<<
>>

Работа с источниками

Каждый исследователь, приступая к работе с источниками, сталкивается с рядом проблем, в том числе с такими: как подбирать источники? как анализировать и обобщать источники для получе­ния достоверных и точных выводов? каким методическим предло­жениям о подборе и изучении источников отдавать предпочтение перед всеми другими? И, пожалуй, главное. Прежде всего, необхо­димо изучать документы, и на этой основе делать выводы без ис­пользования каких-либо идеологических схем. «Этот урок, кото­рый я усвоил, — признавался видный американист, действитель­ный член РАН А.А.

Фурсенко, — спасал меня от того, чтобы под­страивать факты под определенные схемы». Одновременно ис­следователь обязан помнить, что не состояние источников опреде­ляет выбор темы, а, наоборот, намеченная тема или задание опре­деляет тактику и стратегию поиска необходимых источников ин­формации.

Аналитик, определившись в теме исследования, должен предварительно установить, имеются ли в наличии соответствую­щие источники, каков их объем и, следовательно, каковы сроки предстоящей работы. Подобная «разведка» дает возможность сори­ентироваться в литературе по вопросу и зафиксировать наличие печатных изданий нужных документов. Важно не попасть в нелов­кую ситуацию. «Иногда, — свидетельствовал филолог А. В. Лавров, — можно обнаружить интересную информацию в совершенно за­бытом печатном источнике, и наоборот, не раз случалось, что люди находили в архивах и обнародовали материалы, а потом оказыва­лось, что это уже давно введено в читательский оборот».

Предварительное изучение научной и специальной литерату­ры необходимо с двух точек зрения: во-первых, оно, как правило, знакомит исследователя с ранее использованными источниками, а во-вторых, помогает ему уяснить проблематику. Только при этих условиях аналитик в состоянии дать себе отчет, какие проблемы уже поставлены, разрешены и не требуют пересмотра, какие были поставлены и разрешены, но не соответствуют современному уровню и, наконец, какие выпали из поля зрения предшественни­ков.

Опытные источниковеды полагают нецелесообразным начи­нать работу над текстом задания раньше, чем завершен сбор мате­риалов. Иными словами, прежде, чем подобраны и систематизиро­ваны все источники, раньше, чем в сознании исследователя созрело ясное и всестороннее представление о работе в целом. Однако от­сюда не следует, что аналитик должен воздерживаться от письмен­ного закрепления общих выводов по мере изучения наиболее важ­ных источников. «Накапливая факты, — писал И.А. Латышев, — анализируя их и, составляя общее представление о том или ином явлении в жизни Японии, я излагал затем свое видение на бумаге в виде статей и книг...». В общем, предварительные наброски и эскизы являются прекрасным вспомогательным материалом при выработке концепции и составлении исследовательского проекта.

Для того чтобы собранные источники послужили надежной основой исследования, необходимо первоначально подвергнуть их критической обработке. Аналитик обязан проверить подлинность и достоверность собранных материалов, установить хронологические и топографические характеристики, извлечь из них необходимые сведения, соответствующие поставленным задачам и исследуемой проблематике. С этой целью полезно сопоставление одного источ­ника информации с другими. «Во всех случаях, — признавался академик Н.М. Дружинин, — я должен был сопоставлять изучае­мый источник с другими материалами, взвешивать условия проис­хождения документов, анализировать мотивы составителей и ста­раться отделить историческую правду от намеренной лжи, замас­кированных умолчаний и неосознанных ошибок».

Короче говоря, исходным пунктом критического анализа ма­териала должно быть выяснение вопросов, при каких обстоятель­ствах появился на свет анализируемый документ, кто его автор и насколько ему можно доверять, в каких целях возник данный ис­точник. Здесь необходимо изучение и внешних сторон документа, и его внутреннего содержания.

В указанном ключе имеет смысл припомнить лаконичный тезис И.В. Сталина из статьи «О диалектическом и историческом материализме». «Все, — отчеканил в ней генсек, — зависит от ус­ловий, места и времени». А если попробовать сформулировать универсальное правило, которым следует всегда руководствоваться при манипуляциях с данными, то оно, вероятно, будет таким: «С документами надо работать тщательно и аккуратно».

Каждая разновидность источников информации требует сво­их специфических подходов. Когда мы критически анализируем правительственные документы, чрезвычайно важно подвергнуть анализу их подготовку, выяснить мотивы, руководившие их соста­вителями, отделить субъективно окрашенную мотивировку от юридического содержания и практического значения. Иногда ис­точники издаются небрежно. Если аналитик засомневался в точно­сти публикации, не доверяет издателю документа, а сам источник имеет в его глазах принципиальное значение в исследовании, то самая тщательная проверка является обязательной.

Если речь идет о проекте по специальной теме, исследова­тель должен сам ознакомиться с важнейшими источниками, стро­ить свои выводы и рекомендации, даже совпадающие с мнением предшественников, на первичном материале. «Изучение зарубеж­ных стран, — предупреждал выдающийся российский географ и страновед И.А. Витвер, — требует особых усилий для того, чтобы не сбиться на легковесные компиляции. Тот, кто пишет на основа­нии только готовых работ, почти неизбежно в чем-нибудь окажется в плену готовых точек зрения. Чтобы этого не было, необходима самостоятельная обработка первоисточников».

По заключению авторитетных источниковедов, суждения тех, кто считает, что нет нужды корпеть над оригиналом документа просто не выдерживают критики, ибо непосредственное созерца­ние документа, постепенное вчитывание, вдумывание в его содер­жание обогащает исследователя лучшим познанием эпохи и изу­чаемого явления.

Публицистика и прочие плоды журналистской деятельности, если они становятся объектом изучения, требует особого внимания к таким моментам, как социально-политическая позиция автора, его симпатии и антипатии, степень его добросовестности в изложе­нии фактов. Если верить экспертам, то примерно 95% всех инфор­мационных сообщений делаются с целью оказать определенное воздействие. И тут не последнюю роль играют интересы. «Именно они, — утверждал германский журналист Г. Кроне-Шмальц, — осознанные или нет — определяют степень объективности информации».

Многое из публикуемого может основываться на слухах, не­редко встречается намеренная ложь. Говорят, что в Принстоне есть человек, защитивший диссертацию по целиком выдуманным ис­точникам. Случается и другое, что, несмотря на субъективно безу­пречные мотивы авторов, приводимые ими факты оказываются не­достоверными. Такие явления особенно часто повторяются в мему­арной литературе. Здесь нередки ошибки памяти, и неточность со­общенных сведений, а иногда и намеренное преувеличение или принижение событий и лиц. Все это требует от исследователя са­мой пристальной проверки.

Порой раскрыть или уточнить факт можно при помощи не только прямых, но и косвенных показаний. «Моссад» для того в своей зарубежной агентурной сети постоянно стремится развить агентуру предупреждения, т.е.

завербованных лиц, занимающих скромные должности и способных сообщить лишь второстепен­ную, косвенную информацию, на основе которой потом легко оп­ределить направления сбора основной информации. Отдельный штрих, мимолетнее замечание, тот или иной оттенок мысли могут явиться толчком к более полному и глубокому исследованию явле­ния.

Бывают случаи, когда «сказки», которые тоталитарные ре­жимы рассказывают собственным народам, свидетельствуют о по­явлении у них слабых мест и возникновении новых опасностей. Так, поток официальных речей, воспевающий триумф советского строя, вновь усилившийся в 70-е годы, скрывал тревожный дефект зрения. В Москве, особенно после успеха на Хельсинском совеща­нии по безопасности и сотрудничеству в Европе, переоценивали кризис западных держав, особенно США. И, самоочевидно, недо­оценивали кризис, развивавшийся в рядах собственных союзников и внутри самой советской системы. Вместе с тем, сбор отдель­но взятых незначительных сведений позволяет зачастую получить практические прогнозы и достоверные выводы для принятия так­тических и стратегических решений.

Председатель КГБ СССР В. А. Крючков отмечал в этой связи, что отправной точкой подчас служил какой-то отдельный сигнал или даже просто предчувствие, возникающее при скрупулезном анализе огромного потока информации. Для того чтобы добраться до истины, приходилось осторожно разматывать весь клубок до конца. Однажды источник информации за рубежом обронил слу­чайную фразу, которая в сочетании с другой информацией явилась ключом к важной разгадке. «Последовал, — продолжал В.А. Крючков, — целенаправленный поиск, всесторонний анализ, про­верка возникших версий, оперативные игры, в результате чего был разоблачен опасный агент, длительное время работавший на зару­бежную разведку. Но, прежде чем это случилось, прошло более десяти лет».

Аналитику следует помнить, одно словечко там, одно сло­вечко здесь начинают складываться в стройную мозаику, хотя лю­ди, посвященные в какие-либо секреты, могут и не подозревать, что разгласили что-то важное. Видный советский историк Б.А. Ро­манов замечал, что мимоходом брошенные в источнике мысль, об­раз, аналогия, скажут больше, чем обстоятельное повествование, и неожиданно для самого автора осветят то, чего он вовсе не имел в виду. Отсюда чрезвычайное значение предается умению фиксиро­вать внимание на «мелочах», «несущественных деталях», «случай­ных фактах». Ибо несмотря подчас на обилие источников, в них нередко отсутствуют сведения о главном, они укрыты пеленой умолчания и завесой секретности.

Изучая тот или другой источник, мы воспринимаем его в све­те других материалов и предшествующих исследований. Но это восприятие может меняться с движением мысли и появлением но­вых, ранее неизвестных источников. Однако настоящий аналитик должен быть свободен от той ошибки, которая в старой логике называлась «idola fori», т.е. не находиться во власти предрассудков, заключающихся в традиционном уважении к какому-либо поня­тию. Он не должен искусственно подбирать факты и делать произ­вольные выводы, руководствуясь посторонними, даже самыми лучшими соображениями. Если он выдает белое за черное, навязывает предвзятые выводы, не обоснованные подручными материа­лами, он содействует не раскрытию, а затемнению научной истины.

Министр иностранных дел Российской империи А.М. Горча­ков, к примеру, не боялся делать из своего анализа той или иной ситуации глубокие, далеко идущие выводы. Неизменно оставаясь правоверным монархистом, он, в частности, предупреждал, работая в итальянских государствах: «Если вслед за новой интервенцией не последует улучшения благосостояния жителей Италии, если не бу­дет проведено подлинное, а не фиктивное упразднение злоупот­реблений, довлеющих над этой страной, монархический принцип потеряет доверие простых людей всех стран; если это доверие бу­дет хоть раз поколеблено, зло, задуманное с помощью силы, вновь появится и станет еще более интенсивным».

Привлечение необходимых источников определяется проду­манной и ясно сформулированной проблематикой задания. «Долго­срочная цель, — писал З. Бжезинский, — выполняет роль маяка. Она помогает определению не только желаемого результата, она освещает и наилучший путь к решению задачи». Известно, что распределение информационных данных подчиняется так называе­мому эффекту Парето, т.е. 80% информации содержится в 20% ис­точников.

Основным выводом из правила В. Парето является реальная возможность экономии времени и собственных ресурсов. Послед­нее вполне достижимо, но при правильном выборе целевых уста­новок и соблюдении ряда несложных технологических приемов. Одним из которых является следование главному постулату эффек­та «20/80», который утверждает, что не всегда экономически оп­равдано стремиться к 100% результату в какой-либо области дея­тельности. В большинстве случаев вполне достаточно воспользо­ваться теми значимыми 20%, ответственными за удачное приложе­ние усилий, ресурсов, коммуникаций и финансов, чтобы обрести 80% своего закономерного результата. Вполне уместной характе­ристикой правила будет аналогия с полотнами великих мастеров, которые не вырисовывали всех деталей, одними едва заметными штрихами выхватывали суть и интересные подробности окружаю­щей реальности, делали ее легко узнаваемой.

Стало быть, из громадного объема источников необходимо выбрать особо ценные. Это, в свою очередь, требует двойной оцен­ки: самих источников и сведений. При всем том следует помнить, чем богаче и разнообразнее используемые источники, тем больше шансов, что выводы аналитика максимально приблизятся к изучае­мой действительности. Факты и только факты, проверенные, со­поставленные и органически связанные друг с другом, могут соста­вить прочный фундамент для широкого обобщения.

<< | >>
Источник: Демидов В. В.. Информационно-аналитическая работа в международных отношениях. 2004

Еще по теме Работа с источниками:

  1. КАК МОЖНО ПРЕДСТАВИТЬ СЕБЕ ИДЕАЛЬНУЮ РАБОТУ (РАБОТУ, КОТОРАЯ НРАВИТСЯ)?
  2. Ситуация «Анализ работы и собеседование при приеме на работу»
  3. Источники информации
  4. ИСТОЧНИКИ
  5. Источники политических конфликтов
  6. Источники
  7. 1.2. Источники геополитики
  8. Открытые источники
  9. Скрытые источники
  10. Источники легитимности
  11. Проверка источников дохода заемщика
  12. 20.2. ФУНКЦИИ И ИСТОЧНИКИ ПРИБЫЛИ
  13. 3. Методы и источники изучения курса
  14. Понятие и источники конфликтов
  15. Надежда как источник стресса
  16. Источники набора кандидатов
  17. 3.6.1. Источники финансирования инвестиционного процесса