<<
>>

Распад СССР

Распад СССР по праву можно назвать крупнейшим геополитическим событием XX века и это едва ли будет преувеличением. В течение столетия Российская империя а затем СССР являлись одними из крупнейших игроков на международной арене, и добрую половину века СССР вместе с другой крупнейшей державой — Соединёнными Штатами Америки поддерживали в своём противостоянии всю сложившуюся после Второй Мировой войны систему международных отношений. И вот зимой 1991 г. Союз Советских Социалистических республик в одночасье перестал существовать.

Не так давно Путин назвал произошедший развал (в данном случае я склонен придерживаться именно этого глагола) Советского Союза «крупнейшей политической катастрофой XX века». Дискуссии на эту тему могут продолжаться бесконечно. Хотелось бы лишь отметить, что сложившаяся советская система едва ли была слишком неэффективна, как это стало модным представлять после в конце 80-х — начале 90-х гг. Важно понять, что ей приходилось действовать, существовать и развиваться в условиях «холодной войны», отнимавшей огромное количество ресурсов страны Советов, против которой была почти половина мира, а на поддержание союзнических режимов тоже необходимы были немалые усилия. В этой войне Советский Союз потерпел поражение и перестал существовать. Можно сказать, таким образом, что причины коллапса были как внешними, так и внутренними, из-за недостатков советской системы. Зачастую они были тесно связаны. Попробуем их так или иначе рассмотреть.

Причины распада СССР. Внутренняя и внешняя ситуация

Прежде всего хотелось бы обратиться к национально­-территориальному аспекту советской системы.

В конституциях СССР союзные республики были наделены государственным суверенитетом и правом выхода из состава Советского Союза. Данные декларативные и, можно сказать, декоративные конституционные положения стали в дальнейшем успешно использоваться региональными сепаратистами. Повторилась, только в еще более ярко выраженном варианте, ситуация 1917 г., когда крах центральных политических институтов, властных структур, господствовавшей идеологии привел к возникновению новых центров власти, формировавшихся на окраинах империи на националистической основе. В 1991 году для распада коммунистической “империи” оказались гораздо более благоприятные условия, объективно подготовленные самими большевиками еще при создании СССР: в советской идеологии была заложена идея о праве наций на самоопределение вплоть до отделения; государственное устройство основывалось на формально добровольном, но зафиксированном в Конституции договорном объединении “союзных” государств, созданных на базе крупных наций; территориально-государственное размежевание, хотя проводилось волевыми решениями и не следовало строго национальному принципу, но имело в своей основе именно его; республиканские органы управления, мало отличавшиеся по своим реальным полномочиям от органов управления крупными областями РСФСР, имели тем не менее все атрибуты государственных органов власти, включая выборные органы — Советы, исполнительную власть в лице министерских структур и т. д.

РСФСР, являясь политическим ядром Советского Союза, основным и почти единственным из республик донором союзного бюджета, не обладала рядом признаков союзной республики (собственные коммунистическая партия, Академия наук, МВД). Проводившаяся десятилетиями пагубная практика выкачивания финансовых, материально-технических и людских ресурсов из РСФСР обосновывалась необходимостью развития национальных окраин, уступавших в социально-экономическом развитии.

В итоге, данная политика привела к деградации целых сфер жизнедеятельности России. Разрушенная русская деревня с заколоченными окнами пустых домов стала символом недальновидной бюджетной политики союзного центра.

Несменяемость первых секретарей ЦК компартий союзных республик, их незыблемый статус в Политбюро Центрального Комитета и безраздельная власть в собственных республиках вели к постепенной утрате контроля со стороны центральных органов власти. Развитие товарно-денежных отношений в республиках Прибалтики, Закавказья и Средней Азии в 1950-70 гг. привело к появлению полулегального слоя коммерсантов, стремившихся найти поддержку со стороны властей республик. Региональные власти также стремились контролировать ресурсы своих республик без участия теряющего власть Кремля. В итоге, уже в середине 1970-х гг. начинает складываться альянс части партийно-хозяйственной элиты, националистически настроенной интеллигенции и нарождающегося класса предпринимателей.

В течение короткого периода правления Андропова были попытки усилить центральную властную вертикаль, однако новое политическое руководство СССР в 1987-88 гг. взяло курс на укрепление экономической самостоятельности союзных республик. Реформа представительных органов власти привела к их существенному усилению. Трибуны съездов и верховных советов в 1989-90 гг. использовались представителями национально­демократических организаций для борьбы с КПСС и, таким образом, для ослабления всей управленческой вертикали.

С момента избрания в мае 1990 г. высшим должностным лицом крупнейшей республики Союза ССР политического оппонента М. Горбачева Б. Ельцина и принятия Декларации о государственном суверенитете России начался период стремительной экономической и политической дезинтеграции союзного государства.

Пытаясь заручиться поддержкой автономных республик в борьбе против Б. Ельцина, Президент СССР М. Горбачев инициировал принятие в апреле 1990 г. Верховным Советом Советского Союза закона, позволяющего автономным республикам считаться субъектами Союза ССР. Данный закон носил двойственный характер, так как эти республики продолжали оставаться в составе союзных республик. Отношения между двумя типами республик должны были строиться на основе договоров. Б. Ельцин и российские власти также шли на уступки автономиям, входившим в состав России, что поощряло центробежные тенденции внутри российского государства.

Начавшаяся «война законов» между Россией и Союзом, рост межнациональных конфликтов и шаткость собственного положения заставила М. Горбачева искать выход из сложившейся кризисной ситуации в подписании нового Союзного договора. Однако, думается, что подписание данного договора, проект которого был опубликован 23 июля 1991 г., не позволил бы сохранить единство страны. С одной стороны, власти прибалтийских республик, и, вероятно, Азербайджана и Грузии отказались бы подписывать данный документ, с другой, в результате переговоров в Ново-Огареве между М. Горбачевым, Б. Ельциным и Н. Назарбаевым из договора была выхолощена федеративная суть. По сути, к концу переговоров стороны пришли к созданию недееспособной конфедерации, существующий на взносы республик. Такой проект едва ли получил бы поддержку.

Существовал и такой в корне деструктивный аспект. Договор, учреждающий новую федерацию (Союз Суверенных Государств) стремились подписать большинство автономий, входящих в состав Российской Федерации. Это поставило бы под угрозу

территориальную целостность России. Представители этих автономных республик готовы были также подписать Федеративный договор, учреждающий «новую Россию» с Президентом Б.

Ельциным.

Обращаясь же к мировой практике можно констатировать, что конфедерации, договорные союзы и иные нефедеративные образования эволюционируют либо в сторону конституционных федераций, либо распадаются.

Кризис официальной идеологии и провал проекта по созданию гражданской общности — советский народ

Съезд народных депутатов СССР, формировавшийся преимущественно на базе того же номенклатурно-партийного механизма, не мог выполнить той цементирующей роли для Советского, Союза, которую выполняла Коммунистическая партия: в отличие от нее съезд был лишь надстройкой, у которой не было рычагов власти на местах. Не мог выполнить этой роли и президент СССР, избранный все тем же съездом. К тому же оба властных института оказались полностью дискредитированными как ходом перестройки и бесконечными провалами во всех сферах жизни, так и конкретной политической ситуацией, связанной с последующим путчем ГКЧП, продемонстрировав свою беспомощность либо сочувствие путчистам.

Вакуум, образовавшийся с ослаблением влияния коммунистических идей в последние годы перестройки, был уже существенно заполнен националистическими идеями, облекавшимися сначала в форму экономического суверенитета и перераставшими в лозунги государственной независимости.

1990 год ознаменовался односторонним решением некоторых союзных республик (в первую очередь прибалтийских) о самоопределении и создании независимых национальных государств.

В устранении центральных политических институтов, в том числе Съезда народных депутатов СССР (и Верховного Совета), президента СССР, были заинтересованы и соответствующие республиканские структуры.

Последним актом политической драмы распада СССР стали события конца 1991 г. 1 декабря 1991 г. состоялся референдум о будущем Украины. В отличие от ранее проведенного референдума, на котором большинство жителей Украины высказались за сохранение Союза ССР, результатом данного референдума стала поддержка идеи независимости. Тем самым позиция украинского руководства получила правовую основу, а выход из СССР крупнейшей республики стал толчком к его окончательному распаду. Лихорадочные попытки президента М. С. Горбачева сохранить объединение советских республик в какой-либо государственной форме оказались безрезультатными: время было упущено, влияние центральных органов власти оказалось утраченным. Президент Украины заявил, что Украина будет заключать политические союзы с республиками-государствами, но не войдет в союз, где над государствами будет еще центральный управляющий орган. Союзный договор 1922 г. был денонсирован парламентом Украины. Позиция других республик не была единой. Развал Союза ССР довершили Беловежские соглашения. 8 декабря 1991 г. руководители трех славянских республик — России, Украины и Белоруссии, являвшихся государствами-учредителями СССР, констатировали, что Союз ССР как “субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование”. Одновременно было согласовано совместное заявление об образовании Содружества Независимых Государств (СНГ). Уже через несколько дней руководители Казахстана и других республик Средней Азии заявили о своей готовности присоединиться к новому Содружеству на основах, разработанных тремя славянскими республиками. Президент СССР Горбачев выступил с предложением участвовать в формировании нового межгосударственного объединения, но главы бывших союзных республик практически единогласно отказались от этого предложения. 21 декабря 1991 г. на встрече в Алма-Ате 11 бывших республик СССР заявили о создании Содружества Независимых Государств с координирующими функциями и без каких-либо совместных законодательных, исполнительных или судебных органов. От участия в СНГ уклонились республики Прибалтики, а также Грузия, которая подпишет союзный договор только в 1993 г. 25 декабря М. С. Горбачев в качестве президента уже не существующего государства выступил по телевидению, заявив о сложении своих полномочий. Примечательно при этом, что акт этот был в некотором роде кулуарным, без учёта общественного мнения. Прошедший 17 марта 1991 г. референдум показал следующие цифры — 73% из 80% проголосовавших были за сохранение СССР. Однако с подписанием этого акта начался форсированный процесс «суверенизации», дорвавшиеся до власти элиты бывших союзных республик, не тяготящиеся больше опекой центра, стремились эту власть реализовать, а либерально настроенная интеллигенция и прочие сочувствовавшие были под влиянием эдакого романтического национализма, не отдавая себе отчёт в том, что идут во многом против интересов своих граждан и против реальных экономических интересов не только центра, но и своих собственных республик, нарушая налаживающиеся десятилетиями хозяйственные связи. Достаточно сказать, что межреспубликанский объмен накануне краха СССР составлял 20% ВВП. И это также касается потери важнейших инфраструктур: пограничные переходы, порты, трубопроводы. В этот период Ельцин призывал НАТО выдворить советские войска из Прибалтики, а Дудаев официально считался героем национально-­освободительного движения.

Порожденные политической демократизацией и широким плюрализмом мнений могучие центробежные силы набирали обороты с каждым новым шагом на пути к обретению национальной независимости. Кризис коммунистической идеологии и КПСС как стержня единого многонационального советского государства породил жестко нигилистическое отношение к “имперскому” центру, все более усиливал размежевание в сфере экономики, которая, подвергаясь горбачевским реформаторским экспериментам, все более погружалась в пропасть всеобъемлющего структурного кризиса.

Причины распада СССР

Нельзя не упомянуть о путче в 1991 году, поскольку он ускорил процесс развала СССР, то есть, после путча СССР прекратил фактически свое существование.

Намеченное на 20 августа 1991 г. подписание нового Союзного договора подтолкнуло консерваторов на решительные действия, так как соглашение лишало верхушку КПСС реальной власти, постов и привилегий. Согласно секретной договоренности М. Горбачева с Б. Ельциным и Президентом Казахстана Н. Назарбаевым, о которой стало известно председателю КГБ В. Крючкову, после подписания договора предполагалось заменить премьер-министра СССР В. Павлова Н. Назарбаевым. Такая же судьба ожидала министра обороны, самого Крючкова, и ряд других высокопоставленных лиц.

Однако, в ночь на 19 августа 1991 г. Президент СССР М.С. Горбачев был насильственно отстранен от власти. Группа высокопоставленных чиновников, в которую входили вице-президент Г. Янаев, председатель КГБ В. Крючков, министр обороны Д. Язов, премьер-министр В. Павлов образовали самозваный Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП). Постановлениями ГКЧП в ряде регионов страны, главным образом в РСФСР, вводился режим чрезвычайного положения, запрещались митинги, манифестации, забастовки. Приостанавливалась деятельность демократических партий и организаций, газет, устанавливался контроль над средствами массовой информации.

Но, только три дня ГКЧП смог продержаться у власти. По сути это явилось единственной попыткой сопротивления режима. События 19-21 августа 1991 г. изменили страну. Ушла в прошлое перестройка как «революция сверху» в рамках старой системы с ее ориентацией на раз и навсегда сделанный социалистический выбор.

Результатом августовских событий 1991 г. явился распад СССР. Все попытки М.С. Горбачева возобновить работу по подписанию нового Союзного договора оказались безуспешными. Украина и Белоруссия проголосовали за независимость своих республик и отказались от подписания Союзного договора. В этой ситуации объединение с другими республиками теряло смысл. 8 декабря 1991 г. под Минском президентами Украины, Белоруссии и России было подписано Беловежское соглашение об образовании Содружества Независимого Государств. Позже к ним присоединились Казахстан и другие республики (кроме Прибалтики и Грузии). Подписанием этого договора заканчивалось существование Советского Союза как единого государства. Президент СССР Горбачев был вынужден сложить свои полномочия.

Таким образом, среди основных причин распада Советского Союза можно выделить следующие: в конституции СССР — единственной страны в мире, было прописано право республик на выход, что порождало противоречие между декларированным федерализмом и фактической унитарностью. Роль скреп в многонациональном государстве играла идеология, ее вырождение вело к распаду страны. Интернациональная идеология, призванная создать единую советскую общность при всех своих немалых успехах всё же себя не оправдала, в пользу этого говорят как цетробежные тенденции конца 80-х, так бесчисленные конфликты начала 90-х, а также наша нынешняя ситуация, когда принято пугать ксенофобскими тенденциями российского общества. Институт национальных республик способствовал выращиванию местной элиты. Здесь по существу произошло повторение опыта англичан в Индии — мы своими руками вырастили оппозицию. К началу 1980-х гг. центр начинает терять контроль, становится невозможно произвольно менять местное руководство. Неадекватное внутреннее устройство СССР программировало его распад.

Помимо этого были и экономические предпосылки. В эти годы быстро и успешно шло слияние, переплетение официальной экономики с теневой — разного рода полузаконной и незаконной производственной и торговой деятельностью, в которую были втянуты целые предприятия. Доходы теневой экономики исчислялись многими миллиардами. К началу 80-х гг. стала очевидна неэффективность попыток ограниченного реформирования советской системы. Страна вступила в период глубокого кризиса.

Стихийное перерождение системы изменило весь жизненный уклад советского общества: перераспределялись права руководителей и предприятий, усилилась ведомственность, социальное неравенство. Изменился характер производственных отношений внутри предприятий, начала падать трудовая дисциплина, массовыми стали апатия и безразличие, воровство, неуважение к честному труду, зависть к тем, кто больше зарабатывает. В то же время в стране сохранялось внеэкономическое принуждение к труду. Советский человек, отчужденный от распределения произведенного продукта, превратился в исполнителя, работающего не по совести, а по принуждению. Выработанная в послереволюционные годы идейная мотивация труда слабела вместе с верой в близкое торжество коммунистических идеалов, параллельно этому сокращался поток нефтедолларов и рос внешний и внутренний долг государства.

Большинство рабочих и служащих необходимость перемен связывали с лучшей организацией и оплатой труда, более справедливым распределением общественного богатства. Часть крестьянства рассчитывала стать подлинными хозяевами своей земли и своего труда. Однако, в конечном счете, совсем другие силы определили направление и характер реформирования советской системы. Этими силами, как мы видим выше, была именно советская номенклатура, тяготившаяся коммунистическими условностями и зависимостью личного благополучия от служебного положения.

Тогда же переживала упадок советская идеология, главные постулаты которой стали не более чем формальностями, а интеллигенция напрямую ими тяготилась. Всё большую силу приобретало диссидентское движение, которое, вкупе с начавшимся пересмотром идеологии сверху напрочь выбило идеологический фундамент из-под советской цивилизации. Таким образом, к началу 80-х гг. советская тоталитарная система фактически лишается поддержки в обществе и перестает быть легитимной. Впрочем, на деятельности диссидентов хотелось бы остановиться поподробнее. Во времена перестройки существовала множество людей, которые получали деньги за то, что на площадях и в парках собирали вокруг себя народ и поднимали дискуссию об ужасах советской системы и ужасном состоянии страны. Эти массовики-затейники даже не знали, как зовут их заказчиков. У всех них была одна особенность: вскоре после распада СССР заказы на их услуги перестали поступать.

Массовые демонстрации, проходившие в то время по всей стране, были направлены в основном на разрушение идеологических основ советского общества. Эти демонстрации были антикоммунистическими и антисоветскими. Удивительна одинаковая идеологическая направленность этих демонстраций. Ясно, что каждая такая демонстрация имела своего организатора. Не составит труда доказать, что большинство из этих демонстраций были организованы благодаря чьей-то финансовой поддержке.

Помимо выступлений на улицах, пресса была прямо-таки завалена негативной информацией. Этой информации было гораздо больше чем в последующие годы, хотя экономическая ситуация в конце 80-х годов была намного лучше, чем в середине 90-х. В прессе появляется образ ужасной Родины и замечательной заграницы. Репортажи и информация «оттуда» имела все черты рекламных материалов. Тоже относится и к культуре

Заметим, что и выступления на улицах, и публикации в прессе, и смысл многих наших «произведений» культуры имели, во-первых, все признаки PR-акций и, во-вторых, имели одинаковую информационную направленность: критика советской политической и идеологической системы и Советского Союза вообще, создание негативного образа нашей страны и положительного образа «заграницы». Такая одинаковая направленность действия различных факторов (множества факторов) может быть объяснена только руководством из единого центра. Иными словами, на нашу страну велась информационная атака. И эта атака дала свои результаты: состав внутренней среды (культуры) был изменён, и по всей стране стали появляться признаки разваливающейся страны.

И тут мы подходим к ещё одному фактору помимо перечисленных — сепаратизм национальной республиканской элиты, кризис идеологии, экономические трудности, слабость Центра — это давление извне. Соединённые Штаты своей внешней политикой поддерживали появление всех тех названных признаков. Они одни из первых признали независимость стран Балтии, поддерживали факторы информационной атаки и др. И это то, что они делали официально. Можно с большой долей уверенности утверждать, что США были ведущей силой, организовавшей информационную атаку на СССР.

Но информационная атака была не единственной причиной развала СССР. Руководство СССР прекрасно видело существовавшие проблемы и могло принять эффективные меры по предотвращению развала страны. Могло, но не приняло. Политику того периода (как и периода правления Ельцина) можно охарактеризовать как “целенаправленное бездействие”. Маловероятно, чтобы в руководстве СССР не было людей, способных проанализировать сложившуюся ситуацию и выработать правильное решение. Либо у руля государства находились одни дилетанты, либо в руководстве страны были люди, действовавшие в русле политики развала СССР.

Таким образом, холодная война закончилась полным поражением Советского Союза. Государство же, не контролирующее в той или иной форме своё информационное пространство и свои информационные ресурсы, не является независимым.

Распаду СССР способствовал и распад социалистической системы. В 1989 году начался вывод советских войск из стран Восточной и Центральной Европы. Ослабление военного присутствия СССР в союзных странах вызвало активизацию антисоциалистических настроений. Начавшиеся в них процессы демократизации привели в конце 1989 - начале 1990 г. к «бархатным» революциям в Польше, ГДР, Чехословакии, Венгрии, Болгарии, Албании. В декабре 1989 года вооруженным путем был свергнут режим Чаушеску в Румынии. В результате проведенного в 1990 г. референдума ГДР вошла в состав ФРГ. Пришедшие к власти в этих странах национал-демократические силы, не желая следовать по пути половинчатого и непоследовательного реформирования, выступили за радикальную и быструю смену модели общественного развития. Многолетний советский диктат в отношении с этими странами, подкрепляемый военным присутствием СССР, не мог не привести к отходу от него бывших союзников и ориентации их на Запад.

А Запад же в свою очередь, особенно США, ставившие официально своей целью в ходе «холодной войны» уничтожение «империи зла», оказались перед неожиданностью. Такого скоротечного распада их главного противника никто не предполагал.

Впрочем, это добавило Пентагону ещё одну головную боль — на нестабильном пространстве, где могла разгореться гражданская война оказалась масса ядерных боеголовок неизвестно под чьей юрисдикцией. Благо, их потом удалось вывезти на территорию РФ.

Весной 1991 года состоялся официальный роспуск Совета Экономической Взаимопомощи и Организации Варшавского Договора, завершивший распад социалистической системы.

В качестве заключения хотелось бы назвать несколько мифов, которые призваны доказать, насколько деструктивной была Страна Советов и оправдать постигший её в итоге коллапс.

Например, миф о сверхмилитаризации экономики. Так В.В.Шлыков, заместитель председателя Госкомитета РФ по оборонным вопросам в своей статье «Что погубило Советский Союз? Американская разведка о советских военных расходах». (Военный вестник МФИТ, 8, апрель 2001 г) приводит следующие цифры. Так он пишет: «На заседании, закончившемся одобрением доложенной И. Белоусовым программы конверсии, предусматривавшей огромные новые капиталовложения в ВПК в целях расширения выпуска гражданской продукции, приводилось немало цифр с целью доказать, что ВПК не только довольствуется скромной долей материальных ресурсов, но и не является серьезным бременем для бюджета. По словам секретаря ЦК КПСС Олега Бакланова, стоимость всей оборонной продукции в 1990 г. должна была сократиться до 26 млрд. рублей. Приведя эти цифры, О. Бакланов с ехидцей спросил М. Горбачева, на какие данные тот опирается, когда говорит в своих выступлениях, что СССР тратит на оборону до 20% своего национального дохода. По его, Бакланова, данным, ВПК поглощает не более 3% ресурсов страны. Вопрос этот явно смутил М. Горбачева, ответившего, что, приводя цифру в 20%, он опирался на оценки ученых и что для того, чтобы разобраться в этом вопросе, надо, чтобы ВПК допустил ученых к своей секретной информации. Данные И. Белоусова о материальных затратах советского ВПК, похоже, являются достоверными. Их, насколько я могу судить, никто пока не опроверг. Более того, они подтверждаются рядом серьезных экспертов... Еще более весомыми мне представляются данные российского Госкомстата, который, как известно, опирается в своих расчетах прежде всего на натуральные показатели. По словам его председателя Владимира Соколина, в советское время оборонный заказ составлял в структуре промышленности 10%. Совершенно очевидно, что подобный уровень военного производства не мог привести СССР к экономическому краху. Не был бы достаточен для этого и тот более высокий уровень военного бремени, который приписывали советской экономике ЦРУ (15-17% ВНП), Пентагон (20-25% ВНП) или М.Горбачев (20% ВНП).

Это доказывает исторический опыт как США, так и СССР, который свидетельствует о способности современных экономик выдерживать и гораздо более высокий темп гонки вооружений». Заодно это свидетельствует о компетенции руководства СССР и лично Михаила Сергеевича.

Типичные примеры сверхмилитаризованных экономик, которые мы можем наблюдать на текущий момент — это КНДР и Израиль. И если становление и развитие последнего — заслуга в основном США (а не обладая ровным счётом никакими ресурсами в условиях враждебного окружения он был бы непременно раздавлен), то КНДР и вовсе проводит политику автаркии и ни о каком крахе КНДР речь пока не идёт.

Иной аспект, подпавший под несколько предвзятую критику — экономика СССР. Застой, конечно, был, если говорить о нём как о комплексе проявлений (закостенение госаппарата, отсутствие новых тенденций в культурной жизни, давление идеологических клише). Однако рост экономики был и составлял 3-4% в год, что в общем-то нормально для развитой экономики. Техническая отсталость, конечно была, но сказывалось это в основном в быту. В целом же уровень технологических разработок был таким — 15 % выше мировых стандартов, 70 % на уровне; сейчас — соответственно 4 и 15 %.

Проблемы в сфере управления, конечно, также были. Громоздкий и чрезмерно централизованный аппарат был неадекватен нуждам гибкого управления. Систему сломали, однако в результате имеем в 4 раза больше чиновников на душу населения при ухудшении качества управления. В этом отношении хотелось бы сослаться на пример Китая, который решал аналогичные проблемы гибкой перестройкой системы с передачей части функций на нижние «этажи».

Реальная же проблема — внутреннее разложение номенклатуры (связано с кризисом в сфере идеологии), отсутствовала адекватной системы отбора кадров, имело место желание прибрать к рукам собственность. К середине 80-х ощущалось кризисное положение, необходимость перемен. За 3 года (1982-85 гг.) сменилось 4 генсека. В 1985 г. стоял выбор: 1) реформы по китайскому образцу; 2) реализованный вариант «нового мышления» — беспланово и непродумано. Современные попытки доказать, что реформа «по- китайски» была невозможна, базируется на утверждении о якобы слишком высоком уровень развития. Суть реформ по-китайски: ничего не делать наобум, «нащупывать камни, переходя реку», сначала реформировать экономику, потом политику. Причина кризиса на мой взгляд в том, что сделали с точностью до наоборот. Не использовали конкурентные преимущества СССР в 1980-е гг.

Настоящей проблемой была откровенная бездарность руководства и наличие неблагоприятных факторов. Так, например, 50 млрд. руб. давала торговля водкой, а Горбачёв развернул антиалкогольную кампанию. В то же самое время имело место резкое падение цен на нефть, в том числе и из-за структурной перестройки экономики Запада; Чернобыль-86, землетрясение в Армении-88.

Так, столкнувшись с реальными экономическими проблемами, власти решили параллельно запустить политическую реформу, основу которой составили гласность и плюрализм. В результате население получило возможность возмущаться открыто. Где-то с 1988 г. началось скатывание в кризис.

Во внешней политике шёл поворот в сторону односторонних уступок Западу в условиях внутреннего кризиса. Как указывалось выше, в 1988 — 1991 гг. доминировали «антисоюзные» настроения, которые базировались даже не столько на массах, сколько на обозначенной выше «триаде» — коммерсанты, интеллигенция, местная национальная номенклатура, которую в первую очередь интересовала власть в своих, если так можно выразиться, уделах (типичные примеры — Шеварднадзе, Назарбаев, Ниязов, Алиев). Таковы в целом причины и предпосылки распада СССР.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д. В.. Политическая безопасность. Проблемы и реальность. Книга 1. 2009

Еще по теме Распад СССР:

  1. ГЛАВА 5 РАСПАД СССР
  2. 3.2. Причины распада СССР
  3. Последствия распада СССР
  4. Тема 4. Геополитические изменения после распада СССР
  5. Перестройка и распад СССР
  6. Распад СССР и образование СНГ
  7. Распад СССР и образование СНГ
  8. РАСПАД СССР И УСЛОВИЯ СТАНОВЛЕНИЯ НОВЫХ НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ
  9. Внутренние и внешние предпосылки распада СССР
  10. Влияние распада СССР на региональную структуру России
  11. Распад СССР: неожиданность, ставшая закономерностью
  12. Последствия распада СССР в мировом сообществе
  13. Структура мира после распада СССР
  14. Развитие Карабахского конфликта после распада СССР
  15. Распад СССР и образование СНГ произошли в:
  16. 6.1. Геополитические последствия распада СССР для России