситуациях, связанных с особо чувствительными вопросами национальной безопасности (вопросы территориальной целостности, этноконфессиональных конфликтов).
Уже на начальных этапах стала формироваться небольшая по количеству, но устойчивая группа стран, имевших или в силу военно-политической самодостаточности, или в силу геополитического положения особые взгляды в сфере военного сотрудничества и безопасности. Постоянным ядром этой группы стали Украина, Туркменистан, Молдова, на определенных этапах к ним примыкали другие страны СНГ.
По мере формирования национальных интересов в сфере безопасности — с середины 1990-х годов начинается корректировка схем и механизмов многостороннего военно-политического сотрудничества в СНГ. Общим для всех стран Содружества, в том числе и для России, стал отказ от каких-либо попыток сформировать компонент объединенных вооруженных сил как в рамках СНГ, так и в рамках Ташкентского договора о коллективной безопасности, в его версии от 1992 г.
К рубежу 1990—2000-х годов происходит преодоление избыточных или не нужных, по мнению стран-участниц СНГ, схем военно-политического взаимодействия. Сужается круг участников пограничного сотрудничества, сходит на нет организованное военно-техническое взаимодействие, механизмы Совета министров обороны, Совета командующих пограничными войсками переходят в режим функционирования в неполном формате участников.
Выход (непродление участия) Азербайджана, Грузии и Узбекистана из Договора о коллективной безопасности, с одной стороны, положил конец попыткам создать жесткую систему коллективной обороны и безопасности в СНГ с опорой на единый правовой документ, с другой — открыл дорогу к формированию тесного российскоцентричного военно-политического союза.
В 2000-е годы военно-политическое сотрудничество выстраивается в значительной степени вокруг проблем, связанных с новыми угрозами и вызовами, многие из которых не носят традиционного военного характера. В свою очередь это ведет к более широкому пониманию военно-политического сотрудничества. Важнейшим направлением сотрудничества в первой половине 2000-х годов становится многостороннее противодействие угрозе международного терроризма.
В 2000-е годы основная динамика собственно военного сотрудничества фиксировалась в связи с созданием и развитием Организации Договора о коллективной безопасности. ОДКБ постепенно преодолевает рамки замкнутого военного союза и выходит в сферу взаимодействия с внешними по отношению к постсоветскому пространству субъектами, в том числе с институциональными (НАТО, ЕС). Парадоксальным образом приобретение ОДКБ черт региональной организации в духе Гл. VIII Устава ООН дает возможность ОДКБ вернуться как доминирующему игроку на постсоветское пространство в целом, а быть может, и решать задачи в смежных регионах Евразии.
После 2008 г. важнейшее направление военно-политического взаимодействия — миротворчество и постконфликтное политическое урегулирование — лишилось принципиальной политико-правовой основы, заложенной в середине 1990-х годов и, как следствие, не может быть консолидирующим элементом этого взаимодействия.
Национальные подходы к военно-политическому сотрудничеству и обеспечению безопасности прошли серьезную эволюцию и в настоящий момент в большинстве случаев составляют целостную систему взглядов, приоритетов и механизмов достижения поставленных целей.
Перспектива унификации национальных подходов в военно-политической сфере не только всех постсоветских государств, но и полноформатных участников СНГ, равно как и более узкой группы — членов ОДКБ — с целью более тесного многостороннего сотрудничества сейчас представляется малореальной. Практически нет скреп, которые объединяли бы страны в узко понимаемой военной сфере. Общие вызовы и угрозы, появляющиеся в широко понимаемой силовой сфере, парируются существующими механизмами взаимодействия.
Помимо общих, объективно существующих факторов, способствующих поддержанию многостороннего взаимодействия в военно-политической сфере, основным источником политической и институциональной динамики является Россия. Значительное число изменений, провозглашенных и реализованных инициатив является результатом субъективной заинтересованности России в сохранении и развитии многосторонних механизмов в военной сфере и сфере безопасности на постсоветском пространстве. Свои усилия в постсоветском ареале Россия увязывает с изменяющимися параметрами стратегического контекста безопасности на евроазиатском и евроатлантическом пространствах.
<< | >>
Источник: А. В. Торкунов. Современные международные отношения. 2012

Еще по теме Проблемы безопасности и военно-политическое взаимодействие постсоветских стран.:

  1. Военно-политические аспекты международной безопасности
  2. Военно-политическое сотрудничество Азербайджана с НАТО и странами Запада
  3. Эволюция военно-стратегического взаимодействия
  4. Политическое и экономическое развитие стран постсоветского зарубежья: интеграционные и дезинтеграционные тенденции
  5. Создание сети партнерских отношений СССР со странами Африки. Расширение военно-политического присутствия СССР в мире
  6. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  7. ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ, РЕГИОНАЛЬНОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  8. Зеркалов Д. В.. Политическая безопасность. Проблемы и реальность. Книга 1, 2009
  9. Политическая стабильность Кыргызстана и проблемы безопасности региона
  10. 17 геополит-ие проблемы постсоветского пространства
  11. Военно-политическое сотрудничество
  12. Многостороннее военно-политическое сотрудничество
  13. Образ России в странах ближнего зарубежья как фактор конкурентоспособности российской политики на постсоветском пространстве