<<
>>

Противоречия в информации

Конфликтная информация затрудняет работу на любом этапе исследования. Сохраняется потребность разрешения противоречий даже на последних этапах подготовки отчета. Подчас приходится оставлять в отчете противоречивые данные с соответствующими примечаниями.

«Если вас сильно поразит какое-то событие или идея, — советовал Ч. Миллс, — сделайте так, чтобы они не оста­лись неосмысленными; напротив, постарайтесь как можно полнее выразить свои впечатления, сами убедитесь, что или все это вздор, или возникшим впечатлениям или идеям можно придать продук­тивную форму ».

В ходе сбора и обработки информации исследователь часто сталкивается с противоречивыми слухами. Передаваясь от одного источника к другому они подвергаются разного рода трансформа­циям. Американские ученые Г. Олпорт и Л. Постманн выделяли здесь три типа процессов: сглаживание, заострение и уподобление. Другой вид искажения содержания слухов получил название ког­нитивной реорганизации. Суть ее заключается в придании иного смысла событиям, которые раньше казались не имеющим значение. Указанные механизмы трансформации обычно действуют совмест­но и нередко приводят к значительному отклонению содержания и длины слуха от его первоначального состояния.

О траектории полета фантазии «умельцев из мухи сделать слона» живописно рассказывал П. Шаститко в мемуарах о деятель­ности института Востоковедения в 50-е годы. «Помню..., — пове­ствовал он, — выступление о находке в индийском архиве поли­цейского донесения о том, что полиция разогнала группу молодежи в 15-20 человек, шедшую по одной из улиц Бомбея с красным фла­гом. Затем... выдержку из статьи в нашей газете, в которой писа­лось о массовой демонстрации трудящихся Бомбея под красными знаменами, а затем выдержку из журнала об огромной демонстра­ции и митинге с красными знаменами и транспарантами с антико­лониальными лозунгами. Речь шла об одном и том же факте ».

Существуют вполне разумные рекомендации по оценке такой информации. А именно, следует начать с банальных вопросов: яв­ляется ли материал достоверным и полным? есть ли опущенные сведения и факты, вынутые из контекста? есть ли у источника мо­тивы для предоставления материала? и т.д. «Мой главный тезис — размышлял в аналогичных ситуациях британский посол в России Р. Лайн, — понять, почему каждая сторона ведет дела так, а не иначе ».

Безусловно, всю информацию необходимо проверять как можно более тщательно, иначе всегда будет существовать опас­ность принять ошибочное решение. При всем том, согласно поже­ланиям венгерского специалиста Я. Нергеша, каждому дипломату надо исходить из того, что информация, во-первых, никогда не бы­вает достаточной, во-вторых, как правило, может служить только основанием для предположений.

Противоречивая информация обычно либо получена из одно­го источника, либо представляет собой противоречие сведений разных источников. Выход из подобных затруднений весьма прост. «Принимая участие в совещаниях оперативно-дипломатического состава у посла, — отмечал С.Я. Синицын, — я обращал внима­ние на различия в ведомственных подходах к оценкам тех или иных событий, характер возможных дипломатических шагов. Та­кое согласование было необходимо, чтобы поступающая в Москву информация по линии различных ведомств..., не будучи безликой, не создавала в Центре противоречивого, а тем более неправильного представления по принципиальным вопросам складывающейся об­становки в стране. Многое здесь зависело. от наличия хороших отношений посла с главами ведомственных представительств, хотя, разумеется, последние в установленном порядке обязаны были со­гласовывать с ним свои действия и оценки по принципиальным вопросам».

В свою очередь аналитики не могут полностью полагаться на оценки сборщиков информации, так как они слишком субъектив­ны, чтобы принимать их на веру. Необходимо проверить надеж­ность этих источников в прошлом, а также оценить достоверность полученных сведений.

«Каждый источник важной информации, — рекомендовал П.А. Судоплатов, — должен в обязательном порядке регулярно проверяться и оцениваться заново».

Любопытно, что аналогичная проблема стоит и перед управ­ленцами в целом далеких от хитросплетений внешней политики. «Что входит, — вопрошал знаменитый американский менеджер Ли Якокка, — в понятие достоверной информации для человека при­нимающего решения? Дать ему количественное выражение невоз­можно, но совершенно очевидно, что когда вы решаете действо­вать, располагая лишь 50% фактов, этого явно недостаточно. Если дело обстоит именно так, то вам должно уж очень повезти, в про­тивном случае понесете огромные потери... В то же время 100% необходимой информации никогда не удается собрать... Если нет на руках всех фактов, иногда следует опираться на собственный опыт... До известной степени я всегда руководствуюсь внутренним чутьем».

Итак, для принятия решения требуются знания и предчувст­вие. Конечно, имеется в виду, что интуиция исследователя, в осно­ве которой лежит его общее знание предмета, и, разумеется, источ­никоведческий анализ обычно подсказывают ему оценку той роли, которое играло рассматриваемое явление в общественной жизни. Умение доверять собственному опыту и одновременно скептически к нему относиться к нему является отличительной чертой квалифи­цированного аналитика.

Позиция «доверяй, но проверяй» совершенно необходима для решения всякой интеллектуальной задачи. И в любом случае исследователь не должен терять осмотрительности. «К тому же, — предостерегала бывший министр иностранных дел Израиля Голда Меир, — интуиция — хитрая штука: иногда ее надо слушаться тут же на месте, а иногда это только симптом тревоги, который может далеко завести». Нельзя слепо доверять предчувствиям, но те же предчувствия часто помогают раскрыть истину.

Даром интуиции, предчувствия в той или иной мере владеет каждый. «Всем известно, — пояснял американский автор Дж. Рейд, — что у человека есть пять органов чувств, хотя многим людям свойственно шестое.

Правда, на самом деле это не шестое чувство, а разумное использование... всех пяти». Какое бы определение мы не употребляли — интуиция или подсознательный вывод с по­мощью пяти органов чувств, хорошему аналитику в процессе мышления нет-нет да и приходится принимать неожиданные реше­ния, позволяющие устранить противоречивость информации.

А как при схожих обстоятельствах действуют умудренные дипломаты? Из их откровений явствует, что они уповают не только на голую интуицию. «Сколько было, — вспоминал советский по­сол в Иране времен антишахской революции В.М. Виноградов, — противоречивых сведений, мыслей, информации. Как разобраться, что правда — что ложь, что произойдет дальше, а чего не будет. Это после революции можно хладнокровно анализировать: вот ес­ли бы эти поступили так, а те эдак, то... А в гуще событий, в круг­лосуточной обстановке стрельбы, демонстраций, взрывов массовых эмоций, появления и исчезновения крикливых «деятелей», как оп­ределить куда идет дело?» Спасательный компас посол тогда усмотрел не в эмоциях, а в марксистско-ленинской теории. Сегодня такие обороты зачастую трактуются как нонсенс. Думается, что зря, ибо «конкретный анализ конкретной ситуации», по заключе­нию В.И. Ленина, как раз и составляет суть и «живую душу» мар­ксизма.

При формулировании выводов, позволяющих устранить про­тиворечивость информации, полезными могут оказаться докумен­ты из не указанных источников, особенно, если они поступили от другой организации или дружественной стороны. Правило «третье­го участника» запрещает устанавливать источник информации, пришедшей из третьих рук. «Третий участник» может получить превосходную информацию, не будучи в состоянии оценить ее первоисточник. Информация, получившая высокий рейтинг у дру­гого исследователя с высокой репутацией, должна приниматься всерьез, даже если источник не установлен.

Рассматривая все события в комплексе, следует видеть прин­ципиальное различие того, как была оценена полученная кон­фликтная информация до и после события.

Мало утешения прине­сут сетования задним числом, что де не были учтены явные взаи­мосвязи. Нельзя забывать, как обстояли дела в то время, когда из множества сообщений только одно указывало на возможную угро­зу, да и то не ясно какую. Задачу усложняет и то обстоятельство, что некоторые сообщения получают четкое истолкование только после случившегося.

Каждому решению предшествует некий период неопреде­ленности и неуверенности, даже если оно связано с пониманием естественного хода событий. Принимать же решения, если они ис­ходят из предполагаемых намерений кого-то, в особенности про­тивника, трудно вдвойне. Стремления эти, как правило, носят сложный характер и в момент исполнения могут быть совершенно иными, чем вначале. Естественно, их держат в секрете, а оппонента сознательно пытаются ввести в заблуждение. Для оценки таких яв­лений американская исследовательница Р. Вольштеттер советовала исходить из известного высказывания А. Эйнштейна о том, что Господь Бог хитер, но не зол. И от себя добавляла: «О противнике же этого не скажешь!»

Иногда аналитик должен сделать выбор: или-или, — хотя та­кой тип заключений должен сводиться к минимуму, поскольку свидетельствует о неспособности сотрудника удовлетворительно выполнять свои обязанности. Отсутствие четкого ответа на запрос рано или поздно приводит к трениям между экспертами, для выхо­да из которых им нужен третейский судья, обладающий большими полномочиями, чем остальные члены группы. Конфликты, касаю­щиеся информации, предпочтительно разрешать в процессе анали­за, а не перекладывать их на плечи ответственных за принятие ре­шений. Противоречия в данных составляют постоянную трудность при обработке информации. И если их не удается устранить, то следует непременно отметить в окончательном отчете.

<< | >>
Источник: Демидов В. В.. Информационно-аналитическая работа в международных отношениях. 2004

Еще по теме Противоречия в информации:

  1. 47. Информация и её виды. Значение информации в управлении организацией
  2. Охват экономики средствами массовой информации и кризис средств массовой информации
  3. Конфликт и противоречие
  4. 14.7. Противоречия товарного производства
  5. Противоречия внутри
  6. 1.4 Кажущиеся противоречия
  7. Внутренние противоречия и угрозы демократии
  8. Противоречие, кризис, конфликт в МО
  9. Противоречия внутри
  10. Противоречия глобализации
  11. Противоречия хозяйственного развития в 60—70-е гг.
  12. 4.2. Сущность и противоречия глобализации
  13. 1. Предпосылки, содержание, противоречия глобализации