Рассылка отчетов

Рассылка отчетов — это самостоятельный и очень ответст­венный этап подготовки аналитической информации. «Материалы разведки, — писал известный публицист Ж.А. Медведев, — дают максимальный эффект лишь в том случае, если они попадают именно тем людям, которые могут их понять, оценить и правильно использовать».

Другими словами, отчеты не принесут пользы, если их неправильно разослать: информация должна попадать в надлежащие руки.

Максимально ранее предупреждение о возможном развитии ситуации в стране пребывания и вокруг нее имеет принципиальное значение для принятия адекватных стратегических и тактических решений. Так, на заключительном этапе борьбы партизан Ф. Каст­ро с диктатурой Ф. Батисты лидеры США заняли нейтральную по­зицию. Однако в Москву поступили сведения и о том, что отноше­ния между повстанцами и правительством США складывались сложнее и противоречивее, чем предполагалось раньше. В итоге появление в Гаване дружественного СССР режима стало дополни­тельным фактором давления на США. Запоздалые же попытки американцев восстановить свое былое влияние на Кубе с помощью военного вторжения в район Плайя-Хирон, как известно, полно­стью провалились.

В дипломатической практике информация, осмысленная на месте и приведенная в систему, пересылается в Центр, где по на­блюдению Б.И. Ильичева, не имеют возможности, да и не любят читать «бумаги» более трех-пяти страниц. По аналогичному поводу в мемуарах присутствуют россыпи увлекательных сюжетов и назиданий. Наподобие того, как советский посол в Варшаве адре­совал И.В. Сталину письмо. В нем автор докладывал, что написал монографию о развитии Польши по социалистическому пути. И, ссылаясь на отсутствие в отечественной политической литературе столь актуальных исследований, дипломат просил генсека дать от­зыв. И.В. Сталин отпасовал письмо министру с вердиктом, что просьбу посла нужно удовлетворить, т.е. отозвать.

У сотрудников МИД, судя по их настроениям, исстари теп­лилось двоякое чувство к громадным информационным потокам от зарубежных представительств. «Издавна сложилась практика, — сетовал В. В. Карягин, проработавший годы в функционально-политических подразделениях, — чтобы посольство постоянно на­поминало о своем существовании как можно большим числом шифрограмм. Эти депеши сплошь и рядом составлялись по обзо­рам газет, дублировали открытые сводки телеграфных агентств, в Центр направлялись всевозможные отчеты, записи бесед, справки со сведениями, которые можно прочитать в ежегодниках, сводах законов и иных публикациях. Мало кто нуждался в такой информации».

С другой стороны, В.В. Карягин был вынужден констатиро­вать, что даже сведения о количестве потребляемой бумаги для любопытных аналитиков могут кое-что означать. Например, много ли дипломатическое представительство «гонит» информации или там сидят ленивцы? Логично, что далее следует совет о крайне аккуратном отношении к служебной документации, независимо от ее содержания и степени конфиденциальности.

Основной причиной включения в круг рассылки информации является потребность в ней. Понятие «потребность в информации» широко используется, но оно не имеет точного определения и под­ходить к нему надо с точки зрения здравого смысла. Обычно рас­сылка осуществляется по списку. «Если отчеты посольства, — советовал В.И. Попов, — направлены в другие министерства, то обя­зательно надо информировать о том, в какой адрес они посланы и с какими просьбами и предложениями». При принятии реше­ния о рассылке аналитической документации в другие организации нужно учитывать, заслуживают ли те доверия. Необходимо убе­диться, что получатель не отсутствует и уж, конечно, не ушел на пенсию или в мир иной.

Очевидно, что в идеале посылаемая «наверх» информация должна быть практически полезной для тех, кто формирует и опре­деляет внешнеполитический курс. И, в довершении всего, иметь удобопонятный вид. Уместен здесь рассказ И.Б. Ильичева об от­ветственном мидовском чиновнике И.И. Тугаринове. «Работал

Иван Иванович над «бумагой», — повествовал мемуарист, — все­гда в присутствии исполнителей... Помню, как большое веселье вызвал его разговор с одним из молодых, но уже уверенных в себе авторов. В ходе нещадной правки референт искренне вознегодовал в связи с вычеркиванием непонятных Тугаринову формулировок и в сердцах воскликнул: «Иван Иванович! Но ведь это и так ясно!» Тугаринов звонком вызвал своего помощника и попросил принести два больших конверта. Присутствовавшие замолчали в ожидании какого-то подвоха. Референт же по молодости не выдержал и спро­сил: «А зачем два? Достаточно и одного». «Нет, — сказал Иван Иванович, — теперь нужно уже два. В один мы запечатаем Вашу работу, а в другой Вас самого. Когда товарищ Сталин вскроет оба конверта, Вы станете рядом и будете пояснять содержание своего документа». На смех присутствовавших он жестко заключил: «Ни­когда не проясняйте другим то, что самому не ясно». Эти слова, — закончил И.Б. Ильичев, — стали одним из моих самых важных де­визов серьезной работы на всю дипломатическую жизнь».

Чрезмерное теоретизирование, а также неумение найти оп­тимальные организационные формы доведения результатов до нужных лиц, порой сводят усилия аналитиков к нулю. Академик И.Т. Фролов рассказывал, что осенью 1965 г. он передал на имя Л.И. Брежнева аналитическую записку, которую подготовил в Пра­ге, работая в редакции журнала «Проблемы мира и социализма». В ней обосновывалась необходимость интенсивного научно­технического прогресса в СССР. Генсек взял ее с собой в поездку в Монголию, но всю дорогу веселился и, естественно, не изучил ма­териал. «К сожалению, — сокрушался потом И.Т. Фролов, — без внимания остались во все годы правления Брежнева сами процессы научно-технического прогресса, что существенно затормозило раз­витие нашей страны».

Широкое развитие информационных технологий обусловило сегодня фактическую ненужность тех служащих, которые раньше контролировали поступление информации из различных источни­ков. Многие властные структуры заменяют бюрократические аппа­раты информационными системами компьютерного управления, воспринимающих свободный поток информации. «Но машина, — резюмировал как-то знаменитый польский писатель С. Лем, — не думает, она всего лишь быстро считает».

Подбор и эффективное функционирование аналитической группы будет являться поэтому вечной проблемой и головной бо­лью для руководителей внешнеполитического ведомства. Мы вправе обозначить только общий подход ее решения, сославшись на авторитет нобелевского лауреата Р. Цинкернагеля из Швейца­рии. «Есть, — констатировал он, — несколько разновидностей ученых. Одни не имеют идей и не умеют много работать. Другие имеют идеи, но много работать также не умеют. Третьи работают много, но не имеют идей. Наконец, четвертые имеют идеи и умеют много работать. Избавьтесь от первых трех, и у вас сразу все наладится».

Между дружественными структурами довольно часто уста­навливается определенный порядок обмена информацией по согла­сованной тематике. Такие отношения базируются на формальных или неформальных соглашениях, одобренных руководством и под­лежащих регулярному пересмотру. Однако в дипломатической практике есть свои нюансы, которые нужно иметь всегда в виду. Так, министр иностранных дел Японии С. Окита рекомендовал своим сотрудникам не черпать информацию из одного источника, а налаживать связи с максимально широким кругом людей, близко стоящих к центру политических структур.

Поскольку в дипломатии действует принцип «давать и брать», то нельзя рассчитывать только на получение информации от партнера, не снабжая его, в свою очередь, сведениями, которые могут представлять для него интерес. Предостерегая от разглаше­ния секретной информации, С. Окита предлагал японским дипло­матам пользоваться тем, что иностранцы мало знают японский язык и сообщать им сведения из японской прессы. Если же партнер знает язык, то необходимо сконцентрироваться на разъяснение смысла японской внешней политики.

Следует периодически оценивать подобные обмены инфор­мацией в свете текущей ситуации, а также сложившейся юридиче­ской, социальной, политической, культурной и экономической об­становки. И, главное, вносить соответствующие коррективы во взаимоотношения. К примеру, спецслужбы России не были удовле­творены качеством и количеством получаемой от американских коллег информации в рамках обмена данными по борьбе с угрозой международного терроризма. Как заявил в апреле 2002 г. замести­тель директора ФСБ В. Комогоров, в феврале российская сторона предоставила ЦРУ около 100 информдокументов, а сама получила только 50. При этом информация из Москвы носила аналитический характер, касалась планов и замыслов террористов, содержала про­гнозы развития ситуации. Американцы же не дали ответа ни на один уточняющий вопрос российских спецслужб.

Параллельно заметим, что вряд ли будут к месту голые обви­нения ЦРУ в халтуре. Просто абсолютно был прав генерал С.В. Дьяков, когда писал, что есть сферы, где усилия спецслужб нико­гда не объединятся. Разведка и контрразведка всегда пытались и пытаются получить информацию о другой стране. Любое государ­ство склонно расширять свой информационный потенциал. Только тогда его лидеры смогут адекватно принимать внешнеполитиче­ские решения и действовать на опережение. И если другие ре­сурсы России, как правило, лишь расходовались, то информацион­ные, напротив, накапливались. Можно смело предположить, что россияне находятся только на пороге осознания ценности того, чем владеют.

Не секрет, что в современных условиях получение и распро­странение дипломатической информации все активнее опирается на электронные средства. В недрах МИД России возник специаль­ный совет по информационной работе. Его руководители прогно­зируют, что будущее за интеллектуальными программами эксперт­ного уровня, имитирующими мыслительные процессы или их эле­менты, за разработками, способными «вытягивать» из междуна­родных сетей нужную информацию, препарировать ее, проводить контент-анализ не только первого, но и второго уровня и «подавать на стол» уже почти готовое «информационное блюдо».

Тем не менее опытные специалисты зачастую усматривают ключ к успеху не в компьютерных системах, а в людях. «Мы, — писал А. Даллес, — не строим иллюзий в отношении способности этих машин улучшить качество информации. Последнее всегда за­висит от надежности источника и искусства аналитика. Машина, однако, может быстро и точно извлечь из огромного количества сведений те данные, которые необходимы для оценки текущей ин­формации. То, для чего аналитику потребовалось бы недели поис­ков и изучения архивных материалов, машина может выкачать в считанные секунды».

Очевидно, что внедрение новых технологий потребует от специалистов более высокой квалификации. Они, бесспорно, обя­заны быть знакомы с передовыми методами электронного поиска. Но при этом следует четко представлять, что сам по себе доступ к информационным сетям не означает ни конкурентного преимуще­ства, ни уверенного чувства информированности в международной или других областях. Добывание из гигантской массы сведений уникальных единиц полезной информации, способность увидеть в них модель, либо суть явления — в этом заключается сегодня ис­кусство электронного поиска. Однако любые данные принесут ма­ло пользы и выгод, ибо только терпеливый аналитик сопоставляет факты, раздумывает над ними, проверяет гипотезы, делает выводы и дает рекомендации.

<< | >>
Источник: Демидов В. В.. Информационно-аналитическая работа в международных отношениях. 2004

Еще по теме Рассылка отчетов:

  1. ХРАНЕНИЕ И РАССЫЛКА ИНФОРМАЦИИ
  2. 9.5. РАБОТА С ОТЧЕТАМИ
  3. 10.5. Отчет об андеррайтинге
  4. Статья 117. Отчет внешнего управляющего
  5. Типы отчетов
  6. Статья 119. Утверждение арбитражным судом отчета внешнего управляющего
  7. Статья 118. Рассмотрение собранием кредиторов отчета внешнего управляющего
  8. Статья 147. Отчет конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства
  9. Путеводитель по налогам. Практическое пособие по годовой бухгалтерской отчетности 2013, 2013
  10. Статья 116. Особенности завершения процедуры банкротства и прекращения производства по делу о банкротстве при исполнении обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами
  11. 2.1.3. Анализ уровня применения технических знаний
  12. Статья 86. Досрочное окончание финансового оздоровления
  13. Статья 88. Окончание финансового оздоровления
  14. Статья 208. Последствия признания гражданина банкротом
  15. Документы, анализируемые при оценке страховой компании
  16. 2.1.8. Анализ вопросов, сроки для которых не поддаются точному определению.
  17. Статья 125. Исполнение обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами в конкурсном производстве